Реконструкция вашей светлой юности

Слэш
PG-13
Завершён
28
автор
Размер:
14 страниц, 1 часть
Описание:
С новым обновлением программного обеспечения у Коннора появилась функция, с помощью которой он мог реконструировать события по фотографиям.
Посвящение:
Тебе, солнышко
Примечания автора:
!Пиу-пиу! События фотографий написаны курсивом
!Пиу-пиу! Хэдканон на бывшую жену Хэнка частично придуман мною и частично взят из всяких фанатских теорий
!Пиу-пиу! Бывшая жена Хэнка обозначена у меня как ОЖП, если это неправильно, то скажите, я исправлю
!Пиу-пиу! Я устала это писать
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
28 Нравится 4 Отзывы 3 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Коннор — чистоплотный андроид, и этого у него не отнять. Даже с приходом девиации в ноябре тридцать восьмого его повадки идеальной машины не исчезли. Кажется, каким Коннора создали, таким он и будет всю сознательную жизнь. Два года подряд Кон проводил масштабную уборку в их с Хэнком доме, поэтому и этот раз не будет исключением. «Что за повод?» — спросите вы. «Валентинов день!» — ответит Коннор и искренне улыбнётся во все свои тридцать два ненастоящих зуба. Ведь именно он, как и все другие праздники, полюбился андроиду сразу же, как только он о них впервые узнал от Хэнка. Изначально Коннор думал, что он не сможет выделить из всей массы праздников один-единственный, который он бы он ждал с нетерпением, трепетно готовился к нему. Программа социальных отношений была не готова к таким сложностям, поэтому к и без того сломанной системе андроида добавлялись всё новые и новые программные сбои. Но когда девиант узнал о существовании четырнадцатого февраля или, проще говоря, дне всех влюблённых, то сомнения все отпали. Этот день точно станет для Кона тем самым любимым праздником. Коннору нравилась атмосфера этого дня. Механическое сердце андроида ускоряло работу, когда он в очередной раз смотрел на своего лейтенанта влюблёнными глазами. Да, именно Хэнку и никому кроме него андроид был готов дарить себя целиком и полностью, без единого остатка. Счастье Коннора — счастье Хэнка, его прекрасные голубые глаза, в которых горел непотухающий огонь тех самых чувств, которые пробудились в мужчине с появлением андроида в его, казалось бы, тяжёлой жизни. Да, с приходом Коннора много что изменилось в жизни Андерсона. Сейчас терзающие воспоминания о прошлом стали настигать Хэнка намного реже, поэтому теперь ему не нужно было заглушать свою душевную боль алкоголем. Виски уже не был тем самым предметом, который помогал забыться, уйти в блаженное беспамятство. Этот Валентинов день по сути мало чем будет отличаться от двух предыдущих. Сначала Коннор приведёт дом в порядок. Конечно, он и без того был прекрасен, но хотелось сделать ещё лучше. Поэтому андроид не придумал ничего лучше, чем как следует прибраться здесь. Начал Коннор со спальни, ведь это было для него важным местом в доме. Здесь он мог по-настоящему прочувствовать и узнать Хэнка, насладиться тёплыми и любящими объятиями мужчины, а потом слушать его спокойное и нежное сопение, свидетельствующее о хорошем и крепком сне. Дверцы белоснежного шкафа слегка заскрипели, когда андроид открыл их, держа в правой руке синюю тряпку. Как-никак, но здесь наверняка скопилось много пыли, которую бы не помешало поскорее убрать. Но сначала Коннор, отложив предмет для уборки на полку, взял одну из толстовок своего возлюбленного, нежно провёл по ней одной рукой, из-за чего на ней на какое-то время исчез скин. На губах девианта тут же расцвела лучезарная улыбка, когда его рецепторы смогли уловить тонкий аромат парфюма, принадлежащего Хэнку. Коннору нравился запах своего возлюбленного, поэтому он был готов им наслаждаться хоть целую вечность. Ему нравилось прижиматься к тёплой груди, нежиться, чувствовать на своих синтетических волосах слегка шершавую поверхность мужской ладони, которая гладила их. В такие моменты Коннор чувствовал что-то наподобие мурашек, электрический ток плавно шёл по его проводам, принося нескончаемое удовольствие. Слегка усмехнувшись навязчивым мыслям в голове, Коннор отложил одежду Хэнка и, смочив тряпку в небольшом зелёном тазике с тёплой водой, который он заранее принёс, принялся протирать деревянную поверхность шкафа, ловко смахивая с неё пыль. Так андроид поступал и с другими полками, убирая вещи Андерсона в сторону, он быстренько приводил их в порядок, из-за чего те напоминали не самый обычный шкаф с одеждой, а витрины каких-то магазинов, которые приманивали клиентов своим видом. Далее Кон клал всю одежду обратно, перед этим аккуратно складывая её небольшими стопочками. Среднестатистическому человеку такая работа быстро наскучит, покажется нудной и однообразной. Но, кажется, только Коннор так не считал. Как бы быстро за эти почти два с половиной года девиация не занимала лидирующую позицию в разуме андроида, для него важно было сделать всё идеально, так, чтобы это радовало глаза и заставляло душу петь. Покончив с полками, Коннор захлопнул дверцы и переместился к открытой части шкафа. Здесь не было одежды, лишь какие-то предметы интерьера и пара рамок с фотографиями, на которые андроид порой засматривался, когда Хэнка не было дома. Одним из фото оказался портрет Коула. Коннор с нежностью взял фоторамку в руки, взглянул в счастливые глаза мальчика и грустно вздохнул. — Малыш, я сделаю всё, чтобы твой отец был счастлив, — тихо промолвил Кон, осторожно протирая рамку по периметру. Далее он вернул её на прежнее место и взялся рассматривать другую фотографию. Глядя на неё Коннору уже не хотелось грустить. Наоборот! Губы изогнулись в слегка смущённой улыбке, когда девиант начал всматриваться в детали фотографии. Они переносили андроида в события того знаменательного дня. Дня их с Хэнком свадьбы. Узами брака их связал холодный ноябрь тридцать девятого года. Почему именно этот месяц? Неужели не могли сделать это чуть раньше, когда на улице было ещё не так холодно? Нет, не могли. Ноябрь их познакомил. Ноябрь связал их судьбы. Ноябрь позволил им полюбить друг друга. Коннор ещё долго не мог выпустить фотографию из рук, даже после того как начисто протёр её. В этот момент андроиду очень сильно захотелось прижаться к Андерсону, оказаться в его тёплых объятиях, почувствовать вкус его губ, слаще которых для Коннора попросту не существует. Лишь когда пришло осознание, что всё-таки нужно продолжить уборку, Кон вернул фоторамку на место, тяжко выдыхая, будто бы из его рук только что вырвали самую дорогую для девианта вещь. Далее, уже ни на что не отвлекаясь, Коннор продолжил разбираться в комоде, а потом уже и во второй половине шкафа. Он всё так же ловко избавлял гардероб от ненужной пыли и иногда аккуратно отряхивал яркие и цветастые рубашки Хэнка от мелких ворсинок. В итоге на всё это было затрачено примерно час времени. Последний раз смачивая синюю тряпку в уже остывшей воде и тщательно отжимая, Коннор повесил её на бортик тазика и уселся в кресло, удобно устраиваясь в нём. Андроидам не нужен был отдых, именно этим они, собственно, и отличались от людей, но Коннор, вспоминая слова Хэнка о том, что нужно иногда переводить дух, ненадолго менять свою деятельность, решил позволить себе маленькую оплошность в чрезмерной идеальности и, наконец, расслабиться. Только верхние веки очей позволили себе опуститься, как вдруг перед глазами всплыло системное сообщение, от неожиданного появления которого Коннор даже слегка вздрогнул.

Обнаружено неустановленное обновление ПО Для модели RK-800

Коннор не сильно удивился, когда увидел перед глазами данное оповещение, так как обновления для андроида — это как естественная потребность у человека. Недолго думая, девиант вновь закрыл свои карие глаза и позволил обновлению внедриться в его систему. Диод на правом виске, который всё это время наливался голубым светом, сменил свой цвет на жёлтый. Голова Коннора иногда дёргалась, из-за чего некоторые могли бы с лёгкостью подумать, что тот ловил очередной программный сбой. Но нет. Это всего лишь обновление программного обеспечения.

Установка обновления ПО завершена на 29% ----------

Всеми проводами, которыми было заполнено тело андроида, Коннор чувствовал внедрение новых файлов обновления.

Установка обновления ПО завершена на 56% --------------------------------

Иногда электрические импульсы были слишком сильными, из которых Коннор догадывался, что ему наверняка будут добавлены новые функции.

Установка обновления ПО завершена на 98% -----------------------------------------------------

Установка обновления ПО успешно завершена Внимание! Добавлена функция реконструкции событий по фотографиям.

Коннор вообще не понимал, зачем Киберлайф вдруг так понадобилось внедрить в него такую, казалось бы, совсем ненужную функцию. Разве она как-то поможет ему в жизни? Кон даже не имел предположений на этот счёт. Ладно, на этом Коннор решил закончить свою небольшую смену деятельности. Он не спеша поднялся с кресла, присел на корточки, чтобы забрать таз, и, осторожно взяв его в руки, понёс в ванную. Нужно было его поскорее опустошить, а потом как следует вымыть. Так девиант, в принципе, и поступил, но когда он решил вновь вернуться в спальню, то прихватил с собой ещё и небольшое пластиковое ведро со шваброй. Полы сами себя не вымоют! Начал Кон с самой глубины комнаты. Сначала помыл возле окна, под креслом, затем прошёлся возле тумбочек. Далее андроид, заранее сполоснув тряпку, принялся мыть под их с Хэнком общей кроватью. Швабра постоянно обо что-то ударялась, из-за чего андроид улавливал своими слуховыми рецепторами характерные звуки. Коннор слегка нахмурился, после чего, опустившись всем телом на влажный пол, заглянул под кровать, чтобы понять причину. Его драгоценное внимание привлекла большая картонная коробка, которая была аккуратно заклеена скотчем. Брови андроида подскочили вверх от удивления. Странно… Как эта штука здесь оказалась? По крайней мере, Коннор раньше никогда её тут не видел. Любопытство взяло вверх, когда девиант задумался о том, что же всё-таки там лежит, поэтому в следующую секунду половина его тела оказалась под кроватью, а руки потянулись к коробке, после чего попытались вытащить её наружу. Небольшой слой пыли, который оседал на неизведанном ранее предмете, разлетелся по воздуху. Мелкие пылинки тут же заползли Коннору в нос, поэтому, если бы он был человеком, то непременно бы чихнул. Но вместо этого андроид немного пошевелил ноздрями и сморщился. Диод несколько раз сверкнул жёлтым светом. Пальцы Коннора осторожно пощупали упаковку, а сканер перед глазами в это время уже выдал вес коробки и материал, из которого она была изготовлена. Увидев перед собой отметку почти в четыре килограмма, андроид заинтересовался ещё больше. Если эта вещица принадлежала Хэнку, то что такого он в ней прятал? Именно на этот занимательный вопрос Коннор решил узнать ответ. Быстренько сбегав на кухню, андроид почти сразу же вернулся обратно в спальню, не забыв прихватить с собою ножницы. Далее он молниеносно расправился со скотчем, которым была заклеена коробка, и вскоре позволил себе увидеть её содержимое. Старое барахло. Немного одежды и вещей, которые в своё время заставляли Андерсона радоваться жизни. Коннор немного удивился, увидев их здесь, так как всё это время думал о том, что Хэнк уже не является ярым любителем ностальгии по своему прошлому. Диод девианта на секунду сверкнул жёлтым цветом, поэтому в следующую секунду Кон начал вытаскивать содержимое коробки и аккуратно складывать его на кровать. Раз уж подавлять своё разыгравшееся любопытство, то до конца. Коннор рассматривал каждую вещицу, попавшуюся ему в руки, вертел, иногда сканировал. Одной из таких вещиц ему попался сдутый баскетбольный мяч. Андроид слегка улыбнулся, вспоминая то, как Хэнк рассказывал ему про то, что в своё время он был капитаном баскетбольной команды в старшей школе. Почему-то в этот момент Коннора окутала некая гордость за своего возлюбленного и, конечно же, за его успехи. Кажется, Кон так и продолжил бы разглядывать то, что лежало на самой поверхности, но его драгоценное внимание привлекли уже помявшиеся со временем бумажные конверты, которые лежали на дне коробки. Недолго думая, андроид взял в руки один из конвертов, а именно тот, что буквально пялился на него, и принялся его рассматривать. В один прекрасный момент Коннор заметил на обратной стороне крупную надпись, выведенную синими чернилами шариковой ручки. «Я и Хэнк» — гласили слова на конверте. Коннор нахмурился и принял незамедлительное решение распечатать конверт. Если он сделает это аккуратно, то вряд ли Хэнк заметит. Осторожно отклеивая бумагу пальцами, девиант позволил себе увидеть содержимое. «Фотографии…» — убедил себя Коннор в своих мыслях. Шаловливые пальцы андроида тут же вытащили их из распечатанного конверта, а уже в следующую он принялся изучать взглядом каждую из них. Исходя из увиденного, Коннор быстро узнал Хэнка, когда ему было приблизительно шестнадцать-семнадцать лет. Практически на всех снимках присутствовала ещё одна персона. Девушка азиатской внешности с блестящими как шёлк чёрными волосами и горящими от радости карими глазами. Ещё Коннор заметил то, что все фотографии были сделаны приблизительно в одно и то же время. Андроид так бы и продолжал любоваться этими фотографиями, если бы не вспомнил один важный фактор. Буквально несколько минут назад ему открылась новая функция реконструкции событий по фотографиям. Так почему бы сейчас, когда подвернулся такой уникальный шанс погрузиться в то время, о котором Хэнк иногда рассказывал Коннору, не использовать её на практике? В следующее мгновение Коннор схватил первый попавшийся снимок и стал внимательно вглядываться в него, полностью погружаясь во временную эпоху, в которой был сделан снимок, и на его участников. Андроиду на секунду показалось, что он путешествует во времени, а не просто реконструирует события. Диод перемигивался то красным, то жёлтым. И лишь в самом конце, когда каждая клеточка тела Коннора расслабилась, он, наконец, вернулся в нейтральное голубое свечение. 09.04.2002 В спортивном зале раздался довольно громкий звук затвора фотокамеры, а его вспышка, казалось, ослепила всех. Хэнка это привлекло незамедлительно, поэтому он, отвлекаясь от своей тренировки, перевёл взгляд своих небесно-голубых глаз в сторону трибун, которые были пустые за исключением лишь одного места. В первых рядах Хэнк увидел какую-то девушку, в руках которой был небольшой камера, мгновенно печатавшая фотографии. Такая штука была дорогим удовольствием в то время, поэтому юноша слегка удивился, когда увидел её в руках хрупкой девчонки. Ещё Андерсона удивил тот факт, что эта незнакомка сидела и в открытую фотографировала его. Нет, у него, конечно, были некоторые поклонницы, которые были способны на всё что угодно, но, чтобы так! Хэнк был поражён такой смелости со стороны девушки, поэтому принял поспешное решение подойти к ней. Оставляя баскетбольный мяч на площадке, Андерсон кинулся к трибунам лёгким и не быстрым бегом. Облокотившись о полированное ограждение, Хэнк убрал со своего лба непослушные каштановые кудри, тем самым приводя свою причёску в божеский вид, посмотрел на девчонку и получил в ответ весьма приветливый взгляд. — Что-то я тебя раньше никогда не видел на занятиях, — резко начал юноша. — Ты новенькая? — Можно и так сказать, — произнесла незнакомка с небольшим акцентом, — я приехала из Японии в вашу школу по обмену два дня назад. Вот и решила осмотреться, — в следующую секунду она широко улыбнулась, глядя Хэнку прямо в глаза. Хэнк одобрительно кивнул на слова девушки. Ребята по обмену к ним поступали довольно редко, ведь, увы, не каждый стремился поехать учиться в такой маленький городок как Детройт. — Я Нелли, — произнесла незнакомка и, отложив свою камеру на соседнее место, протянула свою крошечную руку юноше. — Хэнк, — ответил Андерсон, и в следующую секунду пальцы обоих старшеклассников сплелись в дружеском рукопожатии. — Я думал, что у японцев имена не похожи на другие. — Оу, я всего лишь наполовину японка, — усмехнулась Нелли. — Мой отец родом из Чикаго, а мать из Токио. И, когда я появилась на свет, они приняли решение не давать мне японское имя. — Понятно… — ответил Хэнк и перевёл взгляд на лежащий в стороне фотоаппарат. — Любишь фотографировать? — спросил он ненавязчиво. Нелли поняла, что объектом внимания юноши стала её камера, поэтому в следующую секунду она тоже взглянула на неё. — Мне подарили её на шестнадцатилетие, и теперь я с ней никогда не расстаюсь, — воскликнула девушка и взяла камеру в руки, ну, а вместе с ней и новый снимок, который она сделала буквально минуту назад. — Кстати! Нелли протянула фотографию Хэнку, на которой он вот-вот бросал мяч в кольцо. Андерсон взял снимок обеими руками и стал пристально его рассматривать. — Прикольно, — усмехнулся юноша. — Можно я оставлю её себе? Хочу по приезду домой собрать коллаж о моей поездке, — попросила Нелли, взглянув на своего нового знакомого умоляющим взглядом. — Конечно, оставляй, я не возражаю! — улыбнулся Хэнк, глядя на то, как в глазах Нелли показался счастливый огонёк. — Спасибо большое! — поблагодарила его девушка и спрятала фотокарточку в свою школьную сумку. Затем она тяжко выдохнула. — Ладно, я, наверное, пойду, мне ещё кое-куда заглянуть нужно. Приятно было с тобой познакомиться, Хэнк, — промурлыкала Нелли и поднялась со своего места, перекидывая сумку себе на плечо. — Мне тоже, — ответил юноша, не отрывая взгляда от своей новой знакомой. — Ещё увидимся! — кричала на ходу Нелли, постепенно удаляясь из спортивного зала. — Обязательно… — тихо произнёс Андерсон, глядя вслед отдаляющийся девушки. На этом события фотографии оборвались. Возвращаясь из реконструкции событий в реальность, Коннор ещё долго не мог понять, что на данный момент происходит. Погружение в прошлое Хэнка удивляло. Погружение в прошлое Хэнка поражало. Погружение в прошлое Хэнка пугало. Пугала чрезмерная реалистичность, потому что сначала Коннор думал, что реконструкция событий фотографий, это как будто посмотреть старый фильм. Но на деле оказалось всё совсем не так. Ты будто бы чувствуешь происходящее, являешься его участником, но при этом не сможешь ни с кем и ни с чем повзаимодействовать. Ты — персонаж за кадром, который может лишь наблюдать за всем этим и ничего более. Но, как бы всё это ни было пугающе, Коннору понравилось реконструировать события таким необычным способом, поэтому в следующую секунду он схватил уже другой снимок. На данной фотографии был изображён, конечно же, Хэнк, а вместе с ним и его новая знакомая. Нелли улыбалась весьма напряжённо, но андроид, исходя из увиденного, быстро догадался, в чём была причина. Селфи ещё были не популярны в то время, поэтому не каждый стремился их делать. Это сейчас на любом смартфоне есть такая вещь как фронтальная камера, а раньше людям приходилось поворачивать фотоаппарат объективом к себе и всеми силами пытаться нажать на кнопку снимка, чтобы фотография, не дай бог, не была смазанной. Диод вновь на секунду сверкнул красным, погружая Коннора в эпоху тех лет. 13.04.2002 После того, как сверкнула яркая вспышка, Хэнк слегка зажмурился. Впрочем, ему сейчас и так было несладко, а его ещё и фотографируют в таком непонятном и помятом виде. Андерсон повредил ногу на очередной тренировке, и, к большому сожалению, медсестры как всегда не было на месте. Благо свой кабинет оставила открытым, и на том спасибо! Хэнк уже успел подумать, что ему придётся просидеть здесь весь школьный день, напрочь лишаясь возможности нормально поучиться и пообщаться с одноклассниками. Но, к счастью, оказалась Нелли, которая с большой радостью согласилась помочь своему новому другу и незамедлительно отвела его в медкабинет. — Господи, видимо, я недооценил твои слова о том, насколько сильно ты любишь всех и всё фотографировать! — усмехнулся Хэнк, закрывая лицо ладонями. Перед глазами теперь плясали разноцветные искорки, и их нужно было поскорее убрать, чтобы вернуть возможность нормально видеть. Нелли посмеялась в ответ, откладывая фотокамеру и только что распечатавшийся снимок на тумбочку. Далее она направилась к застеклённому шкафу, за дверцами которого скрывались многочисленные пузырьки и коробочки с медикаментами. — Посмотрим-посмотрим… — пробормотала девушка, открывая шкаф и ища всё самое необходимое. Далее, спустя мгновение, она достала с самой верхней полки упаковку с пластырями, небольшой моток ваты и бутылёк с перекисью и направилась к сидящему на кушетке Хэнку. — Нелли, а может лучше дождёмся медсестру? — спросил Андерсон, напрягаясь всем телом. Почему-то с детства у него был заложен в мозгу тот факт, что самолечением лучше не заниматься. — Не бойся, не убью, — практически во весь голос засмеялась девчонка. — Моя мама врач, поэтому мало-немало, но я знаю, что делать! — в следующий миг на лице Нелли расцвела гордая улыбка. Кажется, только после этих слов Хэнк немного успокоился. Далее он слегка закатал свои спортивные шорты, обнажая разбитую коленку. Нелли с небольшим удивлением взглянула на масштабы этой довольно неприятной ситуации, а уже в следующую секунду она оторвала от мотка маленький кусочек ваты, смочила его перекисью и начала осторожно обрабатывать поверхность раны. Было совсем не больно, поэтому Хэнк сидел и не дёргался, лишь молча наблюдал за процессом и за тем, как тонкие девичьи пальцы порхали туда-сюда. Юноша, похоже, даже не заметил, как быстро на его коленке оказался небольшой пластырь. — Не думаю, что ты будешь спокойно передвигаться, поэтому, чтобы рана не загрязнилась, я заклеила её, — усмехнулась Нелли, убирая все медикаменты обратно в шкаф и закрывая его. — Спасибо, — поблагодарил свою подругу Хэнк, параллельно разглядывая своё колено, — что бы я без тебя делал! Нелли только улыбнулась, пытаясь скрыть лёгкий румянец на своих бледных щеках. На этом события фотографии оборвались. Только слепой не заметит зарождающуюся симпатию между Хэнком и Нелли. Коннор тоже это заметил. Андроид прекрасно знал, что это события прошлого, и Хэнк сейчас является его мужем, но где-то всё же, где-то в глубине механической души разыгралась некая ревность, которую девиант всячески старался отрицать. Жалко, что технологии ещё не зашли так далеко, и Кон не мог поучаствовать в событиях реконструкции, лишь молча наблюдать. После второго снимка у Коннора проснулся азарт. Хотелось погружаться в события вновь и вновь, узнавать каждую подробность. Андроид не стал брать на этот раз первую попавшуюся под руки фотографию, а разборчиво искал определённую, которая бы смогла заинтересовать его сильнее предыдущих. Такой фотокарточкой оказалась самая последняя. Очередное селфи, но в этот раз лица Хэнка и Нелли выглядели слегка грустными. Их улыбки были, можно сказать, натянутыми, выходящие не от всего сердца. Любопытство от этого фактора достигло максимальной отметки, поэтому Кон решил немедленно поднести снимок к лицу, реконструируя события. 02.05.2002 Хэнк в очередной раз сморщился, когда вспышка фотоаппарата ослепила его. Какое это уже селфи за месяц? Не сосчитать… Но юноша точно знал, что теперь оно последнее. Период учёбы по обмену закончился, и теперь всем иностранным школьникам придётся уезжать в свои родные государства. Что это значило для Хэнка раньше? Наверное, ничего. Но теперь всё зашло куда дальше. Девушка, приехавшая из Токио в Детройт по обмену, уезжает обратно и, скорее всего, уже никогда не вернётся. Жаль. Очень жаль. Ведь она стала Андерсону за этот месяц фактически лучшей подругой, с которой всегда найдутся темы для разговоров и какие-либо занятия. Но теперь… Всё. Они стояли вместе возле её дома, в котором она гостила на время учёбы по обмену, крепко вцепившись в друг дружку. Тяжело. Слишком тяжело было отпускать человека, к которому ты успеваешь привязаться так, словно вы знаете друг друга всю сознательную жизнь. — Хэнк? — позвала Нелли, после чего Андерсон поднял на неё отчаявшийся взгляд голубых глаз. — Перед тем, как я поеду в аэропорт, я хочу подарить тебе кое-что. Девушка протянула юноше достаточно толстый конверт, на котором была выведена очень аккуратная надпись: «Я и Хэнк». — Что это? — поинтересовался Андерсон, удивлённо глядя на свою подругу. — Это фотографии, которые я сделала за то время, что провела с тобой, — дрожащим голосом произнесла Нелли, пытаясь скрыть тот факт, что слёзы вот-вот подкатят к её карим глазам. — Что? Но ты же хотела… — Да-да, Хэнк, — прервала юношу Нелли, — но будет лучше, если они останутся у тебя, как память обо мне. Андерсон был слишком растроган происходящим, поэтому ещё некоторое время, после того, как он принял конверт из рук Нелли, напряжённо мял его уголки. — На одной из фотографий я написала адрес своей электронной почты. Напиши мне, когда захочешь связаться, — помято улыбнулась девушка, опуская взгляд в пол. — Обязательно… — ответил Хэнк, после чего прижал к себе подругу, крепко сжимая её в своих объятиях. Они могли простоять так целую вечность, чувствуя тепло друг друга и наслаждаясь этим незабываемым моментом. За этот месяц Хэнк, да и Нелли в принципе тоже, поняли, что такое настоящая дружба и привязанность, ведь они испытали это на себе. Но, к сожалению, иногда наступает конец. — Ладно… Мне пора, — улыбнувшись в последний раз, произнесла Нелли. Далее она положила свой небольшой фиолетовый чемодан в багажник большого автомобиля, в котором сидели и другие студенты, приехавшие по обмену, и, открыв дверь машины, села на задние сидения, не забыв перед этим в последний раз перед отъездом помахать Хэнку на прощание. Когда дверь автомобиля захлопнулась, и он начал набирать скорость, а после и удаляться куда-то вдаль, Андерсон не стремился уходить домой, а ещё долго стоял на дороге, глядя в ту сторону, куда уехала машина. Пальцы сами по себе сжимали конверт с фотографиями. Теперь о милой девушке по имени Нелли оставались лишь приятные воспоминания и ничего кроме них… Событие этой фотографии было существенно короче остальных, поэтому, когда перед карими глазами андроида показался привычный вид на спальню, то он слегка удивился. Что, и всё? На этом их прекрасная дружба закончилась? Тогда зачем Хэнк до сих пор хранит эти фотографии здесь? Коннор не мог дать точного ответа на все эти вопросы, пока не перевёл взгляд на распотрошённую им ранее коробку и не заметил там ещё один конверт. Увидев это, девиант едва слышно хмыкнул, чуть приподнимая брови. Он тут же начал собирать фотографии тридцатилетней давности обратно в конверт, после чего отложил его в сторону. Ведь теперь объектом драгоценного внимания Коннора стал другой конверт. Бумага, из которой он был сделан, выглядела уже куда свежее. Осторожно дотрагиваясь до конверта и полностью вытаскивая из коробки, Кон решил его просканировать. Да, насчёт новизны материалов девиант не ошибся. Ей не было и пяти лет. Об этом свидетельствовала как система андроида, так и очередная надпись на конверте: «2034» — Ого, — удивился Коннор. В последние десять лет мало кто пользуется распечатанными фотографиями. Большинство держат все снимки в галереях своих смартфонов, а дальше они так и остаются там, похоже, на всю жизнь. Разве что особые любители вещиц из прошлого до сих пор ходят в какие-нибудь фотоателье, чтобы напечатать себе побольше фотокарточек. Не раздумывая, Коннор вскрыл конверт и почти сразу же вытащил целую стопку фотографий. Между теми снимками, что андроид смотрел несколько минут назад, и теми, что у него сейчас были в руках, была огромная разница в качестве картинки. Здесь изображения выглядят куда свежее и современнее, хоть это и не значило, что они лучше старых, в которых была своя неповторимая эстетика. Коннор быстро просматривал снимки и иногда улыбался. С грустью, но всё же улыбался. Ведь на большинстве фотографий присутствовал Коул, в глазах которого была лишь детская непоседливость и невинность. Боже, как же жаль, что у мальчика оказалась такая тяжёлая судьба. Очень жаль… Остановившись почти на середине стопки, Коннор выбрал методом тыка одну из фотографий. На ней Коула запечатлели на детской площадке, где в то время резвились и другие ребята его возраста. На лице мальчика сияла неподдельная улыбка, которая будто бы выходила из глубин его маленькой души. Слегка сжимая уголки фотографии, Коннор начал погружаться в реконструкцию. 01.09.2034 Не каждому ребёнку понравится то, что его отвлекают от важной игры с друзьями, чтобы сделать драгоценный для родителей снимок в семейный фотоальбом. Так вот, и Коул не был исключением. Он постарался выдавить из себя более-менее искреннюю улыбку, пока его мать лихорадочно пыталась найти идеальный ракурс и свет для фотографии. И, наконец, послышался спасительный затвор фотокамеры. Щёлк! И снимок готов. Коул не стал дожидаться разрешения матери, чтобы продолжить играть с друзьями, а просто кинулся куда глаза глядят, широко расставляя руки и издавая ртом звуки, похожие на самолёт. Нелли ещё несколько секунд посмотрела в маленький экранчик на своей камере, после чего кротко кивнула головой и широко улыбнулась. Когда у женщины получались хорошие снимки, то душа её пела и плясала все возможные танцы, ведь фотография — её хобби, её увлечение и, если обобщать, её жизнь. Далее она повесила широкий красный ремешок от фотоаппарата себе на плечо и направилась к скамейке, на которой восседал её супруг. Хэнк улыбнулся, когда заметил приближающуюся жену, и немного отодвинулся вбок, освобождая ей место рядом с собой. — Ну, великая папарации, добилась своего? — хохотнул Андерсон, нежно приобнимая супругу за плечо. — А то! — гордо ответила Нелли, прижимаясь к Хэнку и наслаждаясь его теплом. Взгляды супругов лихорадочно следили за происходящим на детской площадке, а, если говорить точнее, то за действиями Коула, чтобы он, не дай бог, никуда не подевался среди бела дня. Но мальчишка, похоже, и не собирался куда-либо исчезать, об этом свидетельствовали обрывки его звонкого смеха, которые сопровождались визгами других ребят. — Сегодня, когда я забирала Коула из сада, воспитательница похвалила его, сказала, что он заступился за девочку в своей группе, — тихо промолвила Нелли, устраиваясь на плече Андерсона чуть удобнее. — Весь характер у тебя украл! — Да ладно уж! — усмехнулся Хэнк — Не лебези, — и слегка потрепал ладонью чёрные как смоль волосы. — Конни, я дома! — из коридора дома послышался голос Хэнка, но уже из реальности. Коннор, конечно же, не смог их услышать, так как его разум плавал где-то на фотоплёнке. — Не, я серьёзно! — глаза Нелли на секунду округлились. — Чем старше он становится, тем больше походит на тебя. Даже, порой, те же словечки использует, ей-богу! — Коннор? — не прекращал звать Хэнк из реальности, но в ответ всё ещё была гробовая тишина, будто бы кроме него в доме никого больше не было. — Коннор! Я знаю, что ты здесь. Выходи сейчас же, мелкий негодник! — усмехнулся мужчина, в то время, как его голос стал приближаться к спальне всё быстрей и быстрей. — Ну всё, Коннор, готовься к тому, что сегодня твоя жопа будет синей, — пошутил Андерсон, уже почти приблизившись к порогу спальни. Только стоя в дверном проёме, лейтенант понял, почему супруг не отвечал на его слова. Хэнк застал андроида, сидящем на кровати, среди кучи фотографий, которые мужчина спрятал от себя куда подальше, дабы больше не ранить свою и без того растерзанную душу тёплыми воспоминаниями из прошлого. — Коннор, твою мать! — неожиданно выругался Андерсон, резко подбегая к девианту и выхватывая из его рук ту самую фотографию, над событиями которой производилась реконструкция. Разум андроида молниеносно вернулся в реальность, из-за чего он сам не сразу понял, что произошло. Подняв слегка ошарашенный взгляд, Коннор увидел перед собой негодующего Хэнка, в прекрасных глазах которого был целый набор не самых приятных эмоций. — Хэнк? — удивлённо произнёс Коннор. — Что ты здесь делаешь? — Я вот хочу у тебя спросить то же самое, Коннор! — слегка повышенным тоном ответил мужчина. — Я? — переспросил Кон. — Я… Я убирался, нашёл эту коробку под нашей кроватью и… — Конни, милый, — как бы ласковы не выглядели эти слова, из уст Хэнка они звучали сейчас весьма строго, — а кто тебе, боюсь спросить, туда свой нос совать разрешил? — Я думал, что… — несмотря на всю свою идеальность, голос Коннора сейчас дрожал словно натянутая струна, — В этом нет ничего серьёзного, — наконец ответил девиант. — Ничего серьёзного?! — эту фразу мужчина произнёс значительно громче, из-за чего Коннор даже слегка вздрогнул. Последний раз он слышал повышенный тон от своего возлюбленного при первых встречах с ним, когда отношения между ними были ещё весьма натянутыми. Хэнк очень не хотел ругаться с Коннором, пытался себя сдерживать, и, в конце концов, принял решение, что сейчас ему стоит побыть одному, как раз всё обдумает хорошенько, успокоится. Мужчина направился к двери твёрдым шагом, намереваясь убраться отсюда прочь. В этот момент почему-то появилось неимоверное желание налить себе бокальчик виски, как это было раньше. — Хэнк? Хэнк, подожди! — взмолился Коннор, вскакивая с кровати, и попытался догнать уходящего мужчину. — Я, честно… Фразу, слетающую с уст андроида, прервал громкий хлопок двери, которую закрыли прямо перед носом девианта. — Я не хотел… — тихо промолвил Кон, прижимаясь щекой к деревянной поверхности. Диод в это время уже во всю наливался алым и, похоже, даже не собирался менять свой цвет.

***

Весь остаток дня Коннор так и просидел в одинокой спальне. Сначала он убрал все фотографии и вещи обратно в коробку и задвинул её обратно под кровать, затем и сам улёгся на неё, закрывая лицо подушкой и поджимая ноги к животу. Они с Хэнком никогда до этого момента не ссорились, поэтому сейчас девиант не знал, что ему делать и как себя вести в подобной ситуации в будущем. Практически каждую минуту приходили навязчивые оповещения о всё новых и новых программных сбоях, которые, если честно, уже начинали потихоньку раздражать. Механическая душа сжималась от боли и просто-напросто требовала хоть каких-то утешений. Но в то же время в ней таилась некая обида. За что он так с ним? Почему накричал, а не решил конфликт мирно? Конечно, возможно, Коннор сам виноват за то, что в очередной раз сунул нос в своё дело и начал солить только-только зажившие раны. Но ранимая душа девианта сейчас не хотела искать каких-либо причин. Ему просто хотелось поскорее избавиться от этого камня на сердце, вновь почувствовать себя счастливым и любимым. В гробовой тишине, словно гром среди ясного неба, заскрипела дверь. В тёмную спальню проникли яркие лучи света, исходящие из коридора, а вместе с ним и силуэт мужчины, который не решался зайти в комнату. Но после того, как Хэнк увидел свернувшегося в клубок андроида, что лежал на кровати, вся нерешительность куда-то испарилась. За эти почти три часа Андерсон успел многое обдумать. И то, как дорог стал ему Коннор, и то, что пора бы уже, наконец, отпустить прошлое и перестать мучить себя им, и то, что ему следовало бы извиниться за свой повышенный тон голоса. — Конни! — ласково отозвался Андерсон, почти вбегая в спальню. Коннор не шелохнулся, но регулятор тириумного наноса заработал чуть быстрее. На плечо андроида опустилась мужская ладонь, слегка погладила его, из-за чего девиант почувствовал себя чуточку лучше, хотя где-то в глубине его души ещё оставались отголоски гордости и обиды. — Прости меня, — почти прошептал Хэнк, близко наклоняясь к уху девианта. — Я тогда просто не понимал, что причиняю тебе боль, Конни, — на щеке Коннора он оставил беглый и лёгкий поцелуй. — Ты же прекрасно знаешь о том, что я могу ляпнуть что-то неправильное, когда это касается моего прошлого. Теперь сердце сжалось не только у Хэнка, но и Коннора. Почему-то эти слова трогали андроида как никогда раньше, поэтому теперь он не сопротивлялся и не брыкался, а лишь молча поддавался на новые ласки. А в самом конце девиант сменил своё лежачее положение на сидячее, прижался поближе к груди своего мужа и закрыл, слушая его учащённое сердцебиение. Только в этот момент Андерсон прервал свою долгую речь, наслаждаясь очаровательным зрелищем. Мужчина даже побоялся лишний раз шелохнуться, лишь бы не спугнуть стабилизацию морального состояния девианта. — Это значит, что я прощён? — прошептал андроиду мужчина, целуя где-то за ухом. Коннор ничего не ответил. Коннор лишь смущённо улыбнулся, о чём свидетельствовал его тихий выдох через нос. Андроиду было достаточно всего лишь улыбнуться, как Андерсон всё сразу же понял. Он осторожно прикоснулся к ладони своего возлюбленного, сплёл его пальцы со своими, крепко сжимая руку андроида. В полумраке спальни блеснули их обручальные кольца.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты