Echoes of Mercy, Whispers of Love

Слэш
Перевод
NC-17
Завершён
108
переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
Размер:
75 страниц, 15 частей
Описание:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
108 Нравится 11 Отзывы 46 В сборник Скачать

Часть 14

Настройки текста
Фрэнк покидает бар с новым контактом в телефоне и некрепко переплетенными пальцами с пальцами Джерарда. Та группа все еще выступает, так что снаружи нет никого, кто мог бы их увидеть, но даже если бы кто-то был, то вряд ли слухи с другого конца города дошли бы до его родителей. — Я думаю, нужно отметить, — радостно произносит Джерард, раскачивая их сцепленные руки. Уличный фонарь над ними мигает, но Фрэнк не обращает на него внимания. Машина его папы припаркована всего в нескольких кварталах от них. Фрэнк бросает на него лукавый взгляд. — Хочешь отпраздновать мое получение номерочка другого парня? — Если ты пытаешься заставить меня ревновать, то со мной больше такого не будет, — на мгновение он замолкает, осознавая, что Фрэнк просто пробует флиртовать, — Ну, ведь я веду тебя к себе домой, так ведь? — Ты, ты, — и, не веря своей смелости, Фрэнк продолжает, — и что ты собираешься сделать со мной? Джерард останавливается. Фрэнк делает еще пару шагов, прежде чем заметить, что парень больше не идет рядом с ним, затем тоже останавливается и разворачивается, чтобы посмотреть на него. Прежде чем Айеро успевает спросить, что не так, Джерард хватает его обеими руками, приподнимает лицо Фрэнка и страстно целует его. Ноги Фрэнка ослабевают практически сразу. Он слегка меняет положение, чтобы схватиться за Джерарда, и впивается пальцами в его плечи. Тот в ответ лишь кусает его за губу, заставляя парня испустить низкий гортанный звук. Спасибо Господу за то, что они сейчас в темноте, так что Джерард не увидит румянец на его щеках. — Побольше бы такого, — говорит тот, отстранившись от Айеро. Фрэнк не может оторвать глаз от его губ. — Для начала. — Начала? — тупо переспрашивает Фрэнк, чье флирт-мастерство уже бесследно испарилось. — Если ты хочешь, — да. Фрэнк хочет. Всегда хотел. И теперь никто не сможет ему запретить. Никто его не остановит. Слышится шорох асфальта, и Фрэнк уже хочет обернуться, чтобы посмотреть, кто здесь, но вдруг он слышит характерный звук. Звук, который он никогда не слышал вне телевизионных программ и фильмов. Пистолетный выстрел. Ужас внезапно переполняет его с ног до головы. Фрэнк смотрит за плечо Джерарда и замечает выступающего из темноты мужчину. Он выше, чем они, и без маски, так что Айеро может разглядеть белый выступающий шрам, перечеркивающий всю его левую щеку. Словно он настолько привык к такому что уже даже не боится, что его поймают. Он направляет пушку в грудь Джерарду. Фрэнк пытается выкрикнуть имя Джерарда, но он будто бы снова в своем кошмаре, лишенный возможности говорить. — На землю. Мне нужны ваши кошельки и ключи, — выплёвывает парень уверенно и резко. Фрэнк всегда думал, что грабители кричат, но этот – нет. Айеро на секунду сам задумывается о том, чтобы закричать, но затем понимает, что даже если бы он смог заставить свои голосовые связки вновь работать, это может стать причиной их смерти. И никто бы его не услышал. Блять, только не это. Фрэнк может потерять свой кошелек, но он не может потерять машину своего папы. Возможно, это кажется слишком тривиальной вещью, когда ты находишься под дулом пистолета, но он и так гуляет по чересчур тонкому грёбанному льду, так что он не может ничего с этим поделать. — Я сказал на землю, — разносится сквозь звон в ушах Фрэнка приказ грабителя. Он подносит пистолет ближе к Джерарду, и Айеро мгновенно распластывается на асфальте, больше не переживая за машину. Но его руки все еще на плечах парня, и мозг, кажется, не может приказать пальцам ослабить мертвую хватку. Что ему делать? Почему Джерард не двигается? Он все еще не может говорить, так что они оба умрут, они оба просто, блять, умрут, и Фрэнк не попадет в Рай, не проживет свою жизнь правильно, не… И именно потому, что его руки все еще хватаются за плечи Джерарда, Фрэнк чувствует, как что-то под его курткой начинает шевелиться. Чёртовы глаза парня словно накаляются добела и блестят так ярко, что его зрачки перестают быть различимыми. Челюсть Фрэнка падает на грёбанный асфальт. Грабитель вновь рявкает на них, но Фрэнк почти не замечает этого, ибо кожаная куртка Джерарда растягивается, рвется. Ее задняя часть распадается на кусочки, и показывается пара крыльев, как всегда прекрасных и, видимо, достаточно сильных, чтобы разорвать два слоя одежды. — Что за чертовщина? — визжит грабитель, и Фрэнк впервые может согласиться с этим ублюдком. Он одичало переводит пушку с одного крыла Джерарда на другое, словно больше не понимает, куда нужно целиться. От этого желудок Фрэнка снова покрывается льдом. Однако прежде, чем он успевает избавиться от своего обеда, Джерард притягивает его к себе. Затем он крепко обхватывает его руками за торс. У Фрэнка едва хватает времени на то, чтобы самому сжать парня пальцами, ибо они вдруг каким-то образом оказываются над землей и начинают подниматься в воздух. Айеро замечает взмах крыльев Джерарда, но никак не может собрать все мысли в кучу. Никак, ведь они внезапно оказываются выше Билзбаба, в метрах от дула пистолета, паря в чёртовом воздухе. С земли доносится звук еще одного выстрела, но в них парень не попадает даже близко. Когда Фрэнк опускает глаза вниз, грабителя там уже не оказывается. Даже несмотря на то, что он не имеет ни малейшего понятия о том, что происходит, его окатывает волна облегчения. — Я думал… — голос Фрэнка внезапно возвращается. Ему приходится перекрикивать ветер. — Я думал, ты не можешь летать! — Я не могу! — кричит Джерард в ответ настолько же ошарашенно. — То есть, я не мог! Фрэнк снова бросает взгляд вниз и теперь видит, как их ноги болтаются высоко над крышей бара. Парнем сразу же овладевает паника. — Джерард, Джерард, ты не можешь перестать подниматься! — Что? Ой, вот дерьмо, прости! — их потряхивает по мере спуска вниз, крылья ритмично двигаются, чтобы он был мягче. Ветер становится не таким сильным. Фрэнк заставляет себя сконцентрироваться на лице Джерарда, вместо того, что внизу, и только теперь выдыхает из себя весь сдерживаемый ранее воздух. Джерард со своими чистейше-белыми крыльями, рассекающими ночное небо, с парочкой звезд, сверкающими позади него, темными волосами, то поднимающимися, то вновь опускающимися, с настолько ангельским, чёрт побери, лицом, что его сущность должна быть ясна каждому с первого взгляда, теперь в действительности выглядит так, словно попал в свою стихию. Он кротко улыбается. — Надеюсь, ты не боишься высоты. — Грабителей я боюсь больше, — с дрожью в голосе произносит Фрэнк. — Только не сбрасывай меня. — Не буду, — обещает Джерард. Он снова начинает спускать их, и через секунду Айеро понимает, что они направляются к машине. — Что, не можешь просто донести нас до своей квартиры? — пытается пошутить Фрэнк, но шок от происходящего лишь усиливается, так что его голос не может его не подвести. — Не знаю, сколько это продлится, — отвечает Джерард настолько мягко, что даже прижатому к нему Фрэнку приходится прильнуть еще ближе, чтобы расслышать. — Такого вообще не должно быть. Я падший. Оказавшись над целью, они начинают снижаться кругами. Фрэнк понимает, что Джерард делает это так медленно, как только может, но это все равно не спасает его от головокружения. Снова встав на твердую землю, Айеро приходится сделать особое усилие, чтобы отпустить Джерарда, и он облокачивается на машину. Тот выглядит таким же потрепанным, как и его куртка. — Эй, ты спас нас, — пытается подбодрить его Фрэнк. — Мы в порядке. Прикусив губу, Джерард пробует подвигать крыльями. Он отрывается на несколько сантиметров от земли, прежде чем снова опуститься вниз. — Просто я не понимаю, как сделал это. Только хранители могут летать, так что либо это было чудо, либо… — он замолкает. — Либо ты снова стал ангелом-хранителем? — заканчивает за него Фрэнк. — Да, — на лице парня отражается мука. И без лишних слов понятно, сколько сил ему требуется, чтобы держать себя в руках. — Ты только что, можно сказать, спас мою жизнь, — в голову Фрэнка лезут все новые мысли. — И еще раньше этим вечером, сразу после того, как ты убедил меня остаться, я нашел себе кого-то в группу. Я был, как бы, чужаком, но ты все равно разрешил мне бесплатно остаться у себя в квартире. У Джерарда перехватывает горло. — Это ничего не значило. Я просто хотел помочь. — Это что-то значило. Ты искал меня, — Фрэнк отталкивается от машины и делает шаг навстречу Джерарду. Все кусочки паззла вдруг начинают складываться вместе. Если бы они не были слишком заняты самокопанием, то заметили бы всё это раньше. — Я уже пал, — Джерард неопределенно машет рукой. — Это невозможно. — Твой полет несколько минут назад тоже был невозможным, — замечает Фрэнк. Он не хочет обнадеживать парня, но в нем буквально начинают бурлить эмоции, переливаясь через край. — Ты не понимаешь, — сухо отвечает Джерард. — Ангелам не дают вторых шансов. Фрэнк тянется за его рукой, чтобы вновь взять ее. — Бог, в которого я верю, милостив. Их пальцы переплетаются. Фрэнк держит Джерарда внизу, а тот возносит его ввысь, даже не отрывая ног от земли. В тот момент, когда они касаются друг друга, золотое свечение окружает голову Джерарда. Понемногу оно материализуется в диск с исходящими из центра в разные стороны, словно блестящие нити, лучами. — Твой нимб, — с благоговением шепчет Фрэнк, ведь чем еще это может быть? — Это… это так он выглядел? Робкая улыбка появляется на губах парня. — Иногда. Крылья остаются такими всегда, но ангельский нимб появляется только тогда, когда хранитель находится рядом со своим подопечным. — Интересно, — отвечает Фрэнк, пытаясь сделать задумчивое лицо, даже несмотря на то, что его внутренности раз за разом переворачиваются, а сердце ускоренно бьется. — Получается, ты…? — Да, — выдыхает Джерард. — Кажется, да. — Хорошо, — если Фрэнк не будет держать себя в руках, то он прямо-таки разрыдается от облегчения. — В таком случае, не мог бы мой ангел-хранитель теперь доставить меня домой? — Конечно, — соглашается Джерард так быстро, что чуть не давится. Нимб освещает появившийся на щеках румянец. — Да, я так и сделаю.

***

Они вместе залетают в дверной проем, цепляясь друг за друга, словно утопающие. Джерард целует Фрэнка в щеки, шею, нос, челюсть, при этом шепча что-то вроде: «Господь Всемогущий» и «Спасибо, Боже, спасибо» — и, по каким-то причинам, эти слова запускают волну жара прямиком в живот Фрэнка. Ему все еще сильно хочется занять чем-то руки от нервов после недавнего выброса адреналина. Хорошо, что у него есть, кем их занять. Джерард ведет Айеро назад, пока не вжимает его в стену. Фрэнк все еще не может поверить в то, что их все же занесло так далеко — что у них вообще есть право на это. Но вот нимб Джерарда, кричащий, что да, есть. — Бля, — выдыхает Фрэнк, когда Джерард засасывает его нижнюю губу. Его поцелуи грешны настолько, что не верится, что кто-то святой вообще способен на это. Фрэнк пытается взамен давать что-то настолько же приятное, но сконцентрироваться слишком трудно; практически осязаемая связь между ними, то, как их сердца бьются в одном ритме, чувствуется просто сногсшибательно, гораздо лучше, чем что-либо, что когда-то было у Айеро. Он сжимает порванную куртку Джерарда в какой-то хаотичной попытке удержаться на ногах. Тот сложил свои крылья, отчасти во имя осмотрительности, отчасти для того, чтобы влезть в машину, однако сейчас Фрэнк снова хочет их видеть. — Нетерпеливый, — упрекает его Джерард, всё же стряхивая с плеч куртку и затем снова целуя Фрэнка. — Я не виноват, — отвечает тот в его губы. — Они такие красивые. Ты красивый. Джерард отстраняется на расстояние, достаточное, чтобы осмотреть Фрэнка с головы до ног. — О, ты не видишь того, что вижу я. А затем его нога оказывается прямо между бёдер Айеро, и все, что мог ответить на это парень, просто превращается в стон. Руки Фрэнка скользят по спине Джерарда в поиске чего-то, за что можно было бы ухватиться. Его пальцы находят две продолговатых дыры на футболке парня, из которых вырвались крылья, и он отодвигает ткань, чтобы почувствовать гладкие, шелковистые перья крыльев. Однако как только он прикасается к ним, Джерард дёргается и издает звук умирающего. Фрэнк сразу же отдергивает руки. — Прости, все нормально? Лучше бы я спросил… Но, когда Джерард встречается с ним взглядом, он видит, что его глаза стали неестественно яркими, словно (опять же) рай, а губы приоткрыты. — О, нет, — бормочет Фрэнк, удивляясь хрипоте своего голоса. — Так тебе это нравится? Джерард устремляется к шее Айеро, прикусывая и затем целуя нежную кожу. Он просто избегает ответа на вопрос, но по коже Фрэнка все равно пробегают мурашки. — Блять, и почему мы все еще здесь? У меня есть кровать, знаешь. Спустя минуту Фрэнк оказывается на ней. Джерард со своей ухмылкой и светящимся нимбом практически падает на него. Фрэнку нравится то, что он оставил его, словно понимая, какие электрические заряды один лишь его вид посылает внутри Айеро, как он каждый раз напоминает о том, что он принадлежит Джерарду, а тот – ему. Положив ладони Фрэнку на плечи, Джерард поднимается в воздух, и выражение его лица говорит о том, что в его голове роятся схожие мысли. Фрэнк выдерживает лишь три секунды, прежде чем обвить рукой шею парня и спустить его обратно вниз. — Ну же, я хочу их увидеть, — произносит Фрэнк, пытаясь поднять футболку Джерарда. Тот на мгновение перестает целовать его челюсть, чтобы сорвать с себя остатки рваной ткани. Когда ее больше не остается, он полностью разводит крылья, а затем слегка заворачивает их, чтобы обнять ими Фрэнка. Сердце у последнего пропускает удар за ударом, пока он следит за всеми движениями. Окружившая его стена из перьев заставляет его почувствовать себя словно в очередном сне, однако он поднимает глаза, чтобы посмотреть на лицо Джерарда и его гладкую белую грудь, и чертовски радуется тому, что это всё происходит на самом деле. Он делает вдох и протягивает руку, чтобы провести кончиками пальцев от ключиц Джерарда к его плечам, затем по верхней части крыльев. Парень всхлипывает. —Там, должно быть, много нервных окончаний, а? — отстраненно шепчет Фрэнк, поглаживая большими пальцеми у самого основания крыльев, рядом с плечами Джерарда. Тот изгибается, словно не справляясь с ощущениями. От его вида пересыхает во рту. — Чёрт, это горячо. — Ты… даже не представляешь, — выдыхает Джерард. Фрэнк надавливает чуть сильнее, и парень толкается бедрами, в результате оказавшимися в тесном контакте с бедрами Айеро, и у того перед глазами начинают сверкать звезды. Его джинсы внезапно стали слишком тесными. Когда глаза Джерарда перестают светиться, он внезапно замечает, что на Фрэнке всё еще надета футболка, и решает изменить это. — Что, но не я же, вроде, с крыльями? — удивляется Фрэнк, когда Джерард заставляет его сесть и снять футболку. — Это не значит, что я не хочу посмотреть на тебя, — Джерард проводит рукой по груди Фрэнка и наклоняется, чтобы поцеловать его в солнечное сплетение. Он теплый, но мурашки все равно пробегают по коже Айеро. — Кстати о крыльях… Фрэнк понимает намек и снова начинает гладить крылья парня, запуская пальцы в самые верхние перья. Джерард стонет, и его голова падает на плечо Фрэнка. Его бедра двигаются так, словно мозг ими не управляет, а глаза напрочь закрыты, пока Джерард проводит языком по изгибу его шеи. — Ты можешь кончить от этого? — хрипло спрашивает Фрэнк, слегка потянув парня за перья. Почему-то сама мысль о том, что Джерард мог бы — сделал бы это благодаря ему — заставляет пальцы Айеро сжаться. — Просто… просто от этого? Звук, вылетающий из горла Джерарда, — чистый разврат, и Фрэнк понимает, что никогда раньше не испытывал ничего подобного. Он не отстает от его крыльев, даже когда Джерард запускает пальцы в пряжку его ремня. Наверное, это рай. Может, он просто умер и попал в рай. — Может быть, — произносит Джерард в перерыве между рваными вдохами. Его крылья все больше закручиваются, все сильнее приближаясь к Фрэнку. — Есть лишь один способ узнать, так ведь?