Новый год

Слэш
PG-13
Завершён
18
Размер:
3 страницы, 1 часть
Описание:
Новый год подкрадывается совсем незаметно. Даже в кабинете у фюрера сегодня праздник.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
18 Нравится 5 Отзывы 1 В сборник Скачать

1 часть

Настройки текста
Министр пропаганды максимально тихо зашёл в кабинет, стараясь даже не дышать. У него была цель, и он как всегда нашёл способ её добиться. Выждав нужного момента, мужчина прошмыгнул за спину фюрера и накрыл его глаза прохладными ладонями. Тот слегка повёл плечом и явно напрягся, но в самый последний момент, скорее всего, понял, кто стоит за его спиной. — Йозеф, ты меня напугал. Мужчина отнимает кисти рук от своего лица и бережно целует пальцы, уже совершенно расслабляясь. Геббельс урчит что-то и беззвучно смеётся, поддаваясь невесомой ласке от любовника. Руки невольно покрываются мурашками от теплого дыхания на чувствительной коже. — Я не хотел пугать, так вышло. Не злись. Йозеф и сам оставляет короткий поцелуй на щеке Гитлера, будто пытаясь извиниться, заставляя последнего усмехнуться в усы. Напугай министр специально, Адольф бы все ему простил. За окном огромными хлопьями шёл снег, а люди спешили домой, чтобы отпраздновать новый год в кругу товарищей или семьи. Даже Гейдрих взял отгул на несколько дней раньше, потому что Шелленберг пообещал увезти его в Дрезден. На работе, пожалуй, оставался только фюрер и охрана, что была с Гитлером постоянно. Геббельс не планировал уезжать куда-то, да и куда можно уехать, если государство может потребовать твоего срочного присутствия когда угодно? Они даже в такой день были на работе и явно не планировали уходить. В том году все было куда интереснее. Им удалось съездить в охотничий домик и остаться на несколько дней. Адольф позволил выпить себе несколько фужеров игристого, и его знатно понесло. Успокоить фюрера получилось с трудом, уложив почти силой в постель. В кабинете было так обыденно, только ёлка стояла посередине, если посмотреть с разных углов, то новогодние игрушки на ней переливались разными цветами. Министр пропаганды в этом году сам украшал её. В том году новогоднюю ёлку сложно было назвать украшенной. Ленивый до таких вещей телохранитель Гитлера накинул несколько разноцветных частей дождика, да так и оставил. Адольфу до этого не было дела: предыдущий год был весьма сложный. Собственная работа заставляла Геббельса гордо вскидывать голову и любоваться ее итогами. Несколько крупных шаров и хрустальные игрушки красиво сочетались с мишурой. Йозеф так и остался стоять, опираясь на фюрера, краем глаза наблюдая за тонной бумаги, что стоило разобрать. Какой уж тут новый год? Мужчина буквально на секунду перестал писать. — Присядь, ночь обещает быть долгой. На эти зимние праздники посидим в Берлине. Адольф не раз предлагал ему поехать и отдохнуть без него. Почему бы не съездить и не провести время весело, с друзьями по партии, фейерверками, гирляндами, выпивкой и прочей атрибутикой, но Геббельс всегда отказывался. — Ты шутишь? Мне хватает официальной части, от многих личностей меня вообще тошнит. Йозеф никогда не скрывал ненависти ко многим людям из общего круга общения и с работы, да и зимние праздники, он считал, следует проводить с семьёй, а не с пьяным Скорцени, что лезет ко всем целоваться, или весёлыми лицами однопартийцев. Он напоследок провел рукой по жестким волосам и сел с другой стороны стола, чтобы лучше видеть происходящее. Часы громко тикали, постепенно раздражая обоих человек в этой комнате. — Я могу чем-нибудь помочь? Видеть, как Адольф буквально сгорает от работы, с каждым днем становилось все невыносимее. Можно было протянуть руку и, осторожно оглаживая слишком худые черты лица, на время забыться о надоедливой и одновременно любимой работе, но нельзя. Мужчина занят и не стоит ему мешать, Геббельс уже знает, что нужно уметь ждать и не торопить. Да и торопиться не нужно было, у них впереди еще целая ночь. — Если хочешь, то поставь на бумагах печати. Он улыбается, разглядывая усталыми глазами любовника напротив. Бумага приятно шелестит под руками. И мужчина аккуратно ставит штампы на самый край листка. Какое-то время проходит в молчании, Геббельс явно думает о чем-то и периодически закусывает губу. Время постепенно идет к одиннадцати. — У меня есть для тебя подарок, — будто вспомнив об этом только сейчас, Геббельс откладывает в сторону бумагу и крайне требовательно тянет руку любовника на себя. Адольф удивлённо поднимает брови. Руки у Йозефа приятно холодят кожу, что, пожалуй, слишком сильно играет на контрасте горячих рук Гитлера. Мужчина шарит рукой по слишком глубоким карманам и вытаскивает оттуда коробочку средних размеров, которая к удивлению Гитлера не бархатная. Геббельс задумчиво вертит её в руках, будто думая: отдать или нет. Гитлер сам протягивает руку к подарку и раскрывает. Он вытаскивает нечто тяжёлое и, похоже, деревянное. Аккуратная музыкальная шкатулка черного цвета с золотистым обрамлением. Все это заставляет Адольфа застыть на несколько секунд. Красивый и небольшой подарок, что явно понравился фюреру. — Красивая вещица. Стоит открыть крышку, и ещё одна картинка с лебедями и озером, а снизу много выступов, расположенных на вращающемся цилиндре, с зубцами металлического гребня золотистого цвета. Если немного нажать на рычажок, то можно услышать легкую мелодию, которая доносится из глубины шкатулки. Это приводит Гитлера в лёгкое оцепенение, и мужчина буквально застывает. В комнате становится тихо, только и слышно, как играет мелодия, похожая на этюд или прелюдию, да как спокойно дышать два человека. Йозеф с замиранием сердца наблюдает, как любовник меняется в лице все больше. Со строгого на более легкое, детское, слегка беззаботное. Музыка постепенно подходит к завершению, а затем медленно умолкает, оставляя комнату в тишине. — Потрясающий подарок, мой милый. Спасибо тебе. Адольф неожиданно встает и, дойдя до мужчины, крепко обнимает его худые плечи. Геббельс и сказать ничего не успевает под таким грузом, только пищит и усмехается. И все же здорово, что он выбрал именно Вену для покупки подарка. Вена в этом году такая сказочная, почти как Берлин. — Может быть, если атмосфера уже не рабочая, зажжем последнюю свечу на венке, хотя уже и поздно? Геббельс пальцем показал на венок из хвойных веток с четырьмя голубоватыми свечами разного цвета. Фюрер кивнул и поднес зажигалку к каждой из них, зажигая фитиль. Догадливый Йозеф периодически и сам зажигал свечки, когда удавалось выкроить несколько свободных минут, поэтому они все же были разного размера. — Я тебе тоже кое-что подарю, — заговорщическим шёпотом произносит Адольф и как можно тише выходит из кабинета, оставляя любовника в приятной полутьме. Он выходит совсем ненадолго и уже через несколько минут возвращается с квадратной тонкой коробкой. Геббельс сразу понимает, что же лежит внутри. Она ложится на колени Йозефа, и тот бережно дёргает ленточку плотной коробки. Мужчина охает, увидев край картины. На полотне аккуратный мостик из дерева, он находится над прозрачной рекой, а снизу виднеется чешуя рыб. Вдалеке редкий лес, верхушки которого без снега. Этот мост Геббельс узнает из миллионов других. Именно здесь он сам назначил фюреру встречу. Правда, фюрер тогда еще не имел такой большой должности, а Йозеф ещё не был таким важным человеком. Мужчина даже сумел передать время встречи. Спокойный закат без чересчур ярких красок. Геббельс улыбается и смотрит снизу вверх прямо в глаза любовника. Одна из свечек догорает, а о работе как-то думать не хочется совсем. — Спасибо большое, это очень трогательно. Стоит провести пальцем по картине и можно буквально окунуться в прошлое, попасть в тот день, когда Йозеф, наконец, осмелел, перешёл дозволенные рамки и, пожалуй, совершил роковой поступок, благодаря которому они сидят здесь вместе. Воспоминания приятно отзываются где-то внутри целой бурей эмоций, непонятным фейерверком, будто что-то разлетается у тебя внутри. — Хочешь подвести итоги этого года? — Геббельс почему-то спрашивает об этом шепотом, боясь спугнуть Гитлера. Если он его спугнет, любовник, конечно же, вернётся к работе, а нарушать такую идиллию не хочется. Мужчина садится рядом и резковато берет Йозефа за подбородок, большим пальцем очерчивая лицо. — Итоги? Слишком много всего произошло, сейчас сложно вспомнить, но кое-что я считаю главным итогом. Мужчина замолкает и оставляет бережный поцелуй на краю губ Йозефа. Тот чуть дрожит, как будто ещё не привык к подобным ситуациям. — Главный итог, это, пожалуй, наши с тобой продолжительные отношения, я думаю, лучше, чем ты, я бы не смог найти себе супруга. С праздником тебя, мое сокровище, — Адольф улыбается и чувствует, как губы любимого сами касаются его, углубляя поцелуй. На улице запускают салют, слышится смех, разговор людей и хруст снега. Зимние праздники в уже новом году выдались потрясающим, пожалуй, для всей Германии.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Исторические личности"

Ещё по фэндому "Paul Joseph Goebbels"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты