Я должен входить в тебя, а не ты в мой разум.

Гет
NC-21
Закончен
47
автор
_Evil Rabbit_ бета
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Драббл, 8 страниц, 1 часть
Описание:
Почувствовал себя слабым и жалким, поддавшись искушению, но и даже успел насладиться девичьим телом, и наслаждением от страсти. Не знал, что желание убить её станет желанием взять, насадить на член и чувствовать её, успевая слышать и возбуждаться сильней, улавливая женские стоны.
Посвящение:
Читателям и фандому Гарри Поттера.✨
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
47 Нравится 4 Отзывы 2 В сборник Скачать

Моя грязнокровка

Настройки текста
      Грейнджер бежит к нему в объятия и так очаровательно улыбается, что доводит до бабочек в животе. Но злость к этому Поттеру так велика, что если бы была бы возможность, то кинулся к нему с кулаками. Желая увидеть следы после ударов, а ведь своими мерзкими руками он касался её. Спускал руку на талию и гладил волосы, а та только и расплывалась в улыбке и уходила с ним, даже не обращая внимания на меня.       Хотелось опять рвануть вперёд и наглым образом отцепить его задницу от моей девочки. Хотелось закрыть ее собой и не подпускать к этому сукину сыну!       Успел мысленно насадить тело Поттера на кол и, словно маленькую светлую зефирку, поднести к открытому огню, заставляя его корчиться от боли.       Стараюсь терпеть, как могу. И по-моему выходит, но стоит увидеть это зрелище в сотый раз, то крышу сносит, и все вены сдуваются, губы сжимаются, и ненависть к Поттеру увеличивается во сто крат.       Воспоминания после нашего последнего разговора в библиотеке всплывает в голове и, становясь кассетой, играет столько раз, сколько и сосчитать не смогу. Помню её смущение и розовый оттенок на щеках, и детское любопытство, старающееся узнать обо всём вокруг.       Её сладкий запах и ум притягивали, словно магнитом к себе, а я — раб, только и витал в облаках, представляя девичьи губы и карие глаза, схожие на сладкий мед.       Воспоминание расплывается.       Ее искрений и такой теплый смех, давящий на душу, прозвенел в ушах, и, повернувшись назад, вижу, как та сидит у окошка, а вокруг неё Поттер и Уизли, который только и ел свои печенья, рассыпая крошки на пол. Я словил отвращение, замечая смеющуюся с их шуток Гермиону. Прекрасно без каких-либо действий знал, что Грейнджер заметила мой прожигающий и изучающий взгляд, наполненный негодованием.       Где-то глубоко в сердце мимолетно кольнуло, рука вздрогнула сама по себе. Нахмурившись, я просто наплевав на это, хоть и знал, что всё это неспроста. И какая-то хрень повлияла на меня, потянув за нити эмоции.       Ревную? Нет, не может быть.       Мне с детства твердили, что я стану уязвим, если попробую только чувствовать что-то к кому-либо. Даже осознавал, что чувствовать любовь — сплошное проявление слабости. Не знал и не знаю сейчас, что означает любовь и забота. Твержу себе каждый божий день одни и те же слова. Повторяю, запоминаю, но стоит увидеть её, то моментально забываю обо всём и без стыда гляжу на нее, пожирая взглядом и мысленно укрывая её от всех бед.       Хочется прижать ее к стене, поцеловать и не отпускать. Настанет этот момент, когда я смогу назвать ее своей.       Стоит мне заметить блестящие зубы, расплывающиеся в нежной улыбке — сердце замирает, а пульс слышится громом среди ясного неба. Вижу каждый день смущение на ее щеках или недовольство, ведь Грейнджер не старалась скрывать свою неприязнь ко мне. Всей ненавистью бросала в мой адрес слова, вызывающие у меня бурю эмоции и желание захлопнуть ей рот. Но не скотчем, а губами.       Каждый день вижу свою девочку среди гриффиндорцев и посылаю слова. Но она не молчит и отвечает взаимностью, пробуждая во мне возбуждение и неизмеримое желание подчинить себе, взять и шептать все ласковые слова, грубо входя в нее.       Нет хуже Ада, чем вспоминать и представлять поцелуй, которого так и не было в жизни.       Направляюсь к «золотой тройке» Хогвартса и надменным взглядом сканирую каждого. Сзади меня идет моя компания, узнав мои намерения. Они получали удовольствие с их недовольных лиц и издевательств над гриффиндорцами.       — Смотрите-ка, кто же у нас тут? — привычная усмешка расползается на моем лице. — Грязнокровка Грейнджер, Уизли и очкастый Поттер.       Сзади меня раздаются смешки, а недовольство отображается на их лицах, стоит мне только появиться и выразить пару слов в их адрес.       — Чего тебе, Малфой? — огрызается Поттер и надвигается ко мне с гордым видом. Это зрелище доводит до смеха. Слизеринцы повторяют за мной.       — Гарри, нет! — положив руку на его плечо, Гермиона кидает на меня мимолетный взгляд. Мне становится мерзко с такого, и была бы воля, то никто бы не смог помешать убить Поттера от ненависти к нему.       — Грязнокровка защищает своего дружка, — язвительно протягиваю, прожигая взглядом Гарри. — Какое зрелище. Жалко выглядишь, Поттер.       С каждых сторон раздаются смешки, а ноздри Поттера расширяются. Брови нахмурились, и по его глазам виднелось, что он разозлился. Как же нравится видеть это каждый раз, стоит мне заткнуть ему рот!       — Ты не лучше, Малфой! — отозвалась Гермиона, и мое лицо окаменело, дрожь пробежала по телу.       Ток прошелся, словно разрядом, и в глазах поплыло. Я разозлился, но не стал показывать виду. Если бы другие не стояли здесь, то я отшлепал бы её по упругой заднице и увел куда подальше, ото всех.       Зрачки расширились, и я сделал пару шагов ближе, с высока смотря в ее медово-карие глаза, где был целый Ад.       — Смотрите-ка, у Грейнджер появилась смелость на такие слова, — напряжение между нами стало усиливаться с каждым разом, с каждым вздохом.       — Не зазнавайся, Малфой! — наш контакт глазами перебили, и мой взгляд моментально переместился в сторону того, кто произнес это. — Если ты принадлежишь статной семье, то это не означает, что имеешь права на такие слова. Не оскорбляй учеников Хогвартса, считая себя выше других!       Делаю шаги ближе к Поттеру, а азарт в моих глазах так и пылает от нарастающей ситуации, что происходит между двумя факультетами. Каждый не отрывает взгляда от нас и держит кулаки за своих людей. Делали вид, что им нравилось происходящее, но осторожность блистала в глазах.       — У кого ты научился таким словам? — ухмыляюсь, завидя в Поттере страх. — Мамочка перед смертью записала тебе в тетрадь? — злобно улыбаюсь, замечая растерянность в его глазах.       — Что тут происходит?! — в разговор вторгся профессор Снейп, и недовольная рожица стала смотреть на меня и на Поттера с осуждением.       — Профессор… — я стал сдерживать смех, увидев, как Поттер хотел успокоить Снейпа, вызывая чувство жалости у него.       Но он не знал одного.       Профессор не испытывает жалость к ученикам. И особенно к гриффиндорцам.       Многие без слов начали расходиться, даже не услышав знаменитое «по комнатам!» от Снейпа. Покидали коридор, напоследок посмотрев на друг-друга, как на злых врагов.       — Драко, Поттер, мисс Грейнджер — в мой кабинет! — грозный голос профессора вызывает чувство стыда у многих, ведь знают, что им также не избежать этой участи. — Живо!       Возмущенно фыркаю и кидаю мимолетный взгляд на Грейнджер, а она в тот момент растерянно смотрит на меня. Отводит взгляд, и мы идем следом, словно послушные собачки.

***

      Не знаю сколько времени прошло, но чувствую, что оно тянется, мучая меня до иголок в теле, а желание покинуть место возвышается. Я терплю, как могу, но мерзкое чувство остается, распространяясь по каждой зоне. Мучает и не дает покоя, и такое ощущение, что время сговорилось с этим.       — Вы трое — прекрасные ученики нашей школы и своих факультетов! — голос учителя пронзает слух, и я выхожу с транса. — Вы — пример для каждого! Но устраиваете то, что не позволено в Хогвартсе!        Смотрю на двоих и вижу отпущенные головы. Они сгорают от стыда, а я от нетерпения. Тяжело хмыкаю, отворачиваясь, и сейчас наши взгляды устремлены на друг друга. Без сомнений смотрю на учителя, а он в тот момент пожирает взглядом, ища немой ответ во мне.       Я хотел ответить ему и искал ответы, но каждый шел к моим традиционным словам: «мой отец узнает!» Но не стал говорить это, прятаться за юбкой отца и придумывать разные отмазки для того, чтобы глупо, как папенькин сынок, покидать помещение.       Не знаю откуда просыпается чувство ответственности и желание прикрывать себя, но я держусь и не отвожу взгляда, набирая смелости для разговора с учителем.       — Я жду, — сложил руки профессор. Его тяжелый и сверлящий взгляд направлен на нас. Снейп ждет ответа, а я ищу его.       — Это Малфой спровоцировал! — вскочив со стола, уверенно произносит Грейнджер, и я вскакиваю за ней, услышав упоминание меня в ее словах.        — Не стоило поддаваться моим провокациям! — в пол голоса отвечаю, желая сжечь её здесь и прямо сейчас.       Наш взгляд полон гнева и ненависти, и я прожигаю дыру в её медовых глазах, не отрывая взгляда. Даже не замечаю присутствующих, которые глазели на нас с удивлением и шоком от дерзости и резкой сменой разговора.       — Прекратите! — Снейп незаметно ударяет книгой об стол, и голова мигом поворачивается в сторону звука. — Уйдите отсюда!        Укоризненно покачал головой и направился к выходу. Толку говорить с профессором Снейпом, пока он пребывает в столь дурном настроении, как и я.       Движемся к выходу, но на пути меня и гриффиндорцев останавливает строгий голос профессора.       — Мистер Поттер, прошу уйти и оставить нас наедине с ними, — качнув головой в ответ Северусу, Поттера удаляется, скрывшись за дверью.       Фыркаю, мимолетно посмотрев на неё, и ответный взгляд, наполненный злобой, встретил меня с фальшивой улыбкой.       — Объясните мне кое-что. Что вы делали в коридоре, и с каких это пор имеете права создавать шумиху на весь коридор?! — мужской голос покрылся сталью, но преподавателю не надо было повышать тон, чтобы показать недовольство и злость. — Забыли про существование преподавателей?       Отпускаю голову. Будто вкопанный, изучаю пол, и зрением замечаю пыль. Похоже, здесь давненько не убирались.       Всё, что я чувствую сейчас — взгляд профессора, и как Грейнджер всеми силами старается скрыть стыд, устремив взгляд не на учителя.       — Язык проглотили?!       А у тебя пердак горит, дедуля.       Усмехаюсь со своих же мыслей и перевожу уверенный взгляд вверх, устремив зрачки на Снейпа.       — Простите, пожалуйста.       Умоляющее произносила Грейнджер, надавливая на жалость учителя также, как делал Поттер пару минут назад. Закатываю глаза и смотрю на это зрелище, не проронив ни слова в сторону преподавателя.        — Я прощаю вас обоих.       Надежда и радость вспыхнула в глазах Гермионы, а я, точно статуя, перевожу взгляд на Снейпа, находясь в полном шоке. Мой ошарашенный вид и выражение лица отразилось на нём, и, насмешливо улыбнувшись, я моментально понял, что он что-то недоговаривает.       Недоверчиво прищурившись, его рот открывается, и всё происходит, как в замедленной съемке. Погружаюсь в напряжение, происходящее в этом помещение. Сжимая руку в кулак, ощущаю что-то непонятное. Пока та радуется и готова обнять Снейпа, мои шестерёнки в голове беспрерывно движутся и вот-вот сорвутся с орбиты.       — Но с этого дня вы оба отстранены от занятий на неделю. Мы свяжемся с вашими родителями.       Удовлетворенно улыбается, и, не отнимая любопытного взгляда с наших лиц, смотрит так, словно проникает в душу. Хруст моих пальцев нарушает тишину, возникшую от слов Снейпа.       Не повернув голову в сторону Грейнджер, и без того прекрасно вижу её возмущение и стыд от позора, устроенный в коридоре. Мне было плевать, ведь знал, что родители справятся с этим и прикроют, хоть до этого могут дать наказание.       — Уйдите отсюда, пока другие не заметили вас, — нотки строгости и нежелания продолжать наш разговор звенит в ушах, так и прося уйти. — Не шумите и не устраивайте скандал. У других сейчас занятия.       Махнув в сторону двери, я молчаливо встаю со стула и без слов ухожу, будто делаю это каждый день. Стоило мне открыть дверь, как почувствовал удар в сторону бока, и вперед проходит Грейнджер, не скрывая своей ненависти ко мне и тому, что случилось.       Фыркаю и чувствую злость, распространяющуюся в моем теле. Первым делом выхожу за ней и всеми способами стараюсь вызвать её внимание.       Обгоняю девушку за секунды и смотрю на нее с высока. Разница нашего роста виднеется даже со стороны, стоит мне встать напротив неё. Грейнджер брыкается и старается всеми способами выйти с ситуации и убежать как можно скорее.       Схватив девушку за руку, веду её в какую-то комнату и прислоняю к стене. Ничего не слышно и не видно, а руки бродят по стенам, стараясь найти и включить чертов свет. Темнота мешает; запах девушки гудит в разуме, и она повышает тон, надеясь услышать меня и понять, что я не запер ее и оставил одну.       Нахожу выключатель и включаю свет, пока девушка ищет меня руками. Вот девичья рука касается меня и сразу отстраняется, нащупав мою руку. Чувствую мимолетные мурашки у себя и у неё, что возбуждает меня сильней.       Вжимаю девушку в стену сильней и одним движением хватаю шею грязнокровки, а та мычит, словно я её режу на кусочки.       — Иди в задницу, Малфой! — плюнув в мое лицо, через всю боль произносит она, и желание оттрахать становится сильнее с каждым моим вдохом.       — Если только в твою, Грейнджер, — усмехаюсь, увидев шок на её лице. Грудь вздымается, а щеки становятся пунцовыми. Хочет показать свою злость ко мне, но я вижу её насквозь.       — Чег…го…тебе надо от…т меня?! — еле проговаривает, но я не ослабляю руки, зная все хитрости девушки.       — Ты же умная девочка, угадай, — удовлетворенно улыбаюсь, видя в её глазах вспыхнувший огонь.       Она брыкается с новой силой, и старые швабры падают на пол с громким звуком. В голове проецируется пугающее зрелище: профессор врывается в комнату, а его встречает такой момент.       Перехватываю её за руки и убираю их за спину, вжимая сильней. Слышу тихий стон боли и чувствую, как мой член просыпается, и Грейнджер замечает это. Может мне кажется или она чувствует возбуждение — с этого и страх?       Я больше не могу терпеть! Желанно впиваюсь в губы девушки, на что она резко замолчала. Для Гермионы это было самым неожиданным и резким. Девушка пискнула, вызвав улыбку. Я сминал её губы и оттягивал, проникал в её ротик языком. Гриффиндорка дергалась, и это бесило до чертиков. Не обращая внимания, продолжал до того момента, пока она не согласится и поддастся искушению.       Сейчас происходило то, что я так дико желал последние несколько дней, не находя себе места. Вылизывал ее горячий тугой рот, как сумасшедший. Кусал ее губы почти до крови, наслаждался ее влажным языком, так завораживающе отвечающим, и ее сдавленными стонами. Сердце сильно билось о грудную клетку, будто желало выскочить навстречу, а поцелуя стремительно становилось слишком мало.       Отцепившись, губами жестко впился в бархатную кожу ее шеи, оставляя дорожку бордовых следов, а руки твёрдо прошлись по девичьим бёдрам, забираясь под подол и обхватывая ее упругие ягодицы. Гермиона простонала и выгнулась, впиваясь пальцами в волосы.       Поднимаю её, не прерывая поцелуя, и тащу к старому столу. Но мне было глубоко плевать на это. Мы оба были сфокусированы на животном желании. Девушка даже не замечала, как ее пальцы начали ловко расстегивать пуговицы моей рубашки, оголяя грудь и накаченный торс. Её коготки оставляют еле видные царапины. Красные отметки остаются на моей шее, и я насмешливо улыбаюсь, впервые видя её такой.       Одним движением снимаю с девушки одежду, и та довольно стонет, почувствовав язык на своем соске, становившемся розовым и твёрдым от нахлынувшей страсти. Она сладостно стонет и извивается, не испытывая смущения, а я мысленно улыбаюсь, ведя языком по телу девушки.       Оторвавшись от груди, рука тянется ниже. Женская рука сжимает мое плечо в предвкушении и терпеливо ждет. Не отрывая взгляда от медовых глаз, где пылал целый Ад, касаюсь через намокшие трусики клитора и делаю круговые движения. Легко, но возбуждая её всё сильнее и сильнее. Сладостные стоны срываются с уст.       Срываю с неё трусики и горячим пальцем провожу по ее клитору, медленно, по каждому сантиметру, оттягивая сладкий момент. Когти впиваются в кожу, оставляя красные следы, а я осыпаю тело девушки невесомыми поцелуями.       Чувствуя твердеющий бугор в штанах, инстинктивно подхватываю Гермиону на руки и одним движением ставлю на ноги, которые уже стали ватными. Девушка недоуменно косится, желая узнать, почему я остановился.       — На колени, — требовательно произношу, и голос надавливает на неё с высока. Грейнджер сморщилась, послушно выполняя.       Смотря ввысь, её рука касается моих штанов и поглаживают ту зону, откуда так и выпирало мое достоинство. Еле слышный хриплый стон раздаётся с уст.       Не могу терпеть дальше — одним рывком освобождаю себя от одежды. Спокойным взглядом смотрю на неё, и жду следующих действий.       Её рука касается моего члена, срывая с моих уст тихий стон наслаждения. Девушка неспешно вылизывает головку, и смазка стекает по её губам.       Медлительно берет в рот, но не прошло и пару минут, как язык движется так быстро и умело — скользила по члену ладонью, вбирала его настолько глубоко, насколько могла себе позволить. Пройдя язычком по выпирающим венам, туго насаживается ртом на головку, медленно раскрывая свои пухлые губки. Не знаю, откуда она умеет вытворять такое, но не обратив и капельки внимания, сжимаю волосы девушки в кулак. Помогаю наращивать темп и двигаю её головой вперёд. Грейнджер не сопротивляется и покорно слушается, сама начиная привыкать к новому темпу, поддаваясь моему желанию завладеть ею сейчас.       Чувствуя настигающую кульминацию, я разжал волосы девушки, вытащив член, и резким движением поднял её на ноги. Жадно целую, слыша только девичьи стоны и шептание на ушко, доводящее до судорог в теле.       Резким движением поворачиваю её лицом к стене, и, размахиваясь, оставляю на оголенной заднице красный след, а она стонет, не имея больше сил сдерживаться. Шлепаю в какой-то раз и упиваюсь женскими стонами, вводящие меня в омут.       Жадно целуя, будто разъярённый зверь, лёг на спину, обхватывая её бедра и усаживая девушку на себя. Головка пульсирующего члена упиралась в её промежность и, наконец, скользнула внутрь, заставляя застонать и укусить губу до крови, боясь, что могут услышать звуки.       Помогаю Гермионе, придерживая за бедра. Поднимаю и медленно отпускаю, пока она не просит большего. Даже не знаю, как она с занудливой заучки поменялась на такую послушную и страстную. Но мне это нравится. Плавно вхожу в неё на всю длину и так же размеренно, растягивая удовольствие, почти полностью достаю обратно.       Как я ждал этого...Тот день, когда смог бы насладиться её губами, осенним ароматом, и красивым телом гриффиндорки, что даже и слов не смогу подобрать, чтобы описать её изумительность.       Рукой опускаюсь на пылающую точку и массирую, а девушка начинает задыхаться от стремительно приближающейся волны наслаждения.       Её накрывает волной оргазма, и она пытается заглушить свой стон, впиваясь губами в мои, а руками царапает плечи от эйфории ощущений. Я не заставляю себя ждать, чувствую, как настигает пик, и выхожу, изливаясь на живот девушки, что покрыт испариной.       — Моя грязнокровка, — отдышавшись, проговариваю и замечаю улыбку на её лице. — Моя…
Примечания:
И куда еще меня занесет?))

Жду ваше мнение в комментариях ❤️

Если понравилось, то поделитесь с друзьями, пожалуйста 🥺

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Гарри Поттер"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты