Мой белокурый ангел

Фемслэш
NC-17
Закончен
184
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Драббл, 3 страницы, 1 часть
Описание:
Третьякова, ты любовь всей моей жизни. - Женщина загадочно улыбнулась и немного засмущалась.
Посвящение:
Ну что ж. Как всегда - моей любимой, сладкой парочке 🖤
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
184 Нравится 3 Отзывы 19 В сборник Скачать
Настройки текста
Белокурая крепко сжимала талию директрисы, прижимая её голову как можно ближе к своей шее. После чего каждый раз из её ангельских уст вырывался тихий стон, а у коллеги — смешок. Они вдвоём завалились в кабинет, сбивая всё на своём пути. Оторваться от крепких объятиях было просто невозможно. А уж воздержаться от поцелуев… Вещи летели в перемешку с их одеждой по разным углам. Каблук Третьяковой уже оказался на шкафу. Каким чудом? Было известно лишь этим сумасшедшим женщинам. Когда они находились вместе — происходили безумные вещи, ведь они сводили друг друга с ума: своими действиями, словами, присутствием, всем. Каждый раз всё больше и больше… Им не хотелось прекращать всё, да и ни к чему это. — Маша, ты моё маленькое безумие. — Лукина лучезарно усмехнулась и томно вздохнула, наклоняясь на встречу к тёплым губам своей возлюбленной. «Кажется кому-то завтра будет очень весело убираться», но ведь это будет завтра. Да и дворецких, с горничными — полный дом. На крайний случай припасена Буше. Так что, сейчас это не имеет никакого значения. На кой Чёрт забивать голову ерундой, когда рядом такая горячая и желанная блондинка (и конечно же — просто любимая женщина). Поэтому следуя своим планам Лукина зарылась в шёлковые волосы Маши, прижала к себе крепче и принялась снимать остатки одежды. Лаура любила запах этих прекрасных волос, да и всей Третьяковой. Её девочка излучала особый, головокружительный аромат. Если бы женщина могла уложить ангела к себе в кровать и наслаждаться не только её видом, или физическими утехами, а и Божественным ароматом — так и сделала. Очередная неделя: выгон, слёзы девочек, душевные речи — всё как всегда. Но есть ещё одно, неизменно… Слишком долгое ожидание и желание. Как сложно каждый раз перед камерами возлюбленным. Не посмотреть в сторону своей девочки, не усмехнуться, бросить жаркий взгляд или ещё чего… А руки то шалят, да и действия выдают. Ах, как же им хотелось кричать о своих чувствах. Но как? Видимо так нельзя, просто не принято. У общества слишком дурные стереотипы и принятие, чего бы это не касалось, а уж тем более речь шла о возвышенных чувствах. Лаура каждый раз говорила Марии, мол: «Милая, нас просто не поймут». И каждый раз обе женщины приходили к одному итогу: им плевать на всех и всё, ведь они есть и только друг для друга. Их страсть и любовь превыше идиотского мнения каких-то «людей». Какой это имеет смысл, если чувство которое таилось в двух сердцах — замечательное и приносит массу удовольствия? Директриса и её заместитель. Сумасшествие с первого взгялда. И вот, наконец-то долгожданная ночь, которая по итогу закончится сладким утром, тёплой постелью, ароматным крепким кофе и столь милым: «С добрым утром, дорогая». Именно то время, когда можно сполна насладиться друг другом. Хотя, уж этим женщинам всегда будет мало. Они ловят момент и пытаются быть прямо тут, в это же время. Словить такой кайф, который будет вспоминаться долгое время. А в мыслях представлять каждую последущюю ночь, в надежде, что та будет ещё жарче. Куда уж там… Лаура страстно обжигает фарфоровую кожу Марии своими горячими поцелуями и дыханием. Алая помада так гармонично украшает багровые следы, после её утех. Она усаживает блондинку на свой рабочий стол и одним движением руки сметает все документы на пол, сжимая бёдра белокурой как можно крепче. — Лаур… А вдруг там что-то важное? — Девушка запрокинула голову, поскольку терпение было на пределе и двинулись на встречу рук женщины, которые жадно тянулись к белью. — К чёрту. — Лукина страстно прильнула к губам своей девочки и запустила руку под бюстгальтер. Нежно водя пальцами по груди, затрагивая самые чувствительные зоны. Директриса каждый раз шептала Марии всякие нежности, временами и непристойные комплименты. Да такие, что Третьякова заливалась румянцем, как будто спелое садовое яблоко. Казалось, что девушка готова провалиться сквозь землю от своего неловкого смущения. Каждый раз ей было странно слышать такие вещи от сдержанной, казалось бы — железной леди. Но ведь и самые сдержанные люди имеют «определённые» фантазии, не так ли? А у Лауры их было много и воплотить их все в жизнь, особенно со своим ангелочком — было слишком желанно и занимало одно из первых мест в списке важных. Женщина окончательно избавила Марию от ненужной ткани, которая сжимала и усердно скрывала грудь и ягодицы. Затем принялась блуждать по прекрасному, подтянутому телу. Которое напряглось словно струна от нарастающей близости и возбуждения. Никого Мария в жизни так не желала, как Лукину. В свою очередь старшая никогда и никому не уделяла столько времени, внимания, ласки, а самое главное — любви. Которую Третьякова получала ежедневно. Директриса наклонилась к её уху и нежно прошептала: — Какая же ты всё-таки замечательная. — Затем усмехнулась и коснулась желанного места и услышав как Маша вскрикнула — самодовольно улыбнулась. — И только моя. — Сделав на этом акцент, она прикусила свою губу до крови. Во взгляде Маши моментально заиграла огни. Движения Лукиной были чёткими и резкими, они соблюдали своеобразный такт. Что заставляло блондинку выгибаться в спине и громко стонать имя своей любви. — Лаура! — Её сладкие стоны сопровождали каждое прикосновение и действие директрисы. — Прошу тебя… — Моя милая. — В свою очередь она встала на колени и коснулась дыханием самого развратного желания своей девочки. Третьякова истерически вздохнула и взглянула на коллегу, в бездонных глазах ясно читалось: «Ну, чего же ты ждёшь?!» — Ты ведь знаешь что я хочу услышать, не так ли? — Брюнетка убрала руки и скрестила их у себя на груди. Прекратив развращать коллегу. После чего загадочно распылась в улыбке. Мария ещё сильнее залилась румянцем от осознания того, что нагишом лежит в их общем рабочем кабинете, да ещё и на столе Лукиной. Из-за этого пришлось отвести свой взгляд, уперев куда-то в стену. Лаура вновь сократила дистанцию и приблизилась и нежно приподняла подбородок младшей так, что их глаза встретились. — Третьякова, не смей меня стесняться. Ты прекрасна. — Она кратко поцеловала её в нос и взяла к себе на руки, как маленькую девочку. Продолжение требовалось проводить в кровати. Всё же стол слишком твёрдый и доставлет дискомфорт. Хоть директриса и любила грубость в сексе, для своей любимой могла сделать исключение. Поскольку всегда была предельно аккуратна и боялась что-то сделать не так. Каждое движение и действие несло в себе не только огонь и страсть, а и нежность, что практически было не присуще Лукиной. «Такая строгая, но такая заботливая». Мария словно цветок или хрупкая ваза, к которой нужен особый подход, своеобразный «ключ». Который безусловно был у Лауры со времён их знакомства. Она всегда знала на что надавить, все слабости и какими действиями принести удовольствие. Но самая главная слабость Третьяковой сейчас держит её в своих крепких объятиях. Присев на кровать Лукина усадила белокурую к себе на колени и принялась перебирать локоны. — Милая, да ты вся дрожишь. — Женщина уставилась на девушку и в её взгляде читалось переживание. — Лаур, я так боюсь потерять тебя из-за каких-то своих желаний и предпочтений. — Мария виновато опустила взгляд. В ответ женщина громко расхохаталась и тихо произнесла: — Машунь, это что-то новое. Так, а теперь слушай сюда. — Сократив дистанцию впилась в губы, даря новый сладкий поцелуй. Затем отстранилась и продолжила. — Ты ведь знаешь, что твои желания и мысли — мои. Я обожаю тебя… Всю. слышишь? — Она легко встряхнула девушку, заставив смотреть чётко в глаза. — Я сделаю всё, чтоб ты была счастлива, чего бы мне это не стоило. Третьякова, ты любовь всей моей жизни. — Женщина загадочно улыбнулась и немного засмущалась. Маша засмеялась, она была счастлива словно ребёнок, которому только что подарили целый магазин со сладостями. А Лаура была той самой сладкой и любимой конфетой в красивой, яркой обёртке. Ответа белокурой даже и не требовалось, ведь женщина и так чувствовала любовь своего ангела, во всех её проявлениях. Так страстный вечер перерос в долгий душевный разговор и милую заботу со стороны Лукиной. Было всё: тёплый плюшевый плед, горячий чай, любимое варенье Маши и сладкие поцелуи Лауры, которые окончательно украсили атмосферу и подкинули ещё больше положительных эмоций. После таких замечательных посиделок Мария больше никогда не стеснялась своих самых сокровенных желаний и мыслей, которыми отныне делилась с директрисой. А старшую охватило чувство ответственности за свою девочку, ещё более чем когда либо. И если кто-то посмеет пустить кривой взгляд или слово в адрес её белокурого ангела — женщина уничтожит, сотрёт эту тварь с лица земли. И поминай как звали!
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты