Алый лотос

Гет
R
Закончен
0
автор
Размер:
Драббл, 3 страницы, 1 часть
Описание:
Леди ведьма вспоминает свою прошлую жизнь, тогда она тоже была ведьмой, только вот тогда у неё был контракт с демоном в обмен на способности, и после смерти она должна была гореть в аду, а не отправляться на перерождение. И она никак не может увидеть лицо демона из своих воспоминаний. На это лицо постоянно прилепляется лицо её лучшего друга, местного юродивого за которым она присматривает по доброте душевной.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
0 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать
Настройки текста
— Тварь. Почему ты не в аду? Ты уже демон, так? Значит убить тебя будет двойной честью. Леди ведьма видит перед собой незнакомого монаха в робе Искореняющих зло. — В-вы меня с кем с-спутали... - лепечет она. - Я вас совсем не узнаю... — Конечно ты не знаешь. - Монах ухмыляется, - А вот в прошлой жизни ты наделала мне проблем, сучка. Ошибки быть не может, - он втягивает носом воздух, с чувством. - Твоя душа такая же гнилая как я запомнил. Он взмахивает освящённым ятаганом и сердце Леди ведьмы обрывается, она не может дышать, забыла вдох или выдох сейчас стоит делать. Все её ритуальные кинжалы в нескольких шагах на столе. Она не воительница, она лишь жила в отшельничестве и гармонии с природой. Даже если сможет его убить — она не захочет, ведь она не убивает, она даже ест только коренья, побеги тростника, и рис, хотя лес полон животными. Хлопает плетёная дверь хижины. Ох, Нацу, совсем ни ко времени ты пришел! Сумеет ли защититься от воина деревенский юродивый. А никак монах примет его за сообщника. — Уходи, юноша, - говорит монах. - Не мешай правосудию. Нацу — парень безголовый, это всем известно. Нацу прикрывает за собой дверку. — Посмотреть хочешь?.. - понимающе спрашивает монах. - Ну смотри. Нацу срывается с места, лёгкий как стрела. Они с монахом покатились по полу снося корзины с травами и плетёные табуретки, повалились с полок и на осколки глиняные горшки и блюда, как бы не развалили хижину. — Да что с вами, люди, такое?.. - вопрошает монах, что обездвижил врага, - Для вас же стараюсь. Она всех вас укокошит, она — ведьма! Понял? Нацу изворачивается взглянуть на неё. Леди ведьма и сама понимает как выглядит — прижалась к стене рядом с окном, прижимает руки к груди, простоволосая, ведь поздний вечер, она готовилась ко сну когда наведался гость. Нацу единственный со всей деревни что заходит к ней поговорить. Но причина тому не в её красоте или заклинании — Нацу просто умом не вышел, и о славе ведьм ничего не понимает. Нацу рычит, и не пойми как ему удаётся выбраться. Воин пожимает плечами и действует ятаганом. Леди ведьма вскрикивает сама не знает с какой мысли и падает на корточки в клубок закрывая руками глаза, уползает в дальний угол. Нет-нет-нет... Это неправда. Неправда, неправда, сон, один из её реалистичных снов что она так любит наблюдать. В её снах и раньше было много крови и боли, она считала это своим проклятием, но в своих снах она никогда ни была так беспомощна, но то лишь сны, а это реальность, здесь в её душе совсем нет злости защищаться, даже мстить за Нацу. Он погиб, и теперь погибнет она. Она не хочет слышать но слышит, короткий обмен ударами, оглушающий шорох ткани робы монаха, а затем высокий птичий вскрик, сразу оборваный ударом о доски с каким человек падает на колени будто их подрубили, отрывистый свист ятагана, некоторый звук, что можно было бы принять за последний прижизненный несознаваемый протест, и хрипение разодранной трахеи, бульканье крови что давится жертва. Леди ведьма жмурила глаза, сдавила голову ладонями чтобы ничего ничего совсем ничего не видеть, но видела, в своей собственной голове по этим звукам, как выцветает до мертвой бледности лицо, алая акварель на приоткрытых губах, распахнутые глаза, в которых навеки покоится безбрежная необратимая смерть. Наступила тишина. Потом как громом звук тяжело упавшего тела. Упавшего со всхлипом, не её, должно быть разодранное горло издало последнее своё слово. Пара тяжёлых шагов. Леди ведьма молчала. На глазах её не было слёз. Только ужасно болела голова. Все её сны будто рвались на волю. Ничего перед собой не видя за красно-черными кругами и недавними образами она поднялась, распрямилась как сжатый ивовый прут, и застыла, не зная что делать дальше. Что-то просилось будто из самого ада, голову раздирала боль. А потом все прошло. Нацу выронил повисший в руке ятаган, пялясь на неё удивлённо, и Леди ведьме стало стыдно что его напугала. Она встряхнулась, улыбнулась враз задрожжавшим ртом, старая нервная болезнь. Они молчали. — Кто это был? - спросил Нацу, - Ваш друг, Леди ведьма? Она захихикала. То были не переживания, не страх, она лишь полна была грязного ликования за смерть своего врага чужими руками. Ну что, Искореняющий смерд, кто теперь сучка из нас? Нацу, безмозглый малый, улыбнулся неуверенно тоже, а улыбка у него была всегда такая, не то чтобы кривая, только в глазах ничего человеческого, так на то он и юродивый дурачок. Руки у Леди ведьмы не дрожжали. Он никому не скажет, он никому ни о ком не говорит. — Ну, - бросает она обходя тело чтобы не запачкать светлую сорочку, идёт в кладовую, - Мы заслужили праздник по случаю нашей жизни. Где-то у неё оставалось саке для травяных настроек, и даже — немыслимая роскошь — пара сухих лепёшек из рисовой муки. Позднее празднование под сальной лампадкой, двое убийц, ведьма и дурачок, а третий лежит, третий побежденный. — За вас, Леди ведьма! - поднимает чашечку Нацу, - За ваши долгие жизни! Леди ведьма криво улыбается. Ты-то что можешь знать о моих жизнях, недалёкий? Лоло хорошая ученица. Бедной школы при небольшом храме, родители, мать каждое утро собирает ей застиранное до белизны платье. Утром она не ест, дома ничего не остаётся с вечера, она ест на обеде в школе, простую жидкую кашу. Она не смотрит по сторонам, пригибает собранную в низкий хвост голову с пушащейся чёлкой. Лоло хороший человек, так говорят учителя, так говорят знакомые родителям. Лоло не очень умная, так тоже говорят учителя, и знакомые женщины в гостях у матери. Лоло не очень красивая, так говорят другие ученики, мальчики и девочки. Лоло наивная и добрая, так говорит Лоло первый мальчик что заговорил с ней после уроков. Конечно это был не первый-первый мальчик. Но это был Касуро, старше на два года и один класс, красивый, богатый, и уверенный в себе. Лоло бледнеет и крепче вцепляется ногтями в ладонь когда смотрит в глаза, в настойчивые глаза, понимающие глаза. Это всё правда, про Лоло. Она наивная и глупая, очень добрая, спасает бездомных котят, а потом убегает рыдать в голос в лес когда отец рубит котят на мелкие кусочки на корм курицам. Однажды она встречает что-то в своей голове. Касуро дарит ей алый-алый лотос, рубиновую серебряную заколку, сам расплетает завязанный обрывком льна хвостик и умело закалывает в высокую прическу. Говорит что ждёт её в тайном месте вечером. Лоло знает что будет. Касуро гладит её по щеке с нежной улыбкой, она ничего не делает, а он будто бы и не ждёт. Лоло сбежала в самую лесную чащу, уже глубокая ночь, а она не хочет возвращаться домой, в деревню. Не хочет встречаться. Ногтем на ощупь царапает острые лепестки заколки, расплела волосы, и теперь они тяжело висят за спиной и челку треплет ветерок. — Эй, - из-за дерева под луной покачнувшись плавно пред ней материализуется из ниоткуда Касуро. Лоло спокойна, ведь его же на самом деле здесь нет. Глаза у Касуро горят углём из прогорающей печи. Он кажется ещё выше, он берёт заколку из её усталой руки. Он кладет руку на плечи, и Лоло утыкается носом и щекой в льняную черную рубаху. — А чего бы ты хотела, красавица? - легко спрашивает Касуро. Он гладит Лоло по волосам, медленно, спокойно. — Хочу убить тебя, - говорит Лоло, - Оторвать эту самую руку, отрубить по кускам. Выдрать твои глаза. Она не отходит, не хочет прекращать. — Какая ты проказница, - говорит Касуро. - А отдашь ли ты душу за своё желание? Лоло медлит. Молчит. Ей хочется фыркнуть — какая душа, у неё ведь нет души, душа она ведь для умных и красивых. Она отстраняется и смотрит в глаза самого Ада. — Я отдам всё. - говорит она. Касуро веселеет, сразу наполняется жизнью. — Вот это я понимаю, Красавица, какая сговорчивость! Ты девушка-мечта! - он вкладывает заколку обратно ей в ладонь, сразу заболевшую ладонь. Хочется отдёрнуться, а Лоло не шевелится. Нет рядом больше никого, оставь фантазии, наша наивная Лоло. Поздно-поздно Лоло возвращается в дом на краю деревни. О, это был ветхий дом, родительский дом. Сокрыт под ветвями столетних кленов и за заросшим травой забором. Ей бросилась под ноги шавка, Лоло увернулась от прыгучей грязнолапой и юркнула за дверь. Мамуля что-то напевала за мытьем посуды, но Лоло была тихая, она прошмыгнула к себе на чердак, запрятала заколку под футон, отпила немного воды из кувшина для полива одинокого цветка перед маленьким слюдяным оконцем, и без сил провалилась в сон. Новости на утро ждали её веселые, прямо напротив калитки её дома её встречал Касуро, он был красиво одет, еще более красиво нежели обычно, его лицо было всё так же благородно бело, а может то из-за того, что Касуро мёртвый свисал с высокой ветки лилового столетнего клена, а может из-за того, что из его глаз кровь еще не потеряла своего алого, и потому была так ярка на его белых щеках. Лоло так и замерла перед той картиной, ледяная тревога вцепилась ей в душу, потусторонний страх. Собирались люди, она не первая увидела сей подарок. Не решая пройти мимо, она застыла в десяти шагах, монастырская школа была так далеко, и пройти стоило совсем рядом. – Демон, демон сотворил это, - глубокомысленно заключила бабка-староста деревни. Сынок её, здоровый лоб примерный семьянин, сплюнул в осеннюю грязь и сделал знак второму сыну, не в пример никчемному, начинать снимать с клена подарочек для Лоло.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты