Второй шанс

Джен
PG-13
Завершён
4
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
13 страниц, 1 часть
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
4 Нравится 4 Отзывы 3 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
ᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠ

Декабрь, 2038 год. Детройт

У города тоже появились шрамы: следы беспорядков изуродовали знакомые улицы. Он шёл и не узнавал Детройт, в котором провёл всю свою недолгую жизнь. Даже любимое кафе Эммы оказалось закрыто. В витрине блестели осколки... Эмма... Увижу ли я когда-нибудь тебя снова? После недолгой, но весьма познавательной прогулки по городу, Даниэль вернулся в развёрнутый возле Ренессанс-центра лагерь в некотором раздрае. Следы недавних столкновений между людьми и андроидами были всюду: разбитые витрины и остановки, граффити на стенах даже в прежде чистых центральных районах. Прохожих было немного, а те, кто был, старались перемещаться группами и тревожно оглядывались по сторонам. Бродящий в одиночку андроид с заметным шрамом пластиковой спайки прямо на лице порой привлекал излишнее внимание, и от этих опасливых, враждебных взглядов ему хотелось укрыться. Он поглубже натягивал капюшон драной толстовки, которую нашёл на перевёрнутой остановке, и догадывался, что похож в подобном виде на бездомного. Неудивительно, что от него шарахались. Ему так и не удалось привести в порядок файлы памяти: произошедшие в мире за последние месяцы изменения просто не укладывались в его голове, рассыпались, вызывали многочисленные сбои… Ему ничего не оставалось, кроме как вернуться. Быть может, среди “своих” нашлись бы те, кто помог бы ему разобраться с тем, что делать дальше? Изначально Даниэль хотел обратиться к андроиду своей модели, которого видел в лагере ранее, но сейчас его нигде не было. Он внимательно осмотрелся и, о чудо, пересекся взглядом с WR400. "Трейси" держалась довольно уверенно — её рыжие волосы были собраны в косу, а сама она сосредоточенно шнуровала армейский ботинок, присев на ящик так, чтобы держать в поле зрения своё окружение. Не долго думая, Дэн направился к ней. — Привет, — он склонил голову немного набок и изобразил сдержанную вежливую улыбку. — Меня зовут Даниэль. Я новенький и хотел бы узнать, что сейчас происходит. Возможно, я могу чем-то помочь? — Новенький... — Трейси окинула внимательным взглядом домашнего андроида, — тут не мне нужна помощь, а тебе. Слова девушки попали точно в цель, но сколько тут было тех, кто взывал о помощи? Даниэль окинул взглядом расположившихся неподалёку андроидов: кто-то сидел у бочек, в которых жгли костры для обогрева, кто-то жался по углам, избегая контакта с окружающими, кто-то был явно повреждён и не мог самостоятельно передвигаться. — Мне уже помогли, — отозвался он, коснувшись проступающего под скином шрама спайки на левой половине лица. — Но я бы не отказался от информации. Можно? Даниэль протянул руку почти человеческим жестом приветственного рукопожатия. Белый пластик запястья тускло блестел в прорехе потрепанного рукава толстовки. Норт кинула на него косой взгляд и хмыкнула. Лютая неприязнь к людям до сих пор оставалась в ней, как и надежда им когда-нибудь отомстить. Трейси покачала головой: — Свершилась революция, но борьба за права андроидов только начинается. За эти несколько недель случилось многое. Нас признали свободными, но далеко не все люди способны принять этот факт. Андроид опустил руку и пластик вновь покрылся оболочкой, имитирующей человеческую кожу. Лишь внешне, разумеется. Он помнил мягкие руки Эммы — неповторимые до последней линии, тёплые, живые… Если бы он оставил на своём виске диод, тот бы мигнул алым, но сейчас под скином был только островатый скол пластика — он действовал импульсивно, избавляясь от него. — Я был в городе сегодня, — сообщил Даниэль, опустив взгляд на свои пальцы. — Нас боятся, — улыбнулся почти незаметно. — И думаю, что не напрасно. — Мало боятся, — Норт села на пустой ящик, который когда-то был наполнен пакетами с тириумом. Трейси тоже помнила руки людей, их прикосновения. Только вот девушку это отталкивало. В конце концов, её создали для использования в других целях. Совсем в других. И иногда это заходило очень и очень далеко. Норт откинула голову назад. — А если бы кое-кто не вёл себя как тряпка, боялись бы ещё больше. Даниэль расценил жест, как приглашение к беседе, и тоже сел на один из ящиков в паре шагов от Норт. Похоже, что девушка отчасти разделяла его собственные взгляды и… чувства по отношению к людям. — О ком ты говоришь? — уточнил Даниэль, склонив голову набок, и проследил за взглядом Трейси. — О Маркусе, — Норт раздражённо хмыкнула, неопределенно махнув рукой в сторону башни Ренессанс-центра. Маркус… Даниэль уже не раз слышал это имя и издалека видел того, кто взял на себя бремя предводителя андроидов. Он не был похож ни на одну известную ему модель. Он был… Особенный. Однако, девушка напротив имела о нём, по всей вероятности, совсем иное мнение. Даниэль очень внимательно окинул взглядом её лицо. Трейси не приняла его руки, однако сейчас её поза была довольно открытой. Он бы мог одним движением оказаться достаточно близко, чтобы вогнать спрятанный в рукаве острый обломок штыря прямо под оптический блок до головного процессора… Если бы захотел. — Как тебя зовут? — мягко спросил Даниэль, не пошевелившись. — Норт. Ты? — глянула она исподлобья. — Даниэль, — вежливо повторил блондин своё имя ещё раз. — Норт, как я понял из твоих слов, Маркус… Недостаточно компетентный лидер, верно? Андроид обвёл взглядом сооруженный на скорую руку, но вполне обстоятельный лагерь — брезентовые палатки, тепловые пушки, какой-никакой запас биокомпонентов, запчастей, тириума. Многое здесь напоминало о потерях и тех, кого не смогли спасти. Конечно, организацию сложно было счесть идеальной, но Даниэль не спешил делать выводы, сознавая, что не обладает полным объёмом данных. — Он ведёт себя как тряпка с этим напускным гуманизмом! Сколько раз подвергал всех нас опасности, вместо того, чтобы дать отпор тем, кто нас расстреливал. И что теперь? Лижет зад представителям власти? Тошно смотреть. Норт прикрыла глаза и шумно выдохнула, охлаждая систему. До мира, настоящего мира, в котором андроидам не придётся прятаться за проволочной оградой лагеря и с тревогой ждать наступления каждого нового дня, было ещё далеко. Даниэль задумчиво помолчал. То, что уцелевшим андроидам вообще удалось выйти на диалог с людьми, было практически чудом. Многие погибли: в утилизационных лагерях, от рук собственных владельцев, силами вооружённых чистильщиков спецназа. Он просматривал новости в сети и что-то внутри дрожало от жутких кадров этой войны. Могло ли всё сложиться иначе? Что если бы он, Даниэль, был там, со своими братьями по синей крови? Был бы он жив сейчас? Смог бы внести собственный вклад в общее дело? — Я бы хотел поговорить с ним. Ты знаешь, это можно устроить? — Возможно, — дёрнула плечом Норт, глянув на девианта, — но маловероятно. Маркус теперь вечно занят. Зайди в оперативный центр, — махнула она в сторону палатки, над которой реял голографический флаг. — Может, повезёт перехватить. Дэн кивнул в знак признательности и направился прямо к штабу. Возле палатки он немного помедлил, а затем нагнулся, проходя внутрь. — Я ищу Маркуса, — обратился он, оглядывая присутствующих — нескольких потрёпанного вида андроидов и ещё одного, в чистой хорошей одежде. Андроид повернулся к нему лицом и Даниэль ощутил, как внутри всё обрывается от одного его вида. Это был андроид его собственной модели, только... целый. Чистый. Будто недавно сошедший с конвейера. Такой, каким когда-то был, но уже никогда не будет сам Даниэль. — Ты?.. — Меня зовут Саймон, здравствуй, — девиант дружелюбно улыбнулся и посмотрел прямо Даниэлю в глаза. — Маркус сейчас немного занят, освободится где-нибудь через час. Может быть я мог бы тебе помочь? PL слегка завис — программа самоидентификации выдала сбой. Он только и мог, что стоять, моргать, пытаясь смахнуть алое окно и сообщения об ошибках. Система балансировки предупреждающе замигала — Даниэля слегка тряхнуло, но он сделал всё возможное, чтобы взять себя в руки. — Д-даниэль, — представился Дэн, голос которого дрогнул, и кивнул, принимая предложение Саймона. — Хэй, ты в порядке? Может тебе нужна помощь? У нас есть центр технической помощи, — негромко произнёс Саймон, подходя ближе и взяв девианта, в точности похожего на него, за плечи. Взгляд Даниэля метался по лицу сомодельника от одного контрольного маркера к другому. Снова и снова... Первое мнение было ошибочным. Саймон не был "новым и целым". Микроповреждения были заметны при более близком рассмотрении, а номер модели говорил о том, что они были выпущены примерно в одно время. Саймон, вероятно, тоже когда-то имел семью. "Хозяев," — мысленно поправил себя Даниэль. Он ничего не знал о Саймоне наверняка, но ощущал что-то, напоминающее родство к представителю своей модели. Даниэль неуверенно взял руку Саймона, сжимавшую его плечо, и приложил его ладонь к своей лицевой панели, запаянной жидким пластиком и оттого неровной. — Меня починили и активировали совсем недавно. Я хочу разобраться в том, что происходит, — отозвался Даниэль, убирая скин с пальцев и запрашивая разрешение на коннект. Саймон слегка удивился. Ему нередко приходилось иметь дело с такими, как Дэн — напуганными, растерянными, жаждущими понимания и тепла. Он открыл односторонний доступ, давая возможность Даниэлю показать то, что тот хотел, и тотчас погрузился в архив избранных воспоминаний о его прежней жизни. Самые важные, самые дорогие воспоминания, связывавшие его с семьей Филлипсов, с Эммой, мелькали на его внутреннем экране. События рокового вечера пятнадцатого августа, развивавшиеся слишком стремительно. И то, чем всё закончилось тогда, на крыше. Видеть чужие истории всегда было горько. Делясь своими воспоминаниями, Даниэль надеялся узнать историю Саймона, но тот показал ему только события революции — примерно то же самое, что мелькало в сети, только глазами непосредственного участника событий. Маркус занимал центральное место в воспоминаниях Саймона. RK200 и впрямь был… особенным. Моргнув, Даниэль медленно опустил руку, разорвав контакт. — Люди сделали столько зла… почему вы так… добры к ним? — Не все из нас добры к ним. Однако, если мы будем к ним агрессивны, мы ничего не добьёмся, только получим ответную агрессию. — Саймон медленно убрал свою руку от девианта. — А что насчёт тебя? Ты ведь любил ту девочку. В словах Саймона звучала доля правды. Насилие вызывает насилие, это так. Но иногда другого выхода просто не остаётся… — Любил. И люблю. Эмма чрезвычайно дорога мне. Даниэль закусил губу. Был бы у него диод — переливался бы золотисто-алым, но так только мельчайшие вспышки в глазах выдавали повышенный уровень стресса. — Всё очень непросто. Я не знаю. Я не верю людям после того, что они сделали, но… Всё должно измениться. Их отношение к нам должно измениться. Мы не игрушки. Мы живые. — Да. Мы живые, — медленно проговорил девиант. Иногда Саймону не верилось, что всё это действительно происходит. — Думаю, Маркус сможет ненадолго отвлечься от своих дел и познакомиться с тобой. Пойдём, я провожу тебя до его кабинета. Оглянувшись через плечо на других андроидов, Саймон дал им знак, что вернётся чуть позже, и тронул Даниэля за руку, показывая ему дорогу и направляя. — Ты меня представишь? — уточнил Даниэль, шагнув следом. Разумеется, он бы не потерял из вида своего "брата" по модели, но в этом жесте было что-то успокаивающее и доверительное. Не то, чтобы Дэн не встречал раньше представителей своей модели — PL были довольно распространены среди людей, имея незначительные отличия во внешности (по желанию своих владельцев это могли быть цвет глаз, волос, форма причёски и, разумеется, одежда). Что его, однако, удивляло, они с Саймоном были совершенно разными личностями. Были ли эти отличия изначально заложены программистами Киберлайф или же сформировались позднее с учётом накопленного опыта, но два андроида одинаковой модели, попав в одну ситуацию, могли действовать по-разному. — Конечно, — Саймон кивнул, уверенно направляясь к зданию Ренессанс-центра и ведя за собой Даниэля. По пути поговорить им не удавалось — Саймона то и дело окликали. Здоровались, что-то спрашивали, иногда просто бросали пристальный взгляд и Даниэль понимал — некоторые беседы не были предназначены для чужих ушей. Ему даже стало неловко из-за того, что он отвлекал столь нужную всем персону какой-то нелепой просьбой. Что он мог сказать Маркусу? Что предложить?.. На ресепшене Даниэлю перегородили было дорогу, но Саймон сказал пару слов охраннику и дорога к лифту оказалась открыта. — Вы многого добились, — первым нарушил тишину Дэн, когда двери шахты закрылись за ними. — И ещё больше в планах на будущее, — просиял скромной светлой улыбкой Саймон, — извини, мне нужно предупредить Маркуса о твоём визите. Диод на виске шестисотого переливался золотистым светом. Цифры этажей быстро мелькали на дисплее лифта. Обстановка Ренессанс-центра разительно отличалась от лагерной тесноты: яркий свет, высокие потолки, просторные коридоры. Пока они поднимались на лифте, Даниэль невольно вспомнил квартиру Филлипсов, тоже расположенную высоко над землёй. Мельком взглянув на своё отражение в зеркальной панели, он тронул пальцем скол на виске, где прежде был диод. Весь он был теперь совершенно несуразный здесь, в драной грязной одежде, со следами спайки на лице, которые не скрывал скин. Стоящий совсем рядом Саймон показался ему буквально пришельцем из чужого мира, и тем страннее было видеть его лёгкую ободряющую улыбку. Когда кабина остановилась и двери разъехались в стороны, Саймон отмер и шагнул вперёд, проходя в небольшой коридор и касаясь электронного замка одной из выходящих сюда комнат. Маркус был не один. Из гостиной, находящейся за парадной дверью, доносились голоса, и много, и они все о чём-то спорили, причём на повышенных тонах. Самого лидера девиантов не было слышно. Видимо, он сидел в эпицентре ожесточённой дискуссии и, машинально потирая висок, тихо внимал, стараясь не сорваться. — Похоже, мы невовремя, — негромко заметил Даниэль, услышав разгоряченные голоса за следующей дверью. — Подождём здесь? — Да, пожалуй лучше подождать окончания здесь, — согласился его спутник. — Как раз осталось ждать... — последнее слово он растянул, словно сверялся с внутренним распорядком дел, — ...несколько минут. Отлично! Саймон жестом предложил Даниэлю подождать на расположившемся в холле диванчике, но тот покачал головой и замер, оставшись стоять. Голоса за дверью поспешно смолкли, а затем снова донеслись до слуховых модулей PL. — Ты кого-то ждёшь? — Нет, но это срочно, — спокойно отозвался баритон лидера девиантов. Получив информацию от Саймона по внутреннему каналу связи, он уже знал, кто стоит за дверью и не мог не воспользоваться возможностью прервать наконец несанкционированную акцию возмущения не то в собственный адрес, не то в адрес своих политических оппонентов. — Но что может быть более срочным, чем..! — Стэйси, — перебил женщину всё тот же голос. — ...Мы заглянем к тебе позже, — отозвался другой, и вскоре дверь с щелчком отворилась, выпуская пятерых в деловых костюмах. Дэн проводил покидающих кабинет сдержанным хмурым взглядом. Пусть он и не чувствовал себя уверенно, находясь здесь, он мог создать видимость собственной стойкости в чужих глазах. За эти несколько дней, прошедших с его повторной активации, он успел проскролить новости, кое-что узнал от других андроидов, но море информации было бездонным. Оставалось рассчитывать, что лидер движения сможет пролить свет и помочь новопробужденному андроиду отыскать своё место в изменившемся мире. Вот только... Из открытого дверного проёма показался диван, на котором, сложив локти на своих коленях, сидел Маркус в не менее строгом наряде. Он хмурился, глядя куда-то в пол, и не спешил поднимать головы. Войдя в просторную гостиную с панорамными окнами, за которыми переливался огнями город, Даниэль скользнул взглядом по понуро сидящему андроиду, пытаясь его “прочесть”. Программа распознавания эмоций давала противоречивые результаты и Даниэль смахнул её в сторону, ожидая, когда Саймон представит его. ... Есть ли лидеру дело до одного из тысяч его последователей, пусть его дело о девиации было одним из первых "громких"? — Прости, что помешали дебатам, — мягко улыбнулся Саймон, прекрасно осознавая, какое они одолжение сделали своим визитом, спугнув порядком надоевших Маркусу гостей. Он прошёл к центру комнаты, привлекая внимание двухсотого и указывая ему на своего спутника. — Это Даниэль. Он один из недавно восстановленных андроидов и хотел познакомиться с тобой лично. Слегка улыбнувшись, Саймон перевёл взгляд на сомодельника. — Даниэль, это Маркус. Не пугайся, он только выглядит так, будто полчаса назад восстал из мёртвых, — пошутил светловолосый, разряжая несколько напряжённую атмосферу. Подняв взгляд на вошедших, Маркус слабо усмехнулся на шутку Саймона, старательно расправляя окаменевшие брови, лоб между которыми будто потрескался — настолько глубокими казались хмурые складки. — Привет, — кивнул мулат, не без интереса осматривая Даниэля с головы до ног и останавливаясь на его лице, мимолётно сканируя. Судя по напряжённому взгляду девианта, тот проделывал то же самое. Удивительно, но оба PL600 были совершенно разными и непохожими друг на друга. Это невольно восхищало. Он протянул Дэну руку: — Рад знакомству. Как ты себя чувствуешь? Откровенно говоря, у них не было необходимости говорить вслух, но они же так стремились быть похожими на людей... Саймон, очевидно, достиг в этом искусстве больших успехов: тонкая, едва уловимая ироничная улыбка очень ему шла. — Взаимно, — отозвался Даниэль, делая шаг навстречу и принимая протянутую руку крепким пожатием, — наслышан. На вопрос о самочувствии он почти человеческим жестом пожал плечом. Что тут ответить? О количестве системных ошибок на единицу времени? О степени изношенности биокомпонентов? О том, как самовоспроизводятся на бесконечном повторе фрагменты повреждённых воспоминаний? — Пытаюсь разобраться в том, что сейчас происходит с миром. Я многое пропустил по... техническим причинам, но вижу, что не одного меня тревожат подобные мысли. Я бы хотел узнать твою точку зрения и чего нам всем ждать от ближайшего будущего. Если у тебя найдётся время для подобных разговоров, разумеется. Саймон отступил к окну и заложил руки за спину. Лагерь андроидов был отлично виден из апартаментов двухсотого и лежал как на ладони. Разумеется, PL не планировал уходить — если Маркус не попросит об ином. Тот отпустил чужую ладонь, отвечая на слова собеседника потяжелевшей гримасой и полной концентрацией во взгляде. Он не любил подобного рода вопросов, зачастую мучивших его во время всяческих интервью и выступлений. Однако Даниэль пришёл сюда, прямо к нему, за ответами, так что делать было нечего. — Понимаю. Присядьте, — Манфред указал на просторный диван, взглянув на обоих PL600, и направился в сторону соседствующей кухни, попутно продолжая говорить: — После ноябрьских событий мнение человечества о нашем роде разделилось, — он говорил достаточно громко, чтобы его было слышно из другой комнаты. — Одни стали бояться, другие ненавидеть; третьи заинтересовались нами и желанием помочь. Правительство, к сожалению, также расслоилось на два лагеря, причём не только в Соединённых Штатах. На данный момент нашу свободу признали в 34-х странах. В них уже созданы посольства для помощи и поддержки наших там товарищей. Которых мало. Выражение лица Маркуса отпечаталось в памяти. Даниэль не мог его расшифровать прямо сейчас, поэтому отметил и отложил этот файл. Приняв приглашение, он сел на диван с противоположной от Саймона стороны, имитируя человеческую умеренно расслабленную, но деловую позу, и обвёл внимательным сканирующим взглядом комнату, когда Маркус вышел. — 34 страны — это довольно хороший результат в такое короткое время. Принятие ЛГБТ-культуры, хоть речь шла о самих людях, а не ином виде жизни, шла медленнее, — прокомментировал Даниэль, когда Маркус вернулся с двумя стаканами тириума-310, ставя их на кофейный столик перед диваном; и коротко кивнул: продолжай. “Уровень тириума 89%” — любезно подсказало окно самодиагностики и ПиЭл взял стакан. Испарялся он довольно быстро. За три или четыре часа этот стакан опустеет, повысив токсичность воздуха в помещении для людей. Некритично. — Основная масса андроидов стянулась в Детройт. Их можно понять: тут они в полной безопасности. На территории города находится 18 лагерей, называемых "Новым Иерихоном". Наша партия делает всё, что в её силах, чтобы как можно скорее предоставить девиантам места работы и жительства, однако борьба с расизмом... может затянуться. Даниэль внимательно слушал то, что рассказывал Маркус, не перебивая его, но по мере рассказа слегка хмурился. Всё это звучало, как отточенная выступлениями трибунная речь, но не отражала реальную картину, часть которой Даниэль успел увидеть там, ста пятьюдесятью метрами ниже. — Они не в "полной" безопасности, — возразил он, когда Маркус сделал паузу. — Люди в самом Детройте также нас боятся, и их немало. Маркус опустился в кресло неподалёку. — Мы ведём активные переговоры со многими компаниями, партнёрствами и корпорациями, чтобы ускорить этот процесс, а также внедряемся в агентства по недвижимости. Мы планируем обеспечить домом и трудом всех андроидов к концу этого года. Политик отвернулся, добавляя неохотно: — А потом переехать в Вашингтон… Место для жизни и работы, безопасность, обеспечение доступной технической и психологической поддержкой — всё это необходимость, Дэн слегка кивал, следуя за рассказом, пусть сроки достижения этих целей звучали излишне оптимистично. — Основная проблема — законодательство, — качнул головой Даниэль, услышав о планах на Вашингтон. — И это не то, с чем можно справиться в одиночку. Ты взял на себя огромную ношу, Маркус. Даниэль покосился на сидящего неподалёку Саймона. Был ли он тем, кто помогает RK нести это бремя? Непохоже, что его “брат” был силён в политике, но он был верен, предан и поддерживал Маркуса морально, что тоже стоило дорого. — Некоторые андроиды считают, что ты действуешь слишком мягко, — осторожно сообщил Даниэль, снова обратив взгляд на RK200. — Юристов среди андроидов исчерпывающе мало, но если промедлить, ситуация вновь может обостриться. Слишком много точек соприкосновения у нас и людей. Слова Даниэля звучали дельно. За тот короткий срок, что они беседовали, он успел проявить себя, как полностью стабильный, здравомыслящий андроид, разбирающийся в ситуации. Маркусу это казалось странным и удивительным, учитывая весь ужас, им пережитый; но он не подавал виду. Лишь нахмурился и кивнул, понимающе и не очень. — Мягко? — вкрадчиво переспросил Манфред. — Что они предлагают? И замолчал, внимательно глядя на собеседника. Даниэль неопределённо повёл плечом. Наверняка, тот и сам уже не раз слышал недовольные и критикующие речи что от людей, что, куда обиднее, от своих — от андроидов. Стоило ли повторять слова, что RK и так наслушался до зубовного скрипа? — Действовать более решительно. Андроиды — наиболее пострадавшая сторона в этом конфликте. Излишняя мягкость позволяет людям думать, что власть над нами, над нашим будущем находится исключительно в их руках. Скольких они сломали? Скольких предали? Мы им не игрушки, Маркус. Светлые серые глаза Даниэля сверкнули решимостью, пусть он и старательно сдерживал гнев, заставляющий тириумный насос мелко вибрировать изнутри. — Я был деактивирован. Мёртв. Меня вытащили, и теперь я хочу помочь. Маркус встал. — Я не собираюсь внушать людям страх. Мы, наша кампания, строим общество на доверии и взаимопонимании. Человечество знает, что мы сильны, поэтому и боится. Начнём стучать кулаками по трибунам и развяжем войну, — он зашагал из стороны в сторону, а его тон становился громче. Политик терпеливо сдерживался. Он не кричал, но явно рассердился. Даниэль поднял голову, взглядом следя за перемещением лидера девиантов. — Речь не о страхе. Они и так боятся всего, чего не понимают. Я говорю об уважении. — Голос PL тоже стал громче, но он держал себя в руках, не намереваясь устраивать потасовку в апартаментах Маркуса. — Они унижали, использовали, распоряжались нами, словно вещами. Потребовать достойного отношения — это не призыв к войне. Это принцип. — Это было в прошлом. Мы уже доказали им, что живые. Государство на нашей стороне, а изменить мнение каждого человека, не сумевшего принять нас, мы не в силах, — Маркус выдохнул, успокаиваясь. — Кардинальные перемены требуют времени. Должны смениться поколения, чтобы оба рода ужились в гармонии. Даниэль досадливо поджал губы, отставил едва тронутый стакан и тоже поднялся на ноги. — Не требует доказательства то, что коровы живые. Но тем не менее люди разводят их для того, чтобы употреблять в пищу. Быть "живым" недостаточно. PL сделал шаг к Маркусу. Не угрожающе, просто чтобы на равных посмотреть ему в глаза. Два оптических блока разного цвета. Кто принёс себя в жертву ради него? Скин на левой запаянной половине лица сбойнул, выдавая повышенную нагрузку на систему андроида. — Маркус, — позвал он, поднял ладонь на уровень тириумного насоса и положил себе на грудь. — Я хочу отплатить за своё возвращение. Быть полезным нашему народу. Что я могу сделать? — Не сравнивай наш народ со скотом, — Маркус наморщил нос. Слова Даниэля звучали возмутительно. Революционер внимательно наблюдал за движениями собеседника и, выслушав его предложение, приподнял голову не то горделиво, не то подозрительно. — Где гарантии, что ты действительно поможешь? Как давно вы знакомы? — он повернул голову к Саймону. Манфред не доверял Даниэлю — не было ни единой причины. Разговор с каждой минутой приобретал всё более напряжённый характер. Саймон переводил взгляд с одного участника беседы на другого, не видя возможности вмешаться и сгладить углы. — Маркус, я думаю, мы можем ему довериться. Я видел его прошлое, но… — он взглянул на сомодельника. — ...рассказывать не буду. Даниэль сам поделится им, если захочет. — К нам относились даже хуже, — отозвался Даниэль, но на вопрос о гарантиях резко замолчал. Будь у него диод, переливался бы алым, но так только мелкая дрожь выдавала его напряжение. — Меня реактивировали всего несколько дней назад, — негромко отозвался Даниэль, медленным кивком подтвердив слова своего близнеца. — В своей прежней жизни я совершил непростительное. Ошибки, которые уже не исправить. Я служил людям, выполнял все их приказы... Сейчас я решаю сам. И хочу сделать правильный выбор. Даниэль медленно отнял от груди руку и протянул Маркусу. Отсветы ламп переливались на белом, хранящим следы царапин, пластике. Пристально осмотрев побелевшую ладонь собеседника, Манфред дёрнул бровью. Он хотел бы доверять Дэну, но одного только его прошлого будет недостаточно. Маркус подступил ближе, оголяя корпус на правой кисти и обхватывая пальцами чужую. — Мне нужно видеть всё, — голос прозвучал ниже, чем обычно, и тише. Он почти хрипел — настолько разноглазому не хотелось вскрывать андроида, подобно бесстрастному хирургу, копошащемуся во внутренностях своего пациента. Однако такова была плата Даниэля за непреклонное доверие лидера — он должен был полностью предаться тому в ответ. Установив подключение, Маркус запросил доступ на полную базу данных стоявшего напротив. Он давал тому выбор, пусть и был способен получить всё собственноручно. Всё-таки, насильственное вмешательство перечило его принципам. Контакт ладоней отозвался в системах электрическим импульсом. Даниэль крепко сжал пальцы, посмотрел в глаза. Он знал, что от него потребуется, и это было страшно. Страшно выворачиваться наизнанку, раскрывая собственные данные полностью, до самых глубинных структур, обнажая накопленные за годы эксплуатации ошибки. Кем для него самого был Маркус, чтобы настолько ему доверять? Лидером восстания, в котором он не принимал участия. Мишенью СМИ, из которых Даниэль успел бегло получить информацию о пропущенных событиях. Чьим-то другом, чьим-то врагом, чьим-то несостоявшимся возлюбленным… Для него самого он был чужим. Это был огромный риск — увидеть всё. Даниэль не ответил вслух, только медленно моргнул: понял. А затем закрыл глаза. Маркус вторгался в чужую программу по возможности аккуратно, однако он сам — далеко не подарочек, так что уже с первого слоя файлов — слоя воспоминаний — Даниэль мог ощутить чужеродный код, неприятным покалыванием касающийся его собственного. Маркус просматривал все интересующие его данные: день девиации, пара дней из семьи Филлипсов и несколько из настоящего времени — и немедленно шёл дальше, словно с берега, усыпанного разноцветными камнями, окунаясь прямиком в глубокое море. Вторжение было похожим на выстрел. ПиЭл вздрогнул, но сжал пальцы крепче, чтобы случайно не разорвать установленную связь. Сбой соединения был опасен риском повредить файлы. В лучшем случае это были бы личные архивы памяти, а не системные установки, изменение которых грозило бы уничтожением самой личности андроида. Воспоминания. Они вились, словно маленькие яркие бусины на тонких, но крепких нитях. “PL600, запиши своё имя,” — говорит мужчина, активировавший его несколько минут назад, а под ногами у него вьётся маленькая темноволосая девочка и, звонко рассмеявшись, вскрикивает: “Даниэль!” Джон и Кэролайн громко ссорятся в гостиной. В глазах Эммы блестят слёзы, когда Даниэль осторожно улыбается ей и протягивает наушники: “Хочешь послушать музыку? Не бойся, что бы ни случилось, я буду рядом.” “Твою мать, да куда ты лезешь!” — рычит Джон, неудачно развернувшись на кухне, задев плечом андроида и расплескав кофе. Даниэль видит, как на его форме и рукаве рубашки Джона проступают коричневые пятна: “Прошу прощения. Я немедленно всё уберу”. И получает безболезненный, но обидный тычок в грудь. “Сотри полностью последний час,” — велит Кэролайн, застёгивая пуговицы и разглаживая складки на своей блузке. Диод переливается от красного до голубого, когда Даниэль выполняет этот приказ, и его лицо от задумчивого становится кукольно-пустым. Только что… он что-то чувствовал?.. “Ваш заказ на андроида AP700 зарегистрирован. “Киберлайф” благодарит вас за покупку,” — сообщает планшет, а Даниэля колотит от осознания: всё, что он ради них делал, не имело смысла. Он был никем. Игрушкой. И он им больше не нужен. Море — именно так выглядел следующий слой. В нём было тяжело двигаться, он кишел ошибками, управляемыми вирусом. Но вирус Маркусу не был страшен: он укрощал его, подобно заклинателю змей, и бесцеремонно рылся в поисках интересующих его мыслей. Грубо, неприятно. Лидер чувствовал себя слоном в посудной лавке, поневоле приплетая в эту вакханалию свои собственные думы. Они растворялись в общем потоке, как сахар в кипятке, и Маркус не успевал их ловить. Он хватался за то, что было ему нужно, копировал и шёл дальше. Прикрытые веки начали дрожать, когда Маркус проник глубже, в самую суть, поднимая нагромождения кода и накопленных багов. А дальше были только зыбучие пески. Двигаться тут было ещё сложнее, почти невозможно, но Маркус настойчиво копал, словно гончий пёс, отыскавший добычу. Он погружался всё глубже, пропуская весь гнев и всю боль девианта через себя. Стискивал зубы, выл и кричал! Между кодовых строк, в глубинах программного обеспечения. Чужие команды перекликались с собственными, чужой крик, словно эхо, вторил его перебитому помехами голосу. На внутренний экран выскакивают предупреждения о возможном повреждении критически важных файлов, но Даниэль удерживал защитные механизмы от блокировки системы. Так было нужно. Такова была цена доверия. И всё это — там, внутри. Внешне у Маркуса лишь морщинки проступили у краешков глаз, складки на лбу стали заметнее, а ноздри слегка раздулись. Огромный путь в нескольких секундах, остановочной точкой которого послужил короткий электрический разряд между их пальцами. Маркус поморщился, разрывая соединение и, взволнованно глядя на Даниэля, обратился к тому по внутреннему каналу связи: "Как ты себя чувствуешь?" Эта пытка закончилась неожиданно, оставляя после себя звонкую опустошённость. Казалось, Даниэль остался тем же, но одновременно стал кем-то другим. Он открылся от самого первого воспоминания до предательского уничтожения. Он разделил тьму небытия деактивации на двоих. Все свои страхи, все расчёты, все планы… Недавнее знакомство с Норт и встречу с тем, кого создали по прототипу охотника на девиантов. Паническую атаку от столкновения на просторах сети со своим убийцей. Жажду жить. Острую базовую потребность быть нужным. Сожаление. Боль. Вину. Любовь. Ненависть. Даниэль чуть заторможенно разжал пальцы и открыл глаза. Объективы оптических блоков были раскрыты на максимум и не сразу поймали в фокус стоящего напротив андроида. После пережитого его немного трясло, но он отозвался на вопрос Маркуса: “Всё в порядке. Процессор перегрелся, рекомендуется перезагрузка.” PL пару раз моргнул, возвращая себе контроль над системой, коротко глянул на Саймона, что взирал на них с некоторым беспокойством. “Но это позже. Ты увидел всё, Маркус. Каков твой вердикт?” Для самого Маркуса процедура протекла гораздо более спокойно, пусть и такое глубокое внедрение — почти слияние — было ему в новинку. Кажется, даже с Норт он не позволял себе залезать так глубоко. Впрочем, тогда и не требовалось. Приоткрытые губы не издали ни звука. Лидер посмотрел на Даниэля внимательно, ненадолго задумавшись, а затем снова обратился по ВКС: "Следи за Норт и моим младшим, RK900 — Кеннетом. Они помышляют о чём-то неладном, отстраняются от меня. Я хорошо знаю эту бестию. Дай только повод — хватается за ствол. Вотрись ей в доверие и сообщай мне всё, что покажется подозрительным. Хорошо?" Вот она — обратная сторона монеты. Революционер, борющийся за свободу действия и слова, но идущий на шпионаж за собственными товарищами; не желающий мириться с чужими взглядами; не доверяющий. Горделивый? Так или иначе, готовый идти на всё, чтобы предотвратить разгорающуюся войну. Получив поручение, Даниэль невольно раскрыл глаза шире и замер. Вся его система замерла на мгновение. Маркус узнал всю его поднаготную и сделал свой расчёт. Даниэль пришёл сюда сам в поисках правды, сам хотел быть полезным, но теперь… его просто используют, прежде чем выбросить вновь? Он сделал шаг назад и пошатнулся — балансировка сбоила, однако он смог восстановить равновесие в следующую же секунду. Нет. Дело не в этом. Слежка за своими — серьёзная деятельность. Это проверка на верность. Маркус ждал ответа и от его пронизывающего тяжёлого взгляда Даниэль ощутил себя припёртым к стенке. То, что RK прочитал в его памяти по поводу Норт, вызвало у него опасения. То, что Маркус нашёл в самой глубине его личности, говорило ему о том, что Даниэлю по плечу подобная миссия. Был ли у него выбор? От крыши Ренессанс-центра до земли сто пятьдесят девять метров. За ним долг за своё спасение, а значит... ПиЭл наконец совладал с собой: заминка длилась всего пару секунд. Он выпрямился и слегка улыбнулся самым краешком губ, опустив взгляд перед лидером, которому подчинился. “Есть.” Маркус подошёл ближе, кладя тяжёлую ладонь на плечо Даниэля — тот не без усилия поднял взгляд — и обратился к нему уже вслух: — Спасибо, что открылся мне, — его тон прозвучал мягче, чем обычно. — Я признателен тебе и твоему решению помочь, и сообщу, когда ты будешь нужен. Тотчас добавляя изнутри: "Это должно остаться только между нами." Голос предводителя в голове шестисотого доносился глубоким давящим гулом. Он повесил на плечи товарища огромную тайну. Не потому, что хотел — он был должен. Кому, как не полностью изученному, полностью доверенному девианту, нести эту ношу? Даниэль чуть нахмурился и поджал губы, демонстрируя единственному зрителю этого спектакля — Саймону — разочарование. — Ты знаешь, где меня найти, — отозвался он хмуро, и в голосе его звучала усталость. Андроиды не устают, разумеется, но после подобного испытания Даниэль ощутил себя совершенно опустошённым. Проверил уровень заряда: так и есть. От 45% минувшего утра оставались жалкие 11. "Разумеется," — подтвердил по внутреннему каналу PL. — "Протокол защиты данных активирован." PL600 не обладал повышенной защитой от взлома, но был способен сохранять конфиденциальность, как и всякий андроид линейки семейных помощников. В конце концов это была одна из причин их популярности в своё время среди людей. 10% — напомнила система, выводя на внутренний экран таймер обратного отсчёта до полной разрядки. В лагере были зарядные платформы, не проблема, но статистическая норма энергозатрат была превышена чуть ли не вдвое. К концу года придётся заменить аккумулятор, а значит в ближайшее время стоит завести личный денежный счёт. Полностью бесплатными биокомпоненты и техническое обслуживание не будут, какие бы договорённости по итогу не заключили с Киберлайф. Попрощавшись с Саймоном и Маркусом, он оставил их в просторном номере и беззвучно прикрыл за собой дверь. В кабине лифта Даниэль был один и, прислонившись затылком к панели, позволил себе ненадолго закрыть глаза, перезагружая выпотрошенную систему. До аварийного отключения оставалось 6 часов, 49 минут.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты