The King

Слэш
PG-13
Закончен
15
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Драббл, 4 страницы, 1 часть
Описание:
Ты звучишь в унисон с самой затяжной промозглой осенью.
Примечания автора:
Раннее работа была опубликована на другом сайте.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
15 Нравится 2 Отзывы 3 В сборник Скачать
Настройки текста
— Вы идиот, господин. Меня воспитывали не ради того, чтобы лечить твои разбитые колени и вычищать из волос осеннюю листву. Для этого есть гувернантки и няньки, в конце концов. А я — королевский советник, воспитанный и вскормленный высшем светом, отпоенный молоком из утонченной цивилизованности, но вынужденный возиться с тобой. По неведомой мне причине ты подпускаешь только меня, а королю в любом случае не стало ходить побитым от падения с лошади. Но я не смею сказать, что жалуюсь, или моя работа хоть малость меня тяготит. Мне это даже льстит. Иногда. — Ты зануда, — да, ты прав. И ты все-таки идиот, раз на спор подверг себя опасности садиться на самого буйного жеребца из конюшни. Но в этом весь ты, не так ли? Я смотрю тебе в глаза через отражение и пытаюсь передать весь спектр чувств: от презрения до укора, — но лишь из нежелания показывать нечто другое. Больно хватаю за непослушные волосы и дергаю в сторону, чтобы вытащить последний лист. — Нежнее… Я игнорирую просьбу и продолжаю свои экзекуции. Временами мне становится интересно, тебе действительно нравится, когда с тобой обращаются подобным образом? Или это еще одно отклонение в личности вашего высочества? Во всяком случае, я готов продолжать свои маленькие дозволенные издевательства хотя бы в качестве наказания за твою неосмотрительность. — Вы расшибли подбородок, господин, — я грубо провожу рукой по сгибу шеи и надавливаю на синяк чуть повыше. Ты морщишь нос от боли, а я будто окунаюсь пальцами в бархат. У тебя очень мягкая кожа. Несмотря на все, я тебя уважаю. И твою глупость, и твою детскость, и твою храбрость. Я никогда не скажу тебе об этом прямо, потому что главное правило советника — не болтать лишнего, но именно из-за тебя продолжу служить на благо страны, сколько бы мне не приходилось нянчиться с важнейшим лицом государства. — Драко, Драко… — ты откидываешь голову назад , на меня, и так задумчиво смотришь снизу вверх. Я прирожденный психолог, но в отношении тебя мои таланты бесполезны. Чего ты хочешь… Гарри? Я расчесываю твои вьющиеся темные волосы, такие жесткие на вид и такие приятные на ощупь. Ты мог сделать это сам, и знаешь это, но все равно, по какой-то неведомой причине, позволяешь делать это мне. Однажды мы дали молчаливый уговор, и никто не вздумал возражать. Если бы ты не был так прост, я бы решил, что ты влюблен в меня, мой король. Я не со зла, но для любви ума необходимо несоизмеримо больше, чем для командования войсками. За окном непроглядная темнота туманных долин загородного поместья, а в комнате горит лишь несколько свечей, играя бликами в твоих зеленых глазах. Сейчас осень, а внутри тебя лето, и я никогда не смогу узнать, каково это лето в действительности. Можно лишь наблюдать, как за миражом в пустыне, который вот-вот исчезнет, но все же дает надежду. — Вам пора ложиться спать, — мой тон не терпит возражений, но ты так по-детски хмуришь брови, что я уступаю еще на полчаса. Я старше тебя всего на месяц, а чувство — будто на всю жизнь. Ты так беззаботен, что мало кто может предположить, как тебе порой бывает тяжело. Но я все знаю, мой король. Поэтому я здесь. — Завтра нас посетит лорд… — О, Драко! Давай оставим дела. — Хорошо, — я не возражаю. Не смею. — Вы устали, господин? Может, вы все-таки пойдете в кровать? Ты встаешь со стула и медленно подходишь к окну. На плечах ночная рубашка, и ты в ней такой хрупкий, что я боюсь, как бы ты не утонул посреди ночи среди вороха одеял. — О чем ты мечтаешь? Я немного опешил от вопроса. Ты продолжаешь стоять спиной ко мне, и я не вижу твои глаза, что сильно усложняет ситуацию. — Что вы имеете ввиду? — Ну, я, например, всегда мечтал о семье. Настоящей семье. А ты? Меня мгновенно охватывает жуткая тоска. Какая-то могильно безысходная, осенняя, бесконечная тоска. В груди все сжимается и замирает. Становится очень холодно. — Я ни о чем не мечтаю, господин. Все, что мне нужно, у меня есть. — Абсолютно все? — Сейчас мне не хватает лета, но это ведь не конец. Оно тоже когда-нибудь наступит, — я горько усмехаюсь, глядя на твой светлый силуэт, который врезался в память еще с детства. — А у вас будет настоящая семья, — и я хочу добавить, что уже в процессе поиска невесты, но не могу испортить момент. Здесь, в твоей спальне, нам будто нет дела до государства и долга, до дождливого Лондона и законопроектов. Я помню тебя мальчиком, и знаю тебя юношей, и чувствую, как тебе одиноко, но вынужден держать дистанцию. Меня так учили, так правильно. — Драко… — ты не договариваешь и опять просяще смотришь на меня своими пронзительными глазами. Нет, я так долго не выдержу. Эмоционально взмахиваю руками и сажусь на твой стул, закрывая лицо. Как непрофессионально. — Драко… — повторяешь ты, и я чувствую твои пальцы в моих волосах. От такой простой ласки внутри все дрожит. Мне хочется упасть к твоим ногам и просить непонятно о чем. — Да, господин? — Называй меня Гарри хотя бы наедине. Как в детстве, помнишь? Да, в детстве я называл тебя по-всякому. Не признавал в тебе наследника, издевался, а вот теперь расчесываю по ночам волосы и мучаюсь. Ты лев, а не глупый львенок, каким я тебя считал. Сотни раз я видел, как ты спасаешь других, как ты собран в минуты отчаяния. Жизнь показала тебя с разных сторон, и я готов признать, что ты самый достойный и великий человек в моей жизни, несмотря на то, что иногда совсем ребенок. — Я не могу вас так называть. Все изменилось. Долго смотришь на меня. — Ты зануда, — мне плохо, а ты вдруг улыбаешься, склоняешься надо мной и заглядываешь в глаза своим близоруким взглядом. Ведешь рукой мне по затылку, и я осознаю, что ты наблюдаешь за моей реакцией на твои прикосновения. И что ты всё давно понял. — Думаю, мне стоит уйти, — я чувствую себя странно пристыжено, хотя не произошло и не было сказано ничего такого, из-за чего стоило бы краснеть. В порыве я поднимаюсь с места, и ты ловишь меня, не давая покинуть спальню. Ловишь сразу в объятия. Сначала просто держишь, не давая сделать шаг, и когда мое бешеное сердце начинает утихать, я чувствую твои прохладные пальцы под рубашкой, и пульс опять срывается. Мне плохо, я болен, и уже мало что понимаю, когда ты прикусываешь меня за плечо до боли на грани эйфории. Я слышу свой собственный совсем не болезненный стон. — Будь моей семьей. Мысли замедляют ход, время останавливается. Я не верю, что ты высказал эту просьбу, что твои руки прижимают меня к тебе. Это удивительно тепло. — Я буду вашей семьей, да кем хотите… — задыхаюсь. — Но что вы делаете? Отпустите, — я прошу так фальшиво, что поймет любой — «не отпускай». Ты не похож на лето. Ты звучишь в унисон с самой затяжной промозглой осенью, и греешь, как дом, где всегда горит огонь и есть кому ждать. Ты как ревущие ливни и грозы. Как маяк в густом тумане. Когда тебе надоедает меня терзать, ты принимаешься выцеловывать мои пальцы и ладони. Свечи еще горят, мы смотрим друг на друга, и я не понимаю, чем мог все это заслужить. Я как маленький мальчик перед тобой — испуганный и неуверенный — впервые. — Вы будете жалеть. Ты усмехаешься и заинтересованно спрашиваешь: — А ты будешь? Если можно за одно мгновение вынести все двери с петель и выкинуть все условности, то я делаю именно это. И отчаянно, с затаенным страхом тянусь к твоим губам. Я люблю красивые слова, но сам не в силах признаться ни в чем. Пусть за меня говорят мои действия, они всегда честнее, поэтому я меняю полюса, и вместо язвительности и грубости со страданием вытаскиваю всю свою нежность наружу. Касаюсь тебя, как хрупкого фарфора, пытаюсь вылечить поцелуями синяк на подбородке. — Драко… Ты удивительный, и ты удивляешься мне. Я сам поражен не меньше. Твои поцелуи оставляют мороз на губах, как горная река, и я стараюсь вдохнуть глубже и напиться сильнее, потому что в этом безумии мой единственный источник — ты. Когда мы падаем на кровать, я уже не понимаю, кого целую: то ли мальчишку, которого дразнил, то ли короля великой страны, то ли просто — тебя, Гарри Поттера. Ты дрожишь, как и я, и мне сладко представлять, что я тоже стал твоей осуществленной мечтой. — Ты не такой, как я думал, — подтверждаешь мои догадки. — Хотя знаю тебя почти всю жизнь. — Я всегда говорил, что стоит меньше думать, — не могу удержаться от шпильки, даже когда меня прижимают к простыням, и тело отчаянно трясет. — Для этого есть я. — Верно. Но сейчас просто закрой глаза. Делаю то, о чем меня просят, но решаю, что обязательно найду выход для нас обоих. Конечно, не сегодня, когда даже королевский советник знает, что лучшего времени жить может и не настать, а когда придется столкнуться с реальным миром. И я почему-то знаю наперед, что вместе эту битву мы выйграем.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Роулинг Джоан «Гарри Поттер»"

Ещё по фэндому "Гарри Поттер"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты