faces: игра на смерть [H.S]

Гет
NC-21
В процессе
44
автор
marysville бета
Пэйринг и персонажи:
Размер:
302 страницы, 22 части
Описание:
До того, как он увидел её в переулке всё было нормально. Размеренная жизнь детектива, ведущего дело о краже кошельков и аферистах, перестала быть размеренной в ту ночь, когда подошедшая девушка попросила у него сигарету. А потом: ногти, впивающиеся ему в спину, заснеженная дорога, и лишь одно название: "Игра на смерть".

**Знай, однажды тебя я убью... Очень медленно...**
Посвящение:
Девочкам, которые помогли мне справиться.
Примечания автора:
Немного (много) насилия, но оно красивое.

**Современный мир!**

**OST:** Do I Wanna Know x Woman (Arctic Monkeys x Harry Styles mashup)
L'ONE - Океан (feat. Фидель)

**Трейлер:** https://www.youtube.com/watch?v=8A1_3Ip6f18
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
44 Нравится 71 Отзывы 19 В сборник Скачать

Глава 12. Робин

Настройки текста

Это профессиональный риск родственных душ: одной не выдержать без другой! Куда приводят мечты

— А что произошло с твоей сестрой? — нарушила тишину Дакота.       Рука Гарри невольно сжалась на руке Дакоты, из-за чего девушка тут же медленно повернулась к нему лицом, вглядываясь в изумрудные глаза. Скулы парня напряглись, что было видно даже в темноте. За окном хлопьями сыпал снег, создавая такую сказочную атмосферу на безлюдной дороге среди леса. Гарри смотрел куда-то мимо Дакоты, погруженный в свои мысли. Ему не хотелось, чтобы она лезла к нему в душу. Но он также и не знал того, что происходило с ним, просто хотел, чтобы Рассэл постоянно находилась у него под боком.       Громко выдохнув, Гарри поднял руку к волосам девушки и начал мягко перебирать их. — Мы ездили в Лос-Анджелес в мой первый отпуск. Я решил, что это будет мой подарок, на её предстоящий день рождения, ведь она давно мечтала о такой поездке. Но Калифорния не лучшее место для мирного отдыха, — говоря это, на подбородке Гарри четко появлялась ямочка. — Джемма любила быть в одиночестве, поэтому, когда она попросила о том, чтобы пойти прогуляться одной, я не спорил. Но лучше бы настоял на своей компании, — парень громко выдохнул, зажмурив глаза, — она не вернулась. Не возвращалась следующие трое суток, не брала телефон. У неё бывали такие дни, когда она замыкалась, но те дни не походили на другие. Я позвонил матери, потому что не знал, что делать. Я детектив в Лондоне, в Лос-Анджелесе я никто. Написал заявление, её подали в розыск, но искать уже не было кого. Её нашли мёртвой на побережье Тихого океана абсолютно голой, что свидетельствовало об изнасиловании.       Стайл замолк, пока сердце Дакоты разбивало ей изнутри рёбра. Кровь в ушах так сильно стучала, что она вряд ли слышала его последние слова. Ей так хотелось, чтобы Гарри просто всё это забыл, чтобы его сестра была жива, и он не испытывал такой огромной вины.       Дакота уткнулась носом в изгиб его плеча, обнимая за талию. Она ничего не говорила, достаточно было того, что сейчас он наконец смог с кем-то поделиться этим. Девушка чувствовала, как тяжело ему было говорить об этом, чувствовала все те эмоции, которые он переживал. Без деталей, описаний, Гарри рассказал об этом так красочно, что в голове появилась эта картинка. — Поэтому я вышел из себя, когда увидел тебе без сознания на том мероприятии, — через время сказал Гарри.       Дакота медленно моргнула, пытаясь подобрать слова. Гарри мог считать себя виноватым в смерти сестры, но он также мог считать себя должным ей. Будто не Дакота защищала его, а он её. И это так ранило её, ведь через время она как по щелчку пальцев пропадёт из его жизни.       Больно поздно Дакота это поняла. Подпустила к себе, сама подошла слишком быстро, и уже ничего не изменит. Эйса прикажет убить, и Дакота убьёт. Всё написано наперёд, без возможности изменить. И с этим пониманием она погрузилась в сон, только в этот раз без кошмаров.       Нельзя назвать снегопад отвратительной погодой. Тем более для Лондона, видящего снег раз в десятилетие. Техника под утро уже расчищала дорогу, и машина смогла двигаться без осложнений. Так волшебно, словно в сказке, с деревьев сыпался белоснежный блестящий снег, в сугробах нельзя было увидеть следы человека. А снаружи было так морозно, что, вдыхая воздух, казалось, словно ничего чище не было.       Автомобиль ехал ровно, не скользя на поворотах. Гарри часто поглядывал в зеркало дальнего вида, наблюдая за тем, как спала Дакота. Спящей, она была так безобидна, словно ребёнок. Кутаясь в его пиджак, пыталась согреться, чем вызывала улыбку на губах Стайлса. Он не понимал, как в ней держались эти две личности: стервы и робкой девушки.       Остановившись на заправке, Гарри, заблокировав двери машины, вышел в магазин, чтобы купить перекусить. В зале играла песня из сериала «Друзья». Когда глаза парня остановились на стенде с игрушками, он тут же расплылся в легкой улыбке. Действие Дакоты создало позитивное воспоминание, из-за которого Гарри выбрал с полки маленького коричневого медвежонка.       На кассе заказал ей кофе, а себе чай, и несколько горячих бутербродов, потому что до Лондона нужно было ехать еще около часа. Впервые за долгое время Гарри чувствовал себя воодушевленно. Нет, даже не так. Спокойно. Разговор о Джемме выпустил те чувства, которые давили на него много лет.       Сев в машину, Стайлс тихо прикрыл двери, поставив на переднее сиденье покупки. И тут же заметил шевеление сзади. — Не так резко, — предупредил Гарри, но Дакота уже схватилась за живот падая обратно на сидения. — Я же сказал. — А какого черта так… — Рассэл поморщилась, сгибая ноги и кладя руку на живот. — После первого раз так. Тем более, если ты испытала оргазм, — со смешком, проговорил он.       Обернувшись, Гарри встретился с золотым взглядом её глаз, в которых готов был погрязнуть на всю жизнь. Смотрела на него с полуулыбкой и с блеском на лице так, словно он значил для неё весь мир. И, как бы Гарри не сопротивлялся собственным ощущениям, он смотрел на неё так же.       Когда Дакота попыталась подняться повторно, он протянул ей руку, и теперь она уже без проблем сидела. — Как ты себя чувствуешь? — спросил Гарри.       Дакота опустила глаза на этот его вопрос, пытаясь скрыть улыбку, поджав губы. — Немного живот и стопы болят, а так прекрасно, — она подняла взгляд на лицо Гарри, сосредоточенно рассматривающего её. — Я чертовски хочу есть.       С этими словами девушка поддалась вперёд, забирая с переднего сиденья свою порцию бутербродов и кофе. Гарри лишь качнул головой. Она была невыносимой в некоторых аспектах. Ей нельзя было переспорить, оттолкнуть, что собственно и привело к этому — она сидела на заднем сидении его машины, в его пиджаке. Но Гарри не спорил сам с собой — она была чертовски красивой.       Съев бутерброд и выпив наполовину кофе, Дакота надела на себя платье и аккуратно перелезла на перёд. Теперь, сидя на одном уровне с Гарри, она могла рассмотреть его, как следует. Волосы ещё в большем беспорядке, чем всегда, губы вишнёвого цвета, и изумрудные блестящие глаза. Дакота откровенно пялилась на него.       Гарри положил ей ладонь на щеку, быстро притягивая в поцелуй. Дакоту он был готов целовать каждое мгновенье своей жизни, потому что на вкус она была как что-то нереальное. Как та сладость, которую нельзя., но так хотелось. Он вновь терзал её губы, пытаясь узнать какова их прочность. А она не была против, запуская пальцы в его волосы и оттягивая их у корней.       Если бы Эйса Гонсалес только узнала, что происходило с Дакотой, мгновенно бы отменила это задание и отправила бы её куда-то в Африку. Это действительно было запретным плодом для Рассэл. Она была той самой Евой, которая сделала всех грешниками. Но этот грех того стоил.       Гарри продолжал целовать Дакоту, не в состоянии насытиться, пока уши не разрезал телефонный звонок. Оторвавшись от неё с характерным звуком, Стайлс, нахмурившись, ответил на вызов. Он слушал минуты две, кратко отвечая, а потом запустил мобильник куда-то в отсек на коробке передач и стукнул кулаками по рулю. — Что там? — поинтересовалась Дакота, поддаваясь вперёд. — Убийство в центральной больнице Лондона, — проговорил Гарри, и Дакота нервно моргнула.       Она, конечно, знала, что об этом узнают, и что именно Гарри — опять будет это расследовать, но всё же это было пока ещё непривычно. Дакота могла бы надеяться на то, что Викторию уберёт Игорь, но как бы он её убрал, если она не дала никакого маячка. Положив руку на колено Гарри, Дакота проговорила: — Ты уже знаешь больше, чем несколько дней назад, — веки парня на секунду прикрылись, и он вздохнул. — Да, ты права, — Стайлс вновь прикоснулся ладонью к её щеке, теперь кратко целуя в лоб. — Мы разберёмся с этим.       Мы разберёмся с этим… Звучало так, словно Гарри всецело доверял ей. Что их отношения были на том уровне, когда каждый мог говорить, что думал. Собственно, Дакота никогда не углублялась в собственные мысли, чтобы подобрать слова. Возможно, в некоторые моменты общения со Стайлсом, она задумывалась над следующим предложением.       Когда ей казалось, что она боялась его, это был не страх. Это было то самое чувство притягательности, которое вызывал у неё Гарри. Его острый взгляд мог породить сотню эмоций внутри Дакоты, а она могла их опровергнуть. И сейчас опровергала. Потому что знала, чувства — это галка, которую придумали люди, чтобы оправдывать свою слабость.       То, что происходило между ними, было временным и ненастоящим. Дакота находилась рядом с Гарри, чтобы вовремя обрубать ему руки. А чувства были связывающим моментом близости. Слабые места, характер, поступки. Этого было достаточно, чтобы в мгновение разрушить его целиком, не оставив ничего, что могло спасти.       Это был хорошо прописанный план, где были выигравшие и проигравшие. Гарри проиграет, какую бы игру он не вёл. Своею настойчивостью он залезет слишком далеко, а остановиться не сможет. Это и сыграет на руку мафии. Они уберут его также, как и сотню других. И пока Дакота могла лишь представить, как нажмет на курок, чтобы снести ему голову.       Она думала, что сможет сделать это. Сможет убить его и остаться непоколебимой. Гарри же был её заданием, как и десятки других людей. Правда, его случай был немного труднее. Трудность заключалась даже не в том, что Дакота открывалась ему, всё было закопано намного глубже и лежало не шевелясь. Гарри был слишком придирчив к деталям, которые по сути не имели значения.       Он мог зациклиться на любых словах, которые говорила Рассэл, создать идеальную сеть событий в голове, связать её со всеми убийствами. Но не делал этого. А всё из-за идеального лица невинной девушки, что таковой не была.       Она была своего рода Кармен, дурманящей всем и каждому голову своими невероятными глазами. Девушка, не имеющая понятия о жизни, которую каждый проживал. Кукла в руках кукловода, не видящая границ. Слишком разная, о таких людях практически невозможно судить, ведь всё что попадалось на глаза могло оказаться фальшивым.       Удивительно, что с самого начала Гарри не поверил в реальность Дакоты. Таких как она не существовало.       Дакота была странной. Повернутой на собственных ощущениях, которые не понимала, и только поэтому отвергала. Гениально ведь: жить в идиллии с собственными бесами и бояться чего-то светлого. Эйса Гонсалес определенно достигла своего. Идеальная убийца — идеальна во всём.       Не раз вспоминая детство, Дакота пыталась понять, в каком месте она стала такой. Конечно, ещё там, стоя на ледяной арене, она уже была не такой только из-за своей матери. За какие огромные заслуги она внезапно оказалась в руках абсолютно неизвестных людей, маленькая Дакота не знала, а вот взрослой ей нет дела до этого. Девушка копалась в себе, чтобы понять общество.       Одно против другого не срослось, вот и получилось какое-то дерьмо. Ни себя, ни людей. А степень ценности человеческой жизни равнялся нулю. Наверное. Если смотреть со стороны Эйсы Гонсалес. А если вспомнить то, как каждую ночь Дакоту мучали кошмары, как она боялась темноты или, того хуже, как она закрывалась от самой себя. Не было той идеальности, которую видели все.       Была Дакота. Дакота Хортнэсс Рассэл, не знающая себя, своей истории и мира вокруг. От этого ей и было тяжело. Начиталась книг, где была описана идеальная жизнь, и не верила в настоящее. Она была как та Нора или Эмма Бовари, только с более сложной жизнью. Семьи у неё не было, и жила она в двадцать первом веке. Единственное, что связывало её так или иначе с этими глупыми героинями, — стремление к великолепной книжной любви.       Машина остановилась около дома, где жила девушка. По дороге они договорились, что Дакота присоединиться к расследованию чуть позже, по крайней мере ей стоило переодеться и принять душ. Зайдя в подъезд, она подождала, пока послышится мотор машины и только потом стала подниматься по ступенькам. Было странное предчувствие.       И только как её нога шагнула за порог, Дакота резко выдохнула, прижимаясь лопатками к холодной стене. К виску было приставлено дуло пистолета. В тот вечер, когда она уходила из номера, леска лежала около порога, свернутой в небольшой клубочек. Дакота, прикрыв веки, перевела взгляд на стоящего сбоку. — Пэйн, — рассмеялась девушка, мгновенно отодвигая пистолет от себя. — Ничего оригинальнее не мог придумать, чем пролезть ко мне в квартиру и приставит пистолет к голове? Теряешь сноровку.       И только сказав эти слова, Дакота пожалела. На небольшом диване около окна сидела Эйса Гонсалес, около которой стоял Игорь. Девушка стушевалась, пытаясь подобрать слова. Главная смотрела куда-то сквозь нее, придерживая свой подбородок. Но взгляд был невероятно зол. Дакота нашарила дверную ручку, за которую тут же потянула, чтобы закрыть проём. — Эшли найдена убитой, — эти слова свалились на Рассэл, как гром на голову. — Не подскажешь, по какой причине ты волочилась со Стайлсом, когда я дала тебе четкое поручение?       Она говорила сквозь зубы, разгоняя по телу Дакоты липкое ощущение вранья. Вранья, которым её накормил Лиам. Он подставил её из-за того, что она сожгла коробку с собственными вещами. Подставил, чтобы показать, что он лучше. И, когда Дакота обернулась на парня, он правда подумал, что она расскажет правду. Рассэл имела больше доверия, чем кто-либо в мафии и, безусловно Эйса ей поверит. — Я… — заикнулась Дакота, не отрывая взгляда от Лиама. — Я скорее всего перепутала дату, — теперь она повернулась к Гонсалес, пытающейся найти в чем подвох. — Я не спала несколько суток, потому что пыталась найти что-то на владелицу замка. Но доступ к библиотеке довольно ограниченный, поэтому я и «волочилась» со Стайлсом, — голос Рассэл был ровным, в нём нельзя была прочесть вранья.       Взгляд Игоря немного успокаивал. Пока Эйса обдумывала свой ответ, Дакота могла лишь догадываться о чём думала эта женщина. — Она была мне дорога, Дакота, — наконец нарушила тишину главная. Её голос не изменил тона, только стал немного тише. — Но это ничего. Чем больше умрет, тем больше будет спасённых.       Этот глупый девиз, постоянно поддающийся изменениям, порядком надоел Дакоте. Но те слова, которые произнесла Эйса перед этим, были такими странными. Словно она произнесла их от большого горя, при этом никак не отреагировав на бессмысленную чушь, которую произнесла Дакота. — Надеюсь, что ты сможешь нормально выполнить своё основное задание, — Эйса даже не кинула на Рассэл взгляд.       Просто поднялась со своего места и вышла из номера, словно её там и не было. Следом за ней вышел Игорь, вот только Лиам остался. У него был всего один вопрос, который сжигал его изнутри. Дакота стояла к нему спиной, но прекрасно знала, почему он оставался на месте. Это нотки добра в ней просыпались? — Почему ты не сказала ей правду? — голос Пэйна был неуверенным, как у мальчишки. — Потому что Лиам мне бы приказали тебя убить, — ответила девушка.       Стоя к нему спиной, Дакота закрывала глаза, пытаясь успокоиться. Она ведь могла сказать правду и тогда бы избавилась от него в два счета, ведь последнее время только об этом и мечтала. Но не сказала. И сама не знала почему. Ей казалось, что этот поступок правильный. — Так тебе бы в радость было, — нахмурившись, Лиам сделал шаг в сторону Рассэл. — Если ты так хочешь, то я могу прямо сейчас тебя пристрелить! — резко развернувшись, Дакота прокричала это так громко, что в ушах загудело.       Эти всплески агрессии никогда её не заботили, ведь Эйса говорила, что это правильно явление. Что только хороший убийца будет иметь такие. Но сейчас, Рассэл запустила руку в волосы пытаясь понять происходящее. Ей не нравилось это, не нравилось, что кто-то мог так просто влезть к ней в квартиру, рыться у неё в голове.       Идеальная убийца перестала быть идеальной.       Идеальная убийца больше не хотела говорить.       Она сама этого не поняла, как закрыла в своей голове ещё один замок. Замок, который будет препятствовать Эйсе Гонсалес. Замок, который повлияет на все дальнейшие действия Дакоты. Замок, который, возможно, разрушит её жизнь и не оставит никакого выбора.       Сделав водные процедуры, девушка быстро переоделась, связав волосы в хвост. Она надела те самые джинсы, купленные Стайлсом, и серое пальто. Было ощущение внутри, словно появление главной мафии здесь было не случайно. Будто не только Эшли убили, а и произошло что-то другое. Было что-то более значимое.       Дакота спешила в центральную больницу Лондона. Конечно, Эйсе было известно о ликвидации Виктории, но почему она не попросила документы и колбу с кровью? Это всё было так странно, что Дакоте начинало казаться, что она бредила. Остановив рукой такси, девушка указала пункт назначения, и попыталась найти в мобильном хоть какие-то новости. И, как оказалось, нашла.       В одной из утренних новостей говорилось о том, что в Лондон прибыли агенты ФБР, для расследования какого-то убийства. Это было странно, ведь ФБР относиться к США, а никак ни к Англии. Но если это связано с чередой убийств Черного бриллианта, могло ли это значить, что дело приобретало мировой масштаб?       Больница была окружена полицейскими машинами. Выходя из салона, Дакота заметила, как ко входу движется высокая фигура Адель, которая вновь вовремя не прибыла на место преступления. Немного ускорившись, Дакота пошла к служебной лестнице, чтобы оказаться на нужном этаже раньше Эдкинс. Странно, почему их ещё не перекрыли.       И у девушки это получилось. Тяжело дыша, она выросла рядом с Гарри, сосредоточенно рассматривающим не первой свежести труп. Дакота поморщилась, какой бы убийцей она не была, всё равно не любила смотреть на собственных жертв. — Ей прострелили голову, — проговорил Гарри, не сводя глаз с тела. — Луи уже провёл экспертизу. Там ничего. Мы не можем связать это убийство с остальными.       Остальным же тоже голову снесли, Гарри, почему же не можем? Ты просто слишком много думаешь и не видишь очевидного. — Значит, что-то новое? — подала голос Дакота. — Но зачем кому-то убивать медсестру? — Шарлотта, — послышался голос Адель за спиной, и Гарри закатил глаза, мгновенно пряча руки в карманах штанов. — Стайлс, отвратительная работа последнюю неделю, игнорируя меня, я могу списать тебе всю премию, — женщина вскинула голову вверх и прошла вперед, задевая плечом Дакоту.       Рассел лишь удивленно подняла брови. Что Эдкинс постоянно пыталась доказать? Ведь главенство одного отделения полиции не делало её пупом земли, тем более, когда она могла с легкостью оказаться под прицелом Черного бриллианта. Только подумать, Адель знала всё о всех наперёд, не мудрено, что ей могло быть известно что-то о некоторых мафиях. — Заносчивая сука, — прошептал Гарри, и Дакота поджала губы, чтобы не рассмеяться. — Обо мне тоже можно так сказать, — они вновь задержали зрительный контакт, словно впервые друг друга видели. Только в этот раз с прищуром, как двое подростков, проверяющие самих себя на честность. — Округ Лондона, третий частный кооператив, туда направлено ФБР, если вы там не будете через полчаса, передам ваши дела начальству, — сквозь зубы процедила рыжеволосая и, повернувшись на каблуках, устремилась куда-то в лабораторию, где было тело Виктории.       Услышав о ФБР, Дакота прикусила внутреннюю сторону щеки. Значит, случилось действительно что-то масштабное, раз США решило кинуть свои кости на Англию. Более того, когда Гарри сорвался с места, как ошпаренный, девушке на самом деле начало казаться, что там происшествие с огромными убытками, как минимум под угрозой всё человечество.       Усевшись в машину, она не задавала вопросов, лишь наблюдала за тем, как Стайлс злобно сжимал руль. Его скулы напрягались, из-за чего линия подбородка выделалась ещё четче обычного. Он молчал, а тишину нарушало лишь его громкое дыхание, которое никак не мог успокоить.       На самом деле, Дакоте нравилось видеть его именно таким. Когда он погружен в свои мысли и не обращал ни на кого внимания, Гарри выглядел зловеще, но невероятно притягательно. Рассэл не знала происходящего у него в голове, даже догадываться просто не могла. Потому что Стайлс был для неё книгой за семью замками, и ей удалось добраться максимум до форзаца.       Ехали они не так долго, как казалось. Из-за напряжения и тишины, обоим было как-то неловко, а всё из-за того, что Эдкинс решила обрадовать своими словами обоих. Проехав контрольно-пропускной пункт, машина медленно двигалась по идеально ровной, чуть ли не блестящей дороге, одного из самых элитных районов всей Англии.       Гарри опустил стекло, выглядывая нужный дом, но место само нашло его. Около ворот стояло около пяти машин, на одной из которых красовались белые буквы «ФБР». Заглушив мотор, парень запустил руку в волосы, оттягивая их у корней. Он не выходил из машины, будто к чему-то морально готовясь, а Дакота лишь наблюдала за ним через зеркало дальнего вида. И только она открыла рот, чтобы что-то сказать, Гарри резко провел пальцем по кончику собственного носа и поспешил выйти из машины.       Он быстро оказался со стороны Дакоты, открывая ей двери и подавая руку, и наконец произнёс: — Ненавижу ФБР.       Рассэл легонько сжала ладонь Стайлса, пытаясь хоть как-то поддержать его. Ведь ФБР вполне могли тогда в Лос-Анджелесе найти его сестру и, возможно, всё обошлось бы. Эта ненависть объяснена, вот только Дакота не могла понять, почему Гарри нервничал. Его ладони были влажными, а рука то и дело касалась волос.       А когда они вошли на территорию пентхауса, Дакота поняла в чем была проблема. Эту машину она могла узнать из тысячи других, потому что на ней даже номеров не было, а рядом стояла высокая стройная фигура Каролины Купер, разговаривающая со статным мужчиной в очках. Его лицо было очень знакомо. Настолько знакомо, что Дакота невольно разинула рот, когда Гарри проговорил над её ухом имя этого человека.       Роберт Дауни-младший.       Гарри вышел вперед, ведя за собой девушку. На вымощенной камнем дорожке валялись пластиковые стаканчики и ошмётки разноцветного конфетти вперемешку со снегом. В снегу можно было заметить разноцветные разводы, похожие на бензин. А у входа, Гарри пришлось показать удостоверение, потому что два охранника не давали ему прохода. Странно, но в доме играла музыка. — Не похоже, что тут случилось горе вселенского масштаба, — тихо проговорила Дакота, остановившись за спиной Гарри. — Что там?       Выглянув, девушка опешила. В гостиной, прямиком на том месте, где стоял стеклянный стол, лежало посиневшее тело молодого парня. Это не было похоже на убийство, потому что кровь была только от ран, в которые вонзились осколки стола. Гарри не шевелился, но его взгляд быстро бегал по комнате, отмечая детали.       Он шагнул к телу и, вынув из кармана одну перчатку, приподнял оцепеневшую руку. С минуту-другую рассматривая, Гарри громко выдохнул и наклонился к лицу, что-то пристально рассматривая. — Ста-айлс, — послышался голос Каролины, и Дакота быстро обернулась, — ты немножко опоздал, не увидел концерта, который устроила Робин.       Гарри поднялся на ноги, медленно оборачиваясь. Его взгляд не сулил ничего хорошего: злой и сосредоточенный. Каролина сегодня в странном расположении духа, выглядела через чур наигранно-счастливой. — Не люблю я концерты, Купер, ты же знаешь, — нехотя ответил парень, снимая перчатку и кладя её обратно в карман. — Мне нужно поговорить с девчонкой, а ты, как её адвокат, мне мешать не станешь. — Она не будет с тобой говорить, — резко ответила Каролина, не двигаясь с места. — С ней даже я поговорить не могу, — Гарри нахмурился, дважды моргнув. — Робин трудный подросток, а Мэт, — она кивнула на тело, — был её родственной душой. Догадайся, почему она не будет говорить.       Гарри выдохнул и обернулся на Дакоту. Вот только той уже не было. Пустое место около Стайлса, которое заставило его испуганно перевести взгляд на Каролину, озадаченно оглядывающую лестницу, где только что скрылась Рассэл. — Стоять, — Купер дернула Гарри за край пиджака, когда тот сорвался с места. — Если ей удастся разговорить Робин, все мы будем в плюсе, Стайлс. Кроме того, если тебе не известно, Дакота отлично умеет разговаривать без чьей-либо помощи.       Гарри крепко сжал челюсти, делая резкий шаг вперёд и нависая над девушкой. Разница в их росте была около двух дюймов, но даже это не мешало Каролине смотреть на Гарри с высока. Она знала себе цену, и даже прожигающий насквозь взгляд Стайлса никак на неё не действовал. Лицо окрасила улыбка, когда челюсть парня дрогнула со скрипом на зубах. Он поднес указательный палец к её подбородку, и проговорил: — Если ты намереваешься отобрать у меня Дакоту, я мокрого места от тебя не оставлю.       Гарри говорил жестко, с хрипотцой в голосе, что казалось, будто он в ту же секунду вцепится Купер в горло разрывая яремную вену. И если с Рассэл такие действия создавали между ними особую связь, то с Купер это только повышало уровень ненависти между ними. — Я уже слышала это, дорогой Гарри. И, как видишь, я стою перед тобой и знаю, что вновь выиграю, — Каролина подняла черные глаза на него, самодовольно улыбаясь. — Ты сгоришь в аду, Купер, — Стайлс шагнул назад. Его ноздри раздувались от злости и, если бы она не была девушкой, он бы уже хорошенечко ей врезал. — Я тоже так говорю, — обернувшись, зеленые глаза встретили Найла, что криво улыбался и чесал крыло носа. — Она та ещё сука.       Каролина цокнула языком, закатив глаза. Облокотившись бедрами на спинку дивана, девушка смотрела на блестящий циферблат наручных часов, остановившихся несколько дней назад. — Ты же её брат, у вас нет этой любви и дружбы, как у всех? — Гарри безразлично хмыкнул, задавая вопрос Найлу. — Она только себя по праздникам любит, а дружить она дружит только с котами своими вонючими, — Хоран скривился, подняв руки к голове и изображая уши животного. — Сам ты вонючий наркоман, — плюнула Купер и, развернувшись на каблуках, поспешила выйти на террасу.       В это же время в комнате наверху всё также играла музыка. Это был какой-то поп-панк, похожий на R&B. Обладательница такого музыкального вкуса лежала на животе лицом ниц и, кажется, подпевала. Её черные волосы ярко выделялись на белоснежной смятой постели, а серый спортивный костюм был в темных пятнах от алкоголя.       Туш девчонки размазалась по простыне, но это мало её заботило. Она также не отреагировала, когда дверь приоткрылась и в комнату зашла Дакота. О незваной гостье, видимо, даже не подозревали. Она повернулась, только тогда, когда музыка резко прекратилась.       Робин смотрела на посетительницу зло. Темные глаза казались ещё темнее из-за размазанного макияжа, а руки сжимали одеяло, в попытке не выдавать агрессию. У неё была ломка. Вены спрятались под кожей, не желая показываться наверх, синяки под глазами вряд ли мог замазать консилер. А ей всего лишь восемнадцать лет.       Дакота старше всего на два года и смотрела на Робин как на себя. Она была раздавлена, агрессивна и беспомощна в точности также, какой была Дакота внутри. Робин была её изнанкой.       Посмотрев на Рассэл с минуту, Робин вновь упала на постель, зарывая голову в одеяло. — Я же сказала отцу, чтобы он ограничил доступ копов ко мне в комнату. Меня от вас тошнит, — послышался хрипловатый, но довольно мелодичный голос девушки.       Дакота проигнорировала это её высказывание, медленно проходя по комнате. Стены выкрашены в бежевый цвет, а по правую руку находился длинный шкаф с открытыми отсеками служащий дополнительной стеной у кровати. Комната была через чур просторной и светлой, вот только окна были плотно задернуты черными шторами. И единственным источником света служил одиночный светильник у изголовья кровати.       Её мало интересовал интерьер, более детали. Если в доме произошел массовый заплыв в кокаин, значит был и тот, кто всё это затеял. И Дакоте казалось, что малолетняя наркоманка вполне могла встать на это почетное место. На белом подоконнике валялось несколько фантиков от карамелек, недокуренная сигарета и зажигалка, которую Дакота тут же взяла в руку.       Открыв окно, Рассэл уселась на бетонную поверхность прямо на сквозняке, и подожгла собственную сигарету. Неспешно раскуривая, Дакота со стороны выглядела точно так же как Робин, словно потерпела крушение. Ноги в ботинках расположила на батарее и рассматривала, как сигаретный дым плывёт по комнате и медленно выходит в открытое окно, откуда веяло морозом. — Закрой гребанное окно, — послышался голос девушки, лежащей на кровати. — И не подумаю, — ответила Дакота, рассматривая, как тлела сигарета. — Я заору, — Дауни приподнялась на локтях, нахмурив брови. — Ори, — пожала плечами Рассэл.       Видимо, Робин не очень понравился ответ гостьи и, нахмурив брови, она встала с кровати босыми ногами на ледяной пол. Она быстро подошла к источнику холода и со всей силы захлопнула его. Дакота лишь слегка отогнулась в сторону, чтобы не быть помехой в этом благом деле. — Какого хера ты сидишь в моей комнате? — громко проговорила Робин, сжимая руки в кулаки.       Она хоть и была наркоманкой, но на лицо очень даже симпатична. Даже больше — красива. Дакота продолжала её игнорировать, понимая, что вот-вот эта агрессия уйдёт и тон социофобки станет обычным. И это действительно случилось. — Я не коп, и уж тем более не мозгоправ, — поспешила ответить Дакота на вопросы, которые бы последовали следом. — Я всего хочу помочь тебе и метровому парню внизу.       Робин дернула уголком губ, запуская руку в волосы. Она выглядела как сумасшедшая, которую посадили взаперти. Усевшись около кровати, девушка обхватила руками колени и уложила голову на постель. — Я не скажу.       Упрямая, наглая. А что ты ожидала услышать, Дакота, что она тебе сейчас скажет номерок своего дилера? Умей раскрывать карты ради другой колоды.       Вынув телефон из кармана, Дакота сделала последнюю затяжку и потушила сигарету о подоконник, оставляя на нём черное пятно. Быстро отыскав что-то в телефоне, она спрыгнула с места и, присев около Робин, показала её экран. — Это Анна Даллон, тебе она может быть известна как Олланд, — Рассэл смахнула в сторону. — А это — её аккаунт на даркнете. Я знаю, что это она продала тебе, скажи мне просто где, и мы разойдемся. — Quem é Você? Кто ты?— подняв глаза, проговорила Робин. — Eu sou o pior sonho de qualquer pessoa Я чей-то худший сон, — подмигнула Дакота и показала следующее фото. — Одно место и время, и ты перестанешь быть зависима от финансов своего отца, Робин. Мне ведь ничего не стоит отправить эти деньги тебе на карту.       Робин сцепила руки в замок. Дакота знала её слабое место, стоило лишь намекнуть на то, что доза станет ещё ближе, и мозг наркоманки начинал работать как хорошо спроектированный механизм запрограммированный на уничтожение. Но Робин думала. Думала стоило ли это того, чтобы так внезапно стать крысой в собственных рядах. Внизу лежал её мертвый друг. Друг, за которого она готова была пожертвовать собственной жизнью. — Концертный холл «Fabric London», она всегда там ближе к вечеру, — тихо проговорила Робин, опустив голову. — Молодец, — улыбнулась Рассэл и за секунду перевела на счёт Робин круглую сумму. — Надеюсь, что мы больше с тобой не встретимся.       С этими словами Дакота поспешила покинуть комнату, где оставался запах сигарет. Уже выйдя за дверь, она вновь услышала, как Робин начала плакать. И секунду колеблясь, Рассэл пыталась замять то, что поднималось у неё внутри, но, вместо этого, она вернулась в комнату, мгновенно падая около кровати и прижимая Робин к себе.       Ей было жаль её. Дакота, может, и не могла понять степень того, как было плохо Робин, но точно могла понять эту нечеловеческую зависимость. Пусть они и были разными. Дакоте приходилось точно также сидеть в одиночестве, пусть хотя бы Робин почувствует эту заботу. даже если она будет вынужденной.       За дверью послышались шаги и в щелке появилось два силуэта. Каролина и Гарри намеревались понять, что происходило в этой комнате столько времени. И, какого же было удивление Купер, когда она увидела то, как Робин рыдала в плечо Дакоты, что пыталась её успокоить словно ребенка, гладя по спине и качая из стороны в сторону. — Она узнала, — прошептала Каролина, скрещивая руки на груди. — Пойду скажу Роберту, — с этими словами она покинула второй этаж, оставив Гарри одного.       Дакота что-то проговорила Робин, и та быстро закивала, растирая слёзы по лицу. А следом Робин поднялась на ноги и, быстро выбежав из комнаты, спустилась вниз. Рассэл пришлось минуту просидеть на полу, собираясь с мыслями. — Как давно ты был на концерте, Гарри? — Дакота повернулась лицом к двери, которую тут же широко распахнула. — Я вот никогда.       Стайлс лишь дернул уголком губ, следуя за Дакотой. Всё-таки она была для него загадкой, которую через чур сложно было разгадать. Она смогла разговорить Робин, которую не мог разговорить никто. Смогла даже наплевать на то, что Гарри попросил её находиться рядом с ним. Это были простые поступки непростого человека, в голове которого творились непонятные вещи. Вещи, которым сложно было найти объяснения. Вещи, о которых Стайлс даже не подозревал.

***

      Чайна-таун светился разноцветными огнями, которые привлекали людей и туристов. На улицах как всегда было многолюдно, ведь это один из самых густонаселенных районов Лондона. Ничем непримечательное кафе всегда обходили стороной, ведь чем может привлекать кафе с названием «Аутентичность», написанное на японском?       Но именно это место было местом, где всегда сидели одни и те же люди. Они были одеты через чур странно, словно держали по кому-то траур. Волосы девушки были собраны в высоких хвост, открывающий взор на татуировку двух иероглифов на шее; в ушах серьги-кольца. Её нельзя было описать, потому что в полутемном помещении она умудрялась сидеть в солнцезащитных очках. А вот мужчина был взрослым, лет пятидесяти. С широкими бровями и длинной щетиной, что ещё не превратилась в полноценную бороду. У него были золотисто-карие глаза.
Примечания:
боже я наконец дописала её! не знаю, здесь нет ничего важного, кроме моего умения вписывать секреты. эшли убита, анна на прицеле, а семейство Дауни в Лондоне. даже мне интересно, что будет дальше.

а пока я жду ваших отзывов:)
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты