Жанры: ангст, драма, романтика. Статус: завершён.

Слэш
PG-13
Завершён
76
Размер:
77 страниц, 8 частей
Описание:
Фикбук - место, где авторы находят читателей, а читатели - сюжеты, полностью удовлетворяющие специфичные вкусы. Чонгук же нашёл личную зависимость, безотчётное помешательство и мальчика-экстези, в которого, вроде бы, совсем не собирался, но всё равно "да".
Посвящение:
Малышам ЧиГу и Ворлд-вайд-арми-фэмили 💜💜💜
Две мои путеводные, ярчайшие и самые прекрасные звёздочки, благодаря которым писать эту историю было безумно приятно:
🌟Lmila
⭐Дзасики Вараси
Примечания автора:
Некоторые жизненные сюжеты становятся воспоминаниями, некоторые - историями.
/пробую новый формат, надеюсь, он не провалится/
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
76 Нравится 98 Отзывы 35 В сборник Скачать

Путь так далёк. Возвращайся, блудный сын.

Настройки текста
      Сколько времени он, молча пялясь в предложение из трёх слов, абсолютно неподвижно просидел с телефоном в руках? Сколько минут прошло с тех пор, как простая строка, будто опаснейший вирус, пробралась в систему мозга и к чертям похерила все его процессы, заставляя мысли роится и сливаться вокруг лишь одного вопроса? Сколько бесполезно потраченных мгновений, сумбурных эмоций, сгоревших нейронов ушло на осознание и внутреннюю бурю? Чонгук при всём желании не назвал бы верного измерения этого промежутка.       Разум физически не мог обработать свои же собственные задачи. Ничего не понимал, проматывал в памяти все предшествующие события, ковырялся чуть ли не в каждой присланной и отосланной букве, но к адекватному результату всё равно не приходил.       Что случилось? Почему? Зачем? Причина в нём, или же в постороннем факторе? Что могло такого серьёзного произойти вне? Или же, всё-таки, брюнет доигрался? Пережал, не уследил за концентрацией нежелательной правды, напрочь спалил свою "дружескую" контору? Могло ли одно обстоятельство наложиться на другое?       Неизвестность - худшая из моральных пыток, на пару с игнорированием - два всадника психологического апокалипсдеца. А единственная панацея от неё - хоть какие-то маломальские информация, новости, пояснения. Своими силами и средствами со стихийным бедствием, орудующим в голове и груди, не справиться, ведь лекарство полностью в чужих руках. Невыносимо.       Проторчав в экзистенциальном, замершем потрясении хрен знает сколько часов, Чон вдруг тихо, совершенно не весело, скрипуче засмеялся. Фатально, неправильно, на грани истерики. Самая большая шутка даже не в "волшебном" исчезновении, нет. Жутчайшая ирония и издёвка: больше нет никаких путей, чтобы можно было попытаться вновь наладить связь. Абсолютное зеро. Ни имени, ни страничек в соц.сетях, ни номера, ни адреса, ни фотографий...       Попробуй, докажи кому-нибудь, что всё ваше знакомство тебе не пригрезилось. Что ты не спятил и просто не выдумал себе идеального собеседника-соулмейта, с практически полным набором удивительно совпадающих черт и интересов. Удобная стратегия: рассказать многое о личном, детском, тревожившем, обсудить множество моментов, но, при этом, не открыть главного. И при любой выдавшейся возможности - испариться так, что следов не отыскать. Прямо совсем. Замечательно.       Беспомощность и неспособность повлиять на нелепейшую, пугающую ситуацию, в которую, как муха в варенье, угодил - ещё одно премерзкое чувство. Так, наверное, ощущали себя ископаемые, в палеозойскую эру будучи ещё живыми, но увязнув в топях. Обречённый, слабый комарик, по глупости приклеившийся всеми лапками к смоле. Дорога теперь до тупого проста - сквозь столетия в кусочке янтаря уповать на то, что однажды твой жалкий трупик отроют археологи, продадут ремесленникам, а те создадут кулон или бусы с несчастным приветом из прошлого.       Действительно, иных решений не наблюдалось: сидеть ровно на своей полыхающей жопе и дожидаться великого возвращения. Почти сраный Хатико... Как бы по-идиотски не выглядело: не соврал ведь. У Автора на самом деле с пёселями не складывалось. Приручил очередного, потом не знал, что с ним делать, вот и тихо, по-английски смылся. А преданному ушастому теперь грустно сменять вместе с вокзалом сезоны, стареть, погребаться снежными, зимними хлопьями и грустно взирать на выходящих из дверей пассажиров. Не встречая своего, заветного...       И не факт, что он вообще когда-нибудь придёт. Вдруг беглецу правда катастрофически не понравилось, куда они с подачи Гука двигались, и он посчитал необходимым всё прекратить? Тогда ни на какое "второе пришествие" можно не надеяться. "Мои ангелы Землю оставили. А на небо вернуться забыли". Теперь ни там, ни там их уже не найти.       Депрессивные размышления покидать своего гостеприимного хозяина не хотели. Обрастали непроизвольными догадками, почковались, множились, вытесняя из ментального эфира любые другие, насущные проблемы. На горизонте маячили выматывающие экзамены, отопление в многоквартирной высотке отказывалось нормально функционировать, коммунальные счета требовали тщательного внимания, математического анализа и оплаты... Но всё это казалось такими пустыми мелочами в сравнении с растущим в груди волнением.       Несмотря на своеобразное, но, всё же, предательство, юноша не мог так легко запретить сердцу тревожится. Оно, стежками к призрачному собрату пришившееся, переживало и начинало дико скучать. Да, петли с той стороны были жестоко сброшены, нити потеряли одну из опор, но тянуться не перестали. Высоковольтные провода под массой ледяной корки оборвались, но ток в них остался. Хотя уже и не представлял, зачем продолжает коротить и ждать обратной, спасительной искры.       Безразличной рутине было совершенно плевать, что у одного её обывателя в жизни творилась полная неразбериха, поэтому пришлось сдаться. Послушно склонив черноволосую голову, Чон влился в привычный учебный ритм, полный стресса, зачётов, бессонных ночей и кубомеров кофе. Но даже под плотным, душным пластом всех этих забот юноша не мог до конца забыть о своём мсье Беспокойстве, который даже отсутствуя, умудрялся выступать перманентным объектом невесёлых размышлений.       Лучший друг, постоянными доёбами а-ля "База вызывает Хьюстона! Хьюстон, у нас какой-то дисконнект, потому что ты нагло меня игнорируешь", "Мистер Премьер-министер, какие дела государственной важности тебя мучают, что сидишь так, будто запор неделю не проходит?" добился того, что ему соль дилеммы брюнет поведал.       На удивление, Джин не начал поливать нелицеприятными эпитетами возмутительное поведение негодяя, посмевшего сначала украсть сердечко его донсена, а потом ещё и утащившего награбёженное непонятно куда. Он лишь сочувствующе похлопал по плечу и ничего нового не придумав, выдал: "Ну, в данном случае тебе остаётся только ждать". Чонгук и так с этим безрадостным занятием почти свыкся, поэтому лишь согласно кивнул, тяжко вздыхая.       - Бесполезно, мне кажется, пытаться найти причину. Всё равно на сто процентов правильно ты её не угадаешь, а твой ноунейм вряд ли признается и будет полностью честен. Поэтому самый действенный вариант - банально двигаться дальше и не питать больших надежд. Объявится - хорошо. Нет - придётся смириться, - очень проникновенно и по-взрослому заключил Ким.       - Надо же, иногда и ты можешь мудрыми советами делиться, - слабо усмехнулись бантиковые губы. - И почему на этот раз ни одного упрёка в сторону Ангела не прозвучало?       - Эээй, вообще-то я всегда - кладезь полезного жизненного опыта! Да и зачем мне тратить свой обзывательный и ругательный потенциал, если ты однозначно меня заткнёшь и прорычишь что-то наподобие: "Моё! Даже не смей оскорблять мою прелесть! Кстати, хён, я соберу все твои слова? Видишь ли, мне нечего сыпать в лоток коту" - собезьянничал гукову манеру изъясняться старший.       Солнечная эмоция на пасмурном лице юноши задержалась чуть подольше:       - Да, именно так я бы и сказал. Ты меня как облупленного знаешь!       - А то, со средней школы сопли подтираю и рубашечку в штанишки заправляю тебе, ребёнок.       - Боже, так ты уже больше пяти лет как мать-одиночка! За это какой-то орден полагается?       Сок театрально рассердился и отвесил ласковый подзатыльник антрацитовой макушке:       - Я не мать, а бать. И самая лучшая награда - это твоя улыбка.       На слащавое выражение друга брюнет стеснительно айщнул, порозовел и безрезультатно постарался избежать загребущих объятий. Не вышло: широкие плечи Джина заканчивались не менее внушительными руками. Он и правда неплохо изучил характер младшего, подсознательно определяя, когда тому требуется поддержка и в каком виде её нужно организовать. А Чонгук, хоть показательно и отнекивался, строя из себя "выросшее, самодостаточное чадо", но внутренне был очень благодарен чуткости и проницательности хёна.

✎______

      Он отсутствовал в родном и не так давно ставшем по-настоящему ценным пристанище уже месяц. И не то, чтобы такой карантин в зоне отчуждения имел положительный эффект. Нервозности прибавилось, в голове навязчивым неоном мигала одна единственная потребность, пальцы норовили при каждом открытии браузера навести курсор на знакомую вкладку. Но рациональная часть разума одёргивала и не позволяла действию завершиться.       Чимин никогда не верил в гороскопы, но иначе свой поступок объяснить не мог: звёзды так сошлись. Сраные Юпитер, Сатурн и Плутон встали в одну линию и на каком-то сакральном уровне повелели сотворить нечто наитупейшее. Проще было измерять этот приступ отшельничества иррациональными категориями, чем колупаться в истинных, запутанных и покорёженных путях.       Но, в отместку себе же за неспособность справиться с личными демонами, навалившимися общим скопом, Пак готов был каждому в рожу лампочкой светить, улики предъявлять и в их же дерьмо носом тыкать.       Первым на допросе за следовательским столом восседало бы сезонное обострение. Душевная, затрахавшая болезнь, сотканная из апатии, хандры, депрессии и других атрибутов психической нестабильности. Как только листьевые пальто на деревьях разъедала ржавчина, а по утрам маленькие лужицы в расщелинах асфальта индивели тонкой ледяной корочкой - у хренова Кая пробуждалась лютая непереносимость ко всему живому. Раздражали голоса, речь, люди. Хотелось вместе со стылой землёй закутаться в белую шубу и проспать до весны пофигистичным медведем.       Антидепрессанты и седативы с тягой к вечному-морозному не сражались совершенно, иные средства поднятия настроения не спасали. Хрупкий подснежничек где-то в глубине своего тёмного и эгоистичного знал, что бы могло помочь, но с успехом это отрицал по давно отработанной схеме.       Вторым "преступником", отхватившим бы добрую половину наказания, выступала хроническая боль. В персональной, поликлиничной карте умничками-врачами она симптомировалась повышенным черепным давлением, сниженной эластичностью сосудов и нарушением диффузной функции. Доктора профессионально связывали это всё с патологиями процессов реполяризации в клапанах, накидывали ещё множество научных, трудновыговариваемых терминов, но в реальности это всё выражалось в типичной мигрени.       Мощной, дрелево-саморезной, выкручивающе-дробящей заразе, обожавшей тусоваться в одном из висков или затылке. С ней невозможно было сотрудничать: припиралась в любой удобный для себя момент, мучила знатно, отражалась по нервам и ныла в районе глаз, иногда в верхней челюсти. О том, чтобы поесть, поспать, хоть как-то отдохнуть думать не приходилось. Рассудок весь устремлялся только к одной идее - обезболить.       С простым, казалось бы, решением тоже получался конфуз: анальгетики и более менее безобидные препараты виновато махали белым флагом. К ним у напичканного целым ассорти таблеточек организма сформировалось очаровательно верное и чертовски несправедливое привыкание. Не утратил чудодейственной силы пока только медицинский, но оттого ни капли не разрешённый опий. Лекарство сомнительное, но зато продуктивное.       Нет, Чимин не "подсел" - пил только при самой катастрофической нужде, потому как достать такое опиумное удовольствие тоже было жутчайше сложно и чуточку незаконно. Страшное наименование "наркоман" практически честно зачёркивалось приемлемым "потребитель", и блондин отвешивал метафорический поклон другу-по-несчастью Шерлоку. Роднили с ним не только пагубная терапия, но и рецидивы нелюдимости на грани с социопатией.       И, наконец, третьим подсудимым, невидимыми руками которого преступное исчезновение обеспечилось, становился он сам. Внутренний, маленький, испуганный он сам с обожжёнными ладошками и святой клятвой больше никому и никогда. Крохотный, быстрый он-сам-рачок, мгновенно прячущийся в раковину-рожок, словно юркая мороженка.       От наружи ли он бежал? Если посмотреть непридирчиво - да. От слишком явного трепета, слишком гостеприимно распахнутой души, этого всего чужого "слишком". Но, если искреннее заглянуть в суть - конечно это ложь. Подсолнушки, не находящие небесного светила, поворачиваются семечковыми сердцевинами друг к другу: ты моё солнце. В физике нет величины "холод", есть "отсутствие тепла". Так и не существует тотальных озлобленности, одиночества, ненависти. Есть недостаток любви.       А нехватку мы на автомате пытаемся восполнить. Поэтому бежать от источника заветного и сокровенного - не разумно и не свойственно природе. Зато позорно открещиваться и убираться подальше от самого себя - легко. Ведь, если на чистоту, Пак конкретно так подзаебался пребывать в безвременном вальсе с собой, персональными заскоками, фобиями и комплексами. Желать такое же "чудо" участи другого, незапятнанного создания - варварство. Ибо парень уверен - не вывезет. Так же, как и он прежде, взвалит на плечи чужой груз поломанного и ущербного, упрямо потащит к оптимистичному "завтра" и не заметит, как колени подгибаются, а ноша погребает под обречённым весом.       Жертва не оправдана и чересчур безвозмездна. На такое обрекать не принято. По крайней мере, в личной системе координат Ангела - уж точно. Да и стать свидетелем разочарования дорогого человечка паршиво. Логичнее предотвратить разрушение на ранних стадиях, чем потом наблюдать, как собственные метастазы пожирают драгоценные частицы живого.       И, опять же, продиктовано это заботой о его напасти с именем на Ч? Не совсем. Скорее, основной мотиватор - стыдливый страх. Улепётывает Чимин от себя, и боится тоже за самого себя. Инстинкт самосохранения подрубается на максимум, остерегая: отцепи, пока можешь, красотку-актинию со своей раковины. Да, вам комфортно вдвоём, вы дополняете друг друга по многим параметрам, если не по всем. Да, этот симбиоз - огромная удача, но лишиться его будет смертельно. Поэтому, пока не прирос окончательно - брось.       Вот он и бросил.       Теперь он - "Ангел четверга". Тот, который "спасибо за то, что ты есть", хлопнул дверью, пропал, "страница пользователя удалена".       Тот, который "я не люблю, когда меня никто не любит". Но когда кто-то любит - тоже не комильфо. И вообще, здравствуй, биполярочка, добро пожаловать, чайник ставить на плиту?

✎______

      Где-то в конце ноября, когда даже самая самоотверженная надежда устала в одиночку бороться против затянувшегося периода "без", по сложившейся независимо от парня традиции хоть раз в сутки забредать на Фикбук, Чонгук снова открыл опустевший и бессмысленный сайт.       Раздел "Новости" встретил его типичным, свободным от надписей полем, а вот рядом с кружочком аватарки пространство ознаменовалось нестерпимо важным, всё равно тайно долгожданным конвертиком. Ещё никогда юноша так молниеносно не нажимал пальцами по значкам и буквально врезался зрачками в пришедшее сообщение от единственно нужного отправителя: "Здравствуй. Я до неприличия внезапный и просто сучий, эгоистичный психопат, этого не отнять, но... Прости меня, ладно? За то, что удалился к чертям отсюда без какого-либо предупреждения, подло-втихую. И за то, что припёрся назад, хороший какой молодец, так, будто ничего не произошло и будто никто ничего не заметил. Поздравления я видел, вдоль и поперёк их несколько раз прочёл, долго сидел, смущался и полнейше не ведал, как на такое реагировать. Оно ведь всё безумно ценное, приятное и вообще... Не уверен, что заслужил подобное, но несказанно ему счастлив. И благодарен, что оно такое в жизни появилось, что ты появился... Не подумай, я пропал не по причине кардинального потрясения, нет. Были другие обстоятельства, которые изрядно долбали и сейчас не перестают, однако. Теперь понимаю и на всю глубину осознаю, насколько неправильно и некрасиво поступил. С молчанкой этой и неизвестностью. Так что прости ещё раз. Правда. Во-от. Я вернулся, да. Если по-прежнему за каким-то хреном нужен и не растерял до конца твоего доверия вместе с желанием хоть какие-то дела со мной иметь - я здесь. Снова."       Изъездив вниманием весь текст, чуть ли не выучив его наизусть и не отпечатав навеки на подкорке, Чон с неконтролируемой лыбой на пол-лица засмеялся. Облегчённо, чисто, весело. Так, как не смеялся, наверное, полтора месяца. Ну вот снова же...       Где обида? Где закономерное пренебрежение за то, что над маявшимися чувствами и тревогой, трансформировавшейся в какого-то нервозного монстра, будто ждать пришлось письма с фронта, поиздевались? Где разочарование? А нет их.       По рёбрам - ласковая щекотка и восторг золотой рыбки с памятью на три минуты, плывущей из одной стороны аквариума к другой и за свою "прогулку" встречающей хозяина за стеклом раз в шестой, но радующейся, как в первый. В мозге - взрыв эндорфина, там пати-хард на тысячу участников, каждый из которых - светящаяся ярчайшими эмоциями мысль: "Объявился! Живой!"       Ангелу можно было даже не извиняться. Сам он, обозначившийся, сломавший тишину и лёд - лучшая просьба о прощении. Да и разве мог Гук злиться? Нет. Он просто ждал. На остальное времени не хватало.       Стал бы Хатико скалиться, рычать, лаять или даже кусаться, если бы Ричард Гир всё-таки успел? А что, логично ведь? Сколько лет ушло на тоску и боль без близкого и дорогого? Конечно же не стал бы. Потому что счастье вновь увидеть владельца стёрло бы все стылые, пугавшие, одинокие года. Вот и у брюнета абсолютно аналогичная ситуация. Он бы кинулся пушистым, безудержно вилявшим хвостом ураганом, тыкался бы носом в родные ладони, отчаянно-ликующе скулил. И распирало бы мохнатую тушку от безрассудной любви...       Впрочем, и без метафор ощущалась настигнувшая эйфория практически так же. Только выразить её можно было лишь по строкам:

"Привеет! Говорить я планирую много, поэтому особой связности не обещаю. Во-первых, прекрати вешать на самого себя всякие непотребные обзывательства. Мне это не нравится, да и ничего с реальностью они общего не имеют. Во-вторых, главное - что ты смог найти обратную дорогу, и не оставил одного печального зайку-бросила-хозяйка сидеть на скамейке под дождём и на ближайшую вечность блуждать в грустных догадках. Поэтому, я, конечно, прощаю, но по-иному и быть не могло, собственно. В третьих, если не хочешь рассказывать, что так сильно повлияло на тебя - не надо. Я всегда готов выслушать, но только если это личные, добровольные инициатива и стремление. Выпытывать и заставлять немедленно признаться точно не собираюсь. И, в четвёртых, вероятно, пожизненно уже и неотвратимо: нужен. Поэтому варианта такого не допускай, что я откажусь или уйду. Не представляю, что такого чудовищного ты мог бы сделать, чтобы я изменил своё решение. Кажется, даже если в какой-то момент тебе понадобится где-то закопать труп, я лишь уточню координаты, привезу лопаты и позабочусь об алиби. Хах, это должно быть, звучит странно и настораживающе, но зато честно. И я действительно до сумасшествия рад, что твой ник больше не перечёркнут. Спасибо за это".

      Взлетевшее до верхних слоёв стратосферы настроение чуть-чуть рассудок вскружило, поэтому послание получилось донельзя правдивым, малость пылким и громким. Но юноше мерещилось, что именно таким ему и следует быть, чтобы чужое чувство вины заглушить, а раскаяние успокоить нерушимым обетом. Гук интуитивно знал, что его потеряшке теперь требовалась уверенность в чужой неотступности. А он вполне способен был её подарить и закрепить.

✎______

      Общение постепенно влилось в прежнее, полноводное русло. В профиле, словно первоцветы, проклюнулись из-под земли прошлые фанфики, опубликовалась парочка свежих. Начальные числа декабря размеренно восстанавливали порядок не только на страничке одного фикбуковского автора, но и в душе его самого преданного читателя. Вскоре, незаполненная графа "О себе" тоже приобрела обновлённое описание:       "В общем, если я не открываю, значит       Не открываю, а причина в том, что       Что я ещё не готов убить вас       Или полюбить       Вас, или хотя бы признать вас -       Значит, я не хочу падать:       Я странен, я помешан, я рад       Или, может быть, прилаживаю верёвку.       There's a part in me       you'll never know       The only thing I'll never show       Hopelessly I'll love you Endlessly       Hopelessly I'll give you everything..."       Если первая часть резюме выглядела совсем не оптимистично, в классической авторской манере, с выкрученными на максимум трагизмом, треснутостью и иллюзорностью, то вот вторая...       Ранее упоминавшиеся, на взаимный, избирательный музыкальный вкус Muse и смысл их песни, трепетный, намекающий, ненапрасный и специально выбранный из любых других. Лучше бы он таким не был. Лучше бы не обнадёживал и не давал возможность маленько помечтать. А вдруг это всё о ком-то, не просто для соблазнительной оболочки? Вдруг это то, что сказать напрямую боязно, а начертать где-нибудь, где можно узреть без труда - не сложно? Вдруг?       Чонгуку очень бы хотелось так думать, но обманываться в который раз и играть по до сих пор не усвоенным правилам - самостоятельно рыть себе яму и втыкать в неё остро заточенные колья. Поэтому он просто увидел, в воспоминаниях отразил, но предпочёл зря двойное дно не искать. Научился хоть чему-то, капельку поумнел. Пять ему за работу над ошибками.       Под выкладываемыми историями возобновились и отзывы от "привилегированного", всегда охотно снабжаемого аудиенцией фикрайтера поклонника. И с ними вернулись вездесущие, судьбоносные совпадения. Ну серьёзно, врозь эти два фактора существовать уже не рассчитывали.       Mint Chocolate Cookie: "Смотрю, утраченные творения потихоньку "поправляются", и это замечательно. А читать их - как снова отправляться в офигительное приключение, знакомое, но до жути интересное и колоритное. Некий апгрейд обнаруживать увлекательно. Поэтому огромнейшее, колоссальное спасибо за то, что родное возвращается! Оно будто "таблеточка счастья", персональное экстези, снимающее стресс и приносящее осязаемый кайф.       Давно не печатал этого, аж соскучился: я - любить"       Ангел Четверга: "А мне приятно очень-очень, что ты здесь) Я не представлял, почему-то. Ну мол, выложено же и откомменчено было, а так тепло становится))       Потому вот моя исключительная благодарность, хорошо? Я рад, что ты пришёл вот сюда. Изучив здешние повадки, я был убеждён, если откровенно, что практически никто тут не появится, ибо снова "ибо" - оттого я сияю очень, что оно пустое не стоит, и что греющие фразы пришли-осели.       Вообще ведь искреннейшее спасибо тебе за самые-самые строчки, за то, что рядом, что говоришь мне что-то, что просто вот...       И за то, что ты есть, да.       Спасибо, правда       P.S: За любить - тут отдельное, оно катастрофически нужно для того, кто в вечном ненасытном "дайте" по этому слову"       Что-то изменилось, или брюнету показалось просто? Неужели кое-кто чужие, неоднозначные и по-прежнему чересчур палевные порывы принял? Не перевёл тему, не замял, а выделил и без утаек разрешил?       Пусть у Ангела уже имелся там, в реальной жизни источник нежного чувства, но что запрещало получать его ещё и другими путями? Чон был не против поделиться тем, что за грудиной уже не помещалось. А если этому не противились - то вообще отлично. Небольшой шажок навстречу, но всё же... Не мешайте юноше отпраздновать мизерную, но победу.       Mint Chocolate Cookie: "В какой бы невероятный мир ты не поселил своих героев, есть то, что совсем не меняется и оттого потрясающе. Это канонность и "трушность" всех персонажей. Точное попадание, нюансы и маленькие чёрточки так искусно строят общий образ, что, читая, будто по-настоящему смотришь остросюжетное кино. Причём такое, которое полностью соответствует твоим желаниям и представлениям. Границы стираются, и потом изумляешься: разве это созданное кем-то произведение, а не реальная жизнь. Поэтому тебе моё новое спасибо за естественность в самом лучшем её проявлении..."       Ангел Четверга: "Вот ты понимаешь, какой степени это похвала, и какой я тут весь довольный, лучащийся и вообще большой сплошной дурень? Ну потому что комплименты, такие офигенские комплименты сказал, кто-то до пришибленности рад и очень-очень благодарен. Просто вот с кино, с канонностью... Пора по-собачьи дрыгать лапой и заваливаться на спину..."       Mint Chocolate Cookie: "Я, кстати, так давно уже ничего другого, кроме твоих фанфиков, не жаловал, что когда по учёбе задали многостраничную книгу, столкнулся с проблемой: нет полюбившегося стиля, нет эстетики, которая бесценна. И держать в руках этот учебник как-то сразу расхотелось. Потому что не то, не моё, не особенное..."       Ангел Четверга: "И тут это был хедшот: кто-то, кажется, уже и мордой поплыл, горелым запахло, жарко стало, и физиономия перегревается, аки хрень какая-нибудь лампочковая на ёлке.       Смутительно-стеснительно, короче, и снова лапы шаркают неприкаянно, а внутри весь такой смеющийся редкостный кретин..."       Mint Chocolate Cookie: "Жутковато твои сочные описания всяческих кошмаров в час ночи воспринимать. Что я опять заметил: эта история своим антуражем и некоторыми деталями напоминает "Унесённые призраками", только вместо миядзаковских облаков, ветра, солнца, волн, красочных кимоно и разноляпистых духов, у тебя страшно-причудливые видения, дышащий мрачный дом с комнатами-ловушками и лестницами. Но зато присутствие чего-то тайного, иррационального, пугающе-прекрасного и подрагивающего, словно рябь на воде, заставляет сердце сжиматься, уловив те эмоции от великих аниме Хаяо.       Теперь, наверное, чудовищные гости твоих ночей навестят и меня. Но самое забавное - мне это по-мазохистски нравится. Потому что, может быть, побывав и в другом сознании, они ослабеют, подрастеряют весь свой энтузиазм и хоть чуть меньше, в полсилы будут терзать тебя. Я бы этого очень хотел..."       Ангел Четверга: "Сейчас для меня прям удивление было и тот самый охрененный момент, когда брови методично ползут вверх, потому что с Миядзаки было о-ооочень неожиданно, вот уж точно на ум никак не приходило, но и о-ооочень хорошо, ведь кому бы не польстило? К тому же, когда сам перед тамошним творчеством как бы поклоняешься.       Надеюсь, ужасы мои, всё же, подобного самовольства не предпримут и побудут послушными, у хозяйской ноги, ибо зачем людям спать-жить мешать, когда у них всё ещё я есть?       А вот на следующих предложениях я завис, ушёл в пунцовую краску и поплёлся очень тихо и очень смущённо, очевидно, нечто нечленораздельное выражать, ну потому что... Я такой думаю, что не надо никого идти пугать, нахер, сидите рядом, собаки))) Теперь вот хохочу втихую, иначе никак не получается..."       Импровизированные переписки в отзывах и диалогах снова множились, наполнялись, росли. Трудностей с налаживанием потрёпанного исчезновением контакта не было: темы воздушными пёрышками скользили между двумя увлечёнными собеседниками, реплики строились играючи и с поразительной лёгкостью.       Будто не было этого месяца безмолвия, будто никто не сбегал, позорно и трусливо обрывая провода. Чувствовалось, конечно, что Ангел так и не освободился от некоторой неловкости и собственноручно заработанной вины, но Чонгук всеми силами старался эти сомнения предотвратить. Окружал комфортом и всепрощением, закрывая глаза на то, сколько нервов вытрепалось, пока пропажа сама не соизволила явиться.       Декабрь настойчиво двигался к двадцатым числам, и под антрацитовой шевелюрой вновь зрел план того, как крупицу искрящего волшебства одному фанату Рождества подарить.
Примечания:
Ну-с, я максимально спешила, чтобы успеть и выложить проду в пятницу. Так что если есть ошибки - прошу прощения, пб открыта для исправлений😄
В этой части мы затронули такую злободневную тему, такой бич любого общения, что у меня прям печёт. На дух не переношу эти магические исчезновения людей, а-ля "я съебу по-тихому, ок? Тебе же всё равно". Нет, не всё равно, даже если мы не так близко знакомы, это не мешает переживать за человека. Вооот.
Не знаю, сколько ещё тут будет глав, но первый лист из плана закончен, остался второй😄
Люблю только исключительных пирожочков, которые не играют в молчанку💜💜💜
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты