Восемь вечера

Слэш
NC-17
Закончен
38
Размер:
Мини, 5 страниц, 1 часть
Описание:
AU, где Саша растёт в религиозной семье, а Вася - непослушный невыносимый подросток.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
38 Нравится 9 Отзывы 8 В сборник Скачать
Настройки текста
Васе нравится его положение сейчас. Да, он давно мечтал усесться к другу на колени и начать покрывать поцелуями его шею, каждый, сука, миллиметр. Мечтал с самой первой встречи. Мать Звёздкина познакомилась на работе и подружилась с очень религиозной женщиной. Та стала часто заходить к ним в гости, и мама просила, чтобы Вася сидел на кухне вместе с ними, слушал о Боге и религии. Видимо, она надеялась, что это поможет сыну измениться. А измениться ему было крайне необходимо. Вы можете назвать пять, десять, сто ужасных качеств человека и, поверьте, почти все они будут сочетаться в Васе. Он не был просто подростком, он — настоящая катастрофа. Ураган, смерч, наводнение, пожар — можете называть как хотите, не важно. Парень просто разрушает всё на своём пути. И делает он это вполне намеренно. Мальчику нравится видеть грустные взгляды, слёзы, нравится слышать крики и разбивающиеся сердца. Даже не просто нравится — он обожает это. Его мама так надеялась, что религия поможет. Однажды новая подруга позвала их в церковь, где будет петь хор. Среди них — её сын. — Сыночек-ангелочек, — усмехнулся тогда Вася. Но каково было его удивление, когда он пришёл в церковь. Зрителей поместили на очень неудобные лавочки — безумно низкие и пошарпанные. Они были похожи на лавочки из их спортзала, разве что в тридцать раз хуже. Возможно, это действительно предки тех школьных скамеек. Звездкин устал ещё до начала «этой всей пляски», поэтому начал ныть маме, как всё безвкусно оформлено, как все стрёмно одеты, и вообще, почему здесь так скучно. Женщина пыталась его заткнуть, ведь становилось стыдно, — Вася и не пытался говорить шёпотом или хотя бы немного тише. В итоге она вскипела и сказала, чтобы парень либо успокоился, либо убирался отсюда. — Господи, спасибо, — закатив глаза, сказал парень и встал с места. На него обернулись две бабушки. — Что, мне ещё перекреститься надо? Вася уже хотел пробираться между тесных рядов, однако в этот момент в помещение начали заходить парни, видимо, они и будут петь. Звездкин замер и стал смотреть на них. — Молодой человек, может вы сядете на место? — спросил кто-то сзади. Парень хотел уже как-то огрызнуться, развернулся, но всё же промолчал. Сел обратно. В первом ряду он увидел его. Его тёмные воодушевлённые глаза смотрели куда-то за зрителей. Волосы были немного взлохмачены. В отличие от других парней, этот, видимо, особо не старался их уложить. Мальчик сильно нервничал, что было хорошо заметно на фоне безразличных лиц позади. Казалось, это его первое выступление. — Саша, — улыбаясь, прошептала их новая знакомая и помахала парню. Тот, посмотрев на неё, улыбнулся в ответ и отвёл взгляд обратно. — А вот и ангелочек, — усмехнулся тогда Вася. Но теперь это «ангел» не казалось таким гиперболизированным. Оно стало более приземленным и настоящим, более возможным. Парень действительно был ангелом на земле. Звездкин расстёгивает пуговицы на чужой белоснежной тщательно выглаженной рубашке. Губы спускаются на ключицы и грудь. Вася старается поцеловать всё, что только может. Он представляет, что каждое прикосновение губ — это отдельный грех для Саши. Да, Вася хочет, чтобы по количеству грехов Беличенко догнал его. Ведь для Саши это значит куда больше, ему будет стыдно. А главное, не только перед собой, но и перед семьёй, друзьями, перед Богом. Звездкин ещё никогда никого не заставлял чувствовать столько вины за одно лишь «преступление». А ведь парень и ведёт себя как ангел. Вася подошёл к нему после выступления. — У тебя очень красивый голос, — мягко произнёс он. Саша сразу расцвёл, его глаза вспыхнули. Парень широко улыбнулся и скромно поблагодарил незнакомца. Тогда от Сашиной улыбки у Звездкина что-то кольнуло в сердце, словно его ударили слабым шокером. Парень не знает, что это было, он никогда раньше не чувствовал ничего подобного. И после тоже. Рубашка оказывается на полу. Конечно, вещь из-за этого будет помятой, но Саша ничего не возразил. Васю это заставило почувствовать гордость. Ведь Беличенко сейчас такой неправильный. Буквально пару месяцев назад он не мог даже слушать о том, что парень может встречаться с парнем. Это неправильно. Сейчас же он с нескрываемым удовольствием отвечает на Васины поцелуи, подставляет под них шею. В конце концов, лежит с ним в одной кровати, позволяя освобождать себя от одежды. — Просто я вообще не понимаю, в чём проблема. Ну ебутся мужики, и чё? Они же тебя ебаться не заставляют. — Вась, прекрати, — хмурясь, попросил Саша. — Ну и что, ты только с женой в постель ляжешь? — Да. Теперь, пожалуйста, отстань от меня с такими вопросами, — настаивал парень. — Да в смысле «отстань»? Саша, тебе семнадцать, а ты стесняешься слова «секс»! — почти крикнул Звездкин. Люди в кафе заинтересованно на них глянули, Вася показал им фак. — Сань, да ты ж всю жизнь проебёшь, — тихо сказал он. — Нельзя так себя ограничивать. Ведь попробовать всё — вот в чём смысл жизни. Конечно, всё ты и при желании не попробуешь, но чем больше, тем, ведь, интереснее. Тебе семнадцать. Ты чувствуешь себя на семнадцать? Саша сглотнул ком в горле. Он смотрел в стол, слушая парня. Он не ответил на вопрос. — А через год, даже уже меньше, тебе восемнадцать. Ты начнёшь новую жизнь, ты ведь собираешься переезжать? — Вася шумно выдохнул, чувствуя, будто разговаривает со стенкой. Саша не показывал никаких эмоций. — И всё. И тебе уже никогда снова не будет семнадцать. И что ты вспомнишь, когда тебе, например, будет пятьдесят? Как ты в хоре пел? Как ты тратил выходные на подготовки к олимпиаде? Ты правда хочешь об этом вспоминать? Тебе правда это всё нравится? — Пожалуйста, хватит вопросов, — огрызнулся Беличенко, наконец выходя из ступора. — Голова взорвётся. Мне нравится моя жизнь, и я точно не хочу жить так, как ты. Саша хватает Васю за волосы и вновь касается его губ. Звездкин отстраняется и недолго смотрит в чужие глаза. В них нет и капли чего-то ангельского, только похоть. Вася этого и добивался. Он испортил парня. Это кружило голову, в его постели такое невинное создание, но с таким желанием во взгляде. И только Звездкин смог это желание пробудить, никому ранее это не удавалось. — Ты этим гордишься? — спросил Саша, смотря исподлобья. — Нет, просто сказал, как факт, — пожал плечами Вася, незаметно для себя усмехаясь, однако заметно для собеседника. — Ну окей, правда, мне не особо нужна информация о том, сколько у тебя было партнёров. Не поверишь, но я тебе не завидую. — Да конечно, не завидует он. Тебе, наверное, просто никогда встречаться и не предлагали, — издевательски улыбнулся Звездкин. — Предлагали, — пожал плечами Саша. Видно, что ему не хотелось говорить этого, он стеснялся. Неужели, даже то, что ему просто предложили встречаться, он считает чем-то неправильным? — Моя одноклассница предлагала, — сам, без Васиных наводок, продолжил парень. — Она красивая и очень милая, — он чуть улыбнулся. — У нас есть общие темы для разговора. Но… — Но? — затаив дыхание, спросил Вася, тихо, будто боясь спугнуть. — Но как-то не срослось. В плане, мы пошли гулять, она всё время пыталась прикоснуться ко мне, знаешь, за руку взять, плечом как-то толкнуть. Но мне было от этого безумно дискомфортно. Я не люблю, когда ко мне прикасаются. Да и вообще не люблю проводить время с людьми. — Но ты проводишь его со мной, — ухмыльнулся Вася. — А у меня другого выхода нет. Ты сегодня просто пришёл ко мне домой и стал долбиться в дверь. — Ну это да, — гордо сказал Звездкин, после чего посмеялся. — Когда-нибудь ты меня за это убьёшь и не будешь мучаться. Беличенко задумчиво закусил губу. — Знаешь, думаю, меня в аду за это оправдают, так что с удовольствием. Вася посмеялся, Саша тоже, но менее уверенно. Судя по его красным щекам, эта шутка является аморальной. Однако, он всё же её произнёс. Саша шумно выдыхает и пальцами сильнее впивается в Васину спину. Ему больно, однако он не говорит партнёру об этом. Звездкин лишь утешительно целует его куда-то в висок, а после нового толчка слышит уже стон. Вася делает так ещё раз, и снова стон. Боже, этот парень мог превратить в мелодию что угодно. Вася думал, что слышал уже всё — Сашино пение, его игру на гитаре и фортепиано. Но оказывается, он не слышал самого главного… Стон. Стон. Рваный вздох. Шумный выдох. Стон. Сашины пальцы нажимают то на белые клавиши, то на чёрные, то и на те, и на те. То, казалось, вообще на все клавиши разом. Вася смотрел на это с отвисшей челюстью, пока Беличенко продолжал, как что-то вполне обычное, будто почистить зубы. Казалось, он не прилагал вообще никаких усилий. Когда музыка прекратилась, он полностью развернулся к другу, развалившемуся на его кровати. Парень выглядел, мягко говоря, озадаченным (в ахуе он был). Звездкин обиженно поджал губы и посмотрел на гриф гитары в своих руках. — А я вот так могу, — тихо сказал он. Парень сыграл гамму, он сам понятия не имеет какую, единственную, которую знает. — Ты молодец, — кивнул Саша и мягко улыбнулся. Вася смутился. — Нет, ты. Вася чувствовал какое-то тепло, глядя на парня под собой. Он знает, что именно эмоции Саши — самое искреннее, что он видел в постели. От этого чувствовалась некая ответственность, которую брать на себя Звездкин так не любит. Хотелось сделать что-то особенное. Вася подумал об этом пару секунд, но ничего не придумал, поэтому сразу забыл. Звездкин посмотрел вслед какому-то парню, прошедшему мимо столика, за которым они с Сашей сидели. — Один из моих бывших, — кивнув на парня, объяснил Вася. — Вы долго встречались? — поинтересовался Беличенко. Звездкин усмехнулся и задумчиво посмотрел в стол. — Точно не помню, пьяный был, но, наверное, около часа. — Ужасно, — фыркнул Саша. — Вот неужели это не… не знаю… Не обидно? Не обидно просто быть одним из? — А в чём проблема? Ты, мне кажется, живёшь по принципу «один из». Один из класса, один из школы, ну вот тот, который вообще не отличается от вон того. — Ты их даже не различаешь? — поднял брови Саша. — Мне это и не надо. Камон, я вижу их первый и последний раз. — Это отвратительно, Вась. Это же просто пользование. — Да, Саш, это просто пользование. Стыдно ли мне? — он наклонился к парню и посмотрел прямо в глаза. — Ни капли. — Были люди, которые страдали из-за этого? — Были. — И тебе не стыдно? — Нет. — Вот теперь я с тобой точно никогда спать не буду, — закатил глаза Саша. — А было желание? — резко взбодрился Вася. — Не волнуйся, — он усмехнулся, — для меня ты всегда будешь особенным. Саша смотрит в потолок, тяжело дыша. Он чувствует небольшую дрожь по телу. В комнате слишком прохладно для его разгоряченной кожи. Вася сидит рядом и смотрит на него, растрёпанного, вспотевшего и безумно красивого. Звездкин придвигается чуть ближе. Он приглаживает чужие волосы и стирает пальцем несколько капелек пота. Саша смотрит на него. Внутри парня столько сомнений, но он их не озвучивает. Беличенко уже очень хорошо знает друга и прекрасно понимает, что ожидать от него надо только худшего. — И ты просто уходишь? — спросил Саша, смотря на Васю с нескрываемым презрением. — Да. Сразу же. Знаешь, я даже курю только на улице. Не люблю задерживаться в помещении с тем, кого трахнул. Мне после секса человек становится неинтересен, даже в какой-то мере неприятен. — Как много проблем от этого вашего… — Саша кашлянул, — секса. Вот не проще им не заниматься? — Ты как ребёнок, ей Богу, — посмеялся Вася. — Возможно проще. Но когда ты попробуешь, думаю, ты поймёшь. Такие эмоции больше ни от чего не получаешь. Звездкин пытается поджечь сигарету, но ветер активно этому препятствует, словно просит вернуться в подъезд. — Бог, иди нахуй, после смерти меня за грехи наказывай, — посмеялся Вася, и сигарета наконец зажглась. Он сделал затяжку. А потом сделал то, чего не делал никогда ранее. Обернулся. Он посмотрел в Сашино окно. Шторы были плотно закрыты. Вася сам закрыл их, перед тем как поцеловать друга. Что-то в сердце кольнуло, но теперь это не было похоже на шокер, больше на небольшой ножик. Он сделал ещё одну затяжку и посмотрел время на телефоне. Восемь вечера. В голове начинают проноситься все самые яркие моменты этого вечера, кажется, не совсем обычного вечера. Вася смотрит Саше в глаза. Саша смотрит в глаза ему. Его взгляд, очевидно, испуганный. Звездкин подходит вплотную. — Можно тебя поцеловать? — шепчет он. Беличенко закусывает губу и отрицательно мотает головой. В его глазах столько грусти и отчаяния, что Вася запомнил этот взгляд просто идеально, словно сфотографировал этот момент. — Ты же хочешь этого, — прошептал он уже прямо в губы парню. — Я не хочу тебя терять, — прошептал парень в ответ, а из его глаз выкатились две одинокие слезинки, они сделали этот поцелуй солёным. Вася любит видеть грустные взгляды, слёзы, ему нравится слышать крики и разбивающиеся сердца. Именно поэтому только об этом он и думает по дороге домой. Он наслаждается очередной победой.
Примечания:
Ну вот так вот, надеюсь вам понравилось.
Отдельное спасибо замечательной Юко, которая сделала эту фигню более читаемой. Можете написать о том, какая она умничка.
Спасибо за прочтение
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты