Никогда не жалеть.

Гет
R
В процессе
32
автор
Размер:
планируется Миди, написано 12 страниц, 4 части
Описание:
Если бы я знала, как круто повернёт моя жизнь после знакомства с ним, я бы не пошла в ту самую комнату, где лежал труп женщины.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
32 Нравится 10 Отзывы 7 В сборник Скачать

Глава вторая. Живой мертвец.

Настройки текста
Мой взгляд скользнул по желтоватой скатерти из грубого материала, синим салфеткам, лежащих рядом с тарелкой моей собеседницы, деревянной спинке тяжёлого стула напротив меня. На нём сидела Молли Хупер, врач-патологоанатом из больницы, которая стоит на соседней улице. Кто угодно бы сказал, что мне повезло, когда мой преподаватель из университета предложил работу на неполную ставку в местном морге, но я бы сказала, что получила её трудом, который прилагала на занятиях по патологической анатомии. — Думаю, стоит уволиться из Скотланд-Ярда, — задумчиво сказала я, возвращая свой взгляд на Молли. — Не к месту я там. Хупер слегка приподняла бровь и взглянула на меня из-под ресниц. Я с ней подружилась, если можно так сказать. Мы не задаём друг другу лишних вопросов, говорим строго о работе, поэтому моя внезапная откровенность удивила коллегу. — Хочешь перейти на полную ставку в морг? — Молли непринуждённо катала вилкой маслину в своей тарелке, иногда поднимая на меня взгляд. Я кивнула. — Мне будет куда веселее с тобой. Она слегка улыбнулась и продолжила ковырять салат. Я же приметила некую отрешённость в движениях, словно ей совсем не до разговоров со мной. Я не в обиде, Молли. С самого утра я замечала за ней рассеянность и нелепую забывчивость. Проработав несколько месяцев в одной упряжке, я успела составить картину об этом человеке, и такое поведение ей было несвойственно. Конечно же, это не моё дело. Но так интересно, что же случилось! Подумаем: утром она пришла со стаканчиком кофе. Обычно, она заглядывает в кофейню около своего дома и едет до работы на метро. Её кофе успевает остыть, поэтому она его никогда не допивает. Эта кофейня имеет несколько филиалов по Лондону, но только около её дома на фирменном стаканчике рисуют маленькое сердечко. Работает там молодой бариста, парень, судя по криво написанному «Молли» вдоль названия кофейни. Сегодня утром был такой же стаканчик. Одна особенность отличала его от всех остальных: я не увидела сердечко. Поменялся бариста? Нет, почерк тот же. Ох, кажется, бедный мальчик признался моей новоиспеченной подружке в чувствах, а она отказала. И теперь её мучает совесть. Одно чернильное сердечко, а как много может сказать. Пальцем в небо, шанс попадания около тридцати трех процентов, но спросить я обязана. — Чем же тебе так не понравился тот парень? — небрежно спросила я, сосредоточив взгляд на девушке. Её щёки медленно покрылись розовыми пятнами, а глаза округлились. Резким движением она откинулась на спинку стула и уставилась на меня. — Откуда ты знаешь? — чуть ли не шёпотом спросила она, делая нелепые паузы между слов. — Я, вроде, не говорила. — Говорила, — солгала я. Зачем? Чтобы она точно рассказала и не подумала, что я контролирую её перемещения. — Ты забыла? Утром. Я слегка кивнула на свои наручные часы, как бы говоря, что прошло несколько часов, и ты, Молли, могла забыть. — Да, — неуверенно протянула Хупер, — видимо забыла. Ничего особенного, Анна. Просто он, скажем так, не в моём вкусе. — Она робко поправила, выбившуюся из высокого хвоста, прядь волос и посмотрела на часы, висевшие за моей спиной. — Мы засиделись. Перерыв уже кончается. С громким скрежетом Молли отодвинула стул и встала. Я последовала за ней. Дорога до больницы заняла несколько минут, которые мы провели в тишине. Моя коллега что-то обдумывала, покусывая нижнюю губу, а я тихо ликовала своей маленькой победе. Тридцать три процента, только подумайте! И сразу в точку! В раздевалке я немного задержалась, листая список новых сообщений на телефоне. «Анна, поздравь бабушку с днём рождения! Она очень ждёт! Люблю, мама.» — гласило последнее поступившее мне уведомление. Три минуты назад. Я смахнула его, недовольно хмыкнув. «Люблю, мама.» — очень любезно. Подобрав светлые волосы в низкий пучок, я толкнула тяжёлую дверь ведущую в морг. Как только она захлопнулась, вокруг меня словно образовался купол. Тихо. Мертвецки спокойно. Мгновенно меня окружил лёгкий запах формалина, а тела коснулся еле ощутимый сквозняк. Я прижала руки к груди, засунув их под халат, и поторопилась в секционную комнату. Не успев зайти в неё, я столкнулась с доктором Джоном Ватсоном, который собирался уходить. Последний раз мы виделись на том расследование загадочных суицидов. Толком и не пообщались, но я хорошо запомнила его лучезарное мягкое лицо. Чем закончилось это расследование и так хорошо известно, благодаря доктору Ватсону, который с невероятной точностью, но в то же время с прекрасным художественным обрамлением описал в своём блоге. Что касается мистера Холмса, то мы нашли чемодан и разошлись каждый в свою сторону. Он, взяв с меня слово, что ничего не скажу Лестрейду, отправился изучать чемодан, а я вернулась на место преступления, чтобы закончить осмотр тела. Андерсон негодовал, громко ругаясь, Донован цыкала, закатывая глаза, а Лестрейд показательно отчитал меня, а после тихо поинтересовался, что же мы выяснили. С тех пор я не видела мистера Холмса и его преданного друга. Доктор Ватсон неуклюже перенёс вес на одну ногу, чтобы не задеть меня и увернуться от дверного косяка. Я с неким удовлетворением отметила отсутствие трости. Когда наши взгляды пересеклись, он радостно улыбнулся: — Доктор Шервуд, извините, — он немного чопорно поклонился. Ох уж эти британцы. — Я вас не заметил. Доктор Ватсон, мы виделись на… — Я вас помню, доктор, — я коротко кивнула в ответ на приветствие. Где-то за дверью послышалось спокойное, но достаточно громкое возмущение: — Что ты имеешь ввиду под фразой «Я не могу показать тело пока не придёт доктор Шервуд», Молли? Властно. Холодно. Самовлюблённо. Вот как это звучало. Прошло несколько месяцев, как я не видела мистера Холмса, но этот голос принципиально отличался от того, что я слышала в комнате с трупом. — Не в духе? — я кивнула подбородком в сторону двери. Доктор Ватсон пожал плечами. — Он всегда такой, — слегка закатив глаза, ответил он. — В ваше первое знакомство мы оба были под впечатлением, но, увы, всё не так лучезарно. По секрету, Шерлок Холмс редкая скотина. Я легко улыбнулась. Поверю доктору Ватсону. Джон Ватсон приоткрыл дверь, пропуская меня вперёд. Я тихо поблагодарила его и неторопливо зашла в секционную, схватив по пути какие-то документы. — Вас что-то интересует? — я задала вопрос в широкую спину детектива, который, словно коршун, уставился на бедную Молли. Она не подавала вида смущения, но, кажется, его испытывала. Шерлок Холмс медленно обернулся и, приподняв подбородок, посмотрел на меня. Светлые глаза детектива в приглушённом белом свете секционной казались пустыми, как стекло. — Мне нужно увидеть тело, — сухо бросил он и кивнул на стопку бумаг в моих руках. — Поищите там: Лиам Аддингтон, 1976 года рождения. Ваша коллега сообщила мне, что все документы по этому телу оформлены на вас, и она не имеет права показывать труп без вашего согласия. Я прошла вглубь комнаты и открыла нужную камеру. — И была права, — я выдвинула тело, укутанное в чёрный мешок, и подняла взгляд на Шерлока Холмса и Джона Ватсона. — Снимите верхнюю одежду, накиньте халаты — они у вас за спиной — наденьте перчатки и подходите сюда. Доктор Ватсон покорно скинул коричневую куртку и потянулся к халату, просунул руки в рукава и выжидающе посмотрел на Холмса. Тот в свою очередь, как мне показалось, растерянно смотрел то на меня, то на небольшую кучку халатов, висящих на импровизированной вешалке из подставки для капельниц. — Зачем так официально, доктор Шервуд? — детектив поднял брови и сделал шаг в мою сторону. — Мне не нужны проблемы, мистер Холмс, — бесстрастно ответила я, сложив руки на груди. — Вас вообще здесь быть не должно, поэтому будьте хорошим мальчиком — снимите пальто и наденьте халат. Холмс нахмурился, сложил руки в карманы серого пальто и с по-детски недовольным видом впился в меня взглядом. В морге повисла тишина. Боковым зрением я видела Молли, которая неловко перебирала бумаги из лаборатории, стараясь обособиться от накала ситуации. — Шерлок, — Джон слегка толкнул детектива в плечо, — сделай, что просят. В чём проблема? Холмс не ответил, а лишь продолжил сверлить меня взглядом, иногда отводя его, словно разглядывая. Он подмечал детали и готовился нанести интеллектуальный удар. В его глазах разрождался огонь, пылая в расширенных чёрных зрачках. Через мгновение на его лице появилась тень улыбки, и он, набрав воздуха в лёгкие, сказал: — Могли бы и ответить своей маме, доктор. — Шерлок развязал некрепкий узел на шарфе и стянул его с шеи. Я подняла брови, наблюдая за детективом. — Ваши плохие отношения в семье не оправдание для такого грубого игнорирования. — Он снял пальто и повесил его на спинку металлического стула. — Вы же славянка? — Он потянул руку к халату и, выбрав один, накинул его на плечи. — Судя по вашей внешности: светлые волосы, голубые глаза, округлая форма лица. Тип внешности близок к скандинавскому, предположу, что вы с Беларуси или севера России. Я молчала. Блистайте, детектив. Но он не продолжал. Замолкнув, он нервно осмотрел меня вновь и просунул руки в рукава халата. Немного отрешённо он сделал несколько шагов к секционному столу и достал из открытого ящика перчатки. — И это всё? — Нетерпеливо начала я, обернувшись к чёрному мешку. — Я ожидала чего-то более гениального, а не анализ этнического характера моей внешности. — Я расстегнула молнию на мешке, который отозвался громким шуршанием. — Но вы были правы, мистер Холмс. Я, действительно, русская, но это можно было сказать только по моей специфичной букве «р». Холмс не ответил. Он оперся о стол руками и, опустив голову, нахмурился. — Поторопитесь, доктор Шервуд, — он размял шею и расправил плечи. — Мы и так долго болтали. Он подошёл к телу и, отодвинув мешок, начал разглядывать его. Я сделала шаг назад, освобождая для детектива пространство. — Когда он поступил? — Шерлок развернул синюю ладонь трупа, внимательно разглядывая одеревенелые пальцы. — Вчера утром, — я обошла детектива со спины и встала напротив. — Суицид, судя по всему. — Личность подтверждена? — Он развернул руку, рассматривая внутреннюю сторону плеча. — Его опознала мать. — Вмешалась в наш разговор Молли. — Утром приходила. Пришлось вызывать врача с клиники, чтобы напоить её успокоительным. Так громко рыдала. — Думаете, что это убийство? — Я заглянула в лицо детективу, который усердно прятал от меня глаза. — Нет, — он отошёл от тела, снял перчатки и кинул их в мусорное ведро. — Сегодня ночью ограбили одного влиятельного человека. Полиция установила личность Лиама Аддингтона, семьдесят шестого года рождения, который уже сутки как был мёртв. Хотел убедиться, что он действительно мёртв. Холмс скинул с себя халат, бросил его на стул и надел своё пальто. — Спасибо, доктор Шервуд, очень любезно с вашей стороны было помочь нам. Надеюсь, проблем не будет. — Он завязал на шее шарф. — Джон, выдвигаемся, у нас полно дел! Джон Ватсон попрощался с нами и вышел вслед за детективом, оставив нас вдвоём с Молли.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты