Ледяные цветы распускаются лишь однажды

Слэш
R
Закончен
13
автор
Размер:
Мини, 3 страницы, 1 часть
Описание:
Гарри всегда был гордым. Да его били, да над ним издевались, но он всегда сохранял в себе огонек самоуважения. А Малфой просто был воспитан в консервативном семействе и имел слишком большую самооценку...
Посвящение:
Тем у кого все же не пойдет кровь из глаз после прочтения
Примечания автора:
Да это опять ханахаки au, и, честно говоря, единственное что я сейчас хочу сделать, это сжечь свои руки дабы не творили такую хрень.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
13 Нравится 0 Отзывы 2 В сборник Скачать
Настройки текста

***

      Воздух с хрипом выходил из легких, что непрестанно болели на протяжении последних четырех недель. Холод, ставший уже привычным, казалось, хотел заморозить чертово сердце, что продолжало биться, несмотря на ужасную боль, буквально раздирающую изнутри. Горло вновь запершило, предупреждая о новом приступе. И вот не прошло и трёх секунд как Гарри снова разрывало в диком кашле. Во рту появился металлический вкус, а на пол полетели, кружась в причудливом танце лепестки и бутоны, окрашенные, словно акварелью в алый цвет.

Розы и сирень. Разве не чудесное сочетание?

      Затуманенный взгляд упал на руки и наткнулся на уже привычную картину. Под кожей, словно колючая проволока, расползались ветви покрытые шипами и прекрасные белые цветы.       Гарри судорожно вдохнул. Вот уже две недели его заболевание перешло на ту стадию, когда цветы прорастают не только в легких, но и под кожей. Сначала цветы были лишь на спине, но не так давно они перешли на руки и шею.       Постояв несколько минут на одном месте, золотой мальчик, уже не обращая внимания на боль, натянул теплую мантию и шарф. Лишь чуть сморщившись, когда шипы прокололи кожу из за резкого движения, Поттер открыл дверь. Впереди его ждал новый день и новая попытка зарыть свои чувства глубоко в сердце.

***

      Если бы у Гарри спросили бы, когда все началось, он бы не смог дать внятного ответа. Лишь зашелся бы в хриплом смехе, в котором отчетливо просматривалось бы отчаянье. Ну, разве не забавно? Еще недавно единственным, что хотелось сделать, смотря в холодные серые глаза - выцарапать, окрашивая привычно идеальный образ алой жидкостью. А после не вспоминать ни их, ни владельца этих самых глаз. Собственно сейчас не особо что-либо изменилось. Только вот теперь хотелось вырвать не только глаза, извечно покрытые льдом, но и собственное сердце, что неистово горело, каждый раз, когда до боли знакомый голос произносил очередную, наполненную высокомерием фразу.       Гарри не помнил, как добрался до гостиной. Да и важно ли это? Единственное что его сейчас волновало, это холод, хоть и ставший привычным, но от того не менее неприятный. Так что, сейчас натянув теплый свитер, поддетый под мантию, чуть ли не до ушей, он завалился на диван перед камином, лишь слегка поморщившись от боли, когда острые шипы с легкостью порвали тонкую кожу на спине. Уже сквозь полудрему, юноша отметил оставшиеся примерно двадцать минут до появления самых ранних учеников, и провалился в темноту, так необходимого ему сна.       Пробуждение Гарри было болезненным, впрочем, как и всегда. Медленно открыв глаза и пытаясь привести в порядок мысли, он невпопад кивнул Гермионе, в который раз читающей ему лекции о пользе здорового сна. Подруга на это лишь замолчала и проводила, направляющегося умываться друга, обеспокоенным взглядом.

***

      Гермиона была сильной девушкой. И нет, речь пойдет не о физической силе, хоть и в этом она преуспела. Речь пойдет о внутренней силе. Несмотря на принадлежность к алознаменному факультету ее собранность, отвага и стрессоустойчивость не раз спасали золотой троице жизнь, остерегая друзей от необдуманных поступков. Да и все те ужасы, что пережили друзья, явно не каждая представительница прекрасного пола могла бы перенести столь относительно спокойно. Гермиона была способна на холоднокровные поступки, а так же она была способна мужественно перенести потерю, если это было необходимо.       И единственным, что не смогла бы стойко перенести эта воистину великая и удивительная волшебница, так это страдания друзей.       Так что сейчас, в который раз, наблюдая за своим, уже вышедшим из уборной другом, ее сердце обливалось кровью. Естественно желанием Гермионы было помочь юноше. Вот только она как никто другой понимала, что бессильна в этой ситуации. И сейчас в который раз, принимая воинственный вид, она прятала свои переживания в себе, зная, что Гарри будет лишь хуже, увидь он свою подругу в таком состоянии.

***

      Гарри совершенно не помнил начало дня. Да в прочем и надо ли это, если все время пытаешься сдержать новый приступ, а под кожей расцветают новые побеги, окутываю сердце все большим холодом? Вот вроде только что взволнованная Мио уводит его и взъерошенного Рона из гостиной, а вот он сидит на совместной со слизерином паре по трансфигурации.       Поправив, дрожащей от вечного холода и усталости рукой, шарф, юноша вновь и вновь пытался осмыслить свою нездоровую привязанность. А ведь самым противным было чувство собственной беспомощности.       Мысли кружились безумной вьюгой в голове, полностью отражая внутреннее состояние. Смотря на тонкие губы, в который раз скривившиеся в ухмылке, Поттер ненавидел себя. Чисто животные инстинкты так и кричали впиться в эти любимые ненавистные уста, но как только юноша понимал, ЧТО он только что хотел сделать, его разум, будто физически скручивало в приступе отвращения. В ушах стоял мерзкий голос, опять разбрасывающийся колкостями, каждая из которых скидывала Гарри с небывалой высоты, вновь и вновь вбивая сердце в землю, не давая подняться с колен. А голова, который раз отвергала образ Малфоя. Кто угодно только не он, не этот мерзкий, склизкий гад.

***

Драко всегда был любопытным. Как бы он ни старался быть похожим на отца, ломая порой даже собственные амбиции, от этой черты характера он отказаться бы не смог. Вернее не так. Его любопытство давно переступило грань положенного слизеринцу и единственное что его могло остановить от получения знаний – опасность собственной жизни.       Вот и в этот раз единственное что его останавливало от попытки понять что же происходит с ненавистным Поттером, был лишь страх за собственную шкуру. Но сегодняшнее состояние давнего врага, что был словно бальзам на душу, заставило отступить чувство самосохранения.

***

И вот, недолго думая, Малфой уже ступает тихим шагом по коридорам. Время уже давно перевалило за полночь, когда его бледная рука осторожно толкает дверь астрономической башни.       Поддавшись с тихим скрипом, она открывает вид на ошарашивающую картину. Стоящий на коленях в собственной крови Поттер, отхаркивает цветы, покрытые алой жидкостью.

***

      Обдуваемый со всех сторон холодным ветром, Гарри в который раз стоял на коленях на полу так полюбившейся ему башни. Но в этот раз что то было не так. А именно Гарри с пугающей ясностью ощущал, что он больше не увидит солнечного света.       Резкая вспышка глухой боли отозвалась в висках и, будто вторя ей, не менее резко хлопнула дверь. Обернувшись Гарри увидел того, кого видеть он бы хотел в последнюю очередь, того, от кого цветы и стебли с удвоенной силой рвали изнутри не только кожу, но и душу – Малфоя. -Что,-раздалось через секунду замешательства- малыш Потти опустился настолько низко, что дошел до безответной любви? Вдох. В глазах потемнело. Выдох. Собственный мир разваливается на мелкие осколки, словно изящное хрустальное украшение, всего раз ускользнувшее из рук хозяйки. Гадкая улыбка все не сползала с Малфоя, а голос так и сочился ядом. - И кто же интересно так занял сердце нашего ге-ро-я?- Ненавистный хорек только больше растянул губы в усмешке и особо выделил последние слова своим фирменным сарказмом.       А Гарри… А что собственно Гарри? А гарри стоял и молчал, только сильнее стиснув зубы. Он не позволит еще ниже упасть в глазах этого ублюдка! Но… Но через полминуты постоянных усмешек и этого невыносимого хищного оскала, Поттеру резко стало все равно. Ему стало все равно на усмешки, на все более и более язвительны голос, и, тем более, все равно на свою дальнейшую судьбу. - ЗАТКНИ СВОЮ ПОГАНУЮ ПАСТЬ МАЛФОЙ! КАК ЖЕ Я ТЕБЯ НЕНАВИЖУ! БУДТО МНЕ САМОМУ НЕ ПРОТИВНО. БУДТО Я НЕ СГОРАЮ ОТ МЫСЛИ ЧТО МУЧАЮСЬ НА ПРОТЯЖЕНИИ ПОСЛЕДНИХ ШЕСТЬ МЕСЯЦЕВ ИЗ ЗА ТЕБЯ!- Сердце гарри покрывалось тонкой ледяной пленкой, а голос срывался на хрип. В конце своей тирады парень зашелся в сильном кашле, с его губ стекали, падая на землю, яркие капли крови.       На спине, обтянутой тонкой тканью рубашки начал отчетливо проступать контур молодых побегов. Вот один, второй, третий… И вдруг кожа, так же как и материя, сдается под натиском цветов, а Гарри еще больше сгибается в коленях, припадая к полу. Из его спины, покачивая шипастыми стеблями, выросли невероятной красоты розы и сирень.       Зажмурившийся до этого Поттер, открыл слезящиеся глаза и посмотрел на Малфоя. Его сердце в этот момент казалось остановилось, чтоб замерзнуть навсегда.       На лице Драко быстро чередовались эмоции, а сам он то бледнел, то зеленел. Неверие. Шок. Презрение. Отвращение. Ни говоря ни слова, все с той же эмоцией неподдельного отвращения, Малфой попятился к двери, а после пулей метнулся из башни. Громко хлопнула дверь.       А Гарри все так же стоял на коленях, понимая что это конец. Душа, что до этого так отчаянно пыталась вырваться из ледянного плена. Казалось прислушалась на мнгновенье иии… Сдалась. Сдалась чтобы не чувствовать больше всей этой боли, всех этих противоречивых чувств. Сознание медленно уплывало в темноту неизвестности. По губам юноши скользнул последний, чтоб после прекратиться навсегда.

***

      И лишь через пару часов Гермиона, взволнованная потерей друга, найдет на крыше астрономической башни ледяную статую. Статую юноши, из шеи, спины и головы которого будут расти невероятной красоты, такие же ледяные цветы. Из легких девушки вырвется тихий крик, а по щекам потекут слезы, словно вторя застывшим каплям на ресницах Гарри.
Примечания:
Ну как бы вот. На самом деле я просто давно задумалась что каноный Гарри поидее должен быть слишком упрям для признания чувств к Малфою, а Драко, в свою очередь, слишком повернутый на традициях, с привитым с детства виденьем мира.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты