Тяжело быть геем

Слэш
NC-17
В процессе
840
автор
_MuStUnG_ соавтор
leaben бета
Размер:
планируется Макси, написано 305 страниц, 20 частей
Описание:
Итадори Юджи влюблён в преподавателя физики ещё с первого года старшей школы.
Примечания автора:
ПБ включена, дерзайте)
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
840 Нравится 316 Отзывы 224 В сборник Скачать

7.

Настройки текста
Примечания:
ПБ включена, дерзайте :)
Ого, нас уже 180+
      Юджи стоял и поражался тому, сколько учителя зарабатывают, чтобы приобрести тонированный седан Mitsubishi — эта машина была вполне хорошей. Годжо, разблокировав автомобиль, посмотрел на парня через плечо. Очки чуть не спали, а учитель усмехнулся. — Ты никогда не видел седан? Или ты никогда не задумывался, что учителя могут иметь свой транспорт? — мальчишка ярко вспыхнул, на что блондин промычал, думая, что мнение парня немного стереотипно. — Садись, — приглашая в машину, парировал он. Сам же сел за водительское место и пристегнулся, а школьник расположился сзади. Итадори сидел, залипнув в телефон. — «Молодёжь, я лет пятнадцать назад не в телефон утыкался, а девчонок гонял.» — А можно узнать: в какую больницу мы едем? — оторвавшись от мобильника, спросил Юджи, сверкая своими карими глазами. Годжо, приспустив свои очки, тщательно рассматривал черты лица мальчонка: чистое гладкое лицо, аккуратные брови, редкие невидимые ресницы, слегка искусанные и опухшие губы. Но взгляд уставший, даже слишком. — Твой классный руководитель посоветовал поехать в центральную, — Юджи, услышав про Кенто-сама, округлил свои глаза с вопросом: «Нанами-сенсей?! Он знает?» — Не только он, но и администрация школы, конечно же. У тебя голова разбита, а это уже недопустимо. Нет, неправильно выразился, сама драка — это недопустимо, — когда надо, то учитель мог быть строгим. — Ох, чёрт, — тихо произнёс мальчишка, а после опустил взгляд на свои руки. Юджи хотел было вытянуться, но слегка сморщился от боли, хотя и старался контролировать себя перед учителем. Годжо, заметив резкие движения рук, понял, что у него повреждено что-то ещё помимо головы. — Я точно не мешаю Вашим делам? — ох, мальчонка думал, что Годжо обязали отвезти его в больницу. Учитель, поняв его, улыбнулся и, дав лёгкий щелбан по лбу, сказал: «Абсолютно. Тем более, я сам вызвался тебя отвезти. Так что всё нормально, и про репутацию не думай: все мы люди.» — Р-Репутацию?! — он поднял свой взгляд на учителя и ещё больше вспыхнул, заставив блондина приподнять брови. — Ну, что же, поехали, — вернувшись к рулю, мужчина попросил юнца пристегнуться. — Потом скажешь адрес твоего дома, чтобы я тебя завёз, хорошо? — А, да, хорошо, — ух, как неловко пацану. Сатору, решив лишний раз не донимать парня, выехал с парковки, ну, а после потихоньку набирал скорость, чтобы быстрее попасть в больницу: возможно у Юджи сотрясение и повреждение солнечного сплетения. Когда Годжо был моложе, где-то в возрасте мальчика, то часто дрался и до такой степени, что Гето и Иери тащили его до ближайших больниц. — Ам, сенсей? — Да? — мужчина переключил передачу, а после слегка добавил газ. Дорога была прямой, а до главного перекрёстка ещё ехать и ехать. Вообще, до центрального района оставалось добрых сорок минут, десять из которых они провели в полнейшей тишине. — Тебя что-то беспокоит? — А, ну, не могли бы Вы открыть заднее окно, а то я дышать не могу, — учитель, посмотрев в зеркало заднего вида, увидел мальчишку, который почему-то был смущён. Ему некомфортно с ним? — А ты уверен, что не простудишься? — Абсолютно! Я очень редко болею из-за крепкого иммунитета! — улыбнувшись, простодушно произнёс Итадори. Мужчина, поправив очки, усмехнулся и немного приоткрыл окно. — Спасибо, — в салон проник свежий ветер. Итадори, вновь уткнувшись в телефон, заметно расслабился. — Когда-то в твои годы я с ребятами бегал, прыгал, — и чего его понесло? Ладно, это хорошо, что сенсей взял инициативу в руки. — Правда, в период юношеского максимализма я был тем ещё балдой. — Неужели Вы были драчуном? — случайно ляпнул Юджи, а после закрыл свой рот ладонью. Учитель, рассмеявшись, подтвердил. — Вот ты, помимо рисования, чем ещё занимаешься? — Ну-у-у, — выключив телефон, старшеклассник поднял голову и, смотря на учителя через зеркало заднего вида, ответил: — Когда есть настроение, то пробую приготовить что-нибудь новенькое. — А, в плане кулинарии? — Да, в плане кулинарии. — Твоей девушке явно повезло, — Сатору у нас хитрый, поэтому бросил манёвр ученику. Светловолосый мальчишка, замерев, промолчал. Но потом быстро пришёл в себя и, слегка неловко, сказал, что он одинок. — Что-о-о? Я думал, что у такого славного парня, как ты, есть девушка. Как-то неправильно, не думаешь? — Да я особо отношениями не интересовался, — преподаватель был вполне уверен в том, что Юджи теребил пальцами. От волнения. — Ты в чём-то не уверен? — «Да нет, просто я в Вас влюблён, поэтому на других не смотрю. Ну и ещё я гей со времён средней школы,» — интересно, а если он сказал бы это вслух, то учитель выкинул бы его на улицу? Или же просто начал игнорировать, избегать? Много вопросов, а ответов прям зеро. Почему вот нельзя сейчас в машине прямо сказать, что Годжо-сенсей ему ох как нравится? — Ну, у меня куча недостатков, поэтому мало кого могу заинтересовать. — Очень странно, — он что, цокнул языком? Юджи, вновь подняв взгляд, посмотрел на затылок учителя. — Я вот уверен, что ты вполне нормальный и простой парень. Такие многим девчонкам нравятся, я сам знаю. — Вы просто обо мне лучшего мнения. — А ты разве делаешь что-то, чтобы ухудшить мнение о тебе? — Нет, не делаю, — машина остановилась, пропуская толпу пешеходов. — Сенсей, а почему Вы решили стать учителем? — Я разве не говорил тогда в кафе? По-моему, я отвечал на подобный вопрос. — Да, говорили, но разве это всё? — Сатору же, призадумавшись, ухмылялся. Весёлым тоном ответил более подробно, а после сказал, что это даже навевает воспоминания его подросткового возраста. — А Вы долго преподаёте? — М-м-м, нет, всего два года. Точнее, этот год — второй. — Так Вы очень молодой? Вам двадцать три? — Двадцать девять, — чувствуя некую гордость за свою внешность, блондин с удовлетворением слушал восхищённый вздох и удивлённое: «Как двадцать девять?! Да Вы очень молодо выглядите!». — Это от моих родителей, ну и питания, конечно же. Если выберешь здоровый образ жизни, то, возможно, будешь таким как я. — Это же сколько девчонок на Вас вешаются, — Итадори, поняв, что сморозил реальную глупость, закрыл рот двумя руками, а после в ужасе уставился на колени. — Охо-хох, — хохотнул тот, сняв сцепление. Машина вновь тронулась. — Я не особо малолеток люблю, что ты. Да и все мы культурные люди.

Оу. О-о-оу!

— «Малолетки. Он не любит малолеток, вот тебе и финита ля комедия», — после этого началась гробовая тишина, которая длилась вплоть до приезда больницы. Честно говоря, Юджи впервые был в центре Токио, поэтому сразу растерялся. Озираясь, он думал о том, как же в этом районе шумно и оживлённо. Не то, что в дальних старых районах, отрезанных от метро. — Приехали, — с радостной интонацией сказал Сатору, отстегнув ремень безопасности. Он, повернувшись к Итадори, спросил: — Итадори-кун, с тобой всё хорошо? Ты бледнее некуда! — Да, сенсей, всё нормально, — слабо улыбнувшись, ответил тот. Быстро справившись с ремнём, он выскочил из салона, оставив рюкзак. Хозяин автомобиля же, хлопнув ресницами, вернул лицу прежний вид, и вышел вслед за мальцом. — Ты так не беги, упадёшь ещё, — следуя за своим учеником, учитель приподнял руку с ключом, направляя назад, и заблокировал автомобиль. Услышав писк, Годжо ускорил шаг. — Стоило бы застегнуть куртку, Итадори-кун. — А? Так мы же рядом с больницей. — Застегни куртку, — чувствуя руку на плече, Юджи нервно сглотнул слюну. Чёрт возьми, почему эта тяжесть заставляет млеть? Эх, чёртов максимализм и романтизирование чувств — это на него сериалы так повлияли! — «Как истукан», — не выдержал Годжо-сенсей, встав перед парнем. Он ловким движением потянул за собачку, накинул капюшон на голову и весёлым голосом позвал за собой.       Оказавшись в регистратуре, мужчина подозвал медсестру. Та, не скрывая свою усталость, спросила чем она может помочь. Сатору же, взяв всю инициативу на себя, сказал что им нужно к травматологу и по экстренной ситуации.       Та, посмотрев на бледного пацана, сказала, что таких, как он, море. Поэтому придётся подождать. Конечно, такой ответ мужчину не удовлетворил, так что он решил применить свой шарм или же хитрость. — Интересно, Утахиме ещё здесь работает? — видя то, как эта медсестричка всполошилась, Сатору растянул губы в победной улыбке. Повернувшись к Юджи, его улыбка спала с лица, как только увидел бледного мальца. Он держался за свою голову и, дотронувшись до затылка, шикнул. Увидев кровь на его пальцах, Годжо сразу подхватил его. — Ой-ой-ой, неужто укачало? — Как-то резко голова закружилась, извините, — чувствуя слабость в ногах, Юджи отчаянно держался за руку преподавателя. Блондин, крепко стоя на своих двоих, посмотрел в сторону ординаторской, из которой вылетела та самая Утахиме, главврач центральной больницы. — Годжо, засранец! И что тебе надо…так, парень, тебя нужно в смотровую, — сразу увидев кровоточащую макушку, женщина велела беловолосому мужчине следовать за ней. Тот, уже подхватив юношу на руки, быстрым шагом её догонял. Юджи был абсолютно дезориентирован. — Оставь его на той кушетке и выйди, ты в верхней одежде! — Окей-окей, мне кого-нибудь позвать? — Ты-то? Сиди на скамейке и кофе пей, мешаться будешь, — сразу принявшись за остановку кровотечения, Утахиме закатила рукава и подошла к шкафчикам, подвешенным на шурупах к стене. — Вата, спирт, м-м-м, полотенце, — собрав небольшую кучку всего, она гаркнула на Сатору. — Иди давай, если уж так делать нечего, то сходи в регистратуру и зарегистрируй его!       Когда они остались наедине, Юджи разлепил глаза, но сразу захотел зажмуриться: начали светить фонариком, проверяя его реакцию на свет. — Ты куда так резко встаёшь? Лежи, — толкнули в плечо и он, окончательно обессилев, упал. — У тебя было легкое кровотечение из-за того, что сам расчесал рану, но уверена на все сто процентов, что у тебя сотрясение второй степени. Так, лежи, чего ты дёргаешься? — Из-извините, просто само как-то выходит, — ощущая прохладу на своей макушке головы, Юджи постепенно расслабился. В небольшую смотровую зашёл ещё один врач, который, как раз, был хирургом, вслед за ним пришёл невролог. — Так, нам нужно для начала этого юнца хорошо осмотреть. Его сотрясение и…укус на голове — это ещё не всё. Да и меня этот белобрысый хрен просто так не отпустит, — скорее всего последние слова были более правдоподобными. — Парень, как тебя зовут? — спросил невролог, присаживаясь рядом на кушетку. У него был уставший вид, морщины, характерные пожилым людям, худые руки, которые держали фонарик и проверяли реакцию зрачков. Юджи, устав от повторной проверки, закрыл глаза. Дерзко, но его можно понять. — Итадори Юджи? — травматолог, стоя рядом с Утахиме, обсуждал, что стоит провести ещё один осмотр: ну видно же, что драка была, а значит, что не только голова повреждена. — Ауч, — когда невролог слегка надавил на живот, мальчишка прошипел. — Снимаем верх, — и паренька начали раздевать. Юджи, покраснев, сказал, что сам всё сделает. Аккуратно сев, он снял куртку, которую расстегнул невролог. Вслед пошёл пиджак, а потом рубашка. — Вот это да, — свистнул травматолог, смотря на большое количество кровоподтёков разных размеров. — Кейчи, он твой. — Так, Итадори Юджи, давай тебя осмотрим? — Итадори, кивнув, лёг обратно на кушетку.       Через полчаса, а может и больше, из кабинета вышли все взрослые, оставляя юношу одного. Лёжа на холодной плоскости, он думал: «Ни разу не попадал в больницу. Дедушка вроде застраховал меня на крупную сумму, думаю, что переживать пока нет причин.» — Э-э-эх, помог, блин, — дотронувшись до живота, он прошипел. — Ауч, а говорили, что ничего серьёзного.

***

      В машине стояла гробовая тишина, которая была пугающей. Сразу ощущалось настроение преподавателя, который, сжимая руль, упорно смотрел вперёд. Юджи, уже сидя на переднем сидении, краем глаза смотрел на его напряжённый вид. «На нём живого места нет, но ему крупно повезло, что органы не повреждены. Он отделался сотрясением второй степени. Сатору, нужно звонить в полицию!» — когда Итадори услышал это за дверью в смотровую, то похолодел. А ещё больше испугался того, что в кабинет вошёл сам беловолосый мужчина, застав пацана с открытым верхом и синим животом. Над очками взметнулись брови, а рот слегка приоткрылся, но сразу же губы растянулись в ободряющей улыбке со словами: «Итадори-кун, ты себя лучше чувствуешь? Не надо так резко вставать: упадёшь же.»

Годжо реально старался не показывать свой гнев, это правда.

— Эм, Годжо-сенсей? — тот, спросив: «Да, Итадори-кун?». — Спасибо, что помогаете — это очень…э-э-э, если бы не Вы, то, наверное, я по дороге потерял сознание или ещё чего-нибудь? — до сих пор напряжён. — О? С работы? — телефон вибрировал у него в куртке, Юджи, достав, посмотрел кто звонил. Как оказалось, это была Иери-сан. — Да, Иери-сан? — «В четверг нужно прийти к четырём и поработаешь до одиннадцати, окей?» — До одиннадцати? А, ну, хоро-а-а, сенсей, Вы что делаете?! — Годжо, выхватив из рук подростка мобильник, поднёс к своему уху и чётко сказал: «Иери, привет. Юджи не сможет работать как минимум неделю из-за сотрясения мозга второй степени, плюс ко всему у него травмированы мышцы живота, соответственно поднимать тяжести не сможет. Найди ему замену, а потом уже решайте что дальше делать.»       Юджи, смотря большими глазами на преподавателя, хотел уже громко возмутиться и забрать свой мобильник, но почему-то почувствовал тёпло в груди. Учитель о нём заботился? А, ну да, он же его ученик — вот тебе и забота.       И зачем всё это идеализировать, а? — Держи, — закончив разговор, протягивает Годжо. Итадори, смотря на учителя нечитаемым взглядом, не брал. — Ну? Чего застыл? — повернув голову, он ещё больше нахмурился. — Итадори-кун, — вновь позвал его и тот моргнул, забрал свой гаджет и отвернулся. Почему-то стало страшно.       Видя знакомые места, Юджи сразу рассчитал время до прибытия к его дому. Совсем немного осталось, и он покинет салон автомобиля, останется без компании, пусть и злого, сенсея. Беловолосый мужчина, слегка расслабившись, уже хотел спросить Юджи о его самочувствии, как тот подал голос: — Вы можете высадить меня на остановке, она рядом с домом. — Я доведу тебя до твоей же кровати, — звучало так, м-м-м, заманчиво и привлекательно, но Юджи сразу переключился с этих мыслей на другие. — Вообще, дорогой мой ученик, нужно о себе заботиться. Или ты у нас горем убитый альтруист? — мальчишка промолчал, а Сатору понял что слегка перегнул палку. Хотя, Юджи же не девчонка, можно и жёстче. — Это было непредвидимым обстоятельством, — уклончиво ответил он, отводя взгляд в окошко автомобиля. — Да и у меня обострённое чувство справедливости. — Которое приносит одни неприятности, — почувствовав некий укол, Итадори сжал руки. Опять молчание. Годжо выдохнул и завернул машину. — Эм, Итадори-кун, извини, я… — Всё правильно сказали, — оборвал Юджи.       Ну, да, его поступок был спонтанным, но он не сожалел об этом. Да, он принёс проблем администрации школы, а теперь ещё и Иери подвёл с работой. Но он был рад тому, что помог тому парню.       Однако, слышать подобные слова от любимого человека больновато. Хотя, чего ему надо было ожидать?

***

— О-о-о, а у тебя довольно уютно! — прошествовал на кухню мужчина, осматриваясь. Юджи, который изначально впустил учителя под предлогом доведения в кровать, смотрел на его широкую спину, оперевшись на дверной косяк. — Вообще, это удивительно, что квартира так убрана и прочее. — Как-то странно прозвучало, сенсей. Будете чай? Или Вы голодны? — парень со слабой улыбкой был застигнут врасплох: мужчина, сняв свои очки, расслабленно ухмыльнулся. Голубые глаза сверкали огоньком, а растянутые губы так привлекали внимание. — Чай, но только ты скажи где он, — он снял с плеч свой пиджак, оставшись в одних брюках и рубашке. — Присядь, — попросил тот, с чем парень и не препирался. Сев за стол, он указал на шкафчик, в котором было несколько видов чая. — Ого, стереотип оправдан. — Какой ещё стереотип? — Творческие люди любят часто пить чай или кофе, но имеют небольшую коллекцию сортов, — рассматривая упаковки, мужчина спросил какой будет пить Юджи. Тот, ответив «Зелёный.», положил руки на стол. Настроение чуточку поднялось после того не очень приятного разговора. Как только Сатору поставил чайник, то сразу развернулся к хозяину квартиры с неизменной ухмылкой. Итадори саркастично произнёс «Это вообще глупый стереотип, не все любят чай или кофе.», а после прикрыл рот. Язык — его враг. — Кстати-и-и, а как дела у тебя с домашним заданием? К примеру, по физике? — старшеклассник, вспомнив, что не понял две задачи из пяти, попросил объяснить их. Годжо, с весёлой ноткой, попросил показать условие. — А, это тебе нужно было начинать не с этой формулы. Да, задача с подвохом, но жаль, что ты не понял этого. Смотри, — он начал расписывать формулы, объясняя. Юджи, сидя рядом с ним, внимательно слушал и запоминал. — Надеюсь, я понятно объяснил? — Да, удивительно. — Удивительно? Звучит как оскорбление! — наигранно обиделся он, не на шутку перепугав пацана. Засмеявшись, он потрепал короткие волосы, но быстро отдёрнул руку, услышав шипение. — Ой, извини, забыл. — Ничего, — простодушно улыбнулся он, склонив голову. — Ох, чайник!.. — он то закипел, но просто эти двое совсем позабыли про него. Годжо, быстро сняв чайник с конфорки, разлил горячую воду по чашкам с листвой. — Итадори-кун, а давай перейдём на ты? Вне школы со мной можно неформально общаться, я разрешаю. — А не слишком ли, сенсей? Ну, этика и прочее. Да и я ученик, как бы. — Да забей ты, я, в конце концов, у тебя дома, кто услышит? — и правда, кто их увидит или услышит? — Зови меня просто Годжо, на «ты».

Юджи, понимая что это что-то сверхъественное, был крайне удивлён. Наверное, это у него в характере, да? Учитель же сам по себе необычный человек.

— Тогда просто Итадори, но можете ещё и Юджи называть, — тот, ойкнув, исправился, — можешь. — Отлично! А теперь расскажи о себе! — парень, застыв со стулом в руках, посмотрел на мужчину. Сатору наблюдал за тем, как выражение лица Юджи менялось из простого в непонимание. Тот, сказав, что он в кафе рассказывал о себе, сел напротив мужчины. — М-м-м, это ты про увлечения говорил. Мне интересно про твою жизнь что-нибудь узнать. — А почему бы Вам, то есть, тебе о себе не рассказать? Ну, те же увлечения и прочее, — переведя стрелки на собеседника, спросил парень. Беловолосый ожидал этого, поэтому, лукаво улыбнувшись, начал о себе рассказывать.       За эти десять минут старшеклассник узнал о мужчине так много, что даже в голове это еле переваривалось. Но его радовало то, что он ему это рассказал. Голубоглазый протянул ученику свои очки с просьбой «Накинь-ка их.» — А? Так это для зрения? — сразу сморщился ученик, отдавая учителю его же очки. Тот, кивнув, объяснил это тем, что возраст подводил, да и постоянная работа за компьютером дала о себе знать. Поэтому он посоветовал как можно меньше сидеть за монитором и не играть во всякие шутеры. — Я особо-то часто не сижу, если только по учёбе. — Кстати, а чего ты тогда из кафе ушёл? Ну явно у тебя тогда не были запланированы дела, — лукаво улыбаясь, спросил мужчина. Юджи, смущённо отведя взгляд, не знал что ответить. — Дай угадаю: ты подумал, что твоя компания нам надоела? — Ты шаман? — мальчишка вернул очки сенсею, тот, сложив их, положил на стол. — Ещё какой! Могу сделать такие вещи, от которых у тебя челюсть отвиснет! — рассмеялся он, прикрыв рот рукой. Какой актёр, ай какой актёр! — Но, вообще-то, я хотел спросить: нужно ли было тебя доводить до дома или же тебя кто-то заберёт. — А кто меня мог забрать? — А-а-а, э-э-э, — замялся тот, вспомнив, что ученик не жил с родителями. — Ты ведь абсолютно один живёшь? — Да, я ведь тогда говорил, что родители, по факту, отказались от меня, — когда Сатору спросил про брата, то заметил, как парень от его упоминания вздрогнул. — Ну, у меня с родственниками очень натянутые отношения. — У тебя нет абсолютно никого? — Почему же? У меня есть друзья, которым я доверяю и знаю большую часть времени, — Годжо, выпив за раз половину чая, поставил кружку перед собой, сложил руки в замок. Но потом, резко став со стула, подошёл поближе к парню, слегка согнувшись к нему. Понимая, что Сатору вновь его личное пространство нарушает, Юджи дёрнулся, но его плечо было сжато рукой учителя. — Э-э-э?.. — единственное, что из себя выудил. — Но ты ведь своим друзьям ничего не рассказываешь, — уверенно произнёс мужчина, смотря в карие глаза. Эти глаза, пронизывающие холодным оттенком голубизны, выражали абсолютно ничего. Знаете, это такой взгляд, который нельзя никак прочитать. Итадори, млея от такой близости и взгляда, нервно сглотнул слюну. Он чувствовал некий мандраж и беспокойство.       Такое ощущение, что сенсей обхватит руками его мокрую от холодного пота шею, сожмёт на сонной артерии и передавит её. — Что?.. — от такого выуженного слова у мужчины на лице появилась ухмылка. Тот сказал по факту: «Нанамин говорил, что ты всегда не договариваешь: ни учителям, ни друзьям. Даже про драку твои же ребята отзывались крайне негативно. Особенно Кугисаки-тян, она ведь так негодовала от того, что ты вновь будешь всё скрывать. Мне продолжить?». — Нет. — И всё же, ты не думаешь, что такое отношение к друзьям говорит про недоверие к ним? Это ведь диссонанс, — ох, с каким удовольствием он говорил. Растягивал слова, наблюдая за тем, как парень всё больше и больше хмурился и вжимался в стул. Посмотрев на дрожащую руку, которая была спрятана под столом, Сатору сделал щелбан. — Ты загнёшься и…ой, перегнул палку, — смотря на то, как парень поджал губы, опрокинул голову назад. — Я так говорю лишь только потому, что считаю, что тебе не надо постоянно полагаться на себя и взваливать чужие проблемы на свои плечи. Твои друзья же беспокоятся. — По-моему Вы уже ответили на все стоящие вопросы, — положив свою холодную ладонь на лоб, Юджи вздохнул. — И тем более, я после дедушки остался совсем один, а ранее я мог только ему всё рассказать и прочее. Не думаете, что, спрашивая меня о таком, нарушаете личное пространство? Или же то, что Вы так близко стоите рядом со мной, точнее, надо мной. — Знаю, но это в моём характере, — послышалась усмешка. Итадори, убрав от лица руку, поднял свою голову, соприкасаясь носами с учителем. — Но всё же, научись доверять своим друзьям, — резко отпрянув от ученика, сенсей выпрямился. — Ну, мне пора, — после этих слов покинул кухню. Юджи, заметив, что преподаватель оставил на столе свои очки, поспешил к нему. Со словами «Вы, то есть, ты забыл свои очки!» появился в прихожей, где гость уже собрался. — Ой, мог бы просто завтра принести в школу, чего так побежал-то? — тот, смотря как на идиота, протянул те злопамятные очки. Мужчина, лукаво улыбаясь, взял, нарочно дотронувшись до его пальцев. — Ладно-ладно, если будет нужна помощь, то звони. Номер у тебя есть, — Сатору хотел потрепать по волосам, но осёкся, вернув руку в карман пальто. — Отдохни хорошенько.       Мужчина покинул квартиру парня, спустился по ступенькам на первый этаж, отмечая, что достаточно быстро стемнело. Достав из внутреннего кармана пальто пачку сигарет, он бросил взгляд на горящее окно квартиры Юджи. Потом свет погасили.       Подойдя к своей машине, которая стояла за многоквартирным домом, Годжо сел на капот. Скурив одну сигарету, он принялся за другую. Он думал, думал о том, как расколоть мальчишку про тех хулиганов. Сатору-то знал всех хулиганов школы, но ни разу не вмешивался в разборки между подростками: ему-то зачем лишняя работа? — «Тогда придётся вмешаться», — он сам себе ухмыльнулся, опрокинув голову назад. — «Давно я не ощущал такой праведный гнев. Если бы мне было под семнадцать, то, наверное, я уже разнёс бы здесь всё к чертям собачьим.»       А ведь и правда: Сатору, когда услышал от Утахиме, что у пацана живого места не было, настолько разозлился, что главврач предложила выпить её успокоительные. Они же, отлично подействовав, подавили ярость, но всё же раздражение осталось.       О-о-о, а когда он своими глазами увидел эти налитые кровью гематомы в области живота, то уже мысленно закопал этих отвратительных ублюдков. Его бесила одна мысль, что парень-то рассказывать ничего не собирался, умышленно скрывая. То ли он мазохист, то ли настолько запуган. Всё же причина есть для скрытия.

Но Сатору его не трогал, понимая, что тот непробиваем. Пока что. А зачем ему вынуждать мальчонку? Можно же и самому узнать.

      На следующий рабочий день он узнал, услышав разговор двух девчонок во время уроков, которые восторженно лепетали про ту разборку. Опустив свои очки, он намеренно напугал своим взглядом, а после сделал одну непозволительную для учителя вещь: взял девчонку за подбородок и, с лукавой улыбкой, спросил кто точно избивал.       Благо, что по коридорам третьего этажа никто не ходил.       Масамичи Яга, выслушав физика, хмуро посмотрел в окно. Обдумывая информацию: он знал, что эти подростки слыли отвратительной репутацией, но никак нельзя было придраться, чтобы привлечь к дисциплинарной ответственности. Но теперь, благодаря Сатору Годжо, было основание.       Если будет ещё один инцидент, то этих детишек можно исключить автоматом, поэтому мужчина попросил учителя привести тех девчонок в кабинет.       Две перепуганные и зарёванные девчонки держались за руки со стыдом смотря на директора, который пугающе молчал. Сатору, стоя около окна, скрестил руки на груди, ожидая, когда они начнут рассказывать. — Я…В общем, — начала одна из них, дрожа под взглядом Сатору. Пусть его глаз не было видно из-за стёкол очков, но взгляд явно ощущался. Тут уже тяжело было определиться: страшно перед учителем или же перед директором? А может сразу перед обоими? — Широ и  Икуно нас заставили... — Заставили что?  — Участвовать в разборках. — Послушай, — начал Годжо, не отходя от своего места. Его голос был спокойным, но пугающий. На губах появилась лёгкая ухмылка. — Если бы вам обеим было неприятно, то не участвовали бы. А в противном случае обратились бы за помощью. Что б вы понимали: лгать не стоит, иначе нам придётся вызвать полицию и уже будете им рассказывать что да как. Я уверен, что вы видели большинство таких инцидентов, так почему бы не рассказать, но при этом спасти своё положение, м?  — Я... — Не надо, Мичи-тян, они же закопают нас, — прошептала та, схватив за подол юбки.  — Да отвянь ты, Мико! — отпрянув от неё, взревела девушка. Её подруга с каждым словом рассказчицы всё больше и больше ужасалась и уже тихо плакала. Эта самая Мичи хотела спасти свою шкуру, поэтому рассказала всё как есть.        Сатору удовлетворённо улыбался, слушая рёв школьниц.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты