𝓤𝓷𝓱𝓪𝓹𝓹𝔂 𝓮𝓷𝓭𝓲𝓷𝓰

Гет
R
Завершён
1
Размер:
3 страницы, 1 часть
Описание:
Они не могли быть счастливы
Посвящение:
Прекрасной лапушке в её чудесный день рождения 🥺🥺🥺💖💖💖💖💖
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
1 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
      Серые стены так приелись к взгляду, что уже тошнит от их нахождения вообще в интерьере корабля. Они начали эту экспедицию для того, чтобы исследовать новую, малоизученную планету с названием «Полюс». И, ведь повезло же именно им подцепить каких-то инопланетных тварей. Как так вообще вышло? Явно не ясный вопрос, на который никто не знает ответ. Но знаете… Когда-то красные пятна под ногами ужасно пугали. Настолько, что, казалось, земля под ними содрагалась. Или это уже у них крыша поехала? Тогда яркие тела, окрашенные собственной кровью так ярко выделялись на фоне серых стен. Почти так же, как и огненно-рыжие волосы.       Именно здесь все началось. Первый убитый, первая экспертиза и рыжие волосы. А вокруг один лишь сплошной космос. Да, именно за этими плотными стенами тебя ждет тот самый открытый мир! Но ты не видишь. Алиса бы вышла. Ой, как давно бы… Но вместо этого остается только сидеть на этом чертовом месте, перечитывая, словно родную, книгу различных препаратов и лекарств. Странно, но именно здесь все началось. Первый разговор, шутки, общие темы. Все началось именно в белых стенах медбея, где огненные, словно раскаленные пряди так приятно мелькали пред глазами. Потом простые обеды, частые беседы. И как все так вышло.       Поцелуй в лоб и желание хороших снов — вот, что толкнуло тогда. И зачем она это сделала? Чтобы вновь чувствовать себя живой, существующей, любимой.       — Не бросишь? — тонкие пальцы наконец поглаживают эти манящие, будто мотылька к огню, локоны цвета свежей ржавчины.       Вчера нашли еще одно изуродованное тело. Если быть точнее, то капитана судна. Это стало последней каплей в здравом смысле всего экипажа, они будто с цепи сорвались, подозревая всех подряд своим чутьем, которое старались оправдать самыми нелепыми фактами. И сейчас спокойными оставались лишь некоторые, особо устойчивые и крепкие люди.       — Конечно нет.       Что для человека является спасением? Надувным кругом, кинутым в бескрайнем океане? Конечно же — другой человек, кто-то очень особенный.       Именно здесь все началось. Здесь что-то внутри зашевелилось, раскрылось, распахнулось, ожило, расцвело, как почка на ветви яблони после долгой, морозной зимы. Именно в этой комнате Алиса почувствовала себя вновь счастливой. Здесь пахнет медикаментами и спиртом, а вокруг работают аппараты анализа и жизнеобеспечения, но все равно, этот кабинет значит слишком много, чтобы его не любить. И самой первой, самой важной причиной всегда были люди здесь.       Она уже и не помнит, когда спала… Закрывать глаза просто страшно. «А вдруг не проснешься?» –такие мысли уже третьи сутки не покидают её голову, удерживая бодрость и силу воли. Она строго помнит помнит, когда получила выговор от глав.врача за свое пренебрежение ко сну. Слово за слово, жест за жестом, даже сцепились, но все было прервано звуком шипящей рации. Смешно, но даже Алиса очень боялась трупов и убийств, а сейчас они стали для неё обычной повседневностью. Но даже среди всего этого мрака есть что-то хорошее, что-то светлое и ясное.       — Может все-таки поспишь? — перед ней вновь сидит этот мужчина и смотрит прямо на неё, не отводя свои темные глаза.       — Мне нужно работать, — вновь эта глупая отговорка, которая, она надеется, что сработает. На самом деле работы было не так много, а сроки не поджимали, просто было не по себе.       — Я разговаривал с Романовым. Твоя работа может и подождать, но ты её не откладываешь и не спишь. Скажи, что-то случилось?       Тонкий природный клычок впивается в губу, чуть не прокусывая нежную кожу. Знает ведь все… Это всегда очень сильно бесило Алису, но и забавляло одновременно. Петр Камчатский был весьма интересной и в то же время странной личностью. Вечно пугающийся людей, но не боящийся убийств и ужасного «творения» предателей. Такой милый и нагнетающий одновременно.

Первое обещание защиты, первый поцелуй, самая первая весенняя любовь.

      Все так быстро завертелось, что даже сама Вильгейская не помнит когда все началось, зародилось чувство любви поселилось в хрупком растерзанном сердечке. Когда, заметив высокую фигуру в фиолетовом скафандре ты бежишь через весь коридор, чтобы напрыгнуть с объятиями и в ответ получить радостный смех и надежное сцепление рук за собственной спиной.       Но больше всех запоминаются красные от смущения щеки и холодные руки на оголенной коже талии. Плевать. В тот момент им было просто наплевать на все вокруг, на любые посторонние факторы. Именно тогда они оба полностью потеряли голову от любви. Страсть наполняет туманные головы, целиком отключая побочные чувства, не считая безграничной любви, которая выливается в грубые, неаккуратные полосы на широкой спине, глубокие укусы, усыпавшие все плечи вдоль и поперек. Холодные руки совсем дурманят и даже от поглаживаний узел в низу живота стягивается почти мертвой петлей, заставляя громко стонать от наслаждения и накатившего оргазма.       А потом лежать на кровати, своими тонкими, даже слегка костлявыми пальчиками, поглаживая чужую грудь, смеясь с шуток, разбавляя вечер поцелуями. Это было самое лучшее время за последние пять лет. Смешно, но именно с ним, в серой, страшной каюте становилось хорошо и спокойно.

Вплоть до одного решающего момента.

      С самого утра девушке было как-то не хорошо, словно чуйка подсказывала, что что-то не так, но вот что.       — Ладно, пора работать. Обещаю, как только закончу, то приду снова, –мужчина поднимается с кушетки, вновь заставляя ту похолодеть. Русая же поднимает глаза на программиста, прикусывая губу. Отпускать совсем не хотелось, а чутье просто било тревогу в подкорке мозга, отчего состояние только ухудшалось.       — Ну не делай такое лицо…       — Какое же?..       — Щенячьи глазки и поджатые губки. Что со мной случится за несколько часов? Да и. Ты знаешь кто я.       Конечно знает. Но ведь что-то чувствуется, твердит не отпускать. Однако нежные речи все-таки заставляют поверить в это. Но очень зря…       Рука медленно и аккуратно выводит буквы на листе, делая правки в отчете. Только резкое шипение рации на столе выводит из ровной сосредоточенности, отчего кисть дергает и появляется дрожащий прочерк. С другого конца однолиниевого провода связи слышно громкий всхлип и дрожащим голосом выдают «реактор». Далее Алиса не слушает срываясь с места. Нужно быть там первой. Только вот не получается быть первой и прибегает она уже тогда, когда вокруг собирается толпа народу. Все явно шокированы и напуганы, но особа не видит тело, её просто не пускают, однако даже её терпение не вечно и девушка повышает голос, наконец проходя к телу…       Сердце на миг пропускает два удара, а рот скорее инстинктивно зажимают две ладони. Неужели это правда он. Быть всего этого не может, вот же, пару часов назад говорили. И сейчас лаборантка сама видит тело любимого, все изуродованное и распотрошенное. Нет, она не может. Это стало последней каплей. Каплей в самообладании космонавта. Ноги резко делают разворот и уносят их хозяйку. Куда? Мы все это знаем.       Одна она уже не выдержит здесь. За спиной слышится железный лязг закрывшихся дверей, а руки судорожна стараются схватиться хоть за какую-то опору, когда ноги перестают слушаться. В ушах лишь стук собственного сердца и отдалено слышно, как грохочут чужие ботинки по железному полу за толстым слоем холодного металла. Какова вероятность того, что она выживет? Что вытерпит все это? Никакой. Единственное, что вертелось в голове — это отрывок со старой лекции еще в медицинском институте, которую заело как пластинку. «Сердечные гликозиды — это группа кардиотоников растительного происхождения. При передозировке вызывают остановку сердца,» — эта речь старого профессора отдавалась эхом в ушах, пока перед глазами мелькала картина, что сейчас стояла в реакторной. Ноги дрожат и еле держат, почти сгибаясь и лишь сила воли позволяет устоять на месте. «Вспомни о родителях. Они ждут тебя». Глупая, по-крайней мере сейчас, отговорка от решающего шага. Но когда пачка таблеток с надписью «Целанид» оказывается в руках, Вильгейская откидывает все сомнения, подготавливая еще один вид лекарства. Таблетки хоть и хороши, но действуют долго и мучительно, а внутривенное убивают за несколько минут, доходя до главной мышцы.       Тело окончательно падает на пол, когда сразу десять таблеток попадают в рот, а тонкий шприц входит под кожу, вводя явно не нужную дозу препарата. Слезы засохли на пунцовых щеках, глаза покраснели от них же, а в руках застрял пластик и тонкая железка. В шприце уже нет жидкости, а голова по-странному кружится, пока перед глазами мелькают кадры жизни.       — Встретимся в следующей жизни. Петр Камчатский.

Стук-стук… Стук… Оборванная жизнь.

Примечания:
Уиииии.. Я дописала. Еще раз хочу тебя поздравить, Солнце. Извини, что подарок вышел плохим и раньше даты, но я просто не могла больше терпеть! Еще раз с днем рождения, Пуська 💖💖💖💖💖💖💖💖
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты