Стальное сердце

Гет
NC-17
В процессе
4
автор
Размер:
планируется Миди, написано 12 страниц, 3 части
Описание:
Лорд - могущественный воин-колдун и правитель небольшой но очень воинственной империи под названием Сайкон. Словно появившись из ниоткуда, он навел свои порядки в раздробленном королевстве. Какие цели он преследует в конечном итоге? Чего добивается и на что надеется? Не известно, но врагов у него хватает. Одиночка по натуре, тем не менее окружает себя верными и сильными союзниками, некоторые из которых не против были бы стать для него еще и друзьями.
Примечания автора:
Пишу в свое удовольствие. Конкретных планов нет, но если они появятся я обязательно с этим что нибудь придумаю =)
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
4 Нравится 3 Отзывы 0 В сборник Скачать

Алое море

Настройки текста
Примечания:
События этой части происходят за много лет до событий первых двух и дает ответ на пару вопросов взамен задавая новые.
Приятного чтения.
      Сколько прошло времени? Я не помню. Отсюда не видны ни рассветы ни закаты. Время исчисляется лишь количеством капель влаги упавшей с потолка на пол. Хотя нет. Вру. Четверо. Количество удерживающих меня в подземелье тюремщиков успело смениться трижды. Не слишком достоверный, но все же источник времяисчисления.       Когда тебя сажают в подземелье, если ты ни в чем не виноват, тебе хочется кричать «За что?» до срыва глотки. В моем же случае кричать не хотелось. Я знала изначально. И не «За что?», а «Почему?» подошло бы куда лучше. И ответ тайной не скрыт — потому, что я не его вида. Потому, что я источник его могущества.       Четверо чертей из одного рода черпают из меня силу. Но последний хуже всех. Ему мало получаемой от меня жизни, ему нужны мои слезы. Тварь. Не дождется.       Когда твоя жизнь заключена в четыре стены, без возможности хоть как-то контактировать с внешним миром, ты неизбежно меняешься. В какой-то момент ты становишься частью этого мира. Ежедневная кормежка по графику — единственный более-менее цикличный процесс к которому легко привыкаешь, а будучи частью мира в котором находишься — легко замечаешь изменения в этой цикличности. Спишь если устаешь, ешь когда дают. Когда мой нынешний тюремщик понял, что я могу обойтись без еды — он отобрал у меня и это. Что ж, мне уже слишком плевать. Они жируют на моей жизни, настолько разрослась их власть благодаря мне, что иногда рыдать хочется от одной мысли об этом. Но состояние это быстро проходит. Голова пустая. В ней давно не появляется новых мыслей или фантазий, мне кажется за прошедшее время я успела увидеть все возможные сны и промечтать любые возможные фантазии по нескольку раз. И так по кругу.       Единственное чего мне еще хоть иногда хочется — чтоб в этот раз насильников, которых за деньги впускает в мою камеру стражник, было поменьше и чтоб оставляемые ими побои быстрее заживали. Чертовы заколдованные цепи, которыми мой ошейник уходит в стену, вытягивают из меня слишком много сил — на собственное лечение или хотя бы фонарик для себя в этом полумраке не остается совершенно ничего. Ничего, кроме бесконечного времени в пустоте, времени которое я даже отследить не могу. Часто, очень часто, с верхних этажей до моего подземелья докатывается шум. Стражники на него никогда не обращают внимания — пирушки в этом замке происходят на столько часто, что уже давно вошли в норму. Но сегодняшний шум от прочих отличался. Во первых — своей внезапностью. Любой пир наверху начинается плавно — трезвые гости и хозяева напиваются и наедаются постепенно превращаясь из людей в безмозглых ржущих животных, но сегодня..сегодня рокот пришел внезапно. Даже по поведению стражника заметно царящее напряжение. Воздух вибрирует..что-то грядет. Когда твой мир выглядит как однообразная цикличность изменения заметны слишком отчетливо. И сегодня случится что-то грандиозное, ощущение этого отдавалось в моей груди тихим звоном колокольчиков передающимся по всему телу до самых кончиков пальцев.       Иногда кто-то ходит по коридорам, в основном это стражники сменяющие друг-друга на посту или прислуга. По звуку шагов легко понять что происходит. И таких шагов я не слышала ни разу в жизни. Это была не шаркающая походка обрюзгшего стражника и не быстро семенящие шаги пресмыкающихся слуг. Это были шаги сильные, уверенные, отдающиеся о стены стальным звоном подкованных сапог.       «Какого черта?!» — последние слова стражника, стоящего сегодня около двери моей камеры. Быстрые звуки его шагов были резко прерваны не менее быстрыми звуками короткой потасовки. Драка в коридоре окончилась странным хрустом то ли дерева то ли чего-то похожего на него. Тяжелые шаги возобновились. Я слышала как открываются одна за другой двери других помещений — они не были камерами, в них обитатели замка хранили всякий хлам который жалко выбросить. Если так подумать, меня тут тоже хранили как какой-то хлам. От этой мысли я на секунду позволила уголкам моих губ приподняться в улыбке. Кожа на лице натянулась очень непривычно, подумать только — я забыла когда в последний раз испытывала что-то подобное.       Открыть мою дверь с первого раза у пришедшего не вышло. В высоком окне своей двери — черт возьми, за все эти годы я привыкла считать эту дверь своей — мне был виден только широкий низкий лоб с черными волосами. Дверь не поддалась. Логично, что у стоявшего на страже был ключ, но, похоже, такие как этот мужчина, а это был именно мужчина, ключей не ищут. Я услышала странный хлопок, словно очень плоский камень упал на гладкую водную поверхность. Моя дверь разлетелась в груду мелких щепок засыпав собой всю камеру и меня. Закрыв лицо руками и от яркости факельного света и от летящих в меня кусков дерева я не сразу увидела пришедшего. Но как только смогла открыть глаза то удивленно уставилась на каменно-спокойное лицо. Мужчина казался высеченным из дерева, его черная броня ему очень шла будучи в тон его угольного цвета волосам разбросанным по плечам. На бледном лице не было ни бороды ни щетины, черные брови аккуратно обрамляли глазные впадины со стороны лба и разделялись парой морщин на переносице. Он явно привык хмурить их. Мужчина хмурился и сейчас, он однозначно был чем-то недоволен. Моя камера была на самом нижнем уровне и она была последней в коридоре. Он что-то искал, но по всей видимости найдя только меня то ли разочаровался то ли даже разозлился. В коридоре снова раздались быстрые шаги, шагающих ног было определенно больше двух но точнее я сказать бы не смогла. Они уже достигли коридора, но пришелец продолжал сверлить меня взглядом.       «Вот он! Держи его». Голос послышался откуда-то со стороны подбегающих. Только сейчас пришелец удостоил их взглядом. Звучит как-то высокомерно, но именно так можно назвать и его взгляд, и его позу, и манеру двигаться. Обладая некоторой величественной аурой, он ей совершенно соответствовал. Людям свойственно бросать взгляды, оборачивать взгляды, окидывать взглядом..но этот. Этот взглядом удостаивал и только тогда, когда сам считал это нужным или важным. Сейчас был именно такой момент. Он обернулся к подбегающим людям всем телом, но не пошевелился до тех пор, пока один из них не показался в дверном проеме так, что даже я могла его видеть. Стражник налетел на мужчину не замедлив на бегу шага, но несмотря на кажущийся тяжелым нагрудник пришелец оказался неожиданно проворен. Когда рука стражника выгнулась в ту сторону, куда руки людей обычно не выгибаются, я услышала тот же звук что был при столкновении этого человека с самым первым стражником. Это был хруст не ломающегося дерева, а ломающихся костей. Его голова, вслед за локтем, обернулась заметно сильней обычного после чего нападавший обмяк. Судя по всему их было всего двое. Подоспевший второй удивленно уставился на странного вида нож, который незаметным для моего глаза движением оказался рукоятью в руках пришельца, а бóльшей частью лезвия в груди стражника. Под ладонью властного мужчины что-то светилось ядовито-зеленым светом.       Подозреваю, что светилась именно рукоять или гравировка на ней. Раненый, удивленно смотрящий на торчащее в его груди лезвие, поднял глаза на черноволосого. Трудно описать что с ним происходило, он как будто иссыхал на глазах: волосы сильно поседели, лицо осунулось, а кожа сморщилась и высохла в считанные секунды. Свечение рукояти клинка под рукой незнакомца только усиливалось, а когда он отбросил от себя труп, то создавалось впечатление как будто последний ничего не весил и повалился словно тряпичная кукла.       Возбужденный короткой схваткой, мужчина прошел в мою камеру и быстрым движением присел перед моим лицом. Удивительно, но от моей холодности к окружению не осталось и следа. Душу тут же наполнила бурная смесь красок из страха, трепета, надежды и отчаяния. Ощущалось, словно однажды я затушила в себе костер, но одного этого взгляда оказалось достаточно чтобы разжечь его во мне снова. Он сюда пришел не за мной, это очевидно, но может он спасет меня? Или убьет? Вместе с остальными красками примешалась еще одна. Очерняющая мою душу. Я как будто оглохла и онемела, хотя у себя в голове буквально кричала: «Не уходи! Я так больше не хочу и не могу. Не спасешь, так хоть убей. Не бросай..» но я молчала, ни язык ни глотка меня не слушались. В отличии от него, я была почти нагой. Когда-то давно мне дали грязный мучной мешок с дырками для рук и головы и в нем же я и сидела сейчас. Он был по настоящему грязным, вонючим, засаленным и дырявым настолько, что ткань практически не закрывала мое тело. К своему удивлению мне захотелось прикрыться. Меня видели сотни, если не десятки сотен мужчин в самых грязных с точки зрения морали позах, но мне никогда не бывало стыдно..а сейчас, если б не слабость в теле, я наверное даже покраснела бы.       Он протянул ко мне руку, а я как дура дернулась от него, хотя и без того упиралась спиной в стену. Его это не остановило. Он властно, но не больно взял меня за подбородок и заставил повернуть к нему лицо. Его глаза были черны, словно бездна. Но взгляд был пронзительным. Следующим движением руки, отпустив мое лицо, он коснулся моих волос. Бурого, свалявшегося, нечесаного мочала, некогда бывшего моими волосами. Отпустив их, все еще не выравнивая согнутых ног он хотел взяться за цепь, что тянулась из отверстия в стене и соединялась с ошейником на мне. Лишь коснувшись её он резко отдернул руку. «Все становится на свои места..». Его голос был тихим, но не шепотом, даже если б у него был акцент я бы этого, наверное, не поняла, как и не понимала что происходит. Только взглядом прослеживая его действия. Через секунду он снова вынул из ножен на боку свой нож. Оказалось, он выполнен не из металла, материал был очень похож на стекло и полностью испещрялся символами прочесть которые я не могла. Да и не пыталась. Только коснувшись его ладони символы тут же плавно засветились тем же ядовитым светом. — Натяни цепь, — его голос звучал спокойно, но не повиноваться я не смогла и тут же выполнила сказанное, — И прикрой лицо.       Я видела, что он резким движением вставил лезвие своего ножа между звеньями цепи, а потом даже сквозь закрывающую мое лицо ладонь и прикрытые веки меня ослепило яркой вспышкой зеленого света. На какое-то время я выпала из реальности, возможно даже потеряла сознание. Но всего лишь на краткий миг. Моя натягивающая рука освободилась и теперь я сжимала в ней лишь резко покрывшийся коррозией обрубок, бывший когда-то моей цепью. Что произошло я поняла не сразу, а когда до меня все же дошло я не смогла сдержать покатившиеся по моим щекам слезы. Горячие крупные капли обжигали холодную кожу оставляя по себе быстро остывающие влажные полосы. Шмыгнув носом и растерев по лицу грязь я едва слушающимся, сдавленным голосом прохрипела скупое «Спасибо». Мне хотелось лететь..чувствовать тяжесть собственного тела теперь казалось чем-то невыносимо неприятным и даже противным, но я была на столько выпита и обессилена, что на его короткое: «Идти можешь?» уверенно кивнула не имея такой уверенности.       Хотя, как мне кажется, он и сам это понимал и его вопрос был лишь попыткой внушить мне уверенности в саму себя. Я поднялась на ноги и неуверенной походкой вышла в коридор. Во всем теле чувствовалась непреодолимая слабость, которая перебарывалась лишь моим чувством надежды. Он не спешил. При свете факелов я заметила глубокий порез на его щеке. Кровь медленной струйкой текла ему за ворот но он не обращал на это никакого внимания. Дойдя до конца коридора мы уткнулись в винтовую лестницу наверх. Пройдя по ней каких-то десять-двенадцать ступенек я почувствовала, что колени готовы подогнуться и уронить меня на пол, а сердце вот-вот выпрыгнет из груди. На глаза снова навернулись слезы, но не от жалости к самой себе, а от осознания во что я превратилась за эти годы. Моя ярость придала мне сил, но воспользоваться ими я не успела. «Извини, но на это сейчас нет времени» — с этими словами мой незнакомый спаситель легко подхватил меня на руки и по лестнице мы понеслись с головокружительной, как мне на тот момент казалось, скоростью. Наверху он снова поставил меня на пол. Он был гораздо теплее того к чему я привыкла в камере. Создавалось впечатление, что внизу я провела целую жизнь..в последствии дату своего освобождения я назвала своим Днем Рождения, так как дату настоящего рождения попросту забыла.       Наверху он лишь бросил мне через плечо: «Не отставай» и повел меня по извилистым коридорам. Повсюду слышались крики мужчин и женщин, лязг стали. Хоть я и не знала как должно звучать сражение я поняла, что это именно оно. Несколько раз на нас выбрасывались из за поворотов или дверей вооруженные люди, не назвавшийся мужчина легко с ними расправлялся голыми руками. Все было хорошо до тех пор, пока из за очередного поворота на нас не вышел мужчина, укутанный в странную темную мантию. В отличие от остальных нападающих у этого не было ни брони ни оружия, но я душой чувствовала, как незнакомец напрягся всем телом. Человек в мантии казался мне смутно знакомым. Похоже, в этот раз мы попали в переплет. Я даже не знала куда себя спрятать. Стоило человеку в балахоне заговорить и я тут же поняла почему не чувствовала его таким же незнакомым, как спасителя — это был придворный маг. Он служил в замке уже несколько поколений и время от времени появлялся в моей камере что бы проверить мою цепь. Он был груб и жесток. Я впервые почувствовала, что хочу чьей-то смерти именно с ним, ведь он, по сути, единственный кто по настоящему понимал почему меня держат в темнице на цепи и ничего с этим не делал. Я хотела увидеть его стекленеющий взгляд и не понимала почему мы остановились перед ним. Мужчины перебросились парой фраз. Маг в балахоне быстро перешел от насмешливо-язвительного тона на крик явно оскорбленный словами пришельца.       Выкрикнув странную фразу, маг направил в нас руку и из его ладони вырвалось пламя. Плотная ревущая струя смела бы нас, но в ответ человек в черном выставил вперед свою ладонь. Он молчал. Прямо перед ним пламя разошлось в стороны обжигая пол, стены, потолок, но не касаясь ни его ни меня. Его лицо было напряженным. Несмотря на отсутствие самого пламени, воздух накалялся и буквально обжигал нос и глотку. Очень скоро я почувствовала, что мне становится нечем дышать. Душу снова заполнило страхом и отчаяньем, а надежда была уже не способна держать мои ноги ровными из за чего они подкосились. Сама того не понимая я наклонилась вперед. В поисках опоры мои руки бессознательно наткнулись на спину ведущего меня незнакомца и я неосознанно прислонилась к нему лбом пытаясь хоть немного вдохнуть чего-то не раскаленного. В этот самый момент я поняла..нет, скорее почувствовала. Любое живое существо будь то зверь, птица или человек может представиться как сосуд. В этом сосуде разного цвета, плотности и консистенции плещется энергия. Она появляется там сама по себе, регенерируемая нашими душами. Маги умеют эту энергию преобразовывать и направлять, творя колдовство. Сосуд моего спасителя был практически пуст, щит он держал из последних сил выжимая остатки энергии со дна своей души. Души, которой я в нем не почувствовала, хотя и понимала что она там точно есть. Я осознала, что могу спасти нас.       Цепь, что приковывала меня к стене, была создана специально для того, чтобы вытягивать из меня эту самую энергию. От природы моя раса обладала способностью к собирательству этой энергии из всего что есть вокруг и именно потому я когда-то и оказалась в этом подземелье. Не желая погибнуть, я коснулась его души своею передавая ему часть энергии. Это окончательно лишило меня сил, но оседая на пол перед самым обмороком я с ликованием заметила, как сжимающийся кулак спасшего меня незнакомца дробит глотку мага. А дальше..дальше была полная тишина звездного неба поглотившей меня в моем беспамятстве ночи.       Я не знаю сколько пробыла без сознания, но очнулась я..запертой. Моя новая темница оказалась крытой деревянной повозкой. Когда я это поняла мне стало как-то легче и зарождающаяся в глубине души пустота схлопнулась не успев раскрыться. Судя по цвету накрывающей повозку ткани на улице был день. Под моей спиной был самый удобный в моей жизни соломенный тюфяк, а вместо старого мешка — хоть и не по размеру большая, но чистая и мягкая одежда. И сама я была.. чистой. Хоть волосы все еще выглядели мочалом, кожа очень приятно дышала, а аккуратно остриженные ногти не впивались в ладони, когда я сжимала руки. Заметив проникший в повозку солнечный луч я не удержалась и встала только сейчас осознав, что нет ни ошейника ни цепи. Моя душа расцвела и по щекам снова покатились слезы..коснувшись стенки в том месте, где недавно видела луч света я осознала, что не заперта. Я свободна. От яркого солнечного света глаза начало щипать и я непроизвольно сощурилась.       Привыкнув к свету я рассмотрела едущую широкую колонну из таких же повозок и людей по сторонам. Все как один на черных лошадях и в черных доспехах. По сторонам дороги было чистое поле покрытое красными цветами со странноватыми тонкими лепестками. Немного покопавшись в памяти, я вспомнила их название. Ликорис. Цветы, которые на всю мою жизнь станут для меня ассоциироваться со счастьем и свободой. Смотря на это великолепие красок, дыша чистым, а не спертым подвальным воздухом и осознавая отсутствие ошейника я плакала. Плакала от счастья. — Она очнулась. — Нужно сказать Лорду. — Позовите Беларда, пусть передаст. — Он впереди колонны. — Ладно, я сам. Не лезьте к ней. Голоса были не громкими, но мужчины не таились. С разных сторон долетали обрывки фраз. Я знала, что могу сбежать. Теперь без сомнения, отдохнув и не будучи прикованной я могла исчезнуть. Но если бы меня хотели удержать силой — не стали бы вести себя так, как получилось — уложили отдохнуть, вымыли и переодели, сняли оковы и не надели новых. — Как ты? — инстинктивно я почувствовала, что вопрос адресован мне. Телега не замедлила свой ход, а в говорившем мужчине я узнала голос того, кто разорвал мои цепи. — Хорошо. Очень хорошо, — мой голос казался мне каким-то странным, он звучал как будто не от меня самой. К тому же я его попросту не узнала. — Спасибо. Мужчина ехал на коне, его голова по прежнему была неприкрыта и сейчас я смогла нормально его рассмотреть. Щеку пересекала заметная рана увитая тонкими нитками наложенных швов. Но говорить ему это не мешало. — Не стоит благодарности. Ты не просила меня лезть туда, так что скорее я должен благодарить тебя. Без твоей помощи нас бы зажарили до углей. Я была удивлена. На свежем воздухе мои щеки быстро высохли и сейчас я смотрела на едущего мужчину сухим лицом. — И тем не менее, я благодарна. В ответ он только кивнул и после небольшого промедления продолжил. — Как тебя зовут? — А зачем Тебе знать? — в ответ не успев себя остановить выдала я, тут же покраснев. Но он в ответ лишь пожал плечами. — Надо же как-то к тебе обращаться. Называть свое имя мне совершенно не хотелось, я осмотрелась по сторонам в поисках подсказки и не нашла ничего лучше, кроме очевидного. — Ликорис. Называй..те меня Ликорис. Он улыбнулся. — Дважды в жизни одной ошибки не совершаешь, да? Это хорошо. Опыт, он хоть и горький, но опыт. Зови меня Лорд. Если ты не возражаешь, я попросил бы тебя задержаться у нас еще на пару-тройку дней. Мне есть что с тобой обсудить, но в дороге не слишком удобно. Конечно, если у тебя есть срочные дела, тебе дадут коня и то необходимое в дорогу, что сможем. Но что-то мне подсказывает, что срочных дел у тебя нет. — не смотря на некоторую шутливость в вопросе, лицо мужчины было серьезным. Я в ответ кивнула. — Нет, срочных дел нет. Только..мне обязательно все время сидеть в телеге? Похоже, мой вопрос его удивил. — Конечно нет. Просто не заблудись. Ты свободна. Наслаждайся. Пришпорив коня, он унесся в голову колонны, а я несколько секунд осознавала его слова, а после мои пятки оторвались от пола. Чувствовать невесомость своего тела, сама не догадывалась как же я по этому скучала. Стрелой взметнувшись в сторону небес я широко распахнутыми глазами наслаждалась видом огромного алого моря и длинной змеи из повозок ползущей через него. Ликорис. Теперь я свободная Ликорис. Наконец-то.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты