Слишком поздно для прикосновений.

Другие виды отношений
R
Закончен
0
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Драббл, 3 страницы, 1 часть
Описание:
Падальщик аккуратно касается остывающего Охотника, изучая каждый миллиметр прекрасного, но испорченного тела.
Примечания автора:
Ахтунг! С момента перезапуска я начинаю лезть в более глубокие и непристойные темы моей вселенной. Тут не будет ничего такого, что могло вызвать бы дрожь или отвращение, однако это весьма непривычная для меня тематика
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
0 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать
Настройки текста

2020 год.

      "Зейнаб", слега прогнувшись, медленно ползёт к нему, словно дикая кошка, потряхивая головой и тихо мурча. Невзирая на жгучую боль в руках и ногах она ступает аккуратно и бесшумно, в нетерпении царапает коготками металлическую поверхность пола и растягивается в довольном умилении. Хантер молчит, прижав украшенную красными полосами спину к холодной стене. Его ноги широко раздвинуты, руки безжизненно лежат на полу, а в шее красуется большая рана, с которой так сочно, не переставая, течёт кровь болотного цвета. В помутневших глазах леди промелькнул огонёк, она не замечает в разжатой руке друга нож. Асура дрожит от холода и голода, но всё же не бросает тело и продолжает осторожно надвигаться. Под ногами чувствуется липкая лужа, но она не брезгует.       Наконец, подойдя вплотную, Падальщик садится на икры и вытягивает перед собою костлявую ладонь, слепо касается зеркальной поверхности шлема Охотника. Она не видит своего отражения в обшарпанной глади визора, но помнит, что когда-то пообещала стать такой же, как он. Слепая отгоняет мысли, глубоко вздыхает и обвивает шею возлюбленного. Сейчас нельзя думать о прошлом, оно может обжечь. Придвинувшись, мутант кладёт ноги врага прямо, без разрешения садится ему на колени и выгибается в спине, мерзко звуча позвонками. Асура закатывает глаза и представляет, насколько прекрасен сейчас её супруг, по неосторожности снова лезет в свою память, вспоминает всё те же мужественные черты, его прямой нос, крепкий подбородок, густые брови и глубокие, темно-голубые глаза, горящие жизнью и мечтой. "М-можно мне снять это?.."       Но "Чарльз" молчит, ничего не отвечает, даже не обняв жену. Вдалеке слышен лишь гул непонятного происхождения, они здесь одни. Ещё час назад не так далеко отсюда была бойня, дикое сражение. А сейчас - тишина. "Зейнаб" это расстраивает, но не пугает. Она кусает и без того рваные губы, осторожно стягивает с него мотоциклетный шлем, вновь ступая против запрета, и аккуратно кладёт на пол, боясь нарушить идиллию. Её начинает слегка трясти, в предвкушении, Падальщик стискивает острые зубы и сжимает в руках могучие плечи своего охотника. Она ласково касается своим лбом его.       Тонкая когтистая рука спускается ниже, бесцеремонно изучая рельеф искусственно нарощенных мышц и выводя на нём своеобразные кривые узоры. "Зен" прощупывает ключицы, давит на них, пощипывает грубую кожу плеч. Ей с трудом верится в то, что она наконец может потрогать его, без опаски и страха быть отвергнутой. "Какой ты у меня... Кто же тебя так... О-ох..." - уже не в силах ровно дышать, Асура с нетерпением забирается под рваную футболку и касается глубоких ран, кое-как перевязанных больничной тканью. Хаотично расположенные по всему торсу, они и рядом не стояли с царапинами на шее и плечах. Пальчик подцепляет пожелтевший кусок марли на его животе, оттягивает и слегка рвёт, демонстрируя взгляду запекшуюся кровь. "Зейнаб" с сожалением хмурит брови. Она может только представить, насколько всё ужасно.       "Налюбовавшись" порезами, она прощупывает края сломанных ребер и хватает мужа за грудки, слегка подтянув к себе и устроившись поудобнее. Немного поднимает тяжёлые мужские ноги, испачканные в грязи и крови, гладит его бедра и комкает ткань брюк, такую знакомую и родную на ощупь. "Надо же... А ты... Подрос..." Когда-то он был ниже её на голову. Несмотря на всю свою "мужиковатость", обильную растительность на теле и лице, он казался ей таким уязвимым и хрупким. Бледная кожа, утонченные черты, стройное тело. Сейчас Чарльз выглядел, как мутант "на скорую руку", весь во швах, истыканный иголками. Сама она не лучше. Криво остриженные слипшиеся волосы, спиленные рога, ожоги по всему телу, помутневшие глаза, кое-как прикрытое бинтами обнажённое тело... И пасть.... Акулья, истекающая разбавленной слюной, зубастая пасть.       Падальщик склоняет голову и вдыхает дурманящий запах железа и дешёвого мыла, поглаживая рваные края ран на боках Хантера. Слегка коснувшись сломанным носиком поверхности его тёмно-синей кожи, "Зейнаб" кротко целует загнивающее пулевое отверстие в шее и томно вздыхает, ожидая хоть каких-либо слов. Охотник молчит. Остекленевшие глаза не смотрят на неё в прежней нежностью, он не касается её тонкой шеи и не шепчет признания в любви. Асура щурит глаза, жалобно поглаживая мужской подбородок. Тело начинает ломать, Падальщик наконец догадывается, в чём дело, и почему её возлюбленный молчит. Она давит когтями на кожу "Чарли", но не слышит болезненного стона. Он мёртв. Она убила его. Осознание этого приходит не сразу. Руки слабо потрясли труп - ноль реакции.       Тишина давит на мозг, "Зейнаб" начинает трясти всё сильнее, и, не выдержав напора ярости, она внезапно задирает голову и начинает выть. Из покрасневших глаз потекли красные, хрустальные слезы, капая на грудь бывшего и медленно стекая, оставляя после себя мокрые разводы. Это он должен реветь сейчас, это его перебинтованное лицо должно сейчас быть в слезах.       Истерика затихает сразу после того, как кончается воздух. Падальщик, не закрывая рта, опускает взгляд и проводит пальцем по коротким ресницам, сдержанно касаясь поверхности глазного яблока и слегка забираясь под веко. Зрачок расширяется, "Зен" вновь с любопытством исследует лицо Хантера, трогает грубую щетину, длинные уши, спиленные рога и мягкие черные волосы. Успокоившись в конец, асура закрывает глаза и ласково мычит, напевая колыбельную. Для него, и для себя самой. Для того, кто уже уснул.       Она всхлипывает, содрогаясь в плечах и поглаживая его худые щёки. Сжимает в холодных объятиях и всё ещё представляет, насколько прекрасен он сейчас, живой или мертвый. Асура не видит его, но старается хоть как-то прочувствовать. — Почему ты оставил меня?.. Почему ты меня бросил?..       Падальщик касается холодных губ и тихонько шепчет. Жутко шепчет: — Раз ты не против, наконец-то я смогу попробовать тебя, Чарли... Я-я...       Останавливается на мгновение и шире распахивает глаза. — Я люблю тебя.       Побелевшие зрачки вновь сужаются, и монстр, вскочив над телом, резко пробивает грудную клетку Охотника, прогрызая путь к самому сердцу. Она хватается за его руки, инстинктивно блокируя жертву, но он и не сопротивляется. Труп лишь подскакивает при каждом толчке, зубы входят очень туго, приходится тупо биться мордой. Мутант погружается в чрево чуть ли не с головой, исследуя внутренности. Лужа под ногами возлюбленных растекается, смешиваясь с новым потоком крови. Асура глотает желанную плоть, не в силах сдержать довольное урчание.       Вволю насладившись падалью, "Зейнаб" скромно облизывается, стирает слизь с уголков рта, медленно поднимается с колен и бережно кладет руку жертвы поверх огромной дыры в животе. А он всё молчит, не пустив даже и вздоха. — Скажи что-нибудь, Козёл.       Прошипела Падальщик, подняв с пола шлем. Развернулась и пошла к выходу. В этот день закончился первый круг. Жертва сменила Охотника.
Примечания:
Короче там сложная история с циклом.
Мне ооочень стыдно, я надеюсь, что у меня всё так же 0 читателей.
У кого-то БЕДЫ С bruhШКОЙ И БИПОЛЯР очка.
Это ремейк.
И да, это должен был быть хоррор, но да фиг с ним, получился какой-то недо-NC со странными... Ласками? Втф.
© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты