PopcORN

Слэш
NC-17
Закончен
6
автор
Размер:
Драббл, 3 страницы, 1 часть
Описание:
Сборник утех на любой вкус
Примечания автора:
Если вам понравилось, пожалуйста, дайте знать. Также можете оставлять пожелания о ситуациях и пейрингах, ибо я планирую попробовать многое.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
6 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать

1/MH×SN

Настройки текста
Минхёк все делает слишком быстро, оттого временами сумбур в его действиях преобладает, отодвигая контроль на второй, а то и третий план. Им бы с Хёну своего плана придерживаться, потому как времени друг на друга крайне мало, и по его истечению неудовлетворенным остаться не хочется никому, но пытаться навести порядок в такой интимной атмосфере и уж тем более на пару с Минхёком, у которого секса не было уже, кажется, целых две недели, — невозможно, поэтому Хёну позволяет младшему проявить нетерпеливость и быть чуточку резким. — Закрой дверь, — вполне кстати указывает Минхёк, а после, услышав щелчок, притягивает Хёну к себе, схватив за галстук. Он целует порывисто, используя язык и весь свой опыт, который кажется иногда пугающим. Сопротивляться в принципе невозможно, да Хёну бы и не стал давать заднюю, глядя на то, как его друг и коллега буквально растекается океаном желания рядом с ним, всячески используя моменты уединения для привлечения внимания и соблазнения. У него неплохо получается выбить у хёна почву из-под ног: он то и дело бросает недвусмысленные взгляды, облизывается слишком навязчиво и часто касается в самых разных местах, выбор коих зависит от количества людей в окружении. После нескольких дней особо настойчивых намеков Хёну наконец отвечает готовностью к близости после очередного выступления. А в результате и на поцелуи охотно отвечает. Они оба немного взмокшие из-за хореографии, но это такая несущественная мелочь по сравнению с костюмами, что не так-то просто снять. Хёну об этом не задумывается, пока целует Минхёка, только входя во вкус и обнимая неспешно, но вот Минхёк, скользящий руками по широкой спине, уже испытывает потребность от лишней одежды избавиться. Он, такой несносный, ёрзает в объятиях, вроде и прижимая ближе и пытаясь пиджак со старшего соскрести. Юркие пальцы даже под слоями ткани ощущаются и приятно щекотят, но Хёну уже не до смеха. Глубокий поцелуй ненадолго прерывается, когда Минхёку всё же удается злосчастный пиджак с плеч стянуть, и Хёну остаётся в белой рубашке. О том, как совершенно обычная деталь гардероба подходит лидеру, Минхёк мог бы слагать стихи. Белая строгая рубашка так хорошо контрастирует с карамельной кожей, что его не то что раздеть поскорее хочется — попробовать на вкус. Отказать себе в подобном удовольствии младшему кажется кощунственным, и он, едва оглядев Хёну, снова вовлекает его в поцелуй и принимается за галстук. Тот легко скользит в его руках, а затем летит на пол, после чего под растерзание попадает рубашка, растегиваясь пугавица за пуговицей. — Помоги же мне, — шипит Минхёк, чьи пальцы от нетерпения начинают дрожать. Видеть такого Минхёка для Хёну, по правде, удовольствие. За таким возбуждённым другом занятно наблюдать: как он хаотичем, но вместе с тем имеет четкую цель в отношении объекта желания; как торопится, но хочет взять от момента абсолютно всё. А ещё он безумно сексуален, когда хочет Хёну, и готов брать командование на себя. Это всё производит должный эффект — Хёну избавляется от рубашки и даже брюк, пока Мин снимает с себя ответственность за происходящее и всё остальное. Они остаются в одном нижнем белье и достаточно близко, чтобы ощутить возбуждение друг друга, и если Хёну находит это интересным и чуточку смущающим, то Минхёка это лишь раззадоривает и распаляет. Его откровенно сводят с ума движения старшего во время танцев, и пусть сам он двигается очень хорошо, хён является для него непревзойденным танцором. В жизни, конечно, всё по-другому — Хёну довольно простой и застенчивый, не стремится, в отличие от Мина, всячески привлечь внимание, и это, пожалуй, и подогревает интерес последнего. Минхёку просто необходимо вывести на эмоции сдержанного друга, впутать в свои грязные делишки и воплотить фантазии в реальности, чтобы понаблюдать за результатом своего умелого вмешательства. У него уже получалось в прошлом, когда после съёмок для летнего фотобука он буквально оседлал лидера в снятом для всей группы домике, и возможность быть замечеными его не то что не смутила — привела в восторг. Такие развлечения его очень увлекают, бодрят, а потом расслабляют, оставляя приятные воспоминания вкупе с синяками. Развратно тереться о лидера, проводя языком по своим красивым изящной формы губам — это бесспорно вызов. Хёну даже в приглушённом свете видит, как эти губы блестят от слюны, и от ухмылки уголок их тянется чуть вверх. Если бы Мин не был так занят своими пошлыми мыслями и попытками их воплотить как можно быстрее, он бы точно не оставил без комментариев каждый последующий шаг, как, например, и стимуляция руками, которой он пользовался без стеснения, пока Хёну всё ещё пытался решиться на что-то большее. — Хочу тебя, разве не заметно? — рука младшего обхватывает твердый член Хёну и чуть сдавливает у основания. Крайне дразнящие ощущения заставляют стать жестче. Возможно, то не совсем в его характере, но рядом с Минхёком невыносимо тесно в своих желаниях быть лучше и спокойнее. С другими такого обычно не происходит, а вот Минхёка хочется трахать грубо. Ему и самому это откровенно нравится, поэтому хоть и не сразу, но Хёну сдается, поддаваясь на очевидные провокации. В конце концов, он тоже не останется по ту сторону удовольствия, если позволит себе больше. — Такой твердый… — неуместно очевидно подмечает Минхёк, продолжая поглаживать член Хёну, и тот не выдерживает. — Хватит болтать! Минхёка разворачивают лицом к стене со всеми его блядскими провокациями, и это-то его по-настоящему радует. Хёну уже не в силах церемониться, не пытаясь плавно растянуть, он на пробу толкает сразу два пальца, а потом входит членом. Уже заветное чувство распирания, предвещающее наслаждение, дурманит Минхёка. Он, не отдавая себе отчёт, протяжно стонет, негромко, но до постыдных мурашек пошло, предвкушая, а потом и довольствуясь тем, как старший начинает двигаться. Первые несколько движения даже весьма плавные, видимо, чтобы Мин успел чуточку привыкнуть, и затем процесс ускоряется, заставляя Мина, входя во вкус, вторить частым фрикциям. Его хоть и тощая, всё же весьма соблазнительная попа оттопыривается, принимая входящий всё глубже твердый член, и созерцание этой во всех смыслах влажной картины срывает Хёну тормоза. Он сжимает бока и под ребрами оставляет очередные синяки, которые следом за засосами на плечах пышно расцветут буквально следующим утром. Это даже здорово, что Минхёк, несмотря на всю свою хрупкость, не боится подобного, ведь с ним не приходится сдерживаться, когда возбуждение доходит до предела. У них исходно нет никаких условностей — просто они хотят друг друга и помогают себе в этом нехитром желании, и все более чем довольны. Мину по вкусу риск, особенно нравится ему ютиться, уткнувшись в углу неудобной для плотских утех гримерке, под давлением сильного мужского тела, тем более если это тело принадлежит Сон Хёну. Он считает милым тот факт, что рядом с ним лидер преображается и может так круто доминировать, когда он захочет и призывно укажет на это. Несколько глупых фраз, обольстительных взглядов, умелых движений, и вот уже Минхёка трахают в задницу как в последний раз, до хриплых стонов и яростно учащенного сердцебиения. Большой член просто-таки из раза в раз пронзает его, упирается в заветную точку, посылает таким образом волны удовольствия. Всё тело становится горячим и мокрым от пота, и никто из них не представляет, как приводить себя в порядок после, но важнее приближающийся оргазм, накрывающий обоих с разницей секунд в десять, и дикое желание осесть от усталости на пол прямо так. Несколько капель семени капают Минхёку под ноги с промежности, пока сам он едва держится за стену, чтобы не упасть. Мысль о том, что стоило бы немного прибраться, посещает его за мгновение до другой, более приятной — Хёну поддерживает его рукой поперек поясницы, чтобы тот не упал, и почему? Потому что он остаётся милым, даже оттрахав задницу перед ним едва ли не до потери сознания. — Такой милый, — отдышавшись, заключает Мин, снова используя эти дурацкие приемчики, просто так, для души. — Заткнись! — всё же смущается Хёну, не выпуская его из объятий, потому что каждый раз он всё-таки искренне польщён и ничуть не жалеет, что ведётся на эту увлекательную и очень приятную игру.
© 2009-2020 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты