Тяжело быть геем

Слэш
NC-17
В процессе
840
автор
_MuStUnG_ соавтор
leaben бета
Размер:
планируется Макси, написано 305 страниц, 20 частей
Описание:
Итадори Юджи влюблён в преподавателя физики ещё с первого года старшей школы.
Примечания автора:
ПБ включена, дерзайте)
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
840 Нравится 316 Отзывы 224 В сборник Скачать

1.

Настройки текста
      Он — ученик старшей школы, известный своей наивностью и очаровательностью. Его доброта и лучезарные улыбки всегда смягчают любые гнусные обстановки, что может подтвердить его одноклассница - по совместительству лучшая подруга - Кугисаки Нобара.       Девушка сложила руки на груди, осуждающе смотря на запыхавшегося друга. Пронизывающий взгляд карих глаз заставил Юджи приподнять голову и спросить встревоженным тоном «Ч-Что?». — И в какой раз ты умудряешься вот так облажаться? — они стояли на заднем дворе школы, где недавно проложили резиновую дорожку для бега, чему обрадовалось большинство учеников: из-за земли и песка бегать было совершенно неудобно. — ..В третий? — только эти двое могли тусоваться во время школьных перерывов вместо того, чтобы уединиться и спокойно пообедать вдали от шума. — В девятый! Юджи, в де-вя-тый за неделю! — взорвалась она, схватив его за ухо, больно оттягивая. Тот ойкал и умолял отпустить его, но свирепая старшеклассница вовсе не слушала его. В чем его облажа? Да в том, что этот юнец, засранец и лошара по жизни, влюбился в их преподавателя по физике. Да, этот белобрысый хрен действительно смазлив и покорил много девичьих сердец, но чтобы Итадори… Уму непостижимо! — Просто признай, что тебе не стоит даже за порог своего дома выходить! Катастрофа сплошная! — Да что я могу сделать? Когда Годжо-сенсей рядом, то я просто теряюсь! — он быстро стих, так как понял, что проговорил это слишком громко. Смутившись и вымученно вздохнув, Юджи взмолился «Ну почему всё так хреново?!».       Его влюбленность в собственного преподавателя, более того - мужчину, с разницей в возрасте лет десять, пугала Юджи до чертиков. Он сильно боялся общественного порицания за чувства к Годжо-сенсею: мало кто относится к геям положительно, да ещё и к тем, которые влюблялись в своих учителей. — «Господи, влюблённый дурачок, аж тошно!» — отпустив опухшее ухо, Нобара выпрямилась и, гордо подняв голову, выпятила грудь и пошла в своём направлении, оставив друга позади себя. Светловолосый парень с облегчением вздохнул и, схватившись за больное ухо, посмотрел ей вслед. Всегда так. — «Вот чё-ё-ёрт», — отвёл взгляд куда-то в сторону. — «Из-за меня она не пошла обедать с Зенин-сама», — поправив свисающую сумку с тетрадями, Итадори ещё раз дотронулся до красного уха. Ойкнув, он вспомнил, что у Кугисаки-тян должна была быть встреча с ещё одной девушкой, вроде из клуба по боксу. Чёрт возьми, он и её сорвал. От этого он ощутил себя ещё хреновее.

Нобара, наверное, злится. Он должен будет попросить прощения вечером.

      В желудке начинало урчать, от чего кареглазый поморщился: вот уже второй день он ничего не ел, а всё из-за грёбанной подработки и навала учёбы. В шестнадцать он стал полностью эмансипированным, поэтому вполне имел право распоряжаться своими денежными средствами как заблагорассудится, помимо этого он выполнял те же взрослые обязанности.       Его старик помер от сердечной недостаточности, оставив мальца одного. Абсолютно одного. А что сказать про родителей? Те развелись в его шесть лет, так и не решив, кому останется пацанёнок. Но это было даже к лучшему. Только его брат-близнец остался с отцом.       Слыша за стенкой не самые лестные разговоры деда с его родителями, Юджи сделал вывод: как сын он им не нужен. Алименты никто не платит, да и не интересуются его здоровьем.       Когда старик помер, то первое, что сделал Итадори — похоронил дедушку за собственные средства, которые изначально копил ему на лекарства. Он потратил всё до единой монетки, ведь смысла копить больше не было.

Единственное, что Васуке попросил «Быть сильным и всем помогать». Что же, Итадори Юджи отлично справляется.

      Он отзывчив, добр и щедр на улыбку; всегда поможет тем, кто оказывается в беде: будь то кошечка, залезшая на высокое дерево, жертва приставаний негодяев, или же просто ничего не понимающий одноклассник на биологии. Эта альтруистическая натура сильно бесит его друзей - Нобару и Мегуми, но те молчат, потому что знают, что его не переубедить.       Какой страшный диссонанс: Юджи сам нуждается в помощи, но при этом помогает всем вокруг, кроме себя. Кукуха поехала у него, честное слово. — «Стоит пойти отдохнуть где-нибудь, а лучше…пойти в спортивный зал, там открыта инвентарная!» — приободрился парнишка, предвкушая то, как отдохнёт на матах оставшиеся полчаса. Спина и руки до сих пор болели из-за тяжести, которую приходилось разгружать вчера (что-то грузчики у поставщиков всё чаще и чаще срывают спины, так что работникам заказчика приходилось всё таскать вместо них).       Он оказался рядом с небольшим спортивным комплексом, довольно-таки быстро дойдя до пункта назначения: инвентарь находился в одном из спортивных залов, в которых обычно проводятся тренировки волейболистов и каратистов. Как только голова коснулась мата, Юджи мгновенно вырубился.       Ему частенько приходилось отсыпаться в подобных местах, ведь домой приходит он достаточно поздно, как и уходит достаточно рано. Но сегодняшний день был исключением, так как парень проспал первый урок.

Будильник должен зазвенеть совсем скоро…

— Неужели я проспал?! — подпрыгнув, громко воскликнул парень. Ойкнув, он мигом закрыл рот ладонями. В инвентарную вошёл тренер волейбольного клуба и громко потребовал покинуть зал. Его голос был настолько требователен и груб, что парню даже стало страшно.       Выйдя оттуда дрожащим, как осиновый лист, Юджи сразу заметил, что на улице довольно-таки быстро стемнело. Хотя, чего тут говорить: самая середина осени. Пришёл он сюда без куртки, всего лишь в одной школьной форме, да и то потому, что забыл верхнюю одежду дома. Вот тебе и трёхчасовой сон за рабочим столом.

Ладно, это всё ерунда. Хотя бы успел отоспаться.

— «Успею к смене», — покидая территорию школы, Итадори всё никак не мог нормально повесить сумку на плечо. Что-то мешало. — «Что там такое?»— остановившись около школьных ворот, он перерыл всё, но не нашёл чего-то нового. — «Уже мерещится.»

***

— «До сих пор злится?» — спрашивал Итадори у самого себя, сидя за партой и глядя на то, как Нобара демонстративно игнорировала его взгляд, общаясь с одноклассницей. Когда ему надоело наблюдать, он обреченно вздохнул. Мегуми вернулся и, поставив перед парнем на его парту газировку, открыл свою банку. — «Не отвечает с самого вечера…» — «Пусть хоть раз возьмётся за голову и перестанет вести себя как полный идиот, хотя он и есть идиот!» — одноклассница, заметив свирепый взгляд Кугисаги, обомлела. Подумала, что разозлились на неё, как забавно. — «Дурак! Дурак! Дурак!» — Класс, прошу встать! — громко потребовала девушка миловидной внешности. Все ученики встали, приветствуя преподавателя. В класс вошёл Годжо-сенсей, вечно улыбающийся и в своих стильных чёрных очках. Никто никогда не видел глаза учителя, поэтому многие строили догадки: то ли он выпендривается, пусть ему этот образ и идёт, то ли он слепой, то ли носит обычные очки для зрения, но с тёмными стёклами. Вообще, теорий было много, но точных ответов никто не знал. — Кугисаги-тян, встань, пожалу… — Дурак! — весь класс замер, особенно Юджи. Он поражённо посмотрел на девушку и, чуть раскрыв рот, ещё больше впал в удивлённое состояние, когда темноволосая, развернувшись, грозно посмотрела на него. Она что, не заметила присутствия учителя? — Оу, Кугисаги-тян, с чего такие язвы? Ты же с Итадори-куном хорошо общаешься, м? — этого высокого крепкого мужчину ничто не сможет испугать, даже мальчишеская натура девчонки, которая колошматит хулиганов направо и налево. Годжо-сенсей положил журнал на свой рабочий стол и, скрестив руки, стал ожидать ответ от старшеклассницы. Та, поджав губы, пристыженно опустила взгляд. — Не стоит забывать субординацию, ты только что оскорбила своего друга перед всем коллективом, а ведь так делать нельзя, знаешь? Выходит, что ты не лучшая подруга такому добряку, как Юджи-кун. — «Ты мне ещё будешь причитать, хрен с яблоком», — сжав руки в кулаки, она успокоила себя. — «Но я действительно зря так вспылила.» — Не Вам судить, сенсей, — заступился Итадори, заставив всех устремить взгляд на оскорблённого. — Я её обидел, поэтому она уместно меня оскорбила. То, что она сделала это перед Вами, сенсей, может и было перебором, но я заслужил это.       Он почувствовал, как к кадыку медленно подкатил ком. Каждый раз при разговоре с сенсеем сердце стучало так, что отдавалось в висках, и ни с того ни с сего потели ладони. — Что же, раз уж мы разрешили ситуацию, то можем начать занятие через три…два, — после того, как он сказал «один», по всей школе прозвенел звонок. Ну, что же, очередной урок Итадори проведёт за карикатурой: он всё равно ничего не смыслил в физике, как в принципе во всех технических науках.       Действительно, всё так и происходило: Юджи уже минут тридцать сидел, слушая вполуха учителя и рисуя всякие наброски. Свои скетчи он называл просто почеркушками, но друзья, все, как один, твердили ему о даре от природы.       По сути, может быть странно видеть спортивного пацана, который калякает на уроках физики. Но у Итадори есть оправдание — он же мечтает стать архитектором. Хоть эта работа не очень-то и востребована, но зато он точно знает, что она будет ему по душе.       Как нельзя кстати он вспомнил слова Мегуми: «Двадцать первый век представляет собой век равноправия, справедливости, к которой, конечно, ещё пришли не все, и свободы во всех сферах жизни. Даже лгбт-сообщества, презираемые раньше, сейчас стали открыты всему миру.». — Итадори Юджи, — в классе послышались смешки. Названный парень сразу встал из-за парты и, выпрямившись, спросил «Да, сенсей»?— Скажи, пожалуйста, что такое Ямамото Иссэй*? — оторвавшись от написания формул, Годжо-сенсей даже не повернулся, ожидая ответа от растерявшегося парня. — А-а-а, э-э, Ямамото Иссэ-э-эй, это, — учитель повернулся и, ухмыляясь своим фирменным оскалом, внимательно присмотрелся к резко смутившемуся парню. Нет, ну, одноклассники навряд ли это заметили, так как они не поворачивались и не смотрели на него: одним из правил Годжо было не смотреть на ответчика, так как тот мигом растеряется и забудет ответ. — Это кратер на Луне, — ляпнув, не подумав, Юджи осознал, что он сто процентов в пролёте. Парни, которые сидели на задних партах начали смеяться, но быстро смолкли, когда сенсей сам хихикнул. — Верно, Итадори-кун, это кратер на Луне, названный так в честь одного астронома. Он был первым президентом Восточной астрономической ассоциации. — Н-Но почему, — пепельноволосый мужчина, в светлых брюках и белой рубашке, приподнял одну бровь. — Разве кратер относится к физике? — Всё относится к физике, ноо, — протянул он, — Ты даже не имеешь понятия, что мы сейчас разбираем. Как же ты будешь решать итоговый тест? Неужели хочешь остаться здесь на зимние каникулы? — Никак нет! — Хорошо, садись, но я дам тебе дисциплинарное наказание, — Годжо вернулся к теме, а Юджи остался сидеть и мысленно убиваться: ещё чуть-чуть и он не смог бы устоять перед учителем и ляпнул бы что-то не то. Какой же он больной извращенец..       По окончанию занятия все быстро засобирались. Впереди был большой перерыв, и поэтому каждый студент хотел заняться своими делами. Нобара была утянута пришедшей Маки, Мегуми покинул класс из-за духоты, только главный неудачник по жизни остался на личный разговор.

Сердце стучало как загнанная птица в клетке.

      Его пальцы, спрятанные за спиной, слегка заламывались от волнения, а взгляд устремлён прямо на учителя, который, устало вздохнув, потёр переносицу. В классе было идеально - пусто и тихо, как никогда. — И что же с тобой делать, Итадори Юджи? — всего один вопрос, а сердце паренька издало такой кульбит, что по всему телу побежали мурашки. — Ты же только на моих уроках так ловишь ворон? Намеренно не учишь мои предметы? Что астрономия, что физика. Так дела не пойдут, ты понимаешь? — Виноват, — само вырвалось. — Если признаёшь вину, то почему не решаешь проблему? — спустив очки чуть ниже обычного, спросил Годжо, поразив ученика взглядом. Такого он не видел никогда: чистый, лазурный цвет радужки на фоне узкого зрачка придавал лицу учителя одновременно и милое, и слегка пугающее выражение. И эти ресницы.. Белые! Белые ресницы! Он точно обычный человек?! — Оу, если ты насчёт глаз, то это пигментация дала сбой, не обессудь. — И Вам не больно? — Что? — как только Юджи понял, что ляпнул, то вспыхнул как спичка. Отведя взгляд, он затараторил «То есть… А-а-а, з-забейте, сенсей!» — «А, наверное подумал, что я альбинос, ну, он явно промахнулся», — зевнул учитель и вновь вернул очки на место. — «Какой забавный», — усмехнувшись, мужчина сказал: — В качестве наказания, назначаю тебе две недели дополнительных занятий по астрономии и физике. Попытаешься улизнуть — сразу автоматом низкая оценка. — П-понял! — Что же, жду тебя с завтрашнего дня на занятиях, Итадори Юджи! — взяв журнал, преподаватель покинул класс, оставляя парня молча медленно умирать от волнения.

***

— Эй, малец, аккуратнее там! Это новая позиция рома, поэтому будь внимательным! — очередная коробка была передана в руки пацана. На этот раз привезли алкоголь, которым славилось само заведение, где работал Юджи. Старшеклассник не мог определиться с видом этого общепита: то ли кафе, то ли бар, то ли место для хорошего бухича и накрашенных дам, фотографирующих каждое своё блюдо. — Такеда-сан, не можете помочь? — попросив курящего мужчину подержать дверь в склад, Итадори стал ждать. Высокий массивный охранник хмуро посмотрел на мальца и, кивнув, молча открыл дверь. Суровый и страшный, как и со своим прошлым: слухи разные о нём идут, которые иногда себя и оправдывают. — Спасибо, Такеда-сан! — но для старшеклассника этот здоровяк за тридцатку всего лишь мужчина, которого жизнь потрепала.       Целый вечер они разбирали груз. Руки болели, как и спина. А про шею вообще стоит помолчать, словно слилась с плечами. — Какой кошма-а-ар, — упав на потрёпанный диван комнаты персонала, Юджи сразу залип в телефон. Он просмотрел социальные сети в надежде на то, что его лучшая подруга хотя бы прочитала сообщения. И, действительно, они были прочитаны ею, даже оставила от себя комментарий. Кугисаги Нобара: «Ты действительно идиот. Это даже не диагноз.»

Итадори Юджи: «Тогда мир?»

Кугисаги Нобара: «Куда я денусь? Мир-мир. Ты тоже извини за сегодняшнее, я действительно не должна была так себя вести. Особенно перед твоим...объектом...блин! Какого хрена ты ему просто не признаешься?! С первого года по нему сохнешь! Чё как баба?!»

На этом моменте Юджи решил выйти из сети, поскольку ответить ему было нечего.

      В целом, смена вышла не такой изматывающей, как прошлая. Когда парень вернулся домой, на циферблате показывало полночь. Его отпустили рано, поэтому Итадори мигом пошёл учить уроки. Сегодня он сможет поспать чуть больше!       Кружка чая за кружкой, обёртка конфеты за обёрткой. Уже было два часа ночи, а он всё ещё учил эту грёбанную физику, от чистой души проклиная сей предмет. Проклиная всех, кто создал теории, формулы и термины.       Обессиленно выдохнув, парень откинулся обратно на стул. От соприкосновения со спинкой его спина резко заболела, и Юджи взвыл, чуть не упав со стула. А, нет. Он всё же упал, задев одну из кружек, которая полетела на его лоб - как же это было больно! У него аж потемнело в глазах, из-за чего мальчишка снова грохнулся, теперь уже лицом на пол. В глазах двоилось, хотя нет, даже троилось! — У-у-у, какого хрена-а-а, — протянул Юджи.

Как-то день не очень классно заканчивается.

      Но, внезапно вспомнив Годжо-сенсея, внутри груди паренька потеплело и боль от неуклюжести отошла на второй план: он ведь единственный из класса и, наверное, школы, знает, как выглядят его глаза. Они были такими же прекрасными, как и весь учитель в целом.
Примечания:
*имя реальное, как и кратер
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты