Помощник Смерти. Часть 2.

Слэш
R
Закончен
31
автор
Размер:
Мини, 6 страниц, 1 часть
Описание:
Спящая красавица в конце концов просыпается.
Au!, где Сакуса помощник Смерти, а Атсуму его общительный однокурсник, и они ездят до универа на одном автобусе.
Посвящение:
сакуатсу.
Примечания автора:
https://ficbook.net/readfic/9920788

Мне стало жалко вас, я решил добавить альтернативный финал, который может перерости в нечто большее.
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
31 Нравится 6 Отзывы 12 В сборник Скачать

Часть 1.«Конец».

Настройки текста
— Если это произойдёт, Тоору, — выдала Смерть и снова перевела взгляд на парня. — Ты знаешь, что делать. — Конечно, — шатен склонил голову. — Я обещаю. В голове всплыло воспоминание. Оно было недавним, но из-за всего этого Ойкава уже успел об этом позабыть. Парень вздохнул и отвёл взгляд от Атсуму, нового начальника, тот сухо обсуждал об снижении функционирования и работоспособности всех трёх организаций. — Ойкава, — вывел из размышления шатена Мия. — Да? — лениво спросил Тоору, переводя на него взгляд. Он не хотел на него смотреть, он не хотел смотреть на человека, который убил его начальницу и единственного друга. Ублюдок. Ойкава сжал руки в кулаки. — Почему всё ухудшилось? Почему графики упали ко дну? Почему сотрудники стали резко бесполезными? — Может быть у нас плохое начальство? — предположил Ойкава. — Тебе не под силам управлять Миром, Атсуму-чан: не твоё это. — То есть, ты думаешь, что идеальным выбором будет смена власти, я тебя правильно понял? — Ты словно прочитал мои мысли, Атсуму-чан. — Я думаю, что дело всё-таки в таких работниках, как ты, которые слишком слабы, чтобы принять новое и начать жить по новым правилам. Вы живёте прошлым и не хотите принимать настоящее. Вы думаете, что из-за вашего «хочу» и «не хочу» что-то поменяется? ваша начальница вернётся? Ответ прост — ничего, — Атсуму отклонился на спинку стула. — Совершенно ничего. А почему? Потому что в этом Мире только исполняются мои «хочу» и «не хочу». Ойкава хмыкнул: — Ты хочешь, чтобы тебя все ненавидели? — Хоть будут любить — мне всё равно. — Ты знал, — Ойкава перевёл взгляд за спину Мию, — что адское пламя заключается не только в управлении огнём? Оно пришло в мир людей не только, как тепло, что-то опасное или, наоборот, способное сохранить кому-то жизнь. Адское пламя отличается от обычного огня тем, что оно создалось из грехов людей и гнева божьего. — Что ты имеешь в виду? — Мия склонил голову на бок. — Ты смотрел «Спящую красавицу»? — Сакуса. — Она всегда просыпается в конце, — жив. На плечи Атсуму легли чужие руки, бледные, как снег, и покрасневшие. Мия замер. — Как тебе моё представление, Мия? 3:3 Как? — Оми-кун... — Атсуму издал нервный смешок. — Это невозможно, ты мёртв, — хоть это было и вправду невозможно, Мия боялся поворачиваться. Боялся, что это окажется правдой, а недурным сном как обычно. Неужели сны всё-таки могут сбываться? — Ты думал, что у тебя нет слабостей, Атсуму-чан, что ты ничего не боишься, — Ойкава поднялся с кресла. — Но это не так. Атсуму проснулся в поту и резко вскочил. Это сон. Это всего лишь сон. Почему он вообще боится Сакусу? Почему король его ночных кошмаров именно Киёми? Мия потянулся, кидая взгляд на часы — 6:20. — Кита-сан, если один и тот же сон снится каждую ночь подряд, может быть, то, что он когда-нибудь сбудется? — Скорее всего, — отвечал Шинске, а потом странно смотрел на Атсуму. Они прекрасно знали, что скоро что-то должно произойти. — А про что сон? — Месть. Атсуму склонился над стеклянным гробом и смотрел внутрь — «спящая красавица» по-прежнему спала. Киёми лежал в позах с самыми острыми шипами — если он проснётся, то дрогнет, и его бледную кожу повредят шипы. Мия аккуратно снял стеклянную крышку и поставил рядом: — Я тебя не боюсь, Оми-кун, — сказал тот, а сам боялся. Парень с осторожностью прикоснулся к лицу брюнета и провёл большим пальцем по его щеке, потрогал его кудряшки. — Зачем ты вообще его оставил? — резко прозвучал вопрос возле уха, и Атсуму вздрогнул. — Ты только повышаешь проценты маловероятной мести, — Кита посмотрел на Мию. — Многим людям сложно прощаться с любимыми игрушками... — ответил Тсуму. — Ты вернул себе чувство любви? Зачем? — Хотел почувствовать, каково это... — Атсуму гладил Сакусу по щеке. — Мне просто было любопытно. — И каково это? — Больно. — Если тебе больно, то снова откажись от всех чувств, — Шинске похлопал того по спине. — Так доживать гораздо легче. Не задерживайся, Атсуму, потому что без тебя мы не начнём, — Кита ушёл, тихо прикрывая дверь за собой. Когда он уходил, то по помещению его шаги отдавились эхом. Зал в миг наполнился чем-то страшным. — Если бы... — Атсуму вздохнул, — я оставил тебя в живых, что бы сейчас чувствовал? Ты был бы рад, что человек, которого ты любишь, твой враг? Тебе бы было бы больно? — блондин смотрел на прикрытые глаза Киёми. — Если бы я сейчас даровал тебе жизнь, чтобы ты сделал? сказал, что любишь меня, или забрал мою душу? Чего молчишь, спящий красавец? — Мия тепло улыбнулся сквозь боль. — Я бы воскресил тебя, если бы не был трусом. Если бы не боялся тебя. — Атсуму... — Киёми наклонился к нему и поцеловал в лоб. — Я никогда не причиню тебе вреда. Тебе не нужно меня боятся, — брюнет приподнял того и вовлёк в объятия. — Я же люблю тебя. Ты меня не разлюбил?

***

Киёми открыл глаза и хватал ртом воздух — он дышал. — Не двигайся, — раздался голос сверху. На него светили фонариком. Сакуса поморщился от света и пытался вспомнить что-то, потому что голос казался ему таким знакомым. — Ты... — Я твой спаситель, Киёми-чан. Ойкава. Каково чувствовать себя предателем? — Ты бы знал, чего мне это стоило, — выдал Тоору и стал доставать и выбрасывать из гроба чёрные розы, иногда царапаясь о шипы. — Я терпел несколько дней этого ублюдка. Боже, клянусь, я еле сдержался от того, чтобы придушить его. — Почему я жив? — Ох, Киёми-чан, просто Она хотела, чтобы ты жил. Я исполнил её последнее желание. Сакуса принял сидячее положение посмотрел на Ойкаву: — Зачем я нужен здесь? — Тебе и решать. В твоих руках душа Смерти. Воплотить кошмар в жизнь.

***

Сакуса зашёл в пустой кабинет и прикрыл за собой дверь. Раньше это был кабинет девушки, которая дала ему возможность снова жить, а сейчас эта собственность ублюдка, который сейчас мирно попивает кофе на собрании. Здесь ничего не изменилось. Кроме моих чувств к тебе, Атсуму Мия. — Воспользуюсь твоими же приёмчиками, — выдал Сакуса и, улыбнувшись, устроился на кресле, закидывая ноги на стол. Тоору в последний раз посмотрел на целое здание, которое уже было не его родным местом, хоть и связывало столько приятных воспоминаний — скоро оно будет в огне. — Устрой файер-шоу, Киёми-чан, — улыбнулся Ойкава. — Ты что-то сказал? — Нет, ничего, — Тоору взял под руку парня и направился вместе с ним дальше по улице. — Это не имеет для нас никакого значения, Ива-чан. Наша история начинается совершенно из другой ветки. Дверь стала открываться, и Сакуса улыбнулся и постарался вложить в слова как можно больше яда: — Привет, любимый. 3 : 3 Атсуму замер в дверном проёме — его кошмар воплотился в жизнь. — Не стесняйся, — Сакуса поманил его пальцем, — иди ко мне. Ты же скучал. Мия захлопнул дверь и направился бегом по коридору. — Ох, зайчик решил поиграть со мной в догонялки, — Сакуса потянулся, убрал ноги со стола и поднялся со стула, потом подошёл к двери. — Грех — отказываться. Давай сыграем, Мия! —крикнул брюнет и выбил дверь с ноги, после спокойно вышел в коридор. Направо или налево? Сакуса направился налево, хмыкнув, и вскоре наткнулся на Атсуму, стоящего к нему спиной и пытавшегося отдышаться — путь справа гораздо длиннее, но безопаснее, потому что в в правом крыле расположены кабинеты сотрудников, в отличии от левого, где просто пустой коридор. — Кагоме, кагоме, птичка в клетке.Ты когда вылетишь, распахнув свои крылья? Стоит мне ждать тебя до рассвета? Сдохли аист и черепаха, — послышалось сзади, и Киёми прикрыл холодными руками Атсуму глаза. — Кто стоит у тебя за спиной? *¹ — Оми-кун... — Демон — теперь я. —Оми-оми, я люблю тебя, — Атсуму вздрогнул, когда чужие руки скользнули вниз и обхватили его шею. — Сюда никто не придёт. Ты это знаешь? —спросил Сакуса и прижал блондина к стене, поворачивая лицом к себе и заглядывая ему в глаза, в его позолоченные — красивые, — глаза. — Никто не спасёт тебя. Ты умрёшь ещё раз, только уже навсегда. — Оми, — прохрипел Атсуму, когда Сакуса сжал его шею, — я чувствую всё. — Как жаль, что теперь я не чувствую ничего, — Киёми улыбнулся. — Лжёшь, — прошептал Мия. — Ты всё чувствуешь. — Я не люблю тебя. — Ты всё ещё любишь меня. — Я не могу тебя простить, — отрицал Сакуса. — Ты уже простил, — отрезал Атсуму. — Если ты убьёшь меня — будет ещё больнее, поверь. Я это уже чувствовал. Правда. — Я не верю твоим словам, ты меня уже обманывал ранее. — Клянусь душой. Я сохранил твоё тело, потому что знал, что это произойдёт. Я знал, что ты очнёшься, я знал, что у Смерти душа была не её, я также знал, что Ойкава дал обещание. Если бы я хотел, Оми-Оми, ты бы никогда не ожил. — Зачем ты тогда причинил мне боль? — Мне было интересно, почувствую ли я что-нибудь. — Я тебе что, — Сакуса схватил того за кисти и поднял их над блондинстой макушкой, — лабораторная крыса? — Я эксперементировал над собой. Я понимаю твои чувства, но не убивай меня. Мы можем сделать взаимное забвение, чтобы начать всё заново... — Ни за что, — Сакуса втянул того в грубый поцелуй, а Атсуму почувствовал, что внутри него всё горело и обжигало органы. В глазах выступили слёзы, а его тело пронзила адская боль. Мия отстранился, закричал от боли и пытался выбраться из хватки, дёргая руками: — Прекрати! Прекрати это! — слёзы лились ручьём. — Пожалуйста... — Значит, ты всё-таки чувствуешь. Я тебя проверял, — сказал Киёми, и внутренний огонь потух, оставляя после себя болезненные ощущения. — А-ах... Я это уже понял... — Что же мне с тобой делать? — То, что обещал. Любить. — Я больше не буду так делать, я клянусь тебе... Давай начнём всё сначала, по-другому? — спросил Мия. 0 : 0
Примечания:
*¹ — демоническая японская считалочка Кагомэ кагомэ.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты