Чуть-чуть человечнее

Гет
PG-13
Завершён
42
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
12 страниц, 1 часть
Описание:
Небольшая зарисовка, где взрослый Пятый в роли наставника юного агента времени, которая, возможно, перерастет в полноценный фф.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
42 Нравится 6 Отзывы 10 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста

***

Господи, столько впахивать и ради чего? Сегодня нашей группе новобранцев снова воткнули в расписание сдачу всех нормативов. Ну, за всем этим правда наблюдала лично Куратор, так что, я думаю, нам крышка. Она как обычно, стояла в стороне, точнее на высоком балкончике, пока мы все дружно пытались что-то сдать и не обосраться от ужаса внизу. А эта чертова акула лишь что-то иногда говорила в наушник и кого-нибудь из нас хлопали по плечу, что значило «свободен». Я, блин, со всех сил выкручивалась на полосе препятствий, почти залезла на самый верх, но меня просто хлопнули по плечу, едва я ногу подняла. Кто-то плакал внизу, в начальной точке и ничего. Кажется, это была Лили. Эта девчонка постоянно плакала, когда что-то не получалась. Вы же знаете этих пай-девочек, которые учатся на одни пятерки. Но если она получает четверку, то начинались представления. Показушные слезы пугающие учителя и вот, он уже рисует пятерку. Интересно, она и сейчас думала, что если заплачет, то все «надсмоторщики» побегут наперебой хлопать ее по плечу? — Но я же не закончила? — непроизвольно вырвалось у меня и у агента просто вытянулось лицо. Хмыкнула в кулак и послушно слезла. Ну, если он похож на сову. И без этих невербальных жестов понятно, что ты серьезный мужик и дважды не повторяешь. Под ехидными взглядами оставшихся я спрыгнула и вылетела в коридор. — Стоять, — словно из-под земли выскочил один из наших «надсмотрщиков» и мягко встряхнул меня, — вам направо. Он указал на неприметную дверь. Будто бы упрямого ребенка направил на путь истинный. Такие шизанутые сравнения, меня однажды под монастырь подведут. Стараясь ступать как можно тише в коридоре с эхом, я прошкандыбала по заданному маршруту. Обстановка была как минимум напряжная. Все сидящие агенты повернулись ко мне, как акулы на кровь. Самый главный сидел за белым столом, перебирая папки. Мне указали на стул напротив. Однажды я запомню их имена. Главное, что имена жертв я запоминала, а остальное само приложится. — Ваше резюме впечатляет, — агент так и не поднял взгляд. И к чему он это? Это и так известно, — по этой причине мы рассмотрели вашу кандидатуру на особо сложную стажировку. Легче не стало. — Мы думаем, ваши показатели станут несколько лучше, — заговорила женщина в дальнем углу комнаты, прямо у меня за спиной, — если вы пройдете стажировку у лучших в своем деле. Так вот к чему эти похлопывания. Они оставили худших. Внутри что-то приятно зашевелилось, поднимая температуру тела. Кажется, я даже ростом стала выше. — Думаю, — снова заговорил главный, — мистер Пятый сможет вам помочь. Немая пауза. Кажется, все застыли при упоминании этого имени. Последнего стажера у этого старикана отправили вперед ногами. Так говорили. Или он был прикован к креслу. История явно была связана с ногами. В любом случае нет! Черт, я произнесла это вслух. — Простите? — женщина возмущенно подняла брови, так что ее огромные очки упали с носа на губы. Главное не смеяться, не смеяться. — Это не обсуждается, — рубанул главный, захлопывая папку с досье, — ваши навыки стрельбы несколько не соответствуют заданной норме, но в целом, все неплохо. — Мой навык лучший в группе, — кажется, было сказано что-то лишнее. Агент снова посмотрел на меня как на идиотку. — То есть, — он подался вперед, — вы не хотите пройти стажировку у самого известного агента времени? — А можно в рукопашную с Халком? — для меня в данный момент все это было равносильно. Агент позволил себе улыбнуться. Но как-то недобро. — Приказ Куратора, — он многозначительно поднял брови, — вас ждут сегодня, — он посмотрел на свои часы, — ровно через час на собеседовании. Мне оставалось лишь кивнуть и смотаться на час в душ. Конец разговора я уже не слышала, когда закрыла дверь. — Не самая лучшая идея посылать девушку на такой вид стажировки, — Агнесс, которая старалась не встревать весь разговор, помотала головой и вернула на нос свои огромные очки. — Приказ Куратора, — развел руками мистер Сандерс, — к тому же, она сказала, что они сработаются.

***

Отведенный час уже заканчивался и я собиралась в экстренном режиме. Попутно я все размышляла о том, что Пятый мог отказаться, но все же. Да все знали, что он работает в одиночку. Хотя, ходили и такие слухи, что он пил кровь своих жертв, так что лучше убедиться самостоятельно. За десять минут до начала собеседования, а точнее знакомства с этой занозой, я покинула общежитие. В корпусе была предусмотрена специальная комната или кабинет, кому как нравится, для таких собеседований. Найти ее не составило труда. Едва я занесла руку, чтобы обозначиться стуком, как ГОЛОС МАТЬ ЕЕ КУРАТОРШИ ПРИГЛАСИЛ МЕНЯ ВОЙТИ. Кажется, все ощущали мое дрожание, просто по колебанию воздуха и скрипу коленок. — Мадам, — я кивнула в дверях. Почему-то такое мое обращение очень нравилось женщине и она каждый раз довольно улыбалась. Пятый сидел спиной к двери и не спешил поворачиваться. То, что это он, не было никаких сомнений — старомодный костюм и шляпа на столе рядом с чашкой кофе. — Наш лучший агент, — Куратор жестом приказала приблизиться. Внутри почти все оборвалось, когда Пятый все-таки поднялся на ноги. Но дальше был просто ад. Он посмотрел на меня так, будто бы я была целью номер один в его списке убийств. Я даже рта не раскрыла. — Серьезно? — Он обернулся к Кураторше, — лучший агент? Его голос так и источал ядовитую насмешку. — Лучшая во всем наборе, — Промурлыкала женщина, игнорируя витавшую напряженность — лучшие показатели во всех дисциплинах. В том, как дедуля поморщился, так и читалось «твою мать, ну она же баба». — Заучки мне не нужны, — кажется, он закипал, — она что, закидывает жертв своими толстенными докладами с пятерками? — У нас договор, — Куратор подошла к нему очень близко, — месяц стажировки. Чисто подтянуть навык стрельбы. Просто делай свою работу, она мешать не будет. — Женщина посмотрела поверх его плеча на меня. Тот театрально закатил глаза. «Это уебище еще и стрелять не умеет»? Как-то так трактовался его взгляд в моем исполнении. Обидно. Они бы продолжили спорить, но я уже сама влезла. Будто бы я в восторге. — Это просто стажировка. На месяц, — говорить длинными предложениями было невыносимо, а когда они удивленно повернулись ко мне, так вообще захотелось убежать, — я не в невесты набиваюсь. Просто отработать и свалить. Пятый возмущенно ткнул ладонью в мою сторону. Куратор зажала в зубах свой мундштук и скривила рот. Она бы отдала свое кресло начальника первому встречному, но не призналась бы, что это была улыбка. Она как можно вежливее выпнула меня в коридор. Оттуда можно было услышать не так много. Например, отчетливо слышались отдельные слова: «соплячка», «истеричка», «тощая девчонка», «заучка» и наконец коронное «ПМС». И почему мужчины всегда ссылаются на это? Будто я только в этот период могу неадекватно себя вести. Куратор же что-то отвечала, но гораздо тише, так что ничего не было слышно. Через десять минут мне разрешили войти. — На этом все, — Женщина сделала паузу. — Стажировка отменяется? — Удержаться от злорадной ухмылки не получилось. Пятый с громким сопением чуть ослабил галстук, демонстрируя крайнее бешенство. — Вопрос улажен, приступаете немедленно, — глава вздохнула и покинула комнату. Наступила просто гробовая тишина. Смотреть на самого страшного убийцу всех столетий было очень даже страшно. — Ладно, — мужчина первым нарушил тишину, — видимо, придется сотрудничать, — было видно, как у него напрягаются желваки, — Как зовут? — Агата Филлипс, — руки мы, конечно же, не жали, но все же тон у него был на-амного мягче, чем несколько минут назад, если будет вообще уместно такое прилагательное по отношению к нему. Едва он услышал имя, взгляд стал несколько пристальней. — Филлипс? Да, мой дед вполне себе отличился на военной службе США, что не было секретом ни для кого. Ну, теперь старикан хотя бы не смотрел так, будто хотел убить. — Я представляться смысла не вижу, — он хмыкнул и направился так же к выходу, — отсмотрим твои навыки. От этого хотелось выть. Он что, собирался опять загнать меня на эту полосу? Мужчина вышагивал по коридорам слишком быстро, для столетнего динозавра и мне приходилось легким бегом его догонять. Мы пришли на стрельбище как раз в тот момент, когда остатки моей группы выходили оттуда. Захотелось завизжать и убежать. Они просто как бараны пялились мне в спину, что-то перетирая между собой. Только бы Гринвуд не… Гринвуд да. Просто шлепнул по заднице. Он часто так делал, но мне всегда удавалось игнорировать его. Почему-то не хотелось марать руки, но сейчас момент был напряженный. Чисто инстинктивно мой кулак впечатался ему в челюсть. В общем то мне хотелось адресовать это другому человеку, но инстинкт самосохранения иногда включался. Девчонки завизжали, парни отступили улюлюкая. Пятый замер в дверях, поднимая брови. Наверное, не будь во мне столько страха, нервов и прочей шелухи из-за стажировки, смогла бы удержаться. Наверное, ему было забавно наблюдать за мной. Конечно, зрелище, как девчонка-полторашка запинывает парня под два метра ростом, весьма забавное. — Так, достаточно, — он сграбастал меня за шкирку одной рукой, будто бы я нисколько не весила. Под хохот группы он закинул меня в кабинет. — Проблемы с гневом, мисс Филлипс? — От его елейного тона кровь стыла в жилах. Кажется, моим сопением можно было распугать младшекурсников. — Или у мужского населения проблемы с головой и самоконтролем? — Да, это прозвучало гораздо резче, чем ожидалось. Как ни странно, он кивнул. И на этом все. Чудо. — Бери винтовку и иди во-он туда, — он небрежно ткнул пальцем себе за спину. Как раз в сторону балкончика Куратора. Во рту резко пересохло. — Издеваетесь? — я даже не представляла, как оттуда стрелять. Мы же стояли внизу и стреляли всегда так. — Еще не начинал, — он катал усмешку на губах. Я поспешила скрыться на лестнице, которая вела на балкон. В его обществе было неуютно. От слова совсем. Девушки наверняка сталкивались с такими парнями и мужчинами, которые, ну, прямо, суровые? Даже нахождение в их поле зрения доводило до обморока. Включался режим стесняшки, хотя я не из таких. А если представить, что ему перевалило за полтинник и что ведет он себя все же как, даже не знаю, обаятельно, черти его бы побрали. Трудно описать. В общем, я негнущимися пальцами настроила свой инструмент и прицелилась. Не успела нажать на курок, как за спиной раздалось вежливое покашливание. Было бы совсем неловко, если я от испуга застрелилась случайно. — Ничего не забыли, агент Филлипс? — О его перемещениях в пространстве много говорили, но в жизни это было страшно и неожиданно. Сейчас он появился прямо за спиной и вел себя так, будто бы был добреньким дедулей преподавателем. — Блять, осмотреть место работы и весь периметр местности. Крыши и прочую херь, — почему-то сдерживаться не получалось. Наверняка, он не привык, что юные леди так выражались, но что поделать. У новобранцев были спартанские условия и мат был чем-то привычным даже среди девушек. Да и к тому же, я истеричка, а соответствовать нужно было. — Тогда почему не сделали? — Сарказм его второе имя, — очистить периметр от подозрительных лиц нужно в первую очередь. — Мне очистить территорию от вашего подозрительного лица? — мне было ой как смешно. Могу поклясться, что где-то в глубине его глаз плескался смех, хотя он этого не показывал. — Можете попробовать, — ни один мускул на его лице не дрогнул. — Очистить? — тупо повторила я. Раз уж вы решили действовать по всем инструкциям. Мужчина раскинул руки, будто хотел обнимашек. Раз уж такая пляска. Почему-то именно сейчас я бы предпочла рукопашную с Халком, чем с ним. Это был мой самый короткий бой. И самый унизительный. — Мертва, — он слегка наклонился над моей распластанной на полу тушкой. Захотелось отпечатать ботинком ему по лицу. Стоит ли говорить, что это было выполнено? Он оступился и я ударила ему по ногам, успешно укладывая его на лопатки. Правда, длилось это где-то миллисекунду. Но этого хватило, чтобы подняться и схватить стул. Едва он поднялся, в него прилетел этот многострадальный предмет мебели. — Один-один, — его растерянная физиономия многого стоила. А спина болела гораздо сильнее, чем после обычных тренировок. Хотя он всего раз шмякнул меня об пол. Кажется, это будет ад. — Я поддался, — он разогнулся и одернул пиджак. Да мне тоже не особо верилось, что уложить на лопатки такого профессионала так просто. Он кивнул на винтовку и отошел в сторону. Хорошо хоть не придрался к тому, как я держу оружие. Я мысленно перенеслась к мишени, морально настраиваясь. Казалось, даже звуки исчезли. Затаив дыхание, я медленно потянула курок. — А как ты орудуешь ножами? — голос раздался прямо над ухом. От неожиданности руки дернулись и винтовка стрельнула в сторону. — Мимо, — с наигранной досадой проговорил он, — с ножами ты так же управляешься? Захотелось выругаться. — Если не хотели браться за стажировку, плюнули бы в лицо еще в кабинете. Сейчас-то чего?! — Да, кажется, Пятый верно подметил на счет самоконтроля. Мужчина же сама невозмутимость. — На настоящем задании, — он сделал акцент на этом, — никто не даст тебе минутку, чтобы собраться с мыслями. Ты сдохнешь в первое мгновение. — Хорошо, как вы научились стрелять? — ну наконец-то у него проступили эмоции. Он несколько мгновений молчал, что-то обдумывая. — На позицию, — отчеканил он, подходя ближе. От такой перемены меня уже мутило. Сначала он издевается, потом хохочет, потом кричит. Я выполнила приказ. — Посмотри на самую дальнюю мишень, представь, что это твой худший враг, почувствуй его кровь, — голос его становился тише, по мере удаления, — подумай об этом хорошо, а я скажу, когда стрелять. А пока что не застрелись сама. — Твою ж мать, — едва выдохнула. Мужчина встал прямо рядом с мишенью, даже закрыл собою часть. — А теперь попади сюда, — он согнул руку в локте и указал в центр мишени всего в нескольких сантиметрах от себя. Выстрел. — Еще! — Гаркнул он. Выстрел. — Сюда. Бегом! — Рявкнул он. Так можно было подумать, что я попала в него. — Сойдет, — он показал на пробитую мишень, — но не идеально. — А как идеально? — чисто из любопытства спросила я. — Когда пули две, а след один, — мужчина пристукнул по мишени. — Ну, у меня один, но большой, — след был и впрямь в форме сердечка. — Безнадежно.

***

— На что это похоже? — мы заныкались на какой-то крыше, с которой был наилучший обзор. С одной стороны — парк, а с другой — школа. Ветер доносил обрывки детских голосов и смеха. Пятый оторвался от созерцания надкушенного батончика и недовольно покосился в мою сторону. За все это время, я смирилась с этой пассивной агрессией. Это стало чем-то обыденным, даже незаметным. В целях защиты моей психики, мозг решил не реагировать на эти выпады. А это, в свою очередь, сильно сказалось на восприятии этой персоны. В неожиданною сторону, должна признать. У всех же был такой учитель, который годился, как минимум, в отцы, но вы почему-то пялились на него? Просто не могли оторвать взгляд, при этом осознавая, что внешне он такой себе. Но вот это внутреннее обаяние. Да и мозг — вещь более сексуальная. Банально до ужаса — втрескаться в этого старого черта. Но, думаю, эта симпатия пройдет, едва стажировка закончится. — Дорогуша, много болтаешь, — это обращение я заслужила на одной из миссий в двадцатых годах, когда не замешкалась и прирезала какого-то полицейского. Наверное, Пятый решил, что я не совсем безнадежна. А мне, если по секрету, просто понравилось. И, тем не менее, он уточнил, что именно я имела ввиду. А меня с самого первого дня распирало от любопытства, каково это, выживать в полном одиночестве. Да и остаться почти вменяемым. — Где-то через год привыкаешь. — Вроде, он смотрел, как я собираю винтовку, а, вроде, и куда-то намного дальше. — Ничего. Пустота. Через два года — перестаешь прислушиваться, ища чужие голоса. Через три — уже знаешь, что у многих батончиков все же есть срок годности. — Должно быть шумно, — винтовка уже ложится в ладонь, как положено, будто бы это продолжение моей руки. — О, да, люди в таком количестве раздражают, — он дожевал свой батончик и направился к выходу на лестницу. Разговор окончен. Оу, я от этого чуть не прослезилась. Этот новый жест значил намного больше, чем вы можете подумать. Обычно, Пятый контролировал каждый мой чих. А первые миссии он и вовсе запирал меня в мотеле или машине, как собаку, чтобы не мешалась. Потом как-то привык и брал с собой, делая всю работу в одиночку, а мне от скуки оставалось только наблюдать из-за плеча. Не хватало блокнотика, где бы можно было конспектировать все его боевые приемы и лайфхаки для пыток. А вот сейчас он не выказал какое-то пренебрежение, нет. Доверие. Вера, что я смогу справиться с устранением какой-то певички в семидесятых. Да, это было слишком просто, но все же рот у меня растягивался до ушей, когда я перепрыгивала через одну ступеньку. — Когда мы успели поменяться и я стала делать грязную работу? Пятый уже сидел в машине и что-то строчил в своем блокноте. Много цифр и даже букв. Ничего не понятно. — Когда мне наскучило убивать. — Лаконично отозвался он и убрал свою писанину в карман. — Что? Я думала, тебе нравится, — для меня это было сродни тому, если бы Ганнибал Лектер сообщил, что стал вегетарианцем. — У каждого свои причины. — О, он снова терял терпение, поджимая губы в едкой усмешке. — Каковы твои? — Мне вот было реально интересно, даже не смотря на вопящий инстинкт самосохранения. Это как тыкать палкой спящего здорового пса. — Семья, — туманно отозвался он. — Да ладно, — это оказалось так просто, — я думала, ты легенда, величайший убийца всех времен, а тут… Пятый резко затормозил и обернулся. Злой как черт. — Дорогуша, не думай, что хоть что-то знаешь. Это слишком далеко от границы твоего понимания. — Не понимаю чего? — Чистая злость, ну, еще толика разочарования. — Того, что ты намного человечнее, чем хочешь казаться? У него даже лицо дернулось, но он позволил себе только рыкнуть и снова вжал педаль газа в пол. Правильно, не его же мотало на заднем сидении, как селедку в банке. Он проехал пару кварталов, барабаня пальцами по рулю и снова затормозил. Кажется, его терпению пришел конец и он сейчас меня прибьет в этой безлюдной части города. — Бери чемодан и проваливай. — Даже не повернулся. — А как ты? — Вот это было совершенно неожиданно. Я глянула в зеркало заднего вида, но мужчина и в него не смотрел. Его больше интересовала какая-то живая изгородь впереди. — Твоя стажировка окончена. На три с минусом ты наработала. — Таким тоном он говорил только когда отдавал приказы или когда я жестко проебывалась. Но меня задело вовсе не это. — Три с минусом?! — Пятый переместился на улицу и открыл дверь машины с моей стороны. Сухие пальцы больно сдавили руку, но тут же выпустили. К ногам упал чемодан. В этот момент я себя почувствовала какой-то брошенкой. — С Куратором разберешься сама. — Бросил он через плечо и сел в машину.

***

Вот уже двадцать минут я сидела в кабинете начальницы и ждала, когда та вернется. — О, мисс Филлипс, — раздалось ее невнятное из-за сигареты бормотание. Будто бы для нее было сюрпризом обнаружить меня тут. Или она не надеялась встретить меня в добром здравии. — Что ж, мистер Пятый решил завершить стажировку. Три с минусом. — Хоть и говорила я спокойно, но внутри все еще бушевала настоящая буря вперемешку с матом. — Вот как, — Куратор совсем как родная матушка потрепала мое плечо и прошла за стол, — вчера я получила его заключение. Пять поставил пять. Она усмехнулась, разглядывая бумаги. Наверное, она кожей чувствовала волну моего удивления. Старый, хитрый козлина. — Так и что же, я свободна? — Больше мне ничего не хотелось. Только домой. Жизнь в мотелях уже порядком надоела. Куратор подняла свои густо накрашенные глаза. Пару мгновений она испытующе выискивала во мне что-то, а потом заговорила. — Пятый сообщал, куда он направляется? Глупый вопрос. На эмоциях я бы, может, и сказала, но только понятия не имела, так же, как и она. — Это не тот человек, который так легко делится своими планами. — Женщина все еще смотрела в упор. — Да, верно, — промурлыкала она, стискивая наманикюренными пальчиками бумаги, — но ты провела с ним достаточно времени, чтобы хоть что-то заметить. Привычки, случайные слова, догадки, на счет его дальнейших действий. — Возможно, — теперь меня это все настораживало, — и зачем вам это? Может, его методы и своеобразны, но он работает на вас. — Ненадолго, — Куратор выдохнула дым через нос, — хотелось бы знать, что у него в голове. — Тогда вы не по адресу, — я пожала плечами. Вполне себе честно. И те крупицы, что он рассказывал, никак не могли ей помочь, да и стучать на напарника было как-то стремно. Какой-никакой, но все же. На этом она меня отпустила.

***

Это было жестоко. Не то, чтобы я думала, что меня освободят от подготовки, но хоть немного сжалятся. А вот и нет. Как оказалось, Пятый вполне себе был нормальным и адекватным, по сравнению с нашими тренерами. Они же просто зверствовали во время тренировок, а я отвыкла от этого. Ну, были и плюсы. Например, однокурсники смотрели иначе. Раньше просто воспринимали как заучку, а теперь так, будто я сама лично провела в апокалипсисе лет пятнадцать. Даже Гринвуд больше не доставал. И было просто до безобразия скучно. Не было вечной погони, планирования и перепалок. Вернуться обратно — невозможно, перестроиться на прежнее — невыносимо. Но тут хотя бы слухи расползались быстрее. Пятый благополучно кинул Кураторшу с ее контрактом и куда-то пропал. А агенты просто не возвращались с миссий по его поискам. Потом пришло распоряжение. Ну, как, его вручила сама Куратор мне в руки, посреди коридора. На этих сраных карточках всегда были имена жертв, так какого черта на ней значилось его имя? С последней встречи он сильно изменился. Скинул рост и лет так сорок, но остался все той же саркастичной скотиной. Никто не решался выстрелить в ребенка, даже зная, кто он такой. Рамирос, как возглавляющий эту операцию, честно пытался уладить все мирно. Комиссия хочет просто поговорить. Я даже не удержалась и фыркнула. Пятый все еще Пятый. Мирно у него не получается. Синие вспышки, стрельба и реки крови. Минус Рамирос. Парни открыли огонь, но это как ловить сачком ураган — парнишка перемещался гораздо быстрее, чем они моргали, поэтому чудо, что они не перестреляли друг друга. Хотя, перестреляли. Пока я под шумок присела за одним из столиков. Убегать — бессмысленно, точно так же, как и драться. Вспышки утихли и Пятый с кряхтением вернул свой галстук на место. Свернул шею последнему и повернулся ко мне. В голове промелькнула шальная мысль, что моя шея хрустнет намного звонче. — Привет, дорогуша, — он, как и всегда, работал небрежно. Рубашка и лицо снова в крови, — с каких пор Комиссия пускает на задания стажеров? Это как сидеть в маленькой клетке с хищником — каждую секунду ждешь, когда он прыгнет на тебя. Но этот медлил, видимо, решил поговорить напоследок. — Стажировка закончилась, — странное чувство, разговаривать с ребенком, хотя, разница в возрасте все еще чувствовалась, — да и здесь я только потому, что Куратор решила, что это будет смешно — натравить нас друг на друга. — Не смотри на это личико, опыт еще при мне, — он криво улыбнулся, откидывая черную прядь назад, — я тебя по стенке размажу. Медлил. Мог бы уже давно это сделать, так что же, сантименты или ему это чуждо? Что за херня? — Так и чего же? — Получилось не так уверенно, как хотелось, но да черт с ним. — И кстати, спасибо за высший балл. Не знаю, зачем я это брякнула, рассматривая алые капли на вороте его рубашки. Наверное, подсознательно пыталась потянуть время, хотя это и было бессмысленно. — Мне нужно было избавиться от тебя без подозрений, — Пятый снова поправил галстук и подошел ближе, — было бы странно, если отличница, вроде тебя, провалилась на практике. Приятно, однако, но вот с ним никак не вязалось. Не логично просто. — А Куратор как раз напротив, была удивлена, что козлина, вроде тебя, не снизил оценку и ни к чему не придрался. — Вот как, — Пятый вздернул брови, мучая галстук. Привычки у него были все те же, как и речь, но вот с такой внешностью они смотрелись более гармонично. Версия дедули с этими ужимками выглядела карикатурно, — я могу прибить тебя на месте, а все, что тебя волнует это оценки? — Так прибей, — наверняка, он сделает это быстро, может, еще и безболезненно. Я поднялась со своего места, даже не вспомнив про винтовку. Ту самую винтовку, с которой не расставалась уже сотню лет. Сегодня она отдыхает. Пятый забавно наморщил нос, когда выяснилось, что мы теперь одного роста. Может быть, у меня и был шанс его поколотить, но это же Пятый. — Возможно, — он вскинул указательный палец, растягивая губы в улыбке, — только возможно, что ты оказалась права. И я чуть-чуть человечнее. Все мои эмоции, чувства и вопросы уместились в одну емкую, мудрую фразу. — Чего? — Ты определенно не поймешь, — с такой знакомой насмешкой проговорил парень, — просто не дано. Пошла вон. Оглохла? Нет, просто не верилось, что все закончилось так. Ноги уже несли меня к выходу, когда он снова гаркнул. Сраные приказы которые он так обожал. — Стой, — сердце пропустило удар, — я передумал. Ну, вот и все. Мелькнула синяя вспышка и я медленно обернулась, чтобы посмотреть в зеленые глаза своей смерти. Бешеный взгляд и окровавленное лицо. Мягкие требовательные губы и привкус чужой крови на языке, теплые руки на талии. Нет, определенно эта дурацкая симпатия не прошла после стажировки. Других причин, чтобы отвечать на его поцелуй, я не видела. Да и вообще хрен с ними, думать не хотелось вовсе. По всему телу разливалась странная сонная усталость. Мне почему-то захотелось запустить пальцы в эти торчащие во все стороны черные волосы. Едва я это сделала, Пятый слегка отстранился, хватая воздух. И мне стало не по себе от его взгляда. Уже приготовилась к новой порции словесного дерьма, не решаясь убрать руки. Еще один мимолетный поцелуй и он выталкивает меня из кафе. Что ж, намного человечнее, чем кажется.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Академия Амбрелла"

По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты