Вторжение в мир Гармонии.

Джен
NC-17
В процессе
23
автор
Mega Deus соавтор
Размер:
240 страниц, 9 частей
Описание:
Лучшая ученица Твайлайт Спаркл - Ластер Дон продолжает испытывать проблемы с поиском друзей, даже после наставления Учителя, переезда в Понивилль и поддержки друзей Твайлайт. Но в день Фестиваля двух Сестёр, Ластер из-за своей невнимательности попадает в другой мир с ещё одной пони,но местные жители не сильно обрадовались вторжению из другого измерения.
Примечания автора:
Для меня крайне несвойственны работы по фэндому MLP, но идея скрестить недавно просмотренный Мультсериал и затёртый до дыр Wolfenstein: The New Order (В том числе и Old Blood и частично The New Colossus) пробудила во мне огромный энтузиазм. В отличие от моей первой работы "Стальное небо", я не смогу заменить Социал-национализм на что-то другое, ибо Wolfenstein без безумных нацистов - это не Wolfenstein. Возможно, я не смогу воссоздать характер персонажей и общую атмосферу, но я с радостью устраню свои косяки, если вы напишите об этом мне в ЛС или в Комментарии к работе.

Дисклеймер!!!
Фанфик создан только для ознакомления и развлечения и не является призывом к фашизму, национал-социализму и его проявлением!!!
Приятного чтения.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
23 Нравится 46 Отзывы 5 В сборник Скачать

Акт I. Глава 2. Улей Её Величества

Настройки текста
      Я сидел в парке и наслаждался прекрасной солнечной погодой. Пегасы постарались на славу… Но даже это не поднимало мне настроение так, как осознание того, что начались выходные. Жеребята и кобылки мирно играли на детской площадке, пока их родители, улыбаясь, наблюдали за ними. Даже обычные прохожие улыбались, смотря на чьё-то счастье. А что я? Я просто сидел на лавочке, попивая чай из своей термокружки, наслаждаясь пятничным днём. Но что-то было не так… Я видел жёлтые повозки такси и запряжённых в них жеребцов в жёлтой форме. Повозки? Откуда?!

***

На дне.

Я пришёл в себя. Приятные эмоции из воспоминания быстро улетучились, когда я обнаружил, что меня несло течение реки. Внезапно чья-то лапа схватила меня за заднюю ногу. Я начал барахтаться, дабы освободиться, но тут я услышал недовольный возглас Галлуса: — Твою ж мать, Нельсон! Хватит дёргаться! — я успокоился и дал Галлусу вытащить меня на берег. Вот я уже стоял на берегу, естественно, насквозь промокший. То же самое можно было сказать про Галлуса и Веерту. Кстати говоря о Веерте, она где-то потеряла свою броню. — Чтоб я ещё хоть раз села в грузовик с вами! Вы совсем больные? Что значит «идти на таран»? — недовольно буркнула она. — Да хорош тебе, Веерта! Кстати, а где ты просеяла снарягу свою? — ответил Галлус, осматривая окрестности. — Представляешь, но мне жизнь важнее снаряжения! Я потонуть не хотела! Галлус выдохнул и протянул ей свой штурмгевер. Веерта взяла его и, перекинув ремень через шею, повесила на бок. А затем удивлённо посмотрела на Галлуса, когда тот выбросил один из своих пистолетов в воду. Меня это так же сильно удивило, но я не успел ничего сказать, ведь Веерта возмутилась быстрее. — Галлус, разве они не водоупорны? — Штурмгевер и мой люгер шесятьдесят пятого — да… Но я выкинул модель шесятьдесят первого… — его ответ окончательно озадачил меня, заставив шестерёнки в моей голове переваривать информацию. Веерта также ничего не поняла. — Эм… А… Что? — «спросила» она. Галлус понял свою ошибку, нервно выдохнув, он дал объяснение: — Год модификации… Модификация шестьдесят первого года всё так же страдает от воды… Я вновь начал переваривать информацию, попутно смотря на Галлуса, взгляд которого завис на одной точке. Я посмотрел в ту сторону — он смотрел на Кантерлот. — Эм… Галлус? — дрожа от холода, спросил я. Он вздрогнул и посмотрел на меня, а затем вновь уставился на Кантерлот. — Это что за херня? — спросил он с лёгкой долькой ненависти в голосе. Я вновь глянул на Кантерлот, а затем вспомнил, что Галлус не знал судьбу этого города. Кажется, его первым делом смущал новый замок, полностью состоящий из бетона. Где-то я слышал, что новый Кантерлотский замок — это смесь архитектурных решений замка «Черепа» и Лондонской наутики. Теперь я так же, как и Галлус, смотрел на этот замок… Только сейчас я заметил, что верхняя часть — это подобие взлётно-посадочной полосы, а сам замок намного выше старого Кантерлотского. Четыре прожектора освещало его с земли. — Оу… Это… Подарок Кантерлотского губернатора Блюблада для фрау Дон… — ответил я. — Погоди, эта гнида Блюблад теперь губернатор? — оскалившись, спросил Галлус, на что я молча кивнул. Веерта, смотрящая в лесную чащу, перебила нас и предложила неплохую, на мой взгляд, идею: — Может, попробуем пройти по этой тропе? Это лучше, чем зябнуть на берегу… Галлус тут же высказал своё несогласие: — Ага, и потеряться? Нет, лучше уж на берегу… Пойдём, Нельсон, — Галлус обернулся в мою сторону и увидел, что я уже шёл за Веертой в чащу леса. — Да чтоб вас… Подождите меня! — Галлус рванул за нами.

***

Где-то в лесу.

На самом деле, ситуация была не самой худшей… Ведь мы ведь на свободе, разве это не прекрасно? НЕТ! Мы бродим ночью по густому лесу! Кажется, что мы уже заблудились. — Что ж… Как я могу понять, — Галлус начал невероятно спокойным тоном, но Веерта перебила его. — ЗАТКНИСЬ, РАДИ БОГА! — похоже, она была не в настроении. Также, из-за её крика сидящие на ветках птицы разлетелись в разные стороны. Галлус явно не ожидал подобного ответа, из-за чего он остановился и ещё пару секунд шокировано смотрел на Веерту. Затем он ожил и, догнав нас, вновь попытался разговорить Веерту. — Может, нам всё же стоило остаться на берегу? — на его лице появилась саркастичная широкая улыбка. Галлус просто решил подшутить над ней. Она обернулась к нему с выражением лица разъярённого яка, готовая разорвать его на куски, но затем она успокоилась и прищурилась, смотря куда-то в лес. — А это кто? — к удивлению, она произнесла это спокойным тоном. Мы с Галлусом обернулись в ту сторону. На небольшом пригорке стояла тёмная фигура пони в мантии. Она просто смотрела в нашу сторону, а затем решила дать ответ на вопрос Веерты. — Я вам не друг и не враг, но я желаю вам помочь… Сможете ли вы преодолеть страх и вашу агрессию для конструктивного разговора? — Мы не желаем вам зла… Но, может, вы представитесь? — я попытался ответить максимально дружелюбно, но у Веерты и Галлуса были свои планы. Они о чём-то перешёптывались. Я смог услышать только фразу: «Да, это она…». Затем Веерта вскочила на задние копыта и взвела штурмгевер, попутно с этим, Галлус выхватил из кобуры свой пистолет. — А вот и хрен тебе, морда коллаборационистская! — огрызнулся Галлус. Фигура резко подняла голову, и как только началась стрельба, она отпрыгнула назад. Я был шокирован подобной агрессией моей новых друзей, но я не успел опомниться, как они кинулись за ней в погоню. Моё бездействие наградило меня тем, что я потерял их из виду. Я направился туда, где я в последний раз видел их. Я некоторое время бродил по лесу, но затем услышал чей-то галоп. Внезапно, кто-то сбил меня с ног и упал рядом. Я поднял голову и услышал ещё чей-то бег. — Хотя бы сдохни с достоинством! — где-то впереди крикнула Веерта. В зоне видимости показалась Веерта, а с другой стороны прибежал Галлус, целясь в незнакомку. Я вскочил и встал прямо перед ней, перекрыв своим друзьями линию огня. — Нельсон, пули сквозь своих не проходят… Свали куда-нибудь! — после этих слов я окончательно разочаровался в нём. Я хотел достать свой пистолет, но вспомнил, что все патроны я потратил на экзо-солдата. — Зачем ты пытался её убить? — осторожно спросил я. — Она нацистская падаль! Они все заслуживают смерти! — крайне агрессивно ответил Галлус, но затем он опять что-то заметил. Недолго посмотрев в ту сторону, он вновь обратил свой взор на нас и приказным тоном обратился ко мне: — Тащи её в тот дом! Вновь я обернулся в ту сторону, куда показывал Галлус. Там и в правду стоял дом, правда, выдолбленный внутри дерева. Внутри горел свет, а перед входом лежало несколько экзотических масок и какие-то мешочки с неизвестным содержимым. Я повернулся к незнакомке, похоже, она стала нашей новой пленницей.

***

Неизвестный дом.

Я зашёл следом за пленницей, за мной шли Галлус и Веерта. Она зашла в свой дом и скинула капюшон. Это была зебра, причём я впервые увидел у зебр несколько золотых колец на шее. — Знакомься, Нельсон! Это Зекора… Жалкая предательница и директор химического завода «Z.H.P.». — Что? Но зачем стрелять-то сразу? Она ведь хотела нам помочь! — я попытался вразумить Галлуса, хотя я сам начал сомневаться в правильности моих действий. Зекора, сильно нервничая, обратилась ко мне: — Ты ведь… Нельсон, да? — я видел, как она смотрит на мою нашивку. — Так вот… Это вполне заслужено… — она выставила из-под мантии свою переднюю ногу. Я увидел рукав цвета хаки, да и вся её форма была такого же цвета. На рукаве находилась нашивка с изображением колбы с каким-то зелёным веществом и подписью «Z.H.P.», собственно, выше я увидел и партийную повязку. — Нельсон, отойди, пожалуйста, я закончу с ней, — спокойно произнёс Галлус, держа на мушке Зекору. Как мне показалось, Веерте не было дела до происходящего, она просто держала свой штурмгевер и осматривала жилище Зекоры. — Я… Я и вправду хочу вам помочь!.. — нервничая, произнесла Зекора. — Поможешь моим покойным друзьям на том свете! — подходя ближе, сказал Галлус. — Что?.. Каким «покойным друзьям»?.. — медленно отходя назад, спросила Зекора. На её лице я увидел искреннее непонимание. — Теперь они для тебя не друзья? Сэндбар, Оселлус, Смолдер, Сильвер Стрим, Йона… Кто они для тебя? Очередные низшие существа?.. — возможно, Галлус хотел начать читать ей мораль или убить её на месте, но она перебила его. — Они друзья и для меня, но их не убивали… Галлус был шокирован ответом. Похоже, он считал своих друзей покойниками всё это время, но слова Зекоры дали ему новую надежду. Он опустил пистолет и ещё некоторое время просто смотрел на пол. Сказать честно, я тоже был удивлён ответом. Маленький лучик надежды, касаемый жизни принцессы Твайлайт и пятёрки её подруг, опустился на Зекору. — А принцесса Твайлайт и её подруги? — нетерпеливо спросил я. Зекора немного приободрилась, но затем опять опустила глаза. — Их тоже не трогали… По крайней мере, я не слышала этого… Но всех из загребли в улей чейнджлингов, где из них уже пять лет выкачивают любовь… У нас у всех были смешанные ощущения от подобного ответа, но даже я видел в этом что-то хорошее. — Но зачем они пустили слух про их смерть? — наконец-то подняв голову, недоумевающе спросил Галлус. Ответ последовал сразу же. — Они прекрасно понимали, что у Эквестрии есть свои герои, которые неоднократно спасали её, и что если устранить их, то больше ни у кого не возникнет желания встать на пути у Рейха… Галлус выдал крайне безумную идею, чем ещё сильнее удивил меня. Надо будет привыкнуть к тому, что от него можно ожидать чего угодно. — Мы обязаны спасти их… Пока ещё не поздно… Я готов отдать свою жизнь, дабы спасти своих друзей. Терпение Веерты лопнуло. — Так, с меня уже хватит твоих «замечательных» идей… Нам для начала нужно спасти себя, да и мы не сможем противостоять Рейху в открытую… Зекора подняла уши и, подойдя к котлу, задала вполне закономерный вопрос: — Вы хотите поднять оружие против Рейха?.. — она не стала дожидаться ответа, продолжив свою мысль: — Если да, то я с вами… Я должна хоть как-то искупить свою вину. Я струсила. Я испугалась смерти. Я выбрала службу Рейху, а могла хотя бы оказать сопротивление… — на её лице показались слёзы. — Я не хотела… Этого… Я просто хотела жить… — кажется, она сама не в восторге от своего положения. Она скинула мантию и повесила её на вешалку. Я увидел её форму почти полностью. В отличие от офицеров, на её копытах была надета дорогая обувь, а вместо мешковатых штанов — довольно приличные брюки того же цвета, что и верх формы. Галлус осознал свою неправоту, он медленно подошёл к ней и крепко обнял свою старую подругу. Зекора, не сдерживая слёз, также обняла его. Столь трогательную сцену воссоединения старых друзей прервала Веерта. — Давайте будем реалистами… Мы не ели нормальной еды уже достаточно долгий промежуток времени, мы устали после утомительной работы в лагере, у нас нет крова над головой, у нас нет нормального плана действий. А что же мы решили? Мы решили втроём… — она посмотрела на Зекору. — Вчетвером поднять оружие против империи, под контролем которой находятся два мира и неограниченные ресурсы, а её многомиллионная армия уже на протяжении пяти лет терроризирует наш мир! — Веерта пыталась отдышаться после своей решительной речи, а затем недовольно перекинула ремень штурмгевера через шею и отпустила его, дав ему свободно болтаться на боку. Я почуял чудный запах съестного из котла, затем я аккуратно подошёл к нему и поддержал идею Веерты. — Да… У нас мало шансов… Да и я не ел пару дней… Кстати, а что в котле? — в этот момент я и сам не заметил, как перестал контролировать себя из-за чувства голода, ведь в любой другой ситуации я бы посчитал подобный вопрос аморальным. На удивление, Зекора вполне спокойно ответила: — Грибной суп… В Вечнозелёном лесу полно грибов, ягод и различных трав… — затем Зекора приободрилась и добавила: — Кстати, вы можете остаться тут на ночь, у меня уже назрел план, как мы можем вытащить героев старого мира… — она достала несколько глиняных мисок и половником начала накладывать суп в них. — Мы… Мы не доставим тебе неудобств? — легко улыбнувшись, спросила Веерта. — Не беспокойтесь, я живу в Понивилле… А сюда… — она вновь впала в отчаяние. — Сюда я прихожу, чтобы вспомнить старые времена… Отвлечься от этого ада в Понивилле и от ужасающей своим назначением продукции моего комплекса… Галлус осмотрел знакомое ему место, но, услышав про «Ад в Понивилле», он заинтересованно спросил: — Погоди… А что случилось с Понивиллем? Зекора протянула мне миску с горячим супом. Я аккуратно взял её копытами и искал место, где я смогу поставить её. Затем она наполнила ещё одну миску и ответила на вопрос Галлуса: — Эх… Ферма «Яблочные акры»… Немцы передали её под руководство Эпллов… А те, в свою очередь, решили не заморачиваться с персоналом… Там работают рабы, причём даже пони, среди которых есть и Эпллы, которые не поддержали идею сотрудничества с Рейхом… — Веерта очень сильно расстроилась, но всё же тихо добавила: — Вернее, были… Не так я помнила эту семью… Галлус был вновь шокирован ответом. — А замок принцессы Твайлайт, школа Дружбы? Что случилось с… — Зекора перебила его. — Теперь там военный городок… А на окраине города находится лагерь, где содержат «рабочих» «Яблочных акров»… Ну, хотя бы яблоки доходят до народа… А что со школой Дружбы и замком? Школа переоборудована в офицерскую академию, а замок стал личным имуществом губернатора Блюблада… Мне же выделили двухэтажную виллу, с которой открывается «прекрасный» вид на страдающих пони на «Яблочных акрах»… — Зекоре явно было больно рассказывать про это. Я попытался хоть как-то отвлечь её от этого. Я не смог придумать темы лучше, чем обсуждение наших планов. — Так… Что у тебя за план? Если мы докажем всем, что они живы, то у Рейха возникнут кое-какие проблемы, — закончив, я отхлебнул немного супа из миски. Он был шикарен, даже сэндвичи Нелли не навевали мне подобный домашний уют. Эх. Бедная Нелли… Кажется, я всё же сумел отвлечь её. — Да… Я до конца не продумала план… Я объясню всё завтра… Да и снимите наконец-то эту ужасную форму… Я завтра принесу нормальную одежду! — она пыталась проявить к нам хоть какую-то заботу, зная наше тяжёлое прошлое. Хотя, я пробыл в лагере дня два, поэтому я не заслуживал подобного отношения. — Ах, да… Есть ещё одно дельце… — она протянула очередную миску Галлусу и поставила ещё одну на столе перед Веертой, а затем она отошла к полке. Галлус и Веерта начали снимать свою промокшую форму. Предварительно Галлус снял кобуру. Я также начал снимать свою робу, в этот момент мои друзья впервые увидели мой знак отличия. — Кружка чая? Серьёзно? Ну и в чём твоё назначение? — спросил Галлус. — Ну… Пить чай! — невозмутимо ответил я. Галлус не успел ничего сказать, ведь Зекора достала две банки с краской и несла их ко мне. — Не беспокойся, Нельсон, такими красят шкуры, хвосты и гривы всех немцев… Я лично разработала состав, по заказу оберкоммандора… Я нервно улыбнулся и недоверчиво начал отходить назад, держа одним копытом миску с супом. — А зачем мне это?.. — неуверенно спросил я. — Ну… Скажем… Тебе придётся временно побыть зеброй…

***

Спустя пару часов.

Мне повезло: Зекора не стала полностью меня перекрашивать в зебру, а лишь перекрасила хвост. На удивление, краска быстро высохла. Я начал понимать, почему немцы ценят краску Зекоры… К этому моменту все уже спали, и я в том числе. Всего одной тарелки супа хватило на то, чтобы наполнить мой пустой желудок до отвала. Также мы с Галлусом уступили кровать Веерте, уснув в креслах. Даже это было удобнее и уютнее той полки с сеном… Я вновь оказался в том парке, на той же самой скамейке. Всё тот же самый вкус чая и вид на жёлтые повозки. Тут я услышал незнакомый мне до этого гул, и по дороге промчалась колонна немецкой техники. Все посетители парка и прохожие с ужасом смотрели на это. Я понял, что это сон, а действие происходит в момент вторжения… Того самого момента, как Мэйнхеттен взяли без боя, и никто даже не попытался оказать сопротивление…

***

Утро следующего дня. «Первый Эквестрийский автобан».

Последняя ночь была лучшей за последние дней десять для меня, и лучшей за последние несколько лет для моих напарников. Спозаранку нас навестила Зекора. Как она и обещала, она выдала нам новую одежду, но она забыла упомянуть то, что с помощью этой одежды мы должны спасти принцессу Твайлайт и её подруг. Мы сидели в кузове фургона фабрики «Z.H.P.», одетые в форму и броню добровольческой дивизии. Нам с Зекорой досталась форма добровольцев-зебр, которая отличалась от обычной немецкой разве что двумя полосами на кирасе и каске и немного другой формой маски. Тут стало прекрасно ясно, зачем Зекора перекрасила мой хвост, ведь в полном комплекте меня и вправду не отличить от зебры. Как ни странно, но Галлус получил форму грифона-добровольца, которая также повторяла немецкую, но отличалась размером, формой маски, металлическими щитками по бокам и такими же белыми полосами, как и у нас. Предназначение щитков оказалось куда более значимым, чем я предполагал до этого: они защищали крылья и, в случае чего, могли открыться и дать грифону расправить их, но у Галлуса не было в этом острой необходимости по понятным причинам. Мы пока не решались надевать металлические маски, но я даже не удосужился надеть пехотную каску. Я просто сидел и смотрел на странный аппарат в маске, который Галлус назвал гашеткой. — Да, Нельсон, ты сжимаешь челюсть как можно сильнее, и твоё оружие в креплении на боку начинает стрелять! — в очередной раз рассказал мне про неё Галлус. — У тебя такая же в маске? — спросил я, всё же надев пехотную каску. Галлус глянул в свою маску и кивнул мне. Затем он посмотрел на несколько деревянных ящиков на полу и задал Зекоре вопрос: — Зекора, может, всё же расскажешь нам про содержимое ящиков и про наш «замечательный» план? Этот вопрос отвлёк сосредоточенную на дороге Зекору, она вздрогнула, но затем успокоилась и ответила: — Не беспокойся, в ящиках парфюмерия по заказу генерал-губернатора Крисалис. Галлус поднял бровь и с насмешкой спросил: — С каких пор эта букашка стала генерал-губернатором? Да и зачем ей парфюм, от неё несёт за километр! Никто не поддержал настроя Галлуса, даже Зекора, которая тяжело вздохнула и попыталась успокоить Галлуса: — Даже не вздумай так шутить при немцах или чейнджлингах… А ведь для чейнджлингов она всё ещё королева… Веерта отвлеклась на наш разговор, но тут она также задала вопрос: — Почему именно «Первый Эквестрийский автобан»? Даже я умудрился вставить своё: — Так какой у нас план? — спросил я. Зекора была завалена однообразными вопросами, но у неё не было выбора, кроме как отвечать на них. — Думаю, название говорит само за себя, но также я бы добавила, что он связывает Улей, Мэйнхеттен и Филлидельфию… — затем она будто оживилась и начала рассказывать нам про план: — На самом деле… Я слышала, что в Америке назревает восстание, поэтому немцы вывели с территории Эквуса почти две трети своих войск и без того малочисленных гарнизонов для усиления контроля Американского континента… Лучшего момента просто может и не быть… А теперь ближе к плану: мы должны без особых проблем проникнуть в личные апартаменты Крисалис и… — её мысль прервал крик Галлуса. — Грохнем Крисалис! Краем глаза я заметил, как Зекора ударила себя копытом по лбу, да так, что даже её фуражка слетела. Попутно надевая её на голову, она продолжила рассказывать нам план: — Нет, убьём Крисалис — нас возненавидит весь улей чейнджлингов, а нам бы очень сильно пригодилась их поддержка… Ну… И на её пост уже давно претендует фельдмаршал Фаринкс и граф Штерн… Наглейший ублюдок… Даже взял себе немецкую фамилию… — Веерта попыталась задать ещё один вопрос, но терпение Зекоры подошло к концу. А вроде вчера она казалась более дружелюбной. — Да боже, вы можете помолчать хоть пару минут и дать мне рассказать вам план? — она повернулась, посмотрела на нас и встретила лишь три шокированных взгляда. Убедившись, что мы её слушаем, она продолжила: — Так вот, мы доставляем ей её заказ, затем мы ждём несколько часов, пока не начнётся парад в честь юбилея основания Рейхскомиссариата и бла-бла-бла… Даже я имею место на параде рядом с Крисалис, но вы в этот момент должны попасть в темницу дворца, которая находится под землёй… Если то, что можно назвать «данными» верно, то вы найдёте их в коконах, ну и ещё пару жертв, среди которых может быть новая шестёрка героев… — тут она мельком глянула на Галлуса и добавила: — Ну, или пятёрка… Ещё некоторое время мы молча смотрели друг на друга, Зекора же молча следила за дорогой. Но тут она обратилась ко мне: — Нельсон, пересаживайся на пассажирское… Я только что вспомнила, что они развернули КПП на границе улья…

***

Около часа спустя. На подъезде к Улью.

Я сидел на пассажирском сиденье рядом с Зекорой. Она передала мне корочку и сообщила мне то, что я должен сделать и сказать на КПП. Сзади же сидели Веерта и Галлус, даже тут я слышал их шутки и смех. Я не мог ничего им сказать, ведь моё внимание приковало огромное штормовое облако и зеленоватый туман, который расстилался под ним, и, как назло, мы двигались к нему. — Зекора, это что ещё за херня? — спросил я, перебирая возможные варианты в своей голове. Неожиданно на мой вопрос ответил Галлус: — Мать твою… Да это ж Клаудсдейл… Но что с ним? Где радуга погодной фабрики и почему оно напоминает штормовую тучу? Зекора тихо пробормотала себе под нос: — М-да, я уж и не думала, что в крупных городах такая информационная блокада… — затем она нормально ответила: — Чейнджлинги родились на болоте, а когда они основали свой улей, комфортную им погоду обеспечивал трон Крисалис… Да, его разрушила Старлайт Глиммер, но Крисалис сумела создать новый трон, которого хватало на начало её нового правления… Но из-за огромного количества любви популяция чейнджлингов начала стремительно расти, и магии трона не хватало на обеспечение бурно-растущего улья… Но тут Штрассе создал погодную машину, использующую магию неизвестного мне артефакта. Клаудсдейл потерял почти всю свою значимость для нацистов и они переселили всех пегасов в крупные города, а сам Клаудсдейл… — она неуверенно добавила: — Ну, даже не знаю, перевели? Перетащили? В общем, перетащили на Улей Крисалис и все производственные мощности погодной фабрики перевели на обеспечение этого самого Улья, предварительно наняв туда чейнджлингов… — Погоди-ка… — остановил Зекору Галлус. — Ну и насколько сильно выросла популяция чейнджлингов? — Достаточно сильно, — ответила Зекора. — Теперь постарайтесь помалкивать, говорить буду я и Нельсон… Тут я понял, что мне стоит надеть маску. Недолго думая, я снял её с пояса, поднёс к лицу и закрепил её под каской, затем я её отпустил и она плотно села на морду. Всё-таки маски зебр плохо подходят пони, ведь она немного давила в области носа. Мы подъехали к КПП, где стояло ещё несколько гражданских автомобилей. Мы попали в небольшую очередь, значит, у меня было немного времени отрепетировать свою фразу, попутно осматривая местность. Я заметил, как два немецких солдата и пони-пегас стояли у открытого багажника легкового автомобиля. — Да я вам клянусь, я ради этих батарей едва ли не до Ванхувера ехал! — попытался оправдаться пони-пегас в зелёном рабочем комбинезоне. К автомобилю подошёл офицер в расстёгнутом чёрном кожаном плаще с партийной повязкой и странным небольшим аппаратом на спине. Офицерская форма, петлица СС, железный крест на шее, партийный круглый значок на груди и всё та же гарнитура, встроенная в фуражку. Также я заметил кобуру под плащом и подобие разгрузочного жилета. Даже офицерская форма имела отличия от той, что я видел у обычных офицеров СС или тюремных офицеров. Зекора ответила кратко: «Полевой офицер… Всяко лучше штабных крыс из СС…». — Так, что тут происходит? — спросил офицер у своих подчинённых. Бойцы обернулись и один из них уверенно ответил: — Ничего серьёзного, гауптшарфюрер! Подозрение на контрабанду. — Да какая контрабанда? Я эти батареи на погодную фабрику везу. Меня там… — он не успел договорить из-за крика офицера. — МОЛЧАТЬ! — офицер посмотрел на испуганного рабочего и обратился к своим солдатам: — Что за батареи? Доставайте их! Боец кивнул и достал из багажника две крупные энергоячейки, от которых исходило оранжевое свечение. Эта «батарея» чем-то напоминала длинный бидон… Ну и сравнения у меня… Офицер разочарованно посмотрел на своих бойцов и затем, несильно ударив себя копытом по лбу, продолжил: — Как вы можете перепутать ячейки реактора робота-охранника с обычными батарейками? Да и зачем они, по-вашему, на погодной фабрике?!.. Но у меня появился более стоящий вопрос… — со злобным оскалом он посмотрел на рабочего. — Где ты вообще украл их? Рабочий попытался оправдаться: — Нигде я их не крал! Я же говорю, мне их выдали для роботов-охранников на погодной фабрике! Я их должен доставить, пока не поздно! — под конец в его голосе слышалось лёгкое облегчение. — На Клаудсдейлской погодной фабрике в помине не было роботов-охранников, они банально не могут стоять на облаках… — утомлённо произнёс офицер, смотря на осознающего своё положение пони, который растеряно начал отходить назад, едва не упав в овраг, но боец поймал его. — Чего вы уставились?! Вяжите его, — отдал очередной приказ офицер, а затем пошёл к полевому штабу, попутно бормоча себе под нос: — Сраные шутце… Где их вообще нашли? — офицер достал сигарету из пачки и закурил её, пока бойцы проводили задержание контрабандиста. Мы продолжили движение к посту, где проводили досмотр очередного автомобиля. Мы вновь встали перед гражданским грузовиком. Справа я увидел светло-серую кабину грузовика «Опель Шторм», но его кузов вызывал у меня некоторые вопросы. Внезапно задняя часть кузова начала открываться, и оттуда вылез робот-охранник, который некоторое время постоял перед грузовиком, а затем направился к посту. Он шагал медленно, а каждый его шаг оставлял в земле характерный глубокий след. — С хрена ли они вообще тут развернули КПП? — спросил Галлус, также надев маску. Фургон вновь тронулся прямо, и мы подъехали к шлагбауму, остановившись прямо перед ним. Тут Зекора ответила на вопрос Галлуса: — Понятия не имею… Из-за вашего побега они бы не стали ставить КПП на подъездах к столице Рейхскомиссариата… — Зекора произнесла это очень задумчивым тоном. Внезапно кто-то постучался по стеклу. Я обернулся и увидел того самого полевого офицера, который до этого удивлялся глупости шутце. Последовал толчок в бок от Зекоры, я резко пришёл в себя и начал крутить ручку стеклоподъёмника. Стекло медленно опустилось, и офицер, держа копытами планшет и что-то записывая в нём, обратился ко мне: — Доброе утро, гра… — он ещё раз глянул на меня и поправил себя: — Ефрейтор добровольческой дивизии… — он увидел Зекору и на время остолбенел. Я решил не тянуть резину и обратился к нему. — Хайль, гауптшарфюрер! У нас заказ на спецдоставку для генерал-губернатора Крисалис! — я протянул ему нужные документы. Офицер убрал планшет в сумку на поясе и взял документы. — Угу-м-с… Три деревянных ящика элитного парфюма по личному заказу генерал-губернатора, или же королевы Крисалис… — он пробежался глазами по документу и вторым копытом дал сигнал бойцам сзади. Моё сердце ёкнуло, а душа ушла в копыта… Но всё обошлось довольно хорошо. Офицер добавил: — У нас приказ проверять каждый въезжающий в город транспорт… С документами-то у вас всё в порядке… — офицер протянул мне их обратно. — Боже… Парфюм в хрустальных бутылочках! Если вы разобьёте хоть одну баночку… — начала Зекора, но офицер быстро ответил, перебив её: — Поверьте, всё будет в лучшем виде… — он отошёл от окна и я услышал, как он прошептал себе под нос: — Конечно же, если это не шутце… Дверь фургона открыли, и в кузов залезло два бойца с блицгеверами. Я наблюдал за ними, сидя в кабине. Первым делом они посмотрели на Веерту без маски. Их металлические маски скрывали их морды, поэтому я не мог описать их реакцию, но я могу с уверенностью сказать, что белые полоски на каске и кирасе сразу им всё объяснили. Один из них аккуратно открыл деревянный ящик. Там и вправду на поролоновой подкладке лежало несколько хрустальных бутылочек с голубой жидкостью. Затем бойцы проверили оставшиеся ящики и тут один из бойцов крикнул офицеру: — Всё в порядке! Тут одни духи! Офицер обернулся и вновь подошёл к окну, и тут Зекора возмутилась: — Чего вы вообще ожидали там найти? — Не беспокойтесь, Зекора, — начал офицер, — я не сомневался в вашей лояльности к Рейху, но приказ есть приказ… — он постучал задним копытом по будке, затем шлагбаум поднялся, и мы продолжили движение. Я тяжело выдохнул и наконец-то снял маску, которая довольно сильно давила на мой нос. Держась за него, я услышал облегчённый вздох Зекоры и небольшое продолжение её плана: — Да, я забыла сказать кое-что важное! Я должна присутствовать на параде… У меня есть личное приглашение от Крисалис, поэтому вы должны выбраться сами… Мы встретимся на двадцатом километре автобана, я приеду через час или два после парада. Галлус возмутился: — Какого хрена Крисалис вообще тебе личное приглашение выписала? Не уж-то твоя фабрика настолько важна для них?! Я не слышал остальную часть диалога, так как я рассматривал громадный мегаполис, скрытый под облаком и зеленоватым туманом Клаудсдейла. Мы уже въезжали в город, как тут трасса превратилась в эстакаду, а на каждой опоре висело знамя, которое отличалось от знамени Рейха. Это было тёмно-зелёное полотно, с изображением лаврового венка, внутри которого находились корона и рог Крисалис. Это было знамя партии Крисалис… Дорогу освещали зелёные фонари, которые помогали хоть что-то разглядеть через этот густой туман. Даже несмотря на то, что мы приехали сюда в двенадцать утра, было ощущение, что на улице полночь из-за непроглядной тьмы. Вдали я видел очертания небоскрёбов, чей свет из окон пробивался сквозь непроглядный туман. Несколько небоскрёбов уходили в облако Клаудсдейла, будто они были опорами этого небесного города. От восхищения города чейнджлингов меня отвлёк шокированный крик Галлуса: — ИЗ-ЗА ТЕБЯ НЕБОЛЬШОЕ ГНЕЗДО РАЗРОСЛОСЬ ДО МЕГАПОЛИСА? Я опустил уши из-за крика грифона, а затем, держась за них копытами, попытался вникнуть в разговор: — Что? Вы о чём вообще? Причём тут Зекора? Зекора максимально спокойно ответила: — Ты спрашивал у меня: «Почему Крисалис так ценит мою фабрику?». Так вот — я сумела экстрагировать получаемую из кокона любовь в жидкость, что позволило распространить её между всеми чейнджлингами и ликвидировать голод… — затем она повернулась в сторону Галлуса, её тон сменился на более осуждающий. — Галлус, ты вообще знал, что голодными чейнджлингами не так-то и легко управлять? — она вновь начала смотреть на дорогу, двигаясь за легковым автомобилем. — Раньше Улей был самым опасным местом, ведь голодные чейнджлинги даже после возвращения Крисалис продолжали устраивать засады в лесу и нападать на обычных пони… Я убила двух зайцев одним камнем, избавив целый народ от голода и избавив невинных пони от террора чейнджлингов… — вскоре она остыла и осознала, что просто пыталась оправдаться. Из глубоких раздумий её вытащил мой толчок. — Зекора, за дорогой следи! — произнёс я, схватив руль и предотвратив встречу с бетонным разделителем. — Да… Точно… — неловко ответила Зекора, нервно посмеявшись и схватившись за руль. Затем она тяжело выдохнула, продолжая следить за дорогой.

***

Некоторое время спустя. Центр Улья.

Мы съехали с эстакады и ещё некоторое время двигались по тёмным улочкам города, пока не подъехали к заграждению у широкого бульвара. Рядом с ним стояли чейнджлинги в полицейской форме и простые зеваки. Парад должен был пройти именно на этом бульваре. Стало ясно, что в фургоне нас не пропустят, а ведь этот бульвар имел начало прямо у врат дворца. Зекора остановила фургон на обочине и сказала нам, что дальше мы идём пешком. Галлус вытащил из фургона двухколёсную тележку и погрузил на неё ящики, пока Веерта лениво надевала маску. К несчастью, мне снова придётся надеть её… Прекрасно… Мы прошли мимо полицейских, которые были одеты в оливковые шинели, а на их головах красовались полицейские шапки «Шако» с позолоченным знаком «Партии Крисалис». На шинели я заметил ремни кобуры, а сами полицейские стояли перед заграждением. Вдали я сумел разглядеть очертания того самого центра Улья Крисалис… Её дворца, а если сказать точнее, то целого замка, чья верхушка также уходила далеко в Клаудсдейл. Вскоре я также сумел увидеть триумфальную арку, от которой и брал начало этот бульвар. На каждом здании висело знамя Рейха и партии Крисалис. Мои друзья всё также настороженно шли за Зекорой, но из-за масок я не видел их лиц. На меня же это произвело смешанное впечатление. С одной стороны, меня восхищало величие этого города, но с другой, меня пугала его мрачность и обитатели… — Мы почти в самом центре империи чейнджлингов и в административном центре рейхскомиссариата Эквус… Смесь убербетона и футуризма Альберта Шпеера… А ведь он лично разрабатывал проект нового Улья… — осматривая улицу, задумчиво произнесла Зекора, но никто из нас не разделил её взглядов… Просто у нас пропал дар речи от того, что мы увидели.

***

Дворец Крисалис.

Перед дворцом находился небольшой парк с бронзовой статуей Крисалис, которая, гордо задрав голову и подняв копыто, смотрела куда-то вдаль. Мы обошли пьедестал статуи и попали в сам дворец, а именно, в его холл, где около мраморных колонн стояли чейнджлинги в своей старой броне, представляющий собой лёгкий тёмно-синий шлем и нагрудник. Их броня даже не прикрывала большую часть их тела… Не сказать, что пони или чейнджлингам было до этого хоть какое-то дело, но для нацистов это могло стать настоящим оскорблением. Тут мне начало казаться, что Улей Крисалис фактически независим от Рейха, но являлся его союзником. «Солдаты», если их так можно назвать, смирно стояли и смотрели в одну точку, лишь несколько из них на секунду перевели взгляд на нас и вновь уставились на стену. Вскоре мы прошли через холл и попали в атриум дворца. Просторное помещение, внутри которого находилось три этажа. По атриуму летали чейнджлинги в разной форме. Прямо посреди атриума стоял фонтан и очередная статуя Крисалис, но на этот раз золотая. На балконах висели знамёна партии Крисалис. По атриуму летали чейнджлинги в разной форме — будь то офицер, или политик, или обычный солдат с папкой документов, торопящийся на другую сторону. — Ну и культ личности она себе отгрохала… — смотря вверх произнёс Галлус. Зекора согласилась с ним. — Да… Средств они на свою королеву явно не жалели. Теперь постарайтесь ничего не ляпнуть или разбить, некоторые чейнджлинги на дух не переносят зебр и грифонов… Я уже молчу про бойцов добровольческой дивизии… Галлус вновь взялся за тележку и догнал нас. — Прекрасно… Лишь бы удержаться и не навредить королеве… — в его голосе чувствовалась искренняя ненависть. — Я тебя лично закопаю, если ты это сделаешь… — с небывалым спокойствием произнесла Зекора и немного улыбнулась, смотря на Галлуса. Мы поднялись на второй этаж атриума и направились по одному из коридоров, у входа в который стояло несколько солдат-чейнджлингов. Их форма и броня имели ряд особенностей, а именно: их пехотные каски также имели защиту и для их рога, также на каске был позолоченный герб партии Крисалис, а маски подстраивались под особенности их морды. На их боках были такие же щитки для крыльев, как и у Галлуса, но отличались они меньшим размером и белым опознавательным знаком всё той же проклятой партии Крисалис. Также у них был виден их жучиный хвост, который даже не перекрасили… Удивительно… Перед нами приземлился ещё один солдат-чейнджлинг, но без каски и маски. К слову, они у него были, но были закреплены на боковых ремнях бронежилета. Также у бойца были красные вставки в броне и красные полосы по бокам кирасы. Это был командир отряда… Таких я уже видел по телевизору… — Стоять! — прошипел командир. — Я не допущу такого, чтобы столь низкие и отвратительные существа нарушили покой нашей королевы! — он оскалился, обнажив клыки. Зекора вновь ударила себя копытом по лицу. Затем она закатила глаза и произнесла: — У меня личный заказ от вашей королевы!.. — Зекора остановилась на полуслове из-за странной реакции командира. Его… «уши» поднялись и он поднял шею, смотря куда-то нам за спины. Внезапно сзади раздался спокойный и размеренный женский голос: — Пропустите их… Генерал-губернатор Крисалис ждёт Зекору… Я обернулся и замер. Передо мной стояла правая рука генерала Штрассе… фрау Дон… Она была одета практически в такую же форму, что и Штрассе на том портрете, но я не видел погон, а на её фуражке был красный значок с изображением цепи ДНК. Её шерсть была… Розово-бледной, имеющей серый оттенок. Под фуражкой была аккуратно уложенная жёлто-оранжево-золотистая грива… И нет, это не смесь одного цвета, просто её грива имела сразу три этих цвета. На её лице было видно полное безразличие. Бездумный взгляд, устремлённый в пустоту и абсолютно отсутствующие эмоции на лице. Также её сопровождало несколько солдат-пони, с серебристыми значками, стилизованными под букву «W», точно такими же, как на фуражке и на мундире фрау Дон. Командир начал нервничать. Его глаза начали бегать в разные стороны, а сам он аккуратно отошёл в сторону. — Я-яволь… фрау Дон… — он немного улыбнулся. Было видно, что он пытался выдавить из себя эту улыбку. Ластер перевела свой взгляд на удивлённую Зекору. Затем она почти незаметно улыбнулась. — Доброе утро, Зекора… — произнесла она, что выглядело очень жутко из-за её безэмоционального выражения лица. — Да… Хайль, фрау Дон… — неуверенно поприветствовала её Зекора. Ластер подняла копыто и дала знак своим бойцам, а затем произнесла… Всё также медленно, тихо и размеренно: — Добровольцы Зекоры сопроводят меня… Да и тут почти не опасно… Бойцы одновременно кивнули, развернулись и ушли. А Ластер направилась дальше по коридору, бросив странный взгляд на Галлуса. Нам ничего не оставалось, кроме того, чтобы последовать за ней. — Да, Зекора, я могу понять ваше возмущение по этому поводу… — начала Ластер. Зекора сразу наострила уши и начала слушать её. — Но и вы тоже поймите этого командира… Да, вы герой Улья и одна из важнейших персон рейхскомиссариата, но вы зебра! Чейнджлинги всё ещё не доверяют вашему виду, да и я тоже… Но я верю вам и тем, кто вызвались добровольцами в ряды вашей дивизии… Для меня это не было шоком или ударом, я и так знал всё это… Но Веерта могла в любую секунду придушить её на месте. Что меня удивляет ещё больше, так это то, что Зекора приняла точку зрения Ластер. — Да, вы правы, фрау Дон, я совсем забыла про свои уродства… — она опустила свою голову и замолчала. Мы же продолжали молча идти и слушать их. На нас по коридору шло два высоких чейнджлинга. Если королеву Крисалис я узнал сразу, то второй чейнджлинг вводил меня в заблуждение. Он был одет в тёмно-синюю форму с золотыми погонами, на воротнике красовались петлицы с золотыми дубовыми листьями, на шее же висел железный крест, на рукаве находилась партийная повязка партии Крисалис. На груди висело множество наград, даже знак партии на его фуражке был золотым. Что же меня в нём смущало? Ну… Например, его рост. Он был выше и больше любого из нас, но он был меньше королевы. Даже его загнутый рог практически достигал размера рога Крисалис. Также его гребень и хвост имели красный цвет. Такие же странные изменения потерпели его крылья, глаза и хитиновая пластина на спине, которые имели тёмно-фиолетовый цвет. Хоть его хитиновая пластина и была под формой, я всё же сумел увидеть её цвет, из-за торчащей из-под воротника части. На королеве же были китель, офицерские брюки и фуражка, причём вся её форма имела такой же цвет, как и её шкура… Кожа… Я ничего не знаю про неё и про особенности её тела! На её фуражке был золотой орёл Рейха и маленький значок её партии, находящийся над козырьком. На груди красовался золотой партийный знак НСДАП и немецкий крест в золоте. У неё не было погон или петлиц. Что показалось мне интересным в их форме, так это то, что их крылья торчали из специальных отверстий в форме. Тут я вспомнил, что чейнджлингам не умеют складывать крылья, но при этом солдатская форма как раз и рассчитана на это. Крисалис посмотрела на нас и на Ластер. Затем она обратилась к таинственному высокому чейнджлингу: — Фельдмаршал Фаринкс, вы свободны… Не беспокойтесь насчёт нашей проблемы, вы можете снять всю ответственность с оберкоммандора и обратиться по этому поводу в соответствующие инстанции. Фаринкс не стал менять серьёзного выражения своего лица, вместо этого он кивнул и направился дальше по коридору, пройдя мимо нас. Крисалис почти незаметно прищурилась и посмотрела на Ластер. — Кхм… — откашлялась Крисалис и обратилась к ней: — Ластер Дон? Ластер приклонилась перед ней. Зекора вздрогнула и также приклонилась перед королевой. Что же мы? Недолго думая я также приклонился, а за моим примером последовали Галлус и Веерта. Я чувствовал в воздухе напряжение, исходящие от них, когда они медленно опускались вперёд. Затем Крисалис топнула передним копытом, и Зекора с Ластер Дон сразу же поднялись. Мы последовали их примеру. — Ластер, вы по поводу бунта в «Арбайтс Хуф»? — Да, Ваше Высочество! — смиренно ответила Ластер. Крисалис выдохнула, а её рог загорелся зелёным светом. Затем она открыла чёрную двойную дверь с золотой табличкой «Генерал-губернатор Крисалис» и зашла в свой кабинет. Ластер зашла следом и закрыла дверь. В этот момент Зекора выдохнула с облегчением и посмотрела на нас. — Прекрасно… Теперь и Ластер сюда притащилась… — Зекора начала нервно ходить по коридору, пытаясь хоть что-то придумать.

***

Около десяти минут спустя.

Я всё также стоял и смотрел на чёрную дверь, пытаясь подслушать диалог Ластер и Крисалис, но я слышал лишь неразборчивое бормотание. Зекора наконец-то успокоилась, теперь она просто осматривала флаконы в ящиках, дабы удостовериться, что всё в порядке. Тут я услышал шаги за дверью и разборчивую часть диалога. — Я выполню ваше поручение, королева Крисалис! А теперь я прошу простить меня, но у меня срочное дело в Кантерлоте! Дверь открылась и оттуда вышла Ластер, которая бросила всё такой же безразличный взгляд на Зекору. — Зекора, я вынуждена позаимствовать ваших добровольцев! — сообщила неприятную для нас новость Ластер. — Всё согласно протоколу? — немного нервничая спросила Зекора. — Да, грифона можете оставить себе… — затем она прошла мимо меня и произнесла: — Терпеть не могу грифонов… До чего же они ужасны и примитивны! — Ластер произнесла это с отвращением. Последовал толчок от Зекоры, дающий нам понять, что нам пора следовать за ней. Лишь бы Веерта ничего не начудила. Мы шли сзади Ластер, притворяясь её телохранителями. Я слышал много о её достижениях, но, судя по реакции Зекоры, шутки с ней плохи… Или кончаются летальным исходом в крематории… Мы вновь проходили через атриум. Чейнджлинги, мимо которых мы проходили, вставали смирно только при одном виде фрау Дон. Неожиданно, она начала говорить с нами. — Вам повезло с Зекорой… А ведь она показала всем, что даже среди столь ужасных и примитивных существ, как вы, есть достойные представители вроде неё… Веерта явно не была довольна подобной похвалой. Она что-то буркнула себе под нос, выдав свой настоящий голос. Ластер обернулась и презренно посмотрела на неё. Тут я попытался придумать хоть что-то, что не будет походить на бред. — Простите его, он настолько молод, что ещё не выработал нужную дисциплину… Но он так рвался на службу… Ластер ненадолго приободрилась и подняла уши. — Зекора подаёт настолько отличный пример, что даже юнцы рвутся служить во славу Рейха… Я был искренне удивлён тому факту, что это сработало… Хотя, форма была велика для Веерты, из-за чего она и смахивала на юного жеребца, который поменял пару циферок в своих документах. — Простите меня, фрау Дон, но… Что значит ваш значок «W»? — лишь спустя пару секунд я понял насколько глуп был мой вопрос, но Ластер продолжала удивлять нас своей разговорчивостью, ответив на мой вопрос. Естественно, продолжая вминать нас в грязь из-за того, что мы зебры. — Эх, я ведь знаю, что вашему обучению не уделяют должного внимания… Ведь как можно обучить целый континент примитивных племён всего за несколько лет? — она на время задумалась, и неуверенно произнесла: — Хотя… Вроде, никто и не пытается… Но не суть… — она вновь продолжила: — Меня радует, что вы хотите расширить свой кругозор, может, тогда вы перестанете путать что-либо, или станете эффективнее работать… — уазалось, что она могла до бесконечности обсуждать нашу «малограмотность», но затем она всё рассказала про этот таинственный символ: — Это знак «Wolfenstein»… Ну, или же «Волчьего камня»… Личной гвардии генерала Штрассе… Я ничего не понял из сказанного ей, но к этому моменту мы уже подошли к чёрному автомобилю марки «Кайзер», стоящему прямо перед входом во дворец, значок которого представлял собой ромб, который состоял из четырех ромбов — двух красных и двух белых. Я быстро смекнул что к чему, когда она подошла к нему. Я быстро подбежал к задней двери и открыл её. Ластер не обратила внимания, а просто молча села на пассажирское сиденье, затем я закрыл за ней дверь, и автомобиль сразу же тронулся, оставив нас с Веертой наедине. Я повернулся в её сторону и обнаружил её в неприятной близости от моей морды. — Мать твою, Нельсон! Какого хера ты творишь?! — похоже, Веерте явно не понравились мои попытки влиться в свою новую роль. — Мы ведь её грохнуть могли! Ты подумай только — правую руку генерала Штрассе убили в самом сердце рейхскомиссариата! А что мы? Просто делаем вид, что мы подстилки Рейха… — Веерта, послушай… — я начал довольно спокойно, но Веерта продолжила настаивать на своей правоте: — И вот теперь мы открываем ей двери… Мы начали повстанческое движение, чтобы работать… — я перебил её: — ВЕЕРТА! — громким тоном произнёс я, из-за чего она успокоилась и немного отошла назад. — Да выслушай же меня! Даже если мы убьём её здесь и сейчас, то что будет с Зекорой и Галлусом?! Да мы этой выходкой только Штрассе опечалим, который быстро найдёт ей замену! Она ведь просто учёный! Возможно глаза Веерты округлились от удивления, но из-за тёмных окуляров я не мог быть уверенным в этом. — Она не просто учёный! Она — нацистская ублюдина, по приказу которой в «Арбайтс-Хуф» и начали ссылать зебр и грифонов!.. — затем она задумалась над моими словами и немного остыла. — Может ты и прав… Если добровольцы Зекоры нападут на неё, то на виселицу поведут не только нас двоих… Я был рад, что Веерта успокоилась, но я и не мог подумать, что именно Ластер причастна к этому, а может, по её приказу и начали строить концлагеря? Как бы то ни было, нам очень сильно повезло, что из-за Ластер у нас не возникли проблемы. Мы ещё немного постояли у дороги, а затем будто в один момент мы вспомнили про Зекору и Галлуса и рванули обратно в замок, естественно, замедлив шаг в нём. Новых проблем по дороге назад не возникло, даже бойцы-чейнджлинги пропустили нас без лишних проблем. У кабинета Крисалис стоял Галлус, но уже без тележки. На мой вопрос «где Зекора?», он ответил кратко, показав на чёрную двойную дверь: «Там». Я услышал смех из-за двери и она распахнулась, а оттуда, заливаясь смехом, вышли Крисалис и Зекора. — Я и не думала, что эти кретины из Берлина так боятся зебр… — сквозь смех проговорила Крисалис. — Я всегда впадаю в истерику, вспоминая тот случай, — вытирая слёзы на лице, ответила Зекора. Затем она увидела три наших взгляда, устремлённых на неё. Она на секунду опомнилась, а затем решила сменить тему, продолжая следовать за Крисалис, которая шла дальше по коридору. — Ох-х… Мне всё ещё интересно чего Ластер забыла в Улье… Крисалис также успокоилась. — Да… Тот бунт в концлагере поднял на уши почти всё оберкоммандорство… Они переложили всю ответственность на Ластер, затем на Фаринкса, а теперь и на меня… Вот пусть Энгель и разгребает всю эту кашу… — затем Крисалис возмутилась. — Зекора, мне нужен отдых от этого всего… Хватит думать о работе хоть несколько часов, они ведь завтра затаскают меня по собраниям! — Я бы с радостью помогла, но чую, и меня это затронет… Дай угадаю… Вся эта неразбериха вызвана этим праздником? — спросила Зекора. — Да. А теперь хоть немного можно отдохнуть… Зекора настороженно спросила: — Ну… А мои добровольцы? — Пусть заходят, я доверяю твоим бойцам… — проговорила она, открыв очередную дверь. Мы шли за ней следом и попали… В её личную комнату отдыха? Это был зал с несколькими высокими окнами и дорогим паркетным полом. В ней был даже камин, бильярдный стол прямо посреди комнаты, барная стойка и полка с алкоголем, находящиеся слева от входа, несколько книжных полок и шикарный белый диван и телевизор. Даже я на секунду подумал, что диван обшит шкурой Селестии, но затем я вспомнил про слова Зекоры и со спокойной душой выдохнул. Над камином висел портрет Крисалис… Ещё несколько её портретов висели на других стенах. Моё особенное внимание привлекла фреска на стене, изображающая королеву Крисалис, гордо стоящую перед пятью аликорнами, которые, с ужасом смотря на неё, приклонились перед ней. Я сразу узнал этих аликорнов… Это были Селестия, Луна, принцесса Твайлайт Спаркл, принцесса Ми Аморе Каденза и принцесса Флурри Харт. Также я увидел несколько странных корон, находящихся на одной из книжных полок… Но стоило мне лучше присмотреться, как тут же я понял, что это были короны поверженных принцесс. Может, это было гордостью ей коллекции, либо тем, что напоминало ей о её победе, ну или просто набором бесполезных безделушек. Крисалис с помощью телекинеза взяла бутылку с прозрачной жидкостью, на что Зекора почти сразу же отреагировала: — Ведь генерал Штрассе и Ластер Дон настаивали на том, чтобы ты не трогала шнапс! Да и вообще любой алкоголь! — Уж поверь, королеву чейнджлингов бутылка не погубит… — затем она налила содержимое бутылки в стакан, находящийся на бортике бильярдного стола и сделала небольшой глоток. Она сняла фуражку, расправив свою гриву, чем-то напоминающую болотную трясину. Саму же фуражку она положила на бортик бильярдного стола, откуда она взяла стакан. — У нас есть пару часов… — глянув на часы, сказала она. — Я этого всю неделю ждала… Это хоть как-то позволяет отвлечься от бумажной волокиты… — Зекора выглядела весьма счастливой, причём это не было поддельным счастьем. Она взяла кий и подошла к столу. Крисалис же в этот момент выкладывала бильярдные шары, а рядом с ней парили кий, бутылка и стакан, окутанные зелёной аурой. — А… Они? — всё же было действительно приятно, что она не забыла про нас, но я начал понимать, почему она не хотела устранять Крисалис… Ну или это была вторая причина… — Ты так печёшься о своих подчинённых… Хотя, я знаю как трудно добровольцам… Может пусть отдохнут за барной стойкой? — предложила она, отчего Галлус тут же вздрогнул. Я же был не в восторге, ведь алкоголь я вообще не любил, но однажды его всё же стоило попробовать…

***

Около трёх часов спустя.

Всё это время мы провели перед барной стойкой, Галлус же стоял за ней. Если для меня это стало наискучнейшим времяпрепровождением, то для Галлуса и Веерты это был настоящий праздник. Веерта вообще сидела без маски. Она могла себе это позволить, ведь даже без неё она всё равно была похожа на жеребца. Да что не так с этими зебрами?! Крисалис и Зекора всё это время играли в бильярд. Похоже, им и вправду так сильно нравилась эта игра. Это могло продолжаться до вечера, если бы не пущенные на улице салюты, хотя на улице почти круглые сутки было темно. Крисалис посмотрела на время и ужаснулась, а затем, прихватив фуражку, рванула на выход, не забыв выпроводить нас из её комнаты отдыха. Именно сейчас стало ясно, что настало время действовать. — У нас появилась пара новых проблем… — сообщила нам Зекора, нервно топая копытами. — Похоже, подземной темницы больше нет… А вместо неё соорудили блок для заключённых в крыле охраны! Беспокоится вам почти не о чем, ведь там остались только дежурные-пони, но постарайтесь не поднять тревогу, а то проблемы будут у нас всех… — она посмотрела вслед Крисалис. — Мне уже пора… Надеюсь, Твайлайт ещё в добром здравии, — она договорила и помчалась за ней, оставив нас наедине с полученной информацией. Мы начали движение к крылу охраны и нам вновь пришлось пройти через атриум. — Прекрасно… Если в лагере у нас был хоть какой-то адекватный план, то тут мы полагаемся на наброски Зекоры… — выдохнув, пробормотал Галлус и снял с предохранителя штурмгевер на креплении. — Ты чего удумал, дурной? Думаешь, они из-за тревоги парад не отменят? — спросила Веерта, следуя за грифоном. — Может, это спасёт нашу жизнь, если что-то пойдёт не по плану! — ответил Галлус, чем озадачил меня, ведь плана у нас и в помине не было! — А вы не задумывались, на чём именно мы уйдём с крупным аликорном и ещё пятью пони, которых знают абсолютно все?! — задал интересный вопрос я, но внятного ответа так и не получил. — Может, для начала спасём шестёрку? — предложил Галлус. Похоже состоятельность плана его вообще не интересовала, а я вновь начал беспокоится насчёт своего окружения. Да и я только сейчас задумался: вчера Веерта рационально мыслила и предлагала действительно сносные идеи, а сегодня она будто одичала при виде Ластер Дон. Может, у неё не самые приятные воспоминания на её счёт? Мы прошли в атриум. Зекора была права — в нём не было ни одного чейнджлинга… Да в нём вообще никого не было! В нём было настолько тихо, что единственным источником шума стал фонтан, стоящий посреди атриума. Тишину прервал мой возглас: — Ради Зекоры и нашего повстанческого движения… — я опомнился и поправил себя: — Вернее, ради нашей диверсионной группы… Нам нужно вытащить принцессу и её подруг, но при этом нам не нужно раскрыть себя, а значит, нам не нужны лишние жертвы, и уж точно резню в оберкоммандорстве тоже устраивать не нужно! — А ведь мы могли бы… — начал Галлус, но тут последовал толчок от Веерты, из-за чего тот прекратил свою мысль и пошёл за мной.

***

Некоторое время спустя.

Мы подошли к пропускному пункту, ведущему в крыло охраны замка. На самом посту дремал охранник, который являлся регулярным солдатом с блицгевером. Пока я думал, как открыть стальную серую дверь на электронном замке, Галлус предпочёл действовать решительно. Он снял с крепления штурмгевер и его прикладом выбил стекло, тем самым разбудив охранника. Затем он схватил его за шею, вытащил его с поста, пока тот только осознавал происходящее, и впечатал его со всей силы в стену, но затем он учёл свой прошлый опыт и, выхватив нож из ножен, несколько раз ударил его в шею. Пока мы с Веертой пытались хоть что-то сказать, он уже залез на его пост и нажал на красную кнопку. Раздался непродолжительный сигнал, и дверь откупорилась с характерным звуком. Я же схватился и открыл её, попутно придерживая её, дабы пропустить Галлуса и Веерту. Я зашёл следом и мы оказались в знакомых мне ещё с основного комплекса «Арбайтс-Хуф» серых и унылых бетонных коридорах. Мы продолжили движение по крылу охраны, направляясь к тюремному блоку, который находился неподалёку. В этот момент меня появились смутные сомнения насчёт Зекоры и её лояльности к нам, ибо всё это начало походить на засаду. Мои сомнения только усилились, когда мы попали в тот самый тюремный блок, представляющий собой несколько изоляторов, идущих вдоль стены, причём все они были открыты нараспашку. — Вам не кажется ли, что Зекора не та, за кого себя выдаёт? — с недоверием спросил я. — Подумайте сами: она говорит, что для нацистов главное — удержать в тайне то, что они живы, но тут вообще нет охраны… Мы проходили и заглядывали в каждую камеру. В них было пусто и не было даже намёка на кровать, или на что-то в этом духе. — Нельсон прав… — вздохнул Галлус — Зекора что-то скрывает, будто она завела нас в ловушку… Мы осмотрели очередную камеру, и обнаружили там остатки кокона. Тут Веерта сделала самое логичное заключение: — Она нас не обманула, просто их переводят! Да вы сами подумайте, она бы не стала вести нас в самое сердце улья, чтобы загнать в ловушку в тюремном блоке, она ведь просто могла завести нас в ловушку где-то неподалёку от Понивилля! В этот момент, мне стало стыдно за мои мысли. Судя по тому, что Галлус опустил голову и почесал затылок, ему было ещё хуже, чем мне. — Прекрасно… В этом мире без паранойи не прожить… — пробормотал Галлус. Веерта фыркнула и хлопнула дверью. — Ну и что предлагаете делать, горе-конспирологи? — Может, поищем информацию? Тут ведь наверняка есть терминалы, или какие-либо архивы! — предложил я свой план действий. — Отлично, но нам лучше не разделяться… — дополнил Галлус, смотря на табличку на стене. Мы ещё некоторое время смотрели на Галлуса, а затем направились за ним. Мы шли по пустому коридору, вдоль которого шла бела полоска на стене. Мы прошли мимо закрытого арсенала, это выяснилось из-за попытки Галлуса открыть дверь. Но тут я услышал музыку и песню, исполняемую чудесным женским голосом, которые звучали где-то за углом. Dance, the night away to the break of day and let go of the tension. Dance, come whetever may, see the palm trees sway tonight. Lets live like there’s a chance that we’ll make it through only me and you cause I am yours forever, dance and take me in your arms, Sweetheart, just dance… Затем музыка резко оборвалась, и я услышал ещё чей-то голос: — Так где ты откопал это старьё? Тут же последовал ответ: — Давай повежливее!.. Это семейная реликвия, мой отец привёз её из Вашингтона в сорок девятом!.. Мы начали аккуратно подходить к источнику звука, продолжая подслушивать диалог. — Да ладно тебе, такое сегодня никто уже не слушает! Даже американцы отказались от своего джаза в пользу «Die Käfer»! — затем последовал непринуждённый вопрос: — Так тебе чай или кофе? — Сраная молодёжь, да что ж вы с вашим «Die Käfer»… Давай кофе… — а вот я считаю иначе, но не суть. — Кстати, с хрена ли ты вообще разбираешь стопку с документами в выходной день? — Да всё просто! Терминал умер, а механики уже празднуют, поэтому теперь я должен заполнять сраные документы об отправке груза в письменной форме… — услышав это, мы остановились у входа в помещение, где шёл диалог. Я аккуратно заглянул за угол и обнаружил, что это помещение оказалось кухней, причём довольно приличной. В неё сидело два офицера СС, один из которых перемешивал содержимое турки, а второй что-то заполнял в документах. На столике также стоял граммофон с крутящейся на нём пластинкой, но лапка с иглой была поднята. Галлус аккуратно поднялся на задние лапы и также выгляну из-за угла, находясь выше меня. — Нельсон, нам нужен это бланк… — прошептал он. Я также перешёл на шёпот: — Ну и как ты предлагаешь нам его забрать?! — Резани того за столом, Веерта на шухере, а я за придурком у плиты! — У меня ведь даже ножа нету! — возмутился я, на что Галлус засунул свою лапу под мою кирасу и достал из ножен нож. — А это что? — держа его, спросил он, а затем протянул нож мне. Я неуверенно взял его, и Галлус зашёл на кухню, по совместительству, комнату отдыха. Я также пригнулся и пополз следом. Тем временем офицер у плиты продолжил диалог. — Ага, эра компьютеров… А ведь есть же кретины, которые полагают, что они вытеснят нас… Второй офицер, уткнувшись в бланк, ответил. — Ну, а ты сам подумай… Роботы-охранники, панцерхунды, да те же самые дроны! Они ведь фактически искусственный интеллект! — Над ними хорошо поработали, они никогда не выйдут из-под контроля, да и, к тому же, они просто запрограммированы на выполнение приказов… — он вновь продолжил перемешивать содержимое турки. Я этого не видел, но мне подсказал это характерный звук. — Разве у них компьютеры? Я слышал это что-то с этой брехнёй Даат-Ихуд… — Да кто ж их знает? Я никогда в это не лез… — офицер резко заткнулся, а затем раздался звук падающего тела и грохот от упавшей на пол турки. Я резко обернулся и увидел тело офицера, на лице которого застыла гримаса ужаса, а на горле была ужасная рана. — Отто? Что за?!. — раздался возглас рядом со мной. Я вновь обернулся и увидел, как на меня смотрит ещё один офицер, который уже потянулся за пистолетом в кобуре. Недолго думая я вонзил в него нож, но я уж точно не мог ожидать того, что попаду ему в грудь. Офицер оттолкнул меня передним копытом, и я упал на пол. Затем он схватился за место удара копытами и попытался встать со стула, но он запнулся об него и упал на грудь, загнав нож глубоко в грудь. Он лежал рядом со мной, медленно хрипя в предсмертных муках. Я встал и посмотрел на него. Это был первый, кого я лишил жизни. Я продолжал ещё некоторое время смотреть на него, осознавая содеянное собой. — Нельсон, ты пришил его! Да ты только по… — он посмотрел на тело и на нож, глубокой всаженный в грудь. — Твою ж мать… Да тебе лучше нож не доверять! Ладно, не грузись, свою цель ты выполнил, но свой нож я тебе не дам, — он попытался пошутить над данной ситуацией, но, увидев то, что я даже не обратил на него внимания, он тоже опустил голову. Затем он взял папку с документами и вновь опустил лапку на виниловую пластинку. Вновь заиграла музыка. In theses times of trouble I’ll ease my weary soul, thinking of tomorrow and the things that I’ve been through. Autumn leaves and river freeze a place beyond the pines. But now I’ve found a better way to get me through the day. Я продолжал осматривать тело офицера, попутно слушая песню. Тут я понял, что я хочу эту пластинку себе… Я поднял лапку и заметил рядом лежащую коробку, с названием песни «Dance All Your Troubles Away». Галлус лишь бросил немой взгляд и продолжил изучать документы. Тут я обнаружил то, что у офицера была набедренная сумка, как раз предназначенная для коробок с пластинками. Я бы мог попробовать втиснуть её под кирасу, но я бы не смог собрать её обратно. Я должен был сделать то, за что я ненавидел Галлуса — заняться мародёрством и обобрать труп. Я наклонился и начал снимать сумку для пластинок. Галлус вновь посмотрел на себя и опомнился. — Точно… Я ж забыл про пистолет! — я поднял взгляд и обнаружил то, что Галлус вытащил из-под своей кирасы кобуру с пистолетом. — Мне чертовски повезло, что у того фрика модель шесятьдесят пятого… Я снял сумку и наблюдал за тем, как Галлус надевает на себя кобуру. Прекрасно, могу ли я обвинить чувство к прекрасному за такое преступление? Я нехотя надел на себя сумку и засунул в неё коробку с пластинкой. Может, у Зекоры есть граммофон?.. Да о чём я думаю? Неужели я настолько низок, что так быстро прогнулся под этим влиянием? Может, мне стоит расслабиться? Сейчас не самый лучший момент для подобных мыслей… Что он там говорил про чай или кофе? — Галлус? — я привлёк внимание Галлуса. — А на полке, случаем, нет пачки чая… Может, пакетика с заварным? — Нельсон, ищи сам… А я… Кажется, нашёл, вот: «Транспортировка пяти ящиков категории А и В. Дополнительные метки: транспортировка кризальды». Я начал открывать полки, дабы найти заветную упаковку того или иного чая, но, услышав отрывок из документа, я задумался. — Погоди, а что такое «кризальда»? В этот момент на кухню зашла Веерта. Галлус всё же ответил на мой вопрос: — Кризальда… Кризальда… Да! Это коконы, в которых содержат своих жертв чейнджлинги! — Выходит… — начала Веерта. — Их только планируют перевести… Тут есть погрузочный цех, или что-то в этом духе? Я заметил план эвакуации и сорвал его со стены, попутно краем глаза заметив коробку с чаем в пакетиках, затем я протянул его Галлусу и он ткнул когтем на складские помещения, где также было место для загрузки и разгрузки грузовиков, находящиеся неподалёку от комнаты отдыха и офицерских офисов. Галлус и Веерта кивнули и помчались туда. Я же взял заветную пачку и услышал крик Галлуса из-за двери: «НЕЛЬСОН!». Похоже, моя задержка может дорого мне стоить…

***

Некоторое время спустя. Складские помещения.

Мы подобрались к складским помещениям: множество высоких полок с различными ящиками, несколько погрузчиков, которые разгружают гражданские грузовики и наш заветный груз — пять стальных ящиков размером с пони, стоящие в белом квадрате, начерченном на полу. Я заметил двух бойцов, играющих в карты у пустого ящика… Если местный персонал несильно внимательный, это могло бы сыграть нам на руку. В этот момент у меня в голове появилась замечательная идея…

***

Мы решили действовать, согласно моему плану, который уже был в исполнении. Я смотрел на чёрную кирасу без полосок и на пехотную каску с золотым орлом Рейха, тут Галлус протянул мне маску, предназначенную для пони. — Давайте ваши старые кирасы и каски, бросим их в ящик, вместе с этими… — предложил Галлус. Я подумал и отговорил его: — Нет… Если они найдут броню добровольцев, то первым делом они подумают на Зекору… — я стоял без маски и каски, а в этот момент снимал стальную кирасу с белыми полосками. — Мне вот интересно, как мы спрячем наши хвосты и грифона… — поинтересовалась Веерта, также меняя снаряжение. Галлус наконец-то запихнул второе тело охранника в деревянный ящик и закрыл его. Затем он отреагировал на слова Веерты. — Не паникуй, я смогу подкрасться к тем ящикам… Может, даже помогу загрузить в тот «Опель»… — Отнеси для начала нашу старую броню, — протягивая кирасу добровольцев, перебила его Веерта. Я также протянул свою старую кирасу и начал надевать новую. Спустя ещё некоторое время я уже надевал каску и маску, пока Галлус искал способ незаметно подкрасться к грузовику. Маска идеально подходила к моей морде и нигде не давила, но стоило мне её надеть, как след Галлуса уже простыл. Тут я услышал странные звуки и посмотрел наверх. Галлус решил залезть на полки, а уже через них пробраться к грузовику. — Галлус… Чтоб тебя… — тихо возмутилась Веерта, а затем толкнула меня в плечо: — Ладно, пошли, нам ещё нужно удостовериться, что они ещё не подохли в этих ящиках. Мы вышли из-за полок и спокойно направились к грузовику. Персонал даже не смотрел в нашу сторону, будто нас тут и не было, лишь пара пони исподтишка посмотрела на нас, но они даже ничего не сказали. Мне было страшно из-за наших хвостов, но, судя по пассивной реакции окружающих, они вообще не предавали значению раскраски наших хвостов. Может, им бы и до Галлуса не было дела? Я заметил, что Галлус уже прятался за ящиками, аккуратно выглядывая из-за них. Мы подошли и он тихо сказал: — Прости, Нельсон, похоже, что наша принцесса в другом замке… Твайлайт бы не влезла в такой ящик… Разве что по кусочкам… — он аккуратно открыл ящик сверху, затем я услышал его дрожащий голос. — Это… Это… Рейнбоу Дэш? Они и вправду живы?! — он дрожащими лапами закрыл ящик и посмотрел на нас. — Давайте быстрее, если напрячься, то сможете поднять их! Веерта немного наклонила голову и недоумевающе подметила: — Если ты не заметил, то копытами мы не удержим эти ящики… Был бы Нельсон единорогом, было бы другое дело… Но ты у него рог видел? Галлус недовольно вздохнул и поднял ящик с Рейнбоу Дэш. — Вот ты ничем не лучше надзирателя Леманна…

***

Около двадцати минут спустя.

Всё это время мы молча наблюдали за тем, как Галлус грузил ящики. Мимо нас несколько раз проходили рабочие, но никто даже не посмотрел в сторону Галлуса, а некоторые так и вовсе шатались из-за алкогольного опьянения… Я вспомнил про сегодняшний праздник и понял, почему всем нет до нас дела. Галлус опустил брезент сзади и сел на пассажирское сиденье в кабине военного «Опель Шторма». Водителем вновь оказался я. Может, научить их водить? Ушло ещё много времени на то, чтобы объехать перекрытые улицы города, но, к счастью, на улицах почти не было трафика, поэтому я изредка пренебрегал правилами дорожного движения. В один момент над нами пролетело крыло реактивных истребителей Ho двести двадцать девятые модификации 1960-го года… Я всё ещё помнил это из журнальчиков, которые я изредка покупал в киосках. Они летели с пилотажными дымами, идущими в порядке: чёрный-красный-чёрный. На удивление, этот дым было весьма неплохо видно в ночном и туманном небе Улья. Вскоре мы выехали на первый Эквестрийский автобан и остановились у соответствующего указателя на дороге. Всё это время мы ждали Зекору, а Галлус не мог дождаться момента, когда мы наконец-то вызволим героев старого мира из плена кризальды, но он прекрасно понимал, что если нас будут досматривать, то могут возникнуть вопросы, касаемые наших пассажиров… А ведь нам ещё нужно было пройти через досмотр… Зекора всё же приехала, но этот день уже стал самым утомительным за всю мою жизнь. Меня всё ещё гложила кража сумки и пластинки… А ведь она была реликвией семьи того офицера… Может, мне принять точку зрения Галлуса, что все нацисты заслуживают ужасной и мучительной смерти? Я знаю, что он прав, я и сам частично прошёл через это, но я всё ещё не мог убивать… Как бы то ни было, Галлусу вновь пришлось таскать ящики, но он делал это добровольно, мы даже не заставляли его делать это. Грузовик пришлось оставить на обочине, но своих вещей мы там не оставляли. Нам повезло! На обратном пути досмотра не проводили, и вот Галлус подошёл к заветному ящику, готовясь открыть его с такой реакцией, будто это его новогодний подарок. Но стоило ему открыть ящик, как его выражение лица мигом сменилось на огорчение, а затем и на гнев. Кстати говоря, мы наконец-то сняли маски и каски, поэтому я вновь мог увидеть эмоции моих товарищей. — Консервные банки?.. Вы издеваетесь? — он достал из ящика консервную банку с этикеткой, на которой изображён чейнджлинг, впившийся своими клыками в розовое сердце. Баночка имела название «Радость чейнджлинга» и имела метку качества DPA. А ведь только самые качественные товары получают такую метку… Зекора обернулась и посмотрела на неё. — Эх. «Радость чейнджлинга»… Любимая еда любого чейнджлинга, и самый распространённый товар на полках любого магазина в Улье… Поверь, такое ты не переваришь… — затем её голос сменился на более удивлённый: — Кстати говоря, а зачем они нам? — Я видел в одном из ящиков Рейнбоу Дэш… — он продолжил вскрывать ящики, но в них всё также были эти консервные банки, но только в последнем была зелёная липкая масса. Галлус удивлённо посмотрел на неё, будто это было его последней надеждой, но затем он начал разрывать кокон и вытащил из ящика синюю единорожку со светло-голубой гривой. — Трикси?!.. — спросил он, держа её в лапах.

***

Новый Кантерлотский замок. Лаборатория имени Ластер Дон.

Ластер делала записи в терминале, находящемся в операционной, где стояло три койки, на которых лежали вскрытые тела грифонов. В помещении была идеальная тишина, лишь изредка нарушаемая звуком клавиш терминала. Сохранив запись, она вырвала из журнала страницу, смяла её в комок и выкинула в мусорную корзинку. В этот момент в коридоре послышались шаги, и в помещение зашло несколько бойцов со знаками «Wolfenstein», а следом за ними зашёл и сам генерал Вильгельм Штрассе. Ластер была удивлена визиту своего наставника, ведь он был на собрании в Берлине. — Хоук?! — успокоившись спросила она. Штрассе с недовольством посмотрел на неё, но затем немного посмеялся и начал: — Эх, когда же ты забудешь это имя? — Такое обычно не забывают… Кстати говоря, как прошло собрание в Берлине? Мне бы не помешала ваша помощь в Филлидельфийской проблемке… — сообщила она, вновь повернувшись к терминалу. — Ужасно… Путь назад мне раз и навсегда закрыт… Моё дряхлое тело не смогло больше поддерживать мою жизнь, но рядом оказались врата и мои верные бойцы… — ткнув себя копытом в грудь, сообщил Штрассе. — Что?! — удивлённо спросила она. — Вы чуть не погибли, но всё равно сохраняете позитивный взгляд на мир? Не зря вас называют счастливым человеком… — затем лёгкая улыбка на лице Ластер испарилась и она спросила: — Весьма прискорбно слышать, что вы не сможете вернуться назад… Что дальше планируете делать? — Не беспокойся, Ластер, мы на пороге открытия таких технологий, которые даруют бессмертие всему Рейху… Но пока мне бы хотелось помочь тебе с твоей проблемой… — Штрассе с помощью телекинеза подтянул к себе её журнал и принялся его читать. — Очередная сыворотка не может истребить эту грифонью заразу… Они дохнут пачками в изолированных районах, тем самым лишая наши предприятия физически сильных рабочих! Штрассе посмотрел на вскрытые тела. — Вижу, ты делаешь всё, что в твоих силах… Не беспокойся, решение лежит в упорстве, а у тебя его не отнимать… Кстати говоря, я слышал про бунт в концентрационном лагере… Я надеюсь, что сбежавших нет… — Угу… «Гестапо» проверяют каждую кучку пепла и каждый ошмёток плоти, сверяясь с нашими архивами, дабы удостовериться в этом… Штрассе подошёл к вскрытому телу и осмотрел заметки, которые оставила Ластер. — Тут тоже есть лёгкое решение… Отпуск генерала Энгель на Фараси скоро подойдёт к концу… Если таковы и будут, то она знает своё дело лучше нас всех… Продолжение следует…
Примечания:
Песня, текст которой я использовал в тексте, на самом деле немного из другой игровой вселенной. Она взята из игры "Hearts of Iron IV":
https://www.youtube.com/watch?v=CLbetsP_u-A
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты