ЦИКЛ «БОГИНЯ» Книга вторая. ВИСАРИЯ, ЖИЗНЬ ПРОДОЛЖАЕТСЯ.

Слэш
NC-21
В процессе
6
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Макси, написано 205 страниц, 42 части
Описание:
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
6 Нравится 12 Отзывы 2 В сборник Скачать

МЕХОМАНИЯ КАЯ ИЛИ БЫТЬ БЕДЕ.

Настройки текста
Кай, тебя что, так тянет к шерсти? — ухохатываясь спросил я. — Это не объяснить, — завороженно ответил муж. — Охо-хо-о. И не знаю, правильно ли я делаю, останусь ли я жив, — пробубнил я себе, закрыл глаза, и в мельчайших подробностях вспомнил белого лигра из яви, с которым фотографировался в парке Таиланда. И вот я большой кот. Пискнув, Кай завалил меня и облапил со спины. Инстинкт кота воспротивился, и взяв его за шкирку, перетащил Кая перед собой. Вот так лучше. И раздеть его, до гола. О-о, прощай разум, да, Кай? А Кай пищит, как кутёнок и тычется носом под горло, в грудь, в подмышку. Руки тянет к животу. — Яйца не трогай, — это я думал, что сказал, а в натуре рык был страшный. Кая побрало, он сжался, но не отодвинулся. Я стал его лизать, всего. Обхватив лапами перекинул его поперёк себя, это приемлемо. Лижем дальше, ворочаю его лапами. Каюшка, сердце моё, ну что же ты…об кончался-то весь? Перевернул его, вылизал. Он дрожит и прижимается спиной к моей груди. Э-э, нет. Никакой зоофилии. Хватило того, что меня не понятно кто порвал. Я-Митсу, смазываю его, каплю внутрь и вхожу. Он готов и расслаблен. Двигаюсь медленно, плавно, но до упора вжимая его в себя. Одной рукой за волосы, заставляя выгнуться до предела, другой рукой за бедро, вбиваюсь в него всё резче, быстрее. — Каюшка, подожди, — скулю я, но он кончает, а я продолжаю. Переворачиваю его и ставлю на колени, почти ложусь сверху. Упираюсь руками перед его плечами, и он начинает скулить. — Да, да. Митсу-у. Мой Митсу-у, — и мы вместе кончаем. Это невероятно. Целую его шею, загривок. Выхожу из него, я — лигр. Вылизываю его всего, а он опять стонет. Каюшка, три раза меньше чем за пол часа, это не нормально. Он елозит по мне, трётся и стонет. А я уменьшаюсь, уменьшаюсь, и вот я уже простой, домашний кот. Кай стоит на коленях и таращится на меня. Я сел, почесал задней лапой за ухом, отряхнулся. — Ну как? — то есть. — Мау, — глаза Кая ещё больше. Осторожно берёт меня на руки и начинает изучать. Трогает всего. Да дались тебе мои яйца? Фух. Прижал к груди и стал чухать. Хор-ро-ошо. Я заурчал. Кай замер прислушиваясь. Ну да, ур-р-рчу. Я же кот. Он укладывается, подбивает подушку. Чухает меня между лопаток и выше, а я поджимаю ноги (лапы) Выгибаюсь и начинаю медленно когтять подушку и тыкаться ему носом в грудь. Тарахтя при этом, как советский холодильник. Не прошло и десяти минут, как Кай спал глубоко и спокойно. Покемарил с ним минут десять, и осторожно выбравшись, ушёл. Взял молоко тодары из холодильника, и я у Влада. — Привет, как день прошёл? — спросил его я. — Странно, — ответил он и махнул рукой. — Молоко утреннее, Кай не доил. Отрубился, — объяснил я Владу. — Ещё у меня заказ на морозильник, холодильник, мороженицу и велосипед трёхколёсный, детский. Оборудование производственного масштаба и вертикальной загрузки. А ещё, кафе будем открывать в… Тернграде, Белграде? Имя то городу ещё не дали. В общем, у россохов. Там сообщение по реке, довольно большой. Баржи ходят, — сказал я таращившемуся на меня Владу. — Это ты Раю говори, про кафе, — уточнил он. — А чего не тебе? Открыл кафе, нанял в него людей, привязал поставки к Раевым и всё. А там город строят. Мастеровых море, чего у них заказать, чего они у нас, — капала я на мозг Владу. Он покивал. — Говорят у тебя с горой в Приозёрье затык. В чём проблема? — спросил я его. — В свойстве горы, в подъёмнике, в его монтаже, — перечислил Влад. — Что с подъёмником? — Цепной не маги. Ленточный маломощный, — объяснил Влад. — А тебе туда что, весь Трегун доставлять? Тебе же только Рыжика, Кая и пацанов с Лалеком. Три центнера максимум. Да и не за раз можно. Полозья и лёгкие вагонетки. Без промежуточных опор, забуриться вверху и внизу. Ну хочешь, я всё опять сам сделаю? — А ты знаешь, хочу, — заявил нахалёнок. Мы всегда с ним обсуждали нужность разработки той или иной вещи. Не становиться же мне их рабом, давая всё, что им понадобится. Богиня я или раб лампы? Я уверен, он придумает подъёмник. — Я сделал расчёты крыла на сто пятьдесят килограмм. На Рыжа в тандеме с Каем. И дельтапланы. Тащи тонкий, сухой бамбук. Каркасы будут стандартные, но сменные. Думаю, бить будут. Буду клепать, всё равно для себя, — махнул он рукой. — Для Лалека маленький сделай, — попросил я. Он кивнул. — А чем ты Кая ушатал? — спросил внезапно Влад. Я рассмеялся. — Прости, — смутившись сказал он. Я рассказал о мехомании Кая. — А ты можешь создать котейку? — спросил Влад, задрав бровки. — Такого? — спросил я, и вот я пушистый котяра. Влад цапнул меня на руки, сел в кресло поперёк и стал чухать кота за ушами, бока. Я стал когтять ему ляжки. — Больно, — сказал он, и вытащил из-под задницы тонкую подушку, постелил под меня, и мы начали заново. Процесс пошёл, и я затарахтел. Пришёл Дима с Андрюшкой. — Ой, ой, — послышалось рядом. Мы повернули головы. Димка стоял рядом с креслом, и держа сына на руках, таращился на нас с Владом, и издавая это своё ой. — М-м? — промычал лениво, задрёмывая Влад. — Влад, а это что? — шёпотом спросил Митя. — Это кот. Животное такое. Быстро в кровать, — скомандовал Влад. Время было ещё раннее, но видимо усталость накопилась и нервотрёпка. В общем, Аверины собрались спать. Положив Андрюшку, Димка разделся и нырнул к нему. Следом и Влад со мной. Я почувствовал не смелые прикосновения Мити, кончиками пальцев. Влад взял его руку и положил мне на загривок, почесал. Я заурчал. Митя замер не дыша. Изогнувшись я стал когтять подушку и затарахтел в полную силу. — Он Андрюшу не разбудит? — спросил Митенька. — Лежи, гладь и слушай, — сказал мужу Влад. Уже через пятнадцать минут они оба крепко спали. Мне стало жарко, и я ушёл. — Ну что же, общественность просит котиков. Будут им котики, — буркнул я. Я кот, и я в доме на озере. — Эрл, не двигайся, — сказал Лен. — Это я, — передал я Эрлику. Он встал с кресла и взяв кота подмышки, сел обратно, положив меня себе на живот. — Эрл, что это за существо? Ты знаешь его? — пытал его Лен, с опаской смотря на меня. Я таращил свои фосфорные глазища на него. — Я кот, мужик семейства кошачьих, а ещё есть бабы-кошки и дети-котята, — передал я Эрлику. Он гыкнул. — Это кот, — повторил Эрлик Лену. — Гладь меня по голове, чеши за ушами, — попросил я Эрлика. Он проделал всё требуемое и я зажмурился, затарахтел, закогтял ноги Эрлика и зацепился за ткань штанов. Он осторожно отцепил мой коготь и нажал на подушечку, вылезли не маленькие когти. Я мрявкнул, Эрлик лапу отпустил, я её полизал, сложил под грудью и зевнул. Лен завопил. — Эрл, это чудовище, у него огромные когти и зубы. Что это за ужасный зверь? Где ты его взял? — сломал весь кайф своими воплями. Я Митсу, на руках у Эрлика. Улыбнулся и соскочил с его колен. — Ты-ы, — протянул Лен. — Я-а. Ну чего ты орёшь? Я пришёл вас успокоить, а ты истеришь. Возьми котейку на ручки, погладь, почеши и послушай его песню, — сказал я Лену, протягивая ему руки, будто просясь к нему на колени. Он отшатнулся. Я снова кот. Запрыгнул на диван, мрявкнул. Эрлик подошёл, взял на руки и сел. Лен сел рядом и обнял мужа за плечи. Эрлик стал меня гладить и чесать, я стал урчать и когтять. — Не больно? — спросил Лен. — Не очень, — ответил Эрлик, и подложил под меня лежащий рядом плед. Я активно закогтял ему живот. Он взял руку мужа. — Расслабься, — сказал он Лену и положил его руку мне на спину, (-Держись Лен, всё будет хорошо, только держись.) Удивлённо Лен стал пошаривать мою шерсть, чухая всё активнее и активнее. Потянулся к мужу и поцеловал его. Эрлик чуть сполз вниз, Лен переложил руку с меня на бедро супруга и медленно повёл её вверх, к паху. Эрлик тихо застонал в рот мужу. Я встал, потянулся подрагивая, спрыгнул на пол, мрявкнул и исчез. Я в тюрьме Трегуна, развоплощена. В камерах бледные, измученные, часто беспамятные тела. Все очень воняют. Пробежалась по сознаниям, выудила семь лиц, нанявших их. Видела их во дворце. Ну и вот, ну и пожалуйста. Обещала по кроваткам, получите-распишитесь. А бандюков совсем даже и не жалко. Появляясь пред ясны очи нанимателя, мозг думал о задании, запуская заповедь по новой. И всем вокруг не до сна, и всем вокруг весело. Я к Сасиму, я кот и прыгаю ему на колени. — Это я, не истери, — передала я ему. — Погладь меня и почеши, — попросила я. — Как день прошёл? Чего слышно? — спросила я его. — Как, как? А то ты не знаешь? Мне такое из Трегуна передавали, я сначала не поверил, но если бы один. А то одиннадцать, и слово в слово говорят. — Мряур, — муркнула я. — То- то скоро будет, — сказал Сасим. — Ты даже не представляешь на сколько пряв, — муркнула я в конце. — завтра с утра созывай всю верхушку правящего аппарата империи, всех, кто есть, а кого нет, к себе сразу по прибытии, — сказала я, став лигрицей с зелёными глазами. — Встань. Кто придумал сажать правителя на металл? Геморрой замучает и яйца отморозишь, никакие подушки не помогут. И потайной ход, который уже давно не потайной, замуруем и сделаем другой. И если ты не дурак, а ты не дурак, то о нём не узнает никто. Совсем никто, — я улыбнулась кошачьей пастью и Сасимин отпрянул побледнев. — Я не возьму управление империей на себя, я сделаю конец твоей жизни весёлым и интересным. Только не подличай, — предупредила я его. — Смотри, — создала удобное клиновое кресло (древесина специально обрабатывается маслами) издающее лёгкий, приятный аромат. Несущий успокоение нервам и просветляющий сознание. — В подлокотниках по шарику-артефакту, (да и чёрт с ними, подарок правителю) при сжатии которых, вокруг кресла и стола образуется защитное поле против энергетического и физического воздействия. Даже газы распознаёт. В полу, под некоторыми плитками теперь есть ловушки, срабатывающие только по физическому или голосовому приказу правителя. Ведущие в созданные мной комнаты. Далее, украшения комнаты. Горельефы и барельефы. — Это что? — спросил Сасим. — Вон, видишь, цветочки по верху, — я щёлкнула языком и из цветов упали лучи. — Запоминай расположение. Лучей в дальнейшем видно не будет, но они будут парализовывать, когда ты подашь команду тому или иному цветку. Управление на столе, — со стороны кресла стало видно рисунок на столе, невидимый с других мест. — Сасим, работай, хватит тухнуть. Ты не немощный старик, пресыщенный жизнью, — попеняла я ему. — Но я такой и есть, — возразил правитель. — Меня ничего не радует, не интересует, — грустно сказал он. — Ой ли? Ты просто в Трегуне не был, — хитро жмурясь сказала я ему. (морда как у Багиры из «Маугли», только я в два раза больше неё) — На велике не гонял, не летал, хи-хи, — прыснула я. Обоссытся, сто пудово обоссытся, но пусть попробует. — На дно морское не опускался. Да ты даже в своём бассейне болото устроил, чтобы не купаться в нём, — опять фыркнула я. — Да ты… — Да, да. Опять песня про раздевание на людях, — я опять щёлкнула языком, и мы невидимые, возле стерильно чистого бассейна с тёплой, морской водой. Сасим в шортах средней длинны и с кругом утёнком на поясе. Он резко втянул воздух. Я показала, как ему нужно вцепиться в круг. И когда он его цапнул, пнула правителя под колено и под задницу. Плюх был знатный, орал он громко и витиевато. — Ха-ха-ха, да не истери ты, — сказала я, нарезая круги вокруг него. — Ведь приятно же. Бултыхай ногами, — и я передала ему картинку, как. Он поплыл. — А теперь представь тут своих советников, в одних шортах, обсуждающих серьёзные дела. Врать в таком виде очень сложно. Во всяком случае пока не привыкнут, — подкинула я ему мысль. — В городе есть центр «Сакура». В нём можно приобрести и плавательную-пляжную одежду, и аксессуары, и плав средства. А вообще, плавать учись, — отрезала я и взметнувшись выпрыгнула на бортик, отряхнулась и я совершенно сухая. Легла на край и сложила лапы. Сасим вошёл во вкус и кружил по бассейну. — А я, как выберусь? — спросил он, подплыв ко мне. Я кивнула в торец бассейна, где создала полукруглые, шершавые ступени. — Ну как? — жмурясь спросила я его, когда правитель выбрался из воды. — Здорово, — весело сказал Сасим, потом его лицо погрустнело. — А как мы это сохраним? Это же дворец, поле боя, — сказал он. — Да легко. Иллюзию кину и отгонялку на пять дней, а там, я думаю устаканится всё, — подмигнула я Сасиму. Покрутив о подёргав круг, избавился от него. — Оставь тут, никуда он не денется. А шортики в комнате сам сполоснёшь, выжмешь и сушить повесишь. Вода-то в бассейне морская, солёная, — предупредила я его по дороге в тронный зал. — А в нём ведь раньше рыбки жили, — задумчиво сказал Сасим. — Да неужели? — съязвила я. — Ну если ты об этом знаешь и главное помнишь, то не всё ещё потеряно. Завтра, с утра вызовешь кормителя рыб, и всё ему объяснишь. Гы-гы, как ни будь, — Сасим нахмурившись посмотрел на меня. Я похлопала глазками — Ладно, спать пошли, — и я сошла с тронного возвышения. Встав на большую плитку с рисунком, мотнула головой. — Иди сюда. Повеселимся, — улыбаясь, позвала я правителя. Подойдя ко мне, он посмотрел на плитку. Я кивнула. — Придумай команду, ну-у типа, вниз. Или смываемся, — хихикнула я, вспомнив «Люди в чёрном». — Убрать, — сказал Сасим, я внесла команду в амулет управления и люк открылся. Внизу нас поймало силовое поле, и мы мягко шмякнулись подошвами и лапами об пол. — И где мы? — спросил Сасим. — Не поверишь. Рядом с твоей комнатой, но как видишь, двери нет. Выйти изнутри сможешь тоже, только ты. Приложи руку к стене и сдвинь её в сторону, — Сасим легко открыл дверь. Мы вышли и огляделись. Он вернул дверь на место. Закрывшись, она проявилась нарисованной, но в три д формате. Сасим хотел открыть её, как обычную дверь, цапнув ручку, нарисованную. Я фыркнула смеясь. — С этой стороны её сможет открыть любой, кому ты на верху скажешь пароль. Любой, но он каждый раз будет новый, — покивав улыбаясь, Сасим пошлёпал в свою комнату. Она была метрах в пяти от секретной. Его спальню я тоже переоборудовала и защитила, на сколько хватило фантазии уставшего мозга. Потом, став обычной кошкой завалилась на императорское ложе, в коем уже спало, как оказалось, какое-то молодое, смазливое тело. Сасим вздохнув покачал головой и подхватив его на руки, вышел из комнаты. — И куда ты его? — спросила я вернувшегося правителя. — Да в соседнюю комнату. Проходной двор, а не спальня императора, — бурчал он, подползая ко мне. Положив лапку ему на грудь, выпустила когти и слегка нажала. — Могу сделать, что бы в твоё отсутствие смог зайти только уборщик, или кто у тебя тут? — спросила я. — И запишу топтание возле двери, потом поржём, — предложила я. Сасим рассмеялся и сгребя меня улёгся. Через десять минут моего тарахтения правитель крепко- спокойно спал. Наверное, он единственный из управленцев. У остальных была та ещё ночка, за редким исключением. Прошмонав мысли страдальцев, успокоилась. Все были ошеломлены, местами напуганы и растеряны. Все без исключения отправили появившихся в подвалы. Отмывать рвоту, кровь и испражнения в их спальнях будут ещё долго. Хи-хи, а утром на ковёр. Я-Митсу, и под боком у Кая. «Мальчик мой златоглазый» — это была моя последняя мысль в тот день.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2022 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты