ЦИКЛ «БОГИНЯ» Книга вторая. ВИСАРИЯ, ЖИЗНЬ ПРОДОЛЖАЕТСЯ.

Слэш
NC-21
В процессе
6
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Макси, написано 205 страниц, 42 части
Описание:
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
6 Нравится 12 Отзывы 3 В сборник Скачать

АРМАГЕДЕЦ ИЛИ ИЗБАВЛЕНИЕ ОТ МРУНА.

Настройки текста
Когда я в первую же зиму после родов Рыжика и Влада, поставила его, да и остальных, на сноуборд, на лыжи… на бублики… и-и в общем на снег, Рыж полюбил его, как Лалек воду. Хотя в отношении Рыжика это не верно. Он любит и снег, и воду, и небо и всю Виссарию, и жизнь всю, целиком и всеобъемлюще. И самыми частыми гостями в лесной, зимой были конечно они, Рыжик и Лалек. Позже ещё Лисёна с Олежкой, но он замораживал большое озеро и катался на коньках, варил глинтвейн и топил баню. А парни были настоящими фанатами ежегодных снежных забав. Андрюшка любил горные лыжи, а Димка спокойные, лыжные прогулки по лесам, Влад часто составлял им компанию, по очереди. Но по мере роста детей, родители всё реже устраивали себе такой отдых. А потом и дети стали загружать себя с головой. Я говорила им, что всех дел не переделаешь и нельзя забывать об отдыхе. Ведь эти черти находили занятия не только для тела, но и для ума. Сломав однажды ногу, Влад, пока ждал, пока его найдут и заберут, обнаружил минерал, он обозвал его кварцит, который я использовала в арках переноса. Этот кристалл хорошо впитывал и держал магическую программу большого объёма. Влад вынес мозги всем: Раю, Лену и академику Боришу. Вскоре по Виссарии стали появляться диски переноса. Это плиты, типа бетонных с вкраплением двух минералов. Программируемого и направляющего магию. Так что ими могли пользоваться маги хотя бы пятой-шестой категории. Влад и Димкой уже могли. Сообщение по Виссарии стало увеличиваться, упрощаться, но и отследить кого-нибудь, теперь стало сложнее. За несколько дней до Андрюшкиного тридцатилетия, Сасим умер, завещав ему трон. Он и так правил последние пару лет практически единолично, а теперь стал императором, Андреем Первозванным. Призванный править со стороны, не из семейной династии. Олег с Алисой были в отпуске, дома, рядом с беременным Красом, когда пропал Рыжик. Активно его стали искать почти сразу, потому что беременный Крас, это капризный и нервный Крас. Когда сообщили мне, и поняли, что я тоже его не вижу, все очень испугались, напряглись и собрались. И он полыхнул дикой болью. Полыхнул всем, служителям, родным, Каю, а я так почувствовала её от них обоих. — Ули-и, — услышала я мужа Митсу, и рванула к нему. Увидела только хвост перемещения и рванула по нему, дальше. Когда болью обожгло Коневых, Миха просто бросил детей на Краса, припечатав орущего и бьющегося в конвульсиях мужа ими к полу. — Держите, не дайте переместиться, — крикнул Миха и исчез. Боль так обожгла его, что ослепила, и он не знал направление, перемещался ко мне. Я очутилась в большой пещере с наклонной плитой по середине. На плите лежал и орал Рыжик. Вокруг была разлита такая тёмная мгла, что всё в ней казалось светлее неё и было видно. Пещера была забита рыкарами, они качались и смотрели светящимися, как неоновыми лампочками глазами, а на плите умирал Рыж, со вспоротым животом и венами на руках, ногах и шее. Я переместилась к нему верхом, заметив исчезновение Кая в странном, серебряном тумане, и стала зализывать его порезы, вбухивая в него сырую силу мира широким потоком. Он её поглощал, всю, как не в себя, но порезы закрывались. Оперировать магией было как-то тягомотно, меня выкручивало всю, будто я всю себя сильно отлежала. Забытое ощущение. Закрыв порезы на теле, взяла из детей крови по пол литра, смешала, воспроизвела и ввела в Рыжика равномерно, сразу во всю кровеносную систему. Влила в него бульон и взяв на руки позвала Миху. И вовремя надо сказать, всё затряслось и сверху посыпались камушки. Рыкары стали падать от стен пещеры к плите. Сунув Рыжика на руки Михе, я рявкнула. — Домой, — и запулила обоих в усадьбу. Прислушалась в поисках Кая, он еле ощущался в недрах. Я испугалась, как бы он не застрял, как бы его не завалило, не раздавило. И я перенеслась к нему. Я попала в такой мрак, что он ослепил меня, как до этого боль Рыжа Миху, аж трудно стало дышать. — Дай мне твоей силы, — раздался рокот в моей голове. Но ощущение было, будто Кай попросил меня передать ему стакан молока. Я, ничего не соображая и не видя, ощущала себя, как в чёрной дыре. Вскрыла себя, как это обычно делал со мной Рыж. И мгновенно выплеснула всю божественную составляющую наружу, но сразу же и схлопнулась, как вакуумной заглушкой. Пустой я не осталась, но была обессилена. И тут всё напряглось. Я не знаю, как ещё это объяснить. В меня струйкой потекла благодарность молящихся с потоком энергии Виссарии. Я прозрела, потому что засияла и увидела нас в огромной пещере. Та пещера, с рыкарами, была чашкой по сравнению с бассейном. Почти по середине неё сидел огромный дракон и выдирал из пола каменюку исходящуюся тьмой, липкой, холодной и тяжёлой. В голове раздалось. — Убирайся. Наружу, — а потом я будто опять в чёрной дыре. Ни чувств, ни ощущений. Будто меня нет. Сосредоточилась на своих мыслях. Мыслю, значит существую. Представила себя, какой меня знали все. В стороне раздалось. «Крак». И мне будто дали пинка. Я почувствовала себя всю, летящую кувыркаясь сквозь глыбы камней устремлённых, как и я, в небо. А ведь силу притяжения никто не отменял, — пришла мне в голову мысль. Стало светлее. Это вся масса породы разлетелась, и я вылетала следом, на свет божий. Следом, издавая визжащий рык летел драконище с булыганом в лапе. Орал он кажется от боли, я увидела его глаза. КАЙ. — Кай, — заорала я в след обогнавшему меня ящеру. С камня срывались будто сгустки тьмы, вызывая странное ощущение, жажды, тоски, чужеродности и чего-то неуловимо знакомого. Ящер снова заорал. — Кай. Какого фига я тут в прострации летаю. Мужа моего второго «я» спасать надо. Я подобралась, как кошка перед прыжком. Ну, это ассоциации такие, метафорические. И исторгнув силу, как в первый раз, но не выплеснула, а выстрелила. Целясь при этом в весьма небольшую, ну относительно конечно, цель. В камень в лапе дракона. Попала. Удар был так силён, что отбросил ящера вверх и в сторону. Он снова завопил с долей боли и удивления улетая в стратосферу, вслед за камнем. Но догнать бы его уже не смог. Я придала ему такое ускорение, что с громким бахом и вспышкой он исчез в уже безвоздушном, звёздном пространстве. Ого, я в космосе. Обернулась и полетела вниз. А там. В гряде, где раньше был пик, сейчас зияла огромная лунка, как от выдернутой из влажной земли огромной редиски. Только с одного края в лунке торчал маленький обломок со скошенным, гладким верхом. А вокруг только камень. С одной стороны, голые горы с дырой, с другой каменистая пустыня без единой травинки на сколько хватало глаз с такой высоты. И вдруг рывок вверх. И я уже не опускаюсь, а лечу горизонтально, очень быстро, но плавно. Выворачиваю голову и офигеваю. Я болтаюсь меж зубов дракона, как кусочек петрушки застрявший после еды в зубах. Болтаюсь на порванном подоле длинного платья, в котором сегодня была. — Бля-а. отпусти меня изверг. И вообще, куда мы летим? — спросила-проорала я. Дракон мотнул головой вперёд, и я закувыркалась, закрутилась, потеряла ориентацию в пространстве и вывалилась-таки из злополучной тряпки. Дракон издал звук. — ПФКХА, — в конце будто вытряхнули покрывало. Одетая, лечу под ним спиной к земле, над ней, параллельно. Смотрю на него и, нет не вижу, а ощущаю каждой клеточкой своего существа, что оно прикалывается, просто ржёт надо мной, ухохатывается. — Ах ты земляной червяк, — ничего оскорбительнее не придумав, заорала я. И тут пришли зовы ото всех. Я только собралась… Как уже сижу в темноте, будто муха под чашкой. Вокруг мокро, скользко и свежатиной пахнет. Неприятно, — подумала я. И уйти я не смогла. — Не рыпайся. Тебе нельзя к людям. Мы заражены, оба, — раздался в голове рокоток. Я подумала, — хватит рычать не боюсь, — под ногами задвигалось. — Прекрати-и, — завизжала я. — Выплюни меня. У меня клаустрофобия, — соврала я. Свет, я на свободе, свежий воздух, а сзади снова. — ПФКХА, — ржёт, юморист. Создала канатный ошейник с коробом, и вот я уже путешествую с комфортом, сидя на мягком пуфике, пристёгнутая страховкой к коробу. — Не пользуйся магией, мир заразишь, — подумал-сказал ящер — Кай. Ты же Кай? — спросила я. — И он в том числе, — язвительно ответило это недоразумение. Да что же ты такой…кхм, здоровенный то, передумала язвить я и задала вопрос. — Тебя же хрен прокормишь, — и что этот гадёныш сделал? Он упал камнем вниз и нырнул. Нырнул что бы пожрать, он поймал штуна. Я в панике стала соображать, сколько ему таких надо, чтобы наесться и на сколько этой трапезы хватит? Побарахталась в кишках и кровавой воде. Этот гад ел, не выныривая и не останавливаясь, а когда всё-таки всплыл, я увидела в дали берег и поняла, мы возле другого материка. Изогнувшись он махнул крылом. — Выметайся, — канат лопнул как нитка и я пристёгнутая к коробу, погружаюсь в глубину. — Избавься от всего, на тебе скверна, — прозвучало в голове. И вот, я голая, лечу перед его носом спиной вперёд и ору, как оглашенная, он меня выбесил. — Ты совсем охренел? Ты чего творишь? Говорить надо сначала, а потом делать, — я готова была его разорвать. В смысле желала, но не могла. Это же Кай. А вот он мог убить меня в любой момент. Я Митсу и лежу у него на лбу, между глаз. — Каюшка-а, а правда, ты чего такой большой? — спросил я. — Это форма для перемещения в межмировом пространстве, — ответ пришёл сразу и без рыка. В груди сразу стало больно, горло перехватил спазм. — Ты … бросаешь меня? — спросил я его, запирая все чувства внутри. Если он хочет уйти, не буду ему мешать. - Это существо убило бы нас всех. Меня, тебя, весь мир, — ответил Кай. — Зачем ему это надо? Он пожиратель миров? — спросил я. — Он потерялся, с ним что-то произошло. Он хотел домой, но не мог, ослаб, как и я раньше, — объяснил Кай. — А мир то уничтожать зачем? — возмутился я. — Он другой, он просто другой, а я защищался, — вздохнул дракон. — Ты сменишь форму, а то… Мы такие разные. Я не уверен даже чувствуешь ли ты меня? — грустно сказал я. — Чувствую, внутри. Тепло, нашу любовь, нежность, принадлежность., — тихо говорил Кай у меня в голове. — Внутри я тоже чувствую, а снаружи. Я лежу на тёплой, говорящей скале, а я тебя хочу, — тоже тихо сказал я. Дракон вздохнул и нырнув, смыл меня гоня к острову на волне. Выбравшись на берег, я услышал. — Я чиститься. Скоро буду, — и двинулся к низкому берегу на горизонте. Левее он уже поднимался голыми скалами. Понятно, к болотам поплыл. Интересно, я уже отмылся, мне можно силу использовать? А то голой задницей на каменюках не айс. Вернее, как раз айс. Пятая точка подмерзает и жёстко ей, а стоять долго, как оказалось, я ещё не в состоянии, эмоциональном. Поднялся по уступам метров на десять и на более-менее ровной площадке создал земляную подушку и дёрн, мягкую, густую травку. Вот теперь можно и подождать. — неженка, — пришло мне. — Угу. Даже не возражаю и готов подарить тебе часть этой нежности, — парировал я. — Хочешь? — из воды вынырнула огромная башка и легла на скалу. Глянул на него лениво. — Задница от воды разбухнет, взлететь не сможешь, — подколол я его. У него в горле что- то заклокотало. — Дрянь в лапу впиталась. Поотмачивать придётся, — сообщил он. — Чем это тебе грозит? — Да отойдёт всё. Поверхностно же, — вздохнув продолжил. — Форму пока сменить не могу. — Да-а. Бе-еда-а. Я серьёзно беспокоюсь за обитателей Виссарии. Тебя в такой форме действительно проблематично прокормить будет, — задумчиво сказал я. — Не переживай. Я не ем материальную пищу в таком виде. Только энергию, — успокоил меня дракон. — А что это тогда было? — он фыркнул. Хорошо, что морда его задрана в небо, а то меня бы сдуло со скалы. — Демонстрация?.. Позёр… Напугать хотел? Напугал, доволен? — на меня накатило сожаление, его очевидно. — Ладно, проехали. Моя энергия, вернее Ули, подойдёт? Мы сможем тебя прокормить? — перевернувшись на живот и разглядывая его подбородок, спросил я. — Да. Ей это вполне по силам. Вон как по мне долбанула. — Она испугалась, за тебя. — Ага. Но я поменяюсь. Я тоже хочу тебя чувствовать. Ты для меня сейчас как горячая искорка, которая душу греет, — Он заурчал. Скальный остров завибрировал. — Слетай к своим. Я же чувствую, тебя не отпускает беспокойство, — предложил ящер. — Да я и о тебе не меньше беспокоюсь, — встав и прижавшись к нему, сказал я. — Тебя что-то тянет туда, — продолжил он. — А Кай глубоко в тебе? Ты не помнишь? — Нет. Почти на поверхности. Это он сейчас формирует характер. И да, мне просто память его лень перебирать, — пояснил он. — Я буду звать тебя Каем? А беспокоюсь я за Краса. Он беременный, очень нервный. Но переживают они конечно все, сказал я. Башка пришла в движение и стала опускаться. — Я тоже хочу. Хочу потомство, — тихо с грустью отозвалось во мне. — Значит надо заняться этим вопросом в плотную. Только у меня информации мало. Ты расскажешь или у творца просить? — щипая травку рассуждал я. Из воды взвился фонтан, и я вновь услышал. — ПФКХА. Нет больше творца. Сбежал тварюшка, — смеялся Кай. — Как нет? Как это сбежал? — вскочил ошеломлённый я. — Куда? Как это вообще возможно? — Не находил я себе места. — Испугался меня, Мруна, тебя в конце концов. Ты же вон какого пинка бедолаге залепила. Он пространственную черту пересёк, — и опять драконий смех. — Я ничего не понял. Ты видел творца? И что ещё за Мрун? — спросил я. — Мрун это то существо, что многие столетия назад упало на эту планету и спеклось с её недрами. Он сцепился с Виссарией и впал в спячку, чтобы выжить, не выгореть. Понемногу черпал силу мира, но она для него, ну очень неполезна, однако выжить помогла. А Мрун, потому что так вы называли одно из его проявлений на Виссарии. Это от него мор был. Второе его проявление, когда он стал приходить в себя и хотел есть. Изменяя психику людей, он заставлял их служить ему, мучая молодых, сильных магов, выпивая их энергетический потенциал на пике мучений, вместе с жизнью. Ведь и болезнь так же протекала. Веками он копил силу, а тут про Рыжика узнали. Его могло бы хватить, что бы Мрун выбрался, — я только сидел, хлопал глазами и щёлкал ртом слушая дракона. — А выбравшись, он бы расколол планету, потушил бы её, а солнца этой системы ему бы хватило, чтобы продолжить свой путь, — я сидел и ужасался от перспективы, которой удалось избежать. — И ты его. ПФКХА. Такого опасного… Так… Под зад пинком, и меня за одно. Вот творец и испугался, что ты, придя в себя, ему неудобные вопросы задавать начнёшь, — дракон замолчал. — А может он специально всё. Очень уж подозрительно быстро его притянуло к камню, может он именно этого и ждал? Средство передвижения? — вынырнув в отдалении, драконья голова уставилась на меня. — Что ты вообще о нём знаешь? — спросил он. — Может статься, что ты прав. Упоминал он как-то о паразитических сущностях, от которых нужно закуклить мир. Может он и говорил про себя, и боялся таких, как он, но более сильных. Теперь мы наверно этого не узнаем никогда, а мир и правда нужно запереть? — спросил грустно я. — Нет конечно. ПФКХА. Его изначально создают запертым, в коконе, чтобы жизнь вырастить без помех. Это потом творец его вскрывает и мир начинает излучать. Или если мир испортился, его тоже запирают, что бы он перегорел в себе и очистился остыв. Чтобы не фонил в округу, — пояснил дракон. — Мне трудно называть тебя Каем. Ты всё-таки не он, — тихо сказал я, рассуждая о том, как много знает о мирах дракон, и как мало знал Кай даже о себе. — Ты всегда был сообразительным существом. Конечно, я не Кай. Кай лишь малая моя часть, сейчас гораздо меньшая, чем ты Ули. Мы существа сложные и наше ядро во многом зависит от окружения во время зарождения и осознания. Меня вот создали и почти сразу бросили, но рядом были люди, а они существа динамичные, неоднозначные. Я ещё дополняюсь… а тут …богиня…муж. А потомства я хотел с момента своего появления, осознания, — на меня накатила тоска ящера. — Теперь мы займёмся этим вплотную. Сформулируй информацию удобоваримо для меня, и мы попробуем, — ответил я ему, посылая душевное тепло и желание обнять. — Проведай своих. Они волнуются, — мягко передалось мне. — Отмокай. Вернусь, почищу, — пообещал я и исчез, переносясь к Коневым. А у них военный совет по поводу, теперь уже моего спасения, из чьих бы то ни было лап. Рыжик пытался их уговорить, говоря, что я в порядке, просто немного занята. Они подождали час, два… И собрались меня вызволять. Пришлось явиться им. Я Ули, в руках букет цветущей и одуряюще пахнущей мимозы. — Привет бегемотик, — вручила я букет Красу и расцеловала его. — Как ты, хороший мой? — погладила я Рыжа по щеке. — Как вы все? Мелкие, вы как? — обняла Миху — Я очень испугалась, — шепнула я ему в район шеи. Мальчик то стал мужчиной. — И ещё Кай пропал, — он напрягся и так же тихо спросил. — Что с ним? — отстранившись я махнула рукой. — Да нормально с ним всё теперь. Отмою только от скверны. В море лежит, отмокает, — сказала я уже всем. — Ули, что это было? — спросил Олег. — Отец ничего толком не говорит. — Это было существо из другого мира. Оно пытаясь выжить стало причиной мруна на Виссарии. Изменяя сильных магов, оно заставляло их служить себе. Похищая молодых, сильных, не обученных магов, они истязали их до смерти, кормя его выделяющейся энергией и их жизнью. Если бы оно съело Рыжика, ему хватило бы сил выбраться из каменной западни, расколоть планету и поглотить наше светило, чтобы отправиться дальше. И неизвестно сколько миров по дороге домой оно бы ещё погубило, — с грустью сказала я. — Ты никак его жалеешь? — спросил Миха. — Оно папу чуть не съело, — укоризненно сказала Лисса, выглядывая из подмышки Рыжа, обнимая его. — Оно зло, — выдала вердикт она. — Нет Лисёна. Оно просто другое, совсем. Оно заблудилось, потерялось далеко от дома и обессилило, — объясняла я ей. Они скептически на меня посмотрели. — Оно как Кай, только совсем уж другое, — пыталась я донести до них мысль. — Кай никогда, никого не обидит, — сказала яростно Лисса. — Угу. Это ты штуну скажи, которого он сожрал в два щелчка, — ляпнула я. Все воззрились на меня вопросительно. — Большой он теперь. Очень, — стращала я Коневых. Рыжик представил штуна и увеличил его в два, три раза. На большее фантазии не хватило? Я представила, как болтаюсь меж его зубов. — Стоя на его нижнем веке вытянув руки вверх, я не достану до верхнего, — таинственно молвила я. — Кхм, — подавился воздухом Рыжик. — Спасибо мальчик мой. Если бы не ты, мы бы не справились, — сказала я сыну. — Надо поблагодарить народ Виссарии, — и шагнув к сыну я поцеловала его. И вот мы в небе, Рыж во мне, а я как перевёрнутая миска с мёдом изливаюсь благодатью на мир, светясь янтарным светом. Ндаа. Опять будут бешенные урожаи, приплод скота и прирост населения, — улыбаясь рассуждала я. Мруна то нет. Не хотелось бы, что бы Виссария познала все ужасы перенаселения. Нужна регуляция рождаемости. И в голове стали разгоняться вычисления в геометрической прогрессии. Я поняла, что ответ придёт скоро сам. В начале падения мы просто исчезли, и появились в комнате, одетые. А тут все, как пьяные — Ну и ладно. Пусть балдеют, — сказала я Рыжу и поцеловав попрощалась. — Мне ещё котлован чистить и Кая мыть. Пока, — послала им воздушный поцелуй и исчезла. — Каюшка-а, давай ты на спинке поплывёшь, а я тебе лапку помою, — послал я зов дракону. Гора на горизонте сползла в воду. Какой же ты всё- таки огромный, — подумал я. — Ты не будешь против, если я тебя в образе Ули мыть буду? Просто у неё всяко возможностей трансформации больше, — спросил я Кая. — Ну попробуй, отозвался дракон и медленно всплыл у острова, гоня большую волну.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты