Идиот

Mötley Crüe, Грязь (кроссовер)
Слэш
NC-17
Завершён
12
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
3 страницы, 1 часть
Описание:
Никки совершенно бесшумно оказался очень близко. Настолько, что горячечное дыхание обожгло скулу, и Мик напрягся, всем телом ощущая идущий от него жар. Наполненное парами алкоголя, на удивление приятными, надо признать, оно как будто следовало за на удивление голодным взглядом, изучающим его.
Посвящение:
Лисе✨
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
12 Нравится 2 Отзывы 1 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста

***

Никки совершенно бесшумно оказался очень близко. Настолько, что горячечное дыхание обожгло скулу, и Мик напрягся, всем телом ощущая идущий от него жар. Наполненное парами алкоголя, на удивление приятными, надо признать, оно как будто следовало за на удивление голодным взглядом, изучающим его. Чуть поведя напряженными плечами, уставшими от веса гитары, Мик развернул голову, завешиваясь волосами и отворачиваясь, но ощущение ползущего по коже взгляда, не отпустило, став только сильнее. — Чего уставился. — не выдержал он первым и начал хаотично перебирать струны, делая вид, что измученные пальцы всё ещё в состоянии зажать хоть одну. Ответом стал плеск виски о стекло бутылки и долгий жадный глоток. Мик дернул уголком губ и качнул головой, стараясь не разворачиваться в сторону. Тишина студии, в которой они остались одни нарушилась только один раз, когда хлопнула входная дверь, выпуская Ника, который уже не вернулся, уйдя домой. Мик снял гитару, поставив её на подставку и потянулся всем телом, пытаясь хоть немного размять затекшие мышцы, одновременно оглядывая помещение — за порядком следил специальный человек, но самому убедиться в том, что всё стоит на своих местах было не лишним. Удовлетворенно кивнув, он забрал куртку висящую у выхода и хлопнул дверью, выключая свет.

***

Ощущение скользящего по коже взгляда разбудило в середине ночи, и Мик распахнул глаза, даже готовый увидеть Ника сидящего в ногах кровати, но вместо этого увидел лишь льющийся из высокого окна свет. Да и с чего бы Нику оказаться в другом конце города? — Хороший вопрос, но не верный. На улице тихо заскрипели сверчки и Мик уставился в потолок, стараясь припомнить всё, происходившее за этот слишком долгий день, не замечая как засыпает.

***

Спроси кто у Мика зачем он это делает, он бы пожал плечами. Может сказал бы, что Ник его друг, а друзьям иногда надо помогать. Но никто не спросил, а сам он совершенно не хотел вдаваться в подробности своих поступков, и просто сидел рядом, придерживая в сомкнутом кулаке длинные волосы, в то время как их хозяин содрогался в спазмах над не очень чистым унитазом, избавляясь от излишков выпитого. Успокоившись, Ник уперся лбом в белый край и попытался отдышаться под презрительным взглядом гитариста, так и не выпустившего его волосы в ожидании нового приступа. — Ты закончил? Невнятный кивок и Мик заправил гриву под край темной майки, спокойно прошагав в сторону выхода, не забыв вымыть руки и внимательно рассмотреть себя в зеркале.

***

Матрас прогибается под чужим телом, но Мик в ответ только улыбается, предпочитая игнорировать чье бы то ни было присутствие, когда виска касается горячее дыхание, а следом по скуле и вверх проезжается острый нос. Улыбка сползает с губ, уступая место равнодушию, и Мик удивительно пассивно позволяет пристегнуть свои руки. Сознание отчетливо плывёт, пытаясь посылать сигналы бедствия, но мозг словно отключился. «Они всё же что-то подмешали» проплывает яркой рыбкой мысль и Мик фыркает, не открывая глаз и пытаясь расслабиться — что бы сейчас не происходило, оно не должно продлиться достаточно долго. В конце концов он же звезда… Или нет? Лоб хмурится, а по губам быстро пробегает язык, но от развития этой мысли приходится отказаться, когда сверху на нём оказывается чужое тело, знакомо пахнущее кожей и алкоголем, а по губам проходится уже чужой язык, раздвигая их и проводя по каждой отдельно, вызывая слишком бурную реакцию. Тонкие пальцы обхватывают лицо, не мешая двигаться, но не давая отвернуться и Мик сдаётся. Первый раз за всё время, он позволяет горячему языку хозяйничать во рту и вырывать приглушенные стоны своими совершенно незаметными движениями. Губы исчезают, перемещаясь на шею, впиваясь в неё, как будто слишком давно этого хотели, и язык подключается, выписывая узоры и рисуя линии на коже, находя и исследуя все доступные места. Мик выгибается навстречу, насколько позволяет сидящий на нём, в личности которого он уже не сомневается, но не хочет открывать глаз, чтобы убедиться в своей правоте или провале. Быстрые руки избавляют от одежды и наружный воздух холодит кожу и упрямо поднимающийся член. — Добился своего. — Мрачно констатирует Марс, выбрав момент, когда его визави оторвался от кожи на долю секунды, чтобы перевести дыхание. Ответом становится горячий рот, неожиданно накрывший член. — Сука! Всегда это знал… — закончил он тише, сжимая зубы в ответ на громкое сопение. Обволакивающая прохлада накрывает разгоряченный ствол и Мик мысленно выдыхает, «хоть до этого догадался, долбоеб». Когда все мысли вытесняет неожиданная узость, стиснувшая до белых кругов под зажмуренными веками. Тихий, но отчетливый стон доносится до распятого Мика, который успевает подумать, что выглядит достаточно глупо, когда Ник, а последних сомнений уже не осталось, начинает двигаться. Если бы кто-то попытался объяснить Мику, что его ждёт, он бы завершил разговор примерно как «проще самому попробовать, но я не настолько потерявший голову идиот», потому что он с трудом держался на самой грани, понимая, что каким бы ни был Ник, ему тоже хотелось получить удовольствие. Ощущение постоянно меняющегося давления, сминающего нежную плоть, заставляет изворачивается и упираться в подушку, выставляя ощущения напоказ. Просевший под чужими руками матрас не остается незамеченным и Мик всё же открывает глаза, встречая совершенно расфокусированный взгляд Ника, продолжающего двигаться словно по инерции, и слишком медленно. Закатив глаза и цокнув, Мик пытается дотянуться до такого близкого лица, но не достаёт всего пары сантиметров. — Если ты пришел меня трахнуть, так трахни, а не тяни кота за яйца — шипит он в растерянное лицо и падет обратно, расслабляя руки и вновь закрывая глаза. Улыбаясь, когда ритм неожиданно меняется, и Ник словно открывает в себе второе дыхание, насаживаясь на член, пытаясь извернуться так, чтобы он попалал по одному ему известным точкам и Мик напрягается, чувствуя приближение оргазма, сотрясающего собственное тело и брызнувшие на тело капли. Хрипящее дыхание раздаётся слишком близко и руки одна за другой падают на кровать. Мик чувствует горячие волны, расходящиеся от чужого тела, но предпочитает их не замечать, молча и спокойно лежа вытянувшись на кровати. — Нет, нельзя. — разносится по пустой комнате и ответом становится разочарованный вздох. — И забери всё, что принес с собой. Ник бряцает наручниками и ремнем своих джинсов, медлит секунду и сдергивает презерватив с опавшего члена Мика, со смачным шлепком выкидывая его в урну, шумно распахивая дверь, явно намереваясь хлопнуть ею, но передумывая в последний момент, осторожно прикрывая её. Мик дотягивается руками до лица, потирая его, как будто пытаясь смыть всё, что было. До уха доносится чей-то громкий смех и раздраженное бормотание, вызывающее улыбку. Этот идиот так и поперся в коридор в чем мать родила. — Вот ведь правда, идиот. — ухмыляется он в ладони и убирает их от лица, позволяя рукам упасть рядом с телом. — И где только научился так работать задницей?

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Mötley Crüe"

Ещё по фэндому "Грязь"

Отношение автора к критике:
Не приветствую критику, не стоит писать о недостатках моей работы.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты