Элементальная реакция

Слэш
R
Закончен
100
Размер:
Мини, 3 страницы, 1 часть
Описание:
«Когда К р и о входит в контакт с П и р о, это вызывает статус Т а я н и е. После этого Крио и Пиро рассеиваются». . .

«AU! в котором тела людей, получивших Глаз Бога, так же восприимчивы к другим элементальным реакциям, как и атаки»
Примечания автора:
Предупреждение: Имена в фанфике очень отличаются (в соответствии с японской озвучкой игры) от русского перевода, предоставленного игрой.

Кэйя Олберич — Гайя Альберих.
Дилюк Рагнвиндр — Дилюк Рагвинд.

Надеюсь, это не испортит Вам впечатления от прочтения фанфика.

UPD. Я специально для читателей ввела данное предупреждение, но в последующем кто-то посчитал своим долгом исправить мне имя Гайи в публичной бете или распрашивать меня о таком написании в отзывах. Объяснять я свои личные предпочтения не собираюсь, как и терпеть подобное проявление бестактности. Все последующие отзывы с вопросами "почему Гайя, а не Кэйя?" и исправления в публичной бете будут удаляться (даже если остальное содержание отзыва на фанфик было положительным). Пожалуйста, позвольте мне находиться в зоне комфорта, а не в упреках, как "правильно" писать имена персонажей, а как нет.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
100 Нравится 7 Отзывы 18 В сборник Скачать
Настройки текста
      Поцелуй.       Какой же он на самом деле?       На страницах писателей — нечто нежное, что-то лишь слегка теплое, что согревает тело и душу.       Для них обоих же поцелуй — что-то болезненное, прожигающее дотла, заставляющее тела медленно и мучительно таять.       Дилюк целует Гайю резко, стараясь как можно больше прикосновений губ оставить на его теле. Прикрывает глаза, чтобы не видеть, лишь ощущать, что где-то там, сквозь боль, рассеивающую их тела, можно прочувствовать кожу, местами покрытую шрамами. Шея, ключицы, плечи, грудь — Гайя смиренно молчит, не выдавая то, как это невыносимо: по всему его телу проходит огонь, заставляя таять, в будущем превратиться в пар. Но теперь можно было представить эти мучительные крики растений, к которым своими раскаленными ладонями прикасается огонь. Предсмертную агонию, прощальные слова, посвященные этому миру.       А могли бы они вдвоем избежать этих мучений? Избавиться от своих элементальных способностей, что ведут их к неминуемой гибели? Теперь нет смысла думать об этом — тот трагичный путь, который прошли Гайя и Дилюк, все равно был гораздо большим грузом, чем какая-то физическая боль.       Дилюк припадает к губам Гайи, оглаживая прожигающей ладонью его талию. Им нечего терять, нет ничего, что удержало бы их в этом бренном мире подольше. Сейчас страдают лишь тела их, ощущая холод, сгорая в огне, но с каждым прикосновением на душе становится отчего-то легче.       Дилюк не желает терять свое первенство в поцелуе, все настойчивее проталкивая язык в рот Гайи и проводит им по ряду зубов. Наконец начинает постепенно появляться это ощущение свободы от оков, в которых годами держит их прошлое. От переполняющих печальных чувств, оседающих тяжелым грузом на сердце, от этой невозможности вновь переплести друг с другом руки и радостно улыбнуться. И это трагично-счастливое воссоединение молчаливо, где за них все свои чувства передадут их действия. Ведь больше такого шанса не будет.       Дилюк касается губами бедер Гайи, оставляя за своими поцелуями болезненные покалывания. Так вот, что значит таять… Оба медленно угасали в момент рождения плотской любви, и к этому они не знали, что и чувствовать. На одной чаше весов — как только все закончится — свобода от этого бренного мира и бушующего моря негативных эмоций, на другой — тоска. Грусть от того, что не смогут понять, что же такое нежность чужого тела, мягкие поцелуи. Тоска от того, что их любовь не повторится.       Льду и Пламени не суждено быть вместе долго. В какой-то момент они убьют друг друга, растают, оставив за собой лишь воду и рассеивающийся в воздухе пар.       Дилюк прижимается своим телом к Гайе и приобнимает за плечи, задумчиво смотря куда-то вдаль, отчего тот слегка ухмыляется, и тянет руку к огненно-рыжим волосам, чтобы погладить. Каким он кажется Гайе… Прекрасным. Он правда счастлив видеть сейчас Дилюка именно таким, откинувшим прошлые конфликты и свой холодный характер. Что же заставляет Дилюка показать свою любовь в полной мере? Ощущение, что скоро расправит крылья и отправится последний полет, потому сдерживать себя в такие минуты — ужасное упущение? Или все дело в их элементальной реакции, из-за которой холодная маска Дилюка уже распрощалась с этим миром? Альберих не хочет узнавать ответ на этот вопрос. Оставит эту дилемму нерешенной, давая Рагвинду делать с собой все, что захочет.       Пока их время не истечет, унося их души на верховный суд.       Дилюк окунает пальцы в смазку, а после осторожно вставляет их в анус, принимаясь торопливо растягивать. Интересно, будь у них иные обстоятельства, стал бы Рагвинд интересоваться, как себя чувствует Гайя, стоит ли двигаться помедленнее?       Могут ли однажды их души явиться в этот мир снова, где их истории также переплетутся, но составят сладкий рассказ со счастливым концом, где нет ссор и нет душевных мук и шрамов?       Есть ли где-то во вселенной эта маленькая сказка в мягком переплете? Кружатся ли страницы этой книжки в свободном танце? В которой они могут оставлять друг на друге следы от ласковых поцелуев, держаться за руки во время свиданий…       Где есть улыбки, за которыми не прячутся слезы и боль.       Чувствуя, что Дилюк уже заменяет пальцы на член, вставляя его медленно, с долей неуверенности, Гайя все же дарит ему в ответ тихий вздох. Обвивает руками чужую шею, позволяя своим пальцам вновь зарыться в волосы. Пока Дилюк делает осторожные толчки, тянется и к расцелованной шее вновь, оставляя на ней грубые пламенные поцелуи — со рта Гайи срываются стоны, и Рагвинд с удовольствием их смакует, принимая за пусковой рычаг, что позволяет ему ускориться.       Силы покидают все быстрее. Дилюк замечает, как тело Гайи постепенно тает, и в этом красивом, но трагичном свечении от элементальной реакции, его смуглая рука, которую до этого он положил на щеку Рагвинда, рассеивается… При этом Альберих все еще с легкой, любящей улыбкой продолжает смотреть на Дилюка, и сейчас она чувствуется кинжалом острым, поразившим самое сердце.       «Дурак. Почему… Почему ты так довольно улыбаешься, зная, что сейчас погибаешь?» — Пронесется в голове Рагвинда, на что получит тут же неожиданный ответ, будто Гайя все время читает его мысли.       — Потому что люблю тебя.       Гайе больно, но встретить свою смерть хочется с выражением лица, полным победы и любви. Огонь и лед сливаются в теле и разъедают его, подобно каплям едкой кислоты, и все же… Пока рядом Дилюк, ему не так тяжело. Вот только после этих слов у Рагвинда застревает ком в горле, и слезятся глаза. Хочется убежать назад, назад! Он не хочет слышать эту фразу в своей короткой жизни один-единственный раз! Даже если его сердце снова покроется корочкой льда, и он не признается, что эта фраза от Гайи ласкает слух. Ведь этот подлец и без того может заглянуть в его душу, увидев, что в ней творится… Ведь это правда? Правда?..       — Я тоже, — закрывая всю тревогу глубоко в себе и выплевывая лишь такой резкий ответ, Дилюк тянется за очередным поцелуем к губам Гайи и ускоряет толчки. Альберих немного жмурится от боли, не имея возможности простонать, но принимает действия Рагвинда.       Так… Горячо… Пламя проглатывает все тело Гайи целиком, высасывая остатки сил. Он чувствует и подступающую на теле странную влагу, что помогает остудиться.       Хах, вот оно как… Он и впрямь окончательно растает с секунды на секунду, утаскивая за собой огонь.       Такова ведь печальная судьба союза льда и пламени. Гайя и Дилюк взаимно убивают друг друга, стараясь принять, что их действительно… Ничего больше не держит на этой земле…       — Прости… — прошепчет на ухо Гайе Дилюк, целуя мочку в спешке, пока оно тоже не упало тонкой струйкой воды на постель. — И до встречи.       Пока оставшиеся секунды с громким звоном в ушах еще продолжают тикать, Дилюк крепко сжимает остатки тела Гайи, целует в губы, ждет, когда и он потухнет тоже, чтобы уже наконец-то обрести покой, теперь еще более желанный.       И время не заставляет себя ждать — скоро от них остается лишь в миг исчезнувший пар и маленькая лужица на заправленной постели.       Имеют ли они теперь надежду попасть в ту самую сказку со счастливым концом? Обретут ли в самом деле ту так воспеваемую бардами       … Свободу?..
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты