Хоккайдо

Слэш
R
Закончен
18
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Мини, 2 страницы, 1 часть
Описание:
Сугимото и Огата сидят у костра после очередного ночного кошмара. Найдут ли они утешение друг в друге, хотя бы на время?
Примечания автора:
Моя первая работа по пейрингу Сугио, моя первая работа в среде фанфикшена в принципе. Приятного прочтения!
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
18 Нравится 6 Отзывы 0 В сборник Скачать
Настройки текста
Хоккайдо. Прохладный ночной воздух. Гул ветра, смешивающийся с треском практически угаснувших языков пламени. Пока Асирпа с Шираиши видели десятый сон, вальяжно развалившись во временном жилище, сильно пахнущем свежей весенней зеленью и сухой древесиной, Огата и Сугимото сидели около костра в полной тишине. Их обоих снова мучили кошмары. Одному снился давно умерший брат, второй никак не мог забыть образ погибшего на войне товарища. Пожалуй, это было единственным, что их объединяло. К большому разочарованию Асирпы, эти двое так и не смогли найти общий язык, из-за чего каждый день они докучали своим спутникам бесконечными словесными перепалками. Даже сейчас, когда казалось бы повода для конфликта нет, Огату раздражала эта безмолвная тишина. Раздражал сам факт того, что Сугимото не удостоил его и малейшего внимания, даже не потрудился бросить и еле заметного сурового взгляда из-под козырька фуражки, как он обычно это делает. Огата, казалось, уже и не помнил, когда лицо Сугимото последний раз выглядело таким расслабленным и спокойным в его присутствии. Огата окликнул его, но тот даже и бровью не повёл, будто не слышал. Сугимото считал, что это выше его гордости, отвечать кому-то вроде него, самовлюблённого идиота, думающего только о себе. Огата окликнул его еще раз, но реакция его «собеседника» оставалась неизменной. Да что он вообще себе позволяет? Молчит как обиженный ребенок. С другой стороны, Огате даже нравилось и в какой-то степени льстило быть номером один в списке Сугимото на быстрое и безболезненное убийство. Уж что-что, а это он ему обеспечить точно мог. Огата окликнул его в третий раз, желая получить долгожданную награду за свои старания, но и эта попытка была успешно проигнорирована. Терпение Сугимото заканчивалось так же быстро, как и топливо для поддержания их единственного источника тепла. - Я за хворостом, – прозвучало бурчание из обмотанного вокруг шеи клетчатого шарфа. Сугимото встал, немного потянувшись, и глубоко, полной грудью вдохнул свежий лесной воздух. Огата не мог позволить ему уйти. Не сейчас. Он хотел видеть больше эмоций на лице Сугимото. Хотел, чтобы тот его ненавидел, боялся, презирал. Он нуждался в этих сильных эмоциях как никогда раньше. Он не хотел оставаться неуслышанным, незамеченным, ведь это так или иначе заставляло снова и снова всплывать в сознании обрывочные воспоминания из далёкого детства, когда казалось, что до его существования никому и вовсе не было дела. Резким движением Огата поднялся со своего места, потянул Сугимото за потрепавшийся, но всё ещё любимый жёлтый в полоску шарф и не мешкая даже и доли секунды он позволил себе одну маленькую шалость – поцеловать Сугимото Саичи. Он погружался в него с каждым поцелуем всё больше и больше. Он даже мысленно был готов получить штыком в ногу или удар сильной рукой по голове. Но ничего из этого не произошло. Сугимото лишь слепо следовал движениям языка своего мучителя, не понимая, что они вообще творят и к чему это в конечном итоге приведет. Нравился ли ему Огата на самом деле? Кто знает. Но ему точно нравилось, как тот неспеша и чувственно пробирался языком всё глубже, заставляя сердце пропускать удары от внезапного волнения. Иногда Огата прерывался и облизывал обветренные прохладным ветром Хоккайдо губы Сугимото, тщательно и осторожно, словно «лакая» их, миллиметр за миллиметром он двигался от одного края губ к другому. Сугимото не знал, что ему делать. Он боялся этих странных, новых, но до ужаса приятных и расслабляющих ощущений. Постоянные поиски пропавшего золота, ежедневная охота на дичь, встречи с неприятными людьми, ночные кошмары - всё это так утомляло. Хотелось банально отдохнуть, как морально, так и физически. Позволить себе хоть раз ни о чём не думать и просто раствориться в чём-то…Или ком-то… Пока Сугимото медленно млел от ранее не испытываемых ощущений, Огата уже успел продумать, вполне логичный, как ему казалось, дальнейший ход событий. Он не собирался изменять своей первоначальной идее, поэтому он неторопливо, но весьма решительно, положил ладонь на явно выделяющийся и просящий внимания бугорок ниже пояса. Огате очень нравилось, что Сугимото ведёт себя довольно тихо, без резких движений и криков протеста. Как оказалось, он был довольно податливым, во многом из-за того, что действительно сильно нуждался в разрядке, какой бы спонтанной и странной она ни была. А может он просто не желал будить Асирпу с Шираиши? Не хотелось бы тратить лишние нервы и время на объяснение этой чрезвычайно необычной ситуации. - Быстро же у тебя встал, – нахальным тоном произнёс Огата, очерчивая языком контуры шрама на лице Сугимото. Он не раз задавался вопросами о происхождении этого украшения, чьих это рук дело, кто был удостоен такой чести - оставить след своей неудержимой ненависти на столь видном месте. Огата в какой-то степени даже завидовал автору этого творения, ему тоже хотелось оставить свой яркий след на этом крепком теле. След, который будет выделяться среди всех уже имеющихся шрамов. Особенный след, происхождение которого будет известно лишь им обоим. Закончив исследовать лицо Сугимото, Огата не мог не обделить вниманием виднеющуюся из-под воротника его рубашки мускулистую шею. Внимательно рассмотрев относительно новый круглый шрам, полученный Сугимото на печально известной высоте 203, и увидев в свете затухающего огня еле заметную, но довольно часто пульсирующую венку волнения, Огата тихо и не торопясь укусил свою «добычу», заодно обдавая шею горячим и до ужаса приятным дыханием. Сугимото получал безграничное наслаждение, он смаковал каждое прикосновение Огаты к своему телу. Ему хотелось запомнить каждый момент, каждый миг во всех его мельчайших деталях. Каждое движение рук, каждый вздох, каждый поцелуй – всё это неизбежно отпечатывалось в его подкорке. Ещё никогда в жизни Сугимото не чувствовал себя настолько беззащитным и доступным, но он уже простил себе эту внезапную слабость, полностью отдаваясь своим желаниям. Огонь стремительно угасал, но так же стремительно росла жажда Огаты стать одним из главных воспоминаний в памяти Сугимото. Пускай даже и неприятным, пускай он будет вспоминать об этой ночи как об очередном страшном сне, Огата лишь хотел, чтобы его действительно кто-то помнил. Касания становились всё более решительными и смелыми. Удары сердца отражались в голове отчётливым, словно заполняющим всё пространство звоном. Такие разные, но по-своему похожие. В ту прохладную ночь им казалось, что ничего и никого кроме них не существовало. Некоторое время спустя огонь погас. Но ещё долго не угасали чувства между этими двумя, согревая их тела и души сильнее, чем любой костёр, когда-либо разведённый в лесах Хоккайдо.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты