Для закрепления материала.

Фемслэш
NC-17
Завершён
29
автор
Размер:
4 страницы, 1 часть
Описание:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
29 Нравится 2 Отзывы 1 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
- Солнце, остынь немного, а!? - сказала Арбенина то ли резко и дерзко, то ли с некоторым трепетом (своим уходом дав время успокоиться и разложить мысли по полкам) и удалилась из спальни, тихо прикрыв дверь за собой. Света стояла посреди комнаты, обречённо смотря на разбитую ею же посуду. Сегодня, на удивление, ссора была спровоцирована ею, а Диана долго ждать была не намерена - кинула спичку в лужу керосина. Началось, как обычно, с банального: Сурганова, приревновала драгоценную гитаристку к какой-то новой гримерше, которая, как выразилась Света "вертит перед тобой задницей, а ты и рада!". Диану такой вывод не устроил. Как это, рада?! "Да мне ничей зад, кроме твоего и подавно не сдался, Светка" - безуспешно пыталась объясниться Арбенина разбушевавшемуся урагану...но скрипачке уже было все равно, она ведь сама, своими же глазами все видела и даже слышала. *** Вчерашним вечером. - Аннушка, спасибо, - любезно проворковала Диана, чье настроение было на высоте, так как она была в ожидании прекрасного вечера с женой вдвоём, наедине. - Вы молодец, хорошо справляетесь со своей работой! И, между прочим, очень красивая! - Диана Сергеевна, тут немного отсвечивало! - она тыльной стороной руки прикоснулась к скулам Дианы. Тут же Девушка, явно виляя бёдрами, поспешила к столику с необходимыми принадлежностями, чтобы взять телефон и показать фотографии с выступления. Стоявшая за дверью Света давилась злобой и обидой. "Ну, Арбенина! Красивая значит?!" - гневно процедила сквозь зубы Сурганова, рывком открывая дверь и, на удивление, не вырвав ручку. - Диана Сергеевна, с вами можно поговорить? - Она, блеснув зубами, оскалилась в недоброй улыбке. В глазах танцевали бесы. С еще большим раздражением Светлана глянула на девицу, чуть ли не убивая бедолагу взглядом. - Анечка, выйдите, пожалуйста. - Света уже думала за шиворот вываливать из гримерки девушку и придушить прям здесь, при свидетелях, но ее прекрасную задумку пресекла Диана, попросив гримершу выйти и при этом, немного напуганно, вдавливаясь в кресло. Девушка не отреагировала. "Чувствуешь уже себя своей?! Дура! У Динки таких, как ты сотни были...и, видимо, есть до сих пор!!!" - Свете стало даже немного жаль девицу, которая, видимо, под давлением двух взглядов и напряжённого воздуха, все же, извинившись, вышла из помещения. - Ты совсем ахуела? - Света за локоть подняла Диану с кресла, стреляя глазами, - ты какого черта вообще творишь? Мы же только нормально жить начали! - она уже чуть ли не плакала от обиды. Вся злость внезапно куда-то испарилась. Осталось лишь непонимание и боль: они так долго были порознь, а когда в итоге воссоединялись Диана долго просила прощения, уткнувшись в макушку Сургановой и крепко держа её за руки, тихо шептала:"Мне без тебя ничего и никто не нужен. Я люблю тебя, родная". Это был обман? Все повторяется? Скрипачка роняла слезы. - Светка, да ты чего?! - испуганно вытаращила глаза Арбенина. - Я чего? Я?? Анечка! Аннушка! Какая вы, блять, красивая! - Света сквозь поток слез перекривляла Арбенину, которая, в свою очередь, уже думала, где бы переночевать на случай чего... - Динка... - Скрипачка отпустила Диану и вновь опустила глаза. - Светуля! - только и успела крикнуть гитаристка, едва прикоснувшись к руке Сургановой и уже было начинавшая все объяснять. Света убежала прочь, с хлопком закрыв за собой дверь. Домой возвращались по-одиночке. Света поехала сразу к Жуковой. Жукова - единственный человек, который, пусть и не всегда по своей воле, но был втянут в частые передряги супруг, как в прошлом, так и в настоящем. А также, она - единственный человек, которому можно было довериться на 100 процентов. Сурганова молчала, роняя слезы и допивая остатки алкоголя, которые пребывали и ждали своего часа в доме Жуковой, только этот ,,час,, предполагал в себе хотя бы вечер, а не действительно час времени. Она ничего толком не сказала, в силах только взахлеб рыдать, но Лена все поняла сама: Трудно было не сложить общую картину из Светкиных отрывных фраз. - Убью стерву! Повешу на ночнушках ее же, блять! - Грозно пообещала директор, гладя по голове Свету, которая лежала на её плече, тихо всхлипывая. - Не надо, Лен... я домой сейчас поеду. - Света хотела было встать, но ее остановил строгий голос Жуковой. - Не сметь! Ты вон...- Лена махнула рукой, - нетрезвая...Арбенина твоя небось бухая в хлам! Сейчас ты приедешь - вы там дом угробите, и друг друга заодно. Оставайся. - Если быть честной, то она боялась не только грандиозного скандала (его они могли устроить и не только в пьяном состоянии). Директор больше переживала за то, С КЕМ Диана, в щепки напившаяся, проводила ночь... - Она там одна... - жалостливо проскулила Света, вытирая слезы и с мольбой смотря на Елену. - Вдруг, она... - Света мгновенно разрыдалась, а квартиру оглушили угрозы, разнообразные пожелания Арбениной от Жуковой и плач Сургановой. Скрипачка все же осталась у подруги, уснув практически сразу. Диана в это время, однако, тоже не веселилась. Даже не пила. Пол бутылки коньяка уже не в счёт - для неё это "ни-че-го". Арбенина, развалившись пластом на полу в домашней студии, тихо напевала "переживём" и, даже не зажимая аккорды на гитаре, дергала одна за другой струны. Приехала сразу, весь вечер прождав Свету на кухне с потрясающим размерами огромным букетом любимых Светиных тюльпанов. Звонила не единожды. Ответ был один и весьма неутешительный - ,,абонент недоступен,,. Зла не было, было лишь волнение за любимую женщину, которая явно надумала себе все, что только можно и нельзя. Волнение скорее не за то, что она решила на счет этакой-нехорошей-Арбениной, а больше за то, что здоровье-то было уже не тем, чтобы так нервничать. На самом деле, Диана давно покончила с постоянными очарованиями другими особами женского пола. Ей не было дела до молоденькой гримерши, которая сегодня всем своим поведением и внешним видом пыталась хоть как-то заинтересовать гитаристку, она даже не заметила того, как старательно девушка красила её, перед этим усмотрительно расстегнув пару пуговиц на рубашке. Ей не было дела до назойливой фанатки, которая попросила автограф прям на бюстгальтере (и такое бывает). Нет, фанаты (фанатКИ) у Ночных Снайперов были красивые, даже очень, их Диана, вне сомнения, любила сильно, но, отнюдь не так, как свою родную Светку. Не было дела ни до кого, кроме жены. Таких чувств, такой нежности и желания, страсти и аккуратности по отношению к женщинам, она не позволяла ни к кому, кроме неё, кроме её любимой, родной девочки-скрипачки. Ревновали обе изрядно. Скорее, не из-за недоверия, а из-за того, что обе до смерти (действительно до смерти.) боялись вновь потерять друг друга. Но каждая по отдельности знала: никто другой не нужен. Жаль, ума ни у одной, ни у другой не хватало сказать это вслух. Да и не только сказать... Арбенина невольно прокручивала в голове воспоминания о том, как все начиналось: как начиналась их холодная война, когда они ещё были одной группой. С ужасом она пыталась прогнать эти мысли, вырезать из памяти то, как часто и каким образом она делала больно Светлане. Но все тщетно. В итоге, так и уснула на полу, всем весом навалившись на инструмент. *** Скрипачка, не зная, что делать, села на край кровати, закрывая голову руками. "Если куда и пошла, то наверняка в студию, раны залечивать" - про себя решила Света. Но было страшно идти к ней сейчас, к ней разгоряченной и, по всей видимости, уже полностью готовой к полноценному скандалу. Сурганова морально себя готовила ко всему: к тому, что Арбениной уже и вовсе не окажется дома, как и ее чемоданов, что рядом с ее Динечкой через несколько часов будет находиться обнажённое женское тело, и какой-нибудь любезный ,,Аноним,, скинет ей фотографии, как ее любимая всем сердцем гитаристка развлекается с этой девицей, что Диана устроит ей вынос мозгов куда подальше и ко многому другому, но, тем не менее, собрав оставшуюся волю в кулак, двинулась по направлению к студии. Аккуратно приоткрыла дверь, заглядывая вовнутрь. Картина маслом..."Девочка и Гибсон!". Арбенина сидела на полу по-турецки и гладила любимый инструмент, то и дело бережно протирая его тряпочкой. Она с нежностью целовала гриф, будто гитара - вполне себе живое существо, которое она любит явно побольше какой-то Светки Сургановой - арбенинской настоящей любови... Диана, заметив чуткий и пристальный взгляд скрипачки, одарила ее неодобряющей ухмылкой и вновь устремила все свое внимание к гитаре. Это не устроило ещё недовольную, обиженную и злую Свету. - Я тебе уже нахуй не сдалась что ли? Гримерша и гитара, блять, твоя - идеальный набор для вас, Диана Сергеевна! - крик Светы практически оглушил Диану, которая от неожиданности чуть не выронила инструмент. - Она хотя бы не ревнует. Гитарка-то, - отчеканила Диана, убирая Гибсон в чехол. Быстро обойдя Светлану сзади, прошептала ей на ухо, - а вот ты - ревнуешь. И сейчас я тебя буду убеждать, что никакие гримерши меня не привлекают. Никто, кроме тебя. Слышишь? Диана нежно целовала шею Сургановой, прикусывала мочки ушей, шепча в них то, как сильно любит, как сильно хочет войти в неё. Скрипачка сначала, наверное больше для приличия и для вида ,,обиженного,, человека, пыталась отстраниться, но цепкие руки не давали ей такой возможности. Арбенина водила грубыми от струн подушечками пальцев по спине, вызывая батальон крошечных мурашек, которые мгновенно разбегались по телу Светланы. Закончив со спиной Гитаристка сама чуть отошла, оценивая взглядом женщину. Сняла с себя лишнюю одежду, небрежно кинув на пол. - Ты шикарна...тебе идет любая одежда, но больше всего тебе подходит твое «ничего», - шепетом сказала Диана, до крови раскусывая губы, - только это «ничего» лишь для меня. А мое - для тебя. Поняла? - Арбенина вновь вплотную подошла к Свете, - поняла? - уже мягко переспросила она и, получив лёгкий кивок Светы, которая уже Прижалась к ней всем телом, закрывая глаза от удовольствия. Диана сняла лиф Сургановой и начала ласкать грудь. Нежно мяла, томно дыша в щеку, аккуратными движениями бралась за соски, каждое прикосновение к которым было сопровождено сиплыми стонами скрипачки, которая уже изнемогала от тянущего низа живота. Гитаристка отпрянула от тела возлюбленной, любуюсь очертаниями и невероятной красоты природой любимой женщины. Она прикусила губу. Вновь. - Хочу. Тебя. Одну. Люблю тоже...Только тебя. . После долгих стонов, которые срывались иногда и на крик, после вздрагиваний тел от накала чувств и ощущений, Диане дико захотелось курить. Легко и нежно поцеловав в плечо свою скрипачку, она встала и выудила из оставленного на полу кожаного пиджака пачку сигарет. Закурила прямо в студии. Никотин в одно мгновение обжег горло и ударил по лёгким, Диана зажмурилась. - Что, - с наигранной обидой и доброй улыбкой на лице начала Света, - Я уже не такая привлекательная, не такая сексуальная, как твоя девица руки-кисточки? - она скрестила руки и насупилась, так же по-доброму продолжая улыбаться. - вон, морщишься даже. - Глупенькая ты, Светуль, - Арбенина, сразу потушив сигарету, хитро прищурилась и невольно облизнулась, видя Сурганову сейчас: тонкие запястья, выпирающие ключицы, плоский живот, красивая грудь. - Ты разве не усвоила сегодняшний урок: "нет никого кроме тебя"? - Диана покачала головой, медленными шагами подходя к Сургановой, - Тогда стоит повторить. Для закрепления материала.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Ночные Снайперы"

Ещё по фэндому "Сурганова и Оркестр"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты