ЦИКЛ «БОГИНЯ» Книга вторая. ВИСАРИЯ, ЖИЗНЬ ПРОДОЛЖАЕТСЯ.

Слэш
NC-21
В процессе
6
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Макси, написано 205 страниц, 42 части
Описание:
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
6 Нравится 12 Отзывы 2 В сборник Скачать

ЛЕТАЕМ ГОСПОДА, ЛЕТАЕМ!

Настройки текста
Сасимин ещё два раза негласно посещал Приозёрье. Влад всё-таки сделал расчёты и чертежи для подъёмника в Приозёрье. И материал я нашла, но чтобы не ждать доставки, сборки и монтажа до конца лета, установила всё сама. Но постройку площадок приёмников внизу и в верху, Влад гоношил сам. К моменту окончания монтажа всего комплекса, четыре дельтаплана были готовы. Место посадки им определили за леском и дорогой, на луговине, километров в двух с половиной от склона. В день испытаний был выходной и народу собралось прилично. И из Аверинской усадьбы, и из садов Коневых, и из Трегуна. Часть, ясно дело и наверх напросилась. Первым полетел Рыжик. Я, развоплощённая его сопровождала. Первый полёт был прямым, до места посадки. — О-о-о-ох, — проорал Рыж, с разбега сорвавшись с обрыва, пока поток не подхватил аппарат. — У-уф, — отдышался он, когда аппарат выровнялся. — Как самочувствие? — спросила я его, оставаясь невидимой. — Кхм. Лучше, чем ожидал. Штаны сухие, — похвастался сын. — Молодец. Сосредоточься на ощущениях, местности, изменениях движения аппарата. Запоминай. Тебе это всё им комментировать придётся, — сказала я и затихла, что бы не мешать моему мальчику. Пролетев лес и дорогу, полёт продолжился над луговиной. Вот четверть её позади. — Рыж, чуть согни ноги в коленях и дави на планку, завали нос вниз, но не резко, — Рыжик сделал как я сказала, дельтаплан резко клюнул. — А-а-а, — заорал Рыж. Я чуть дёрнула планку вверх, падение вновь перешло в парение с плавным спуском. — Снимай ноги с петли и как только коснёшься земли, чуть приподними нос дельтаплана, — говорила я. Рыж проделал всё чётко и пробежавшись по траве, остановился. И упал лицом в луговину, перевернулся и захохотал. Я появилась, села рядом и похлопала его по плечу. — Сильно перенапрягся? — спросила его. — Ничего. Нормально. Не так-то это и страшно. Ха-ха-ха. Ну если только в первый раз, — поправился Рыж. Я кивнула ему. — В полёте только руки напряжены, и чуть-чуть спина, — планку же держать, подумала я. — Давай назад, там Миха подпрыгивает, — и поднявшись, мы понесли аппарат к дороге, где нас уже ждала телега. На площадке, под горой была уже огромная толпа. Ввиду того, что сегодня был выходной, солнечный день, в Приозёрье собралось наверно половина населения Трегуна, распробовавшая активный отдых на озере. И многие из отдыхающих, кто на великах, кто пешком, были уже здесь. Толпа всё прибывала. Нас встретили дружным рёвом. Они, наверное, думают, что это новая, общественная забава. Ага, счаз. Если плавать можно научиться, то летать, а точнее падать без ущерба-увы. Нам кричали, задавали вопросы, но появившиеся вместе с отдыхающими, охранники сдержали толпу, не пустив к нам. Благо площадку мы отметили столбиками. Взобравшись на гору, услышали тоже. Миха мало что подпрыгивал, так ещё и скулил попискивая, а Лалек сзади всех сидел на заднице и вцепившись в ступни выл, с закрытыми глазами. — Миха, тихо, тихо мой мальчик, — обняв его сказал Рыжик. — Сейчас полетишь ты. Но надо успокоиться. Это не так просто в первый раз. Уж поверь. А садиться вообще жуть, — говоря, Рыж уводил к скамеечке, где потом всё подробно рассказал и объяснил. На склоне показал с какой силой поднимать и опускать нос аппарата, похлопал мужа по плечу и кивнул на склон. Разбежавшись, Миха оттолкнулся от обрыва и задрал нос вверх. Аппарат взмыл. — Эй, потише. Кувыркнёшься и сверзишься, — сказала я ему нажимая на нос дельтаплана. Он выровнялся. — Воздух давит на материю, и ты скользишь по нему. Но если задерёшь или опустишь сильно, воздуху не во что станет опираться. Ты понял? — объяснила я ему. Выпучив глаза и поджав губы, Миха внимательно меня слушал и кивал. — Пока только прямой полёт и посадка, что бы вы имели представление, что к чему. Манёвры я вам покажу сейчас, — пообещала я Михе, когда мы пересекли дорогу. — Давай, нос плавно вниз, — руководила я. — Ай, — катастрофа. — Миха, живой? — кинулась, проявившись к падуну. — Ох-кха-ха-ха-ха, — ухохатывался покряхтывая Миха. Осмотрела его на предмет травм. Мало ли, адреналин, шок и всё такое. Но переломов и кровоизлияний не было. — Были бы мозги, было бы сотрясение. Ты нахрена маневрировать начал, когда земля перед носом? Идиот? Я же сказала, только прямо и посадка, — орала я на Миху. Каркас дельтаплана конечно не выдержал такого издевательства и развалился. Всё-таки Влад молодец. И такое предусмотрел. Сгребя поломку подмышку, Миха улыбаясь побрёл к дороге. — Кто бы мне сказал, что такое манёвры? — упрекало меня это нахальство. — Вам и не говорили, чтобы пробовать не вздумали в первый раз, а сосредоточились на процессе и своих ощущениях. Вот что ты можешь сказать о полёте? — спросила я Миху. Он, улыбаясь, как идиот покачал головой. — Здорово. Больше ничего, — нда, клинический случай. Увидев сломанный аппарат, толпа загудела, осуждающе, но обрадовалась целости летуна. Объяснив наверху способы поворотов, третьей полетела я, привязав к щиколоткам длинные, цветные ленты. Демонстрируя манёвры, свернула к комплексу Приозёрья, попетляла и полетела к луговине. Села, навернулась, порвала ленты. Дурость это была несусветная… зато красиво. Думала я улыбаясь. Прибежали Влад с Раем, отправившиеся к луговине заранее, на телеге. — Жива? — спросил Влад. — А что со мной сделается? — изумилась я его тревоге на лице. — Ну-у. Видя, как ты кувыркнулась? Мало ли? — оглядел меня Влад. Спасибо солнышко, — с теплом в груди подумала я, вставая. Рай оглядывал аппарат. — Думаю простои в производстве неизбежны. Пока все не попробуют полёт, — утвердительно предположила я. Кивнув Влад спросил. — Кто следующий? — Рыжик с Лалеком. Пока мелкий не рехнулся, — задрав брови сказала я. Привязали к перекладине ещё одну планку, на пять сантиметров ниже. — Держись крепко и не отпускай, пока на землю не встанешь, — говорила я мелкому, цепляя вторую планку, для ног Лалека, к ремню Рыжика. Прицепила мелкого за подмышки к Рыжу ремнями и сообщила о готовности. Рыж разогнался и тоже чуть задрал нос. — Да не надо. Не такой уж у вас вес, что бы паниковать, — сказала я пригибая нос аппарата, не давая ему взметнуться вверх. — К озеру, к озеру. Давай к озеру, — орал Лалек. — Нельзя. Сейчас только по прямой. А над озером вообще летать нельзя. Это над сушей горячий воздух поднимается, а вода холоднее земли. Поэтому вы упадёте, — кратко пояснила я. — Не истери мелкий, тебе персональный аппарат, маленький сделали, и крыло шьют. Будешь со скалы в Южной, сам летать, — обрадовала я его. — Штун с ума сойдёт, — расхохотался мелкий. Чуть нажав на правую руку Рыжа, мы повернули и забрав чуть в сторону, увеличили время полёта, зайдя с начала луговины. Теперь заходили на посадку, пролетая её вдоль, это ещё полтора километра, а не поперёк, как в первый раз. Зато к дороге топать задолбаемся, — подумала я. Ан, нет. На телеге приехал сообразительный парень из спасателей. Он завернул возницу, поняв наш манёвр. — Спасибо, — сказал Рыжик, неся в одной руке дельтаплан, а в другой, подмышкой, Лалека. Ноги у него так тряслись, что он падал, не пройдя и пары шагов. Потом полетел Влад. Он орал, хохотал и выдавал пируэты. На него я смотрела с обрыва, но очень внимательно. Но перед посадкой страховала. Он летал дольше всех. И посадка у него тоже была затяжная. Ручки и ножки у него тряслись знатно. Не как у Лалека, но заметно. И улыбался он, как дебил. Боже я, мальчишки. На телеге приехал Димка, с Андрюшкой на руках. Его тоже трясло. Он кинулся к Владу, повис на шее и заплакал. Всю дорогу к горе Влад держал его в объятиях и успокаивал, что-то тихо говоря. Потом летал Миха, Рай и снова Рыж. Тихо, Шанду, Миха полетел сразу за ним и вернулись они вместе. На Рая с гордостью смотрела Ледия и отец, а того потряхивало после полёта. Когда стало вечереть, я запретила полёты, заметив, что аппарат стал лететь очень низко. Внизу нас засыпали вопросами, на тему полетать. — Во-первых это очень опасно, а во- вторых очень дорого. Нас страховал сегодня Рай Бронлиштц. Хозяин этого комплекса, потому, что и сам летал. Как вы думаете, сколько стоит его время, и будет ли он вас страховать? — добил своим ответом всех Влад. Рай задрал нос, а Эрлик закусив костяшку пальца, тихо хихикал. Всю следующую неделю Миха, как одержимый летал, до состояния нестояния. Менялось его сопровождение, Кай полетел на следующий день, он чаще всего его сопровождал, вместе с мелким. И с Сасимином в тандеме летал тоже он. Как я и предполагала, правитель обоссался. Хорошо, что он был в Приозёрье тайно, один, а Кай сделал вид, что не знает его. Одного раза Сасиму хватило с лихвой. Влад ввёл на предприятиях бонусную систему и с ней контроль качества и знак качества, как в яви было раньше, в России. Победители года получали либо прыжок, либо большую денежную премию, или отдых с семьёй в Приозёрье на несколько дней. Рай, золотой управленец, повторил за Владом всё, добавив ещё корпоративные выходные в Приозёрье для столичных сетевиков и работников «Сакуры». На стене холла центра появилась большая картина с изображением счастливого Михи, летящего на дельтаплане над Приозёрьем. На неё приходил посмотреть народ, ну и ясно дело, без покупок не уходили. В общем, столицу взбудоражили будь здоров. Трегунцы и в будни приезжали в Приозёрье посмотреть на полёты и позагорать, со всеми сопутствующими. Уровень жизни в Трегуне сильно поднялся. Ледия сделала подростков своими агентами. И они выискивали даже самых нищих жителей и предлагали им работу. Количество жителей в Трегуне выросло на треть в межсезонье. Через неделю Сасимин приехал в Приозёрье на отдых официально. Со свитой и охраной. Там то все и увидели чуть подросшего Пепла. Ох и задали же мне жару с подачи Влада.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2022 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты