Когда я закрою глаза (версия 2.0)

Слэш
NC-17
Завершён
48
автор
Размер:
249 страниц, 29 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
48 Нравится 8 Отзывы 35 В сборник Скачать

Даня

Настройки текста
— Ты голоден, наверное? — спросил я, пока он разувался. Вообще-то, меня это не волновало, просто я вдруг почувствовал неуверенность. Давненько со мной такого не было. Пришлось даже руки в карманы спрятать, чтобы унять дрожь в пальцах. Вадим, может, и не красавец, но у него как раз тот тип внешности, к которому обычно применяют эпитеты «мужественный» и «естественный». Пусть он ниже меня ростом, но у него отличная фигура. Жду не дождусь увидеть его без одежды и в то же время боюсь, что сам я ему не понравлюсь. Какой-то иррациональный подростковый страх. Может, зря я это затеял? В принципе, мы сейчас можем просто пообедать вместе, а потом распрощаться. Или это уже будет считаться ужином? Обеденное время-то давно прошло. В общем, у нас вполне есть возможность закончить день мило и невинно, в теплой дружеской атмосфере. — Пойду гляну, что в холодильнике осталось. — Я повернулся, чтобы уйти на кухню. — Вообще-то, я к тебе не есть пришел, — сказал он тихо и потянул меня обратно, зацепив пальцем за ремень. У него оказались теплые и большие ладони. Говорят, по лапам щенка можно определить, насколько крупным он вырастет. Если бы Вадим был щенком, он бы вырос настоящим гигантом. Хотя, о чем это я, его рост наверняка уже остановился. Потому что дальше расти просто не нужно. Все, сверх того, что уже есть, будет лишним. Он хорош именно таким — ни выше, ни массивнее ему быть не стоит. Как и раньше, я решил предоставить ему полную свободу действий. Пусть сам решает, я не хочу оказаться виноватым, когда он спохватится и передумает. И он решил довольно быстро. Вадим, как и я, не закрывал глаза во время поцелуя. К добру или к худу, я нашел это символичным. — До смерти бы зацеловал, — улыбнулся он, глядя на меня влажно блестящими глазами. — Надеюсь, ты все-таки не ограничишься поцелуями. — Могу я сходить в душ? Чистюля, значит? Отлично. Этот парень нравится мне все больше. — Только очень-очень быстро. Пока он был в ванной, я разобрал постель, понюхал подушку — сойдет, постельное белье еще свежее. Достал из рюкзака купленные сегодня презервативы, вскрыл упаковку и положил их рядом с подушкой. Повертел в руках лубрикант. Мы на эту тему не говорили, да мне все равно, на самом деле… Ладно, по ходу дела разберемся. Хлопнула дверь ванной. Вадим действительно быстро управился, как и обещал. Я вышел из комнаты ему навстречу и застыл, как вкопанный. Прямо передо мной стоял юный бог. Его стройное обнаженное тело будто светилось каждым волоском. Он смотрел на меня сквозь влажную после душа челку и улыбался спокойно и уверенно. — Теперь я, подожди в комнате, — шепнул я ему, проходя мимо. Уворачиваясь от игривых объятий, я успел провести пальцами по его бедру и услышал нетерпеливый вздох. Закрыв за собой дверь ванной, я приложил пальцы к губам и несколько секунд стоял с закрытыми глазами, успокаивая сердцебиение. Потом быстро разделся, отклеил пластырь с бедра и включил воду. Окатился, стараясь не мочить волосы, они все равно растреплются, но уж лучше после, чем до. Посмотрел в зеркало. Да вы шутите. Неужели это я? Вот это пошло улыбающееся существо с хитрющими глазами — я? Мне, конечно, не терпится, но чтобы это было так очевидно… Когда я вернулся в комнату, Вадим полулежал в постели и изучал надписи на коробке с презервативами, лениво поглаживая живот. Я засмотрелся и стоял в дверях, пока он не отбросил презервативы и не спросил: — О чем задумался? — Да так, — улыбнулся я, стараясь не показывать смущения. — Тобой любуюсь. — Нравлюсь? — Еще как. Ненавижу боль. Ненавижу агрессию и грубость в постели. В этом смысле я действительно нежный и ранимый, если угодно. И он это понял быстрее, чем я успел испугаться настойчивых прикосновений к шее. Чувствительная шея и постоянный страх неаккуратных касаний делают мою интимную жизнь гораздо менее веселой, чем хотелось бы. И он об этом догадался без единого слова. Что за талант у этого мальчишки? Как можно быть таким… зрелым в его возрасте? И в то же время таким ребенком. — Что ты там рассматриваешь, радость моя? — В прошлый раз я его толком не разглядел. — Вадим склонил голову набок. — Ни разу не видел обрезанный. Я закатил глаза. Что его вообще больше интересует — я или моя отсутствующая крайняя плоть? А он все не унимался, рассматривал, трогал и комментировал, пока мне не надоело ждать. А потом весело смеялся над моими несерьезными попытками перехватить инициативу. А потом уже не смеялся, только горячо дышал, целуя мой живот и… — Это еще что? — спросил он с тревогой. Понятно. Нащупал мои порезы. Ну что тут скажешь? Упал, потерял сознание, очнулся? Бред. Я умышленно наносил их в таком месте, чтобы никто посторонний не заметил. Но ранки на внутренней поверхности бедра нельзя оправдать случайной травмой. К счастью, на улице уже темнело, а свет мы не включали, поэтому Вадим не должен был увидеть старые шрамы, только свежие рубцы почувствовал наощупь. — А… Неважно. — Мне было лень объяснять или придумывать отговорку. — Важно, — возразил он. — Ты что, сам себя поранил? Это начало меня раздражать. — Если собираешься отвлекаться на всякую ерунду, сейчас домой пойдешь, — пригрозил я. Он покачал головой. И вдруг цапнул меня зубами за бедро. — Что за дела? — возмутился я. Кожу он прихватил несильно, но ощутимо. Возможно, синяк будет. — Потом об этом поговорим, — ответил он и лизнул порез. Ранку немного пощипывало, совсем не больно, однако я на всякий случай зашипел. Вадим обвел языком кожу вокруг пореза, успокаивая. «Ой, да пусть делает что хочет», — решил я и расслабился. Он только что меня укусил, а я почему-то был уверен, что больше он не сделает ничего, что могло бы мне не понравиться. Его нежность омывала меня, словно теплые морские волны. Это была не страсть, которая обычно высасывает все силы, опустошает и не оставляет ничего после себя, а нежность, спокойная, обволакивающая нежность, призванная согреть и защитить. Именно то, что так нужно было мне последние несколько месяцев. Если говорить об опыте, я уже начал сомневаться в своем превосходстве. Антоша рассказывал о своем друге, и из этих рассказов выходило, что интеллигентный и скромный с виду Вадим трахает все, что движется. Я делал скидку на склонность Антоши к преувеличениям, но сейчас подумал, что, возможно, зря. В моей голове словно непрерывно взрывались шарики для пейнтбола, забрызгивая все вокруг яркими каплями. Не скажу, что это был самый умопомрачительный секс в моей жизни, но, определенно, один из тех редких случаев, когда я мог полностью расслабиться, довериться партнеру и не думать ни о чем, кроме того, как мне хорошо. Пока я парил в невесомости среди разноцветных фейерверков, Вадим целовал мою спину и что-то бормотал, то и дело срываясь на громкий шепот. — Люблю тебя… — услышал я. Мило. Придя в себя он наверняка даже не вспомнит об этих словах.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования