Echoes of Mercy, Whispers of Love

Слэш
Перевод
NC-17
Завершён
108
переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
Размер:
75 страниц, 15 частей
Описание:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
108 Нравится 11 Отзывы 46 В сборник Скачать

Часть 9

Настройки текста
Несмотря ни на что, Фрэнк не справляется. Несмотря на все его старания, его веки пришлось бы подпереть спичками, чтобы глаза оставались открытыми и он продолжал смотреть. Последнее, что он помнит — это Эвоки, а после — лишь темнота. Когда он вновь может видеть, перед ним снова оказывается тот яркий, ни разу еще не предававший его свет, однако лишь последние его искры. Фрэнк чувствует его на расстоянии. Однако его все еще достаточно, чтобы осветить сердца под ним. Парень слушает их биение — липкое «тук-тук». Он внезапно почувствовал острую, обжигающую боль в груди. Фрэнк хватается за рубашку, сгибаясь пополам, но становится только хуже. Он подносит руку к глазам. На тусклом свету он видит на ней кровь. Его кровь. Он пытается надавить на рану, отчего боль возрастает в десятки раз, но пользы от этого никакой; кровь протекает меж его пальцев и спускается по руке, быстро, словно вода. Невозможно даже понять, слышит он собственное сердцебиение или тошнотворных органов, рассыпанных вокруг. И хотя Фрэнк отчасти и ожидал такого исхода, но, когда белый свет возвращается, он всё-таки выдохнул от облегчения. "Спаси меня! — хочется закричать. — Помоги мне! Они вырывают мое сердце!" Знакомая рука встречает руку Фрэнка, прижатую к ране, и надавливает, заставляя Фрэнка проскрежетать зубами. Всё слишком ярко, но он все равно щурится, чтобы увидеть все те же безупречные оперенные крылья, притянувшие его, словно в объятия. «Кто ты?» — пытается прохрипеть Фрэнк. Как и ожидалось, его не было слышно. — Я не могу тебе этого сказать, — слышится теплый голос ангела. Это должен быть ангел, Фрэнк нутром чувствует, что это так. — Ты должен узнать это самостоятельно. Ты должен посмотреть на меня. Но Фрэнк не может; его подбородок уткнулся в грудь спасителя, и он не может оторвать глаз от яркой крови на его футболке, от множества, множества искалеченных сердец под ними. Их биение гипнотизирует. — Ты должен отпустить, — произносит ангел. — Ты должен сделать выбор. Посмотри на меня, и мы наконец-таки сможем покинуть это место. «Я всё равно умру», — думает Фрэнк. — Ты не умрешь, — одно из ангельских крыльев начинает поглаживать шею парня. От этого его обдает жаром изнутри. — Ты нанес себе эту рану. Ты можешь и исцелить ее. «Почему ты не можешь сделать это?» — Я больше никому не могу помогать, — голос ангела дрогнул. — Прости меня. Фрэнк, наперекор силе притяжения и страху, пытается поднять голову. Как бы ему хотелось, чтобы ангел просто приподнял его лицо за подбородок. Ему больно, грудь все еще кровоточит и пульсирует, а позвоночник будто скрипит, когда он пытается заставить свою шею сменить положение. Фрэнк весь дрожит от напряжения, когда он наконец-то поднимает глаза на лицо ангела. Из него вылетает весь воздух вместе с коротким вскриком. Это Джерард. Конечно же, это Джерард. «Теперь мы можем идти?» — сразу же думает Фрэнк. — Нет. Мне так жаль, — Джерард обворачивает свои руки вокруг груди Фрэнка и они оба сгибаются, после чего следует очередная волна боли, которая заставляет парня тихо закричать. И вот, в их сложенных вместе руках, бьется сердце Фрэнка. Сердце выпадает из них и летит в ужасающую кучу вниз. Фрэнк наблюдает за этим с леденящим ужасом, пока оно не пропадает в груде сердец, сливаясь с ними. — Слишком поздно, — сочувственно говорит Джерард. «Нет, — в волнении кричит Фрэнк, — я хочу отпустить. Отпусти меня!» — Фрэнк! «Что? Ты просто позволишь мне умереть?» — Фрэнк, проснись! — голос Джерарда плывёт, и Фрэнку требуется целая минута, чтобы понять, что Джерард во сне, ангел, не двигает губами. Его зовут в реальности. Подскакивая, Фрэнк сгибается и ударяется головой о челюсть Джерарда. — О, — доносится до него бормотание парня. Распрямляясь и моргая, глаза Фрэнка фокусируются, и он видит логотип DVD, перелетающий из угла в угол экрана телевизора. — Я?.. — Ты уснул на моем плече несколько часов назад, — мягко поясняет Джерард. — И потом ты начал кричать. — Чёрт, извини, — бормочет Фрэнк. Его рот словно наполнен ватой. Джерард что, правда позволил ему спать на себе несколько часов? От этой мысли живот Фрэнка скручивает. — Плохой сон. — Ничего, — Джерард потирает место, в которое врезался Айеро. — Не хочешь об этом поговорить? Фрэнк яростно мотает головой. — Просто повторяющийся кошмар. — Ладно, — Джерард приподнимается, упираясь локтями в стенку дивана, так что теперь он оказывается на одном уровне с лицом Фрэнка. Он ласково убирает прядь волос за ухо Айеро. Фрэнк поражается тому, что не отстраняется. — В общем. Тогда на крыше. Я хотел… Фрэнк словно падает обратно на землю. Он отдергивается от руки Джерарда и притягивает колени к себе, пока его живот скручивает все сильнее и сильнее. — Нет, Джерард, прости меня. Я не могу. Я не могу делать это с тобой. Меня уже и так преследуют вызванные чувством вины сны из-за моих чувств к тебе, мне не нужно… — он сглатывает, и его глотку словно обжигает кислотой. Нет, змеиным ядом. — Я ничего не могу поделать с этим. Не здесь. Лицо Джерарда тускнеет. — Эти кошмары снятся тебе из-за меня? — Да, — отвечает Фрэнк, и его голос позорно срывается. — Или… я не знаю. Ты есть в них. Ты ангел, который пытается спасти меня от смерти. — И, — речь Джерарда вдруг стала отрывистой. — У меня получается? Или ты умираешь? — Я умер в последнем сне. Каждый раз нет. Но меня ни разу и не спасали. — Прости меня, — поникает Джерард, чьи слова странным эхом повторяют сказанное им во сне. — Не извиняйся, — Фрэнк приподнимает руку, чтобы сделать расстояние между ними более ощутимым. Джерарду не стоит корить себя за что-либо, но Фрэнк должен дать ему понять, почему он не может делать это. Даже если хочет. Боже, Фрэнк так этого хочет. — Ты не понимаешь. Я не… — он издает неопределенный звук. — Я не думаю, что твои кошмары пройдут, пока я рядом. — Вина не уйдет вместе с тобой. Джерард встает и разминает плечи. — Дело не только в вине. То, что я пытался тебе сказать, важнее, чем ты думаешь. Фрэнк открывает рот, чтобы поспорить, но выражение лица Джерарда заставляет его замолчать. Проходящие через жалюзи полоски света падают на парня, и вот он делает глубокий вдох и снимает свою куртку. Затем и футболку, бросая ее на пол без лишних церемоний. Обжигающий румянец выступает на шее Фрэнка, и он отводит глаза. Джерард ничего не произносит и не двигается достаточно долго, чтобы Фрэнк снова стрельнул на него глазами, просто чтобы понять, что происходит. Сначала Айеро не замечает ничего особенного, но затем его глаза останавливаются на плечах Джерарда. Или на том, что он всегда считал плечами Джерарда. На месте, где должны быть только гладкая кожа и изгибы мышц, видны два гребня ярких белых крыльев. — О Господи, — в ошеломлении шепчет Фрэнк. — Я все еще сплю, — однако, услышав свой голос, он понял, что это не так. Джерард поднимает руки, разводит их в стороны, и за ними следуют крылья, чистые, словно первый снег. Они так контрастируют с его темной одеждой, растрепанными волосами и синяками под глазами. Они такие же длинные, как и его — ну, размах крыльев, тупо думает Фрэнк, — и согнуты вверху, тогда как менее заметная линия перьев приходится на нижние слои. — Что ты такое? — спрашивает Фрэнк, в его голосе слышны нотки паники. — Я ангел-хранитель, — свет, проникающий через окно, слегка тусклеет, и Джерард кривится. — Прости, падший ангел-хранитель. Должен уточнить, — последние слова он пробубнил, отведя глаза в сторону окна. — Что… — Фрэнк неопределенно машет перед собой руками. Его мысли путаются, и он не может сформулировать нормальное предложение. — Почему? — Почему я здесь с тобой? — предполагает Джерард и угадывает. Он почти смущенно пожимает плечами, отчего крылья слегка движутся. — Не знаю. Ты мне нравишься. Услышав это, Фрэнк отводит взгляд. Если он продолжит пожирать глазами его светящиеся крылья, бледную грудь или мягкий на вид живот, он сделает что-то настолько кощунственное, что смешно уже точно не будет. Всё вдруг разом обрушивается на него: он сидит здесь, на диване ангела, настолько близко к чему-то святому, насколько ему никогда не должно быть позволено. И нельзя исключать шанс того, что он всё-таки галлюцинирует. — Мне нужно идти, — выпаливает он. Лучше бы это оставалось кошмаром. — Фрэнк! — зовет его Джерард. — Дай мне минуту, — просит Айеро. — Мне нужно на воздух. Может, Джерард и ответил ему что-то, но Фрэнк этого не узнает. Он уже вылетел за дверь.