Тяжело быть геем

Слэш
NC-17
В процессе
840
автор
_MuStUnG_ соавтор
leaben бета
Размер:
планируется Макси, написано 305 страниц, 20 частей
Описание:
Итадори Юджи влюблён в преподавателя физики ещё с первого года старшей школы.
Примечания автора:
ПБ включена, дерзайте)
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
840 Нравится 316 Отзывы 224 В сборник Скачать

9.

Настройки текста
— М-м-м, Итадори-кун, да у тебя настоящий талант! — хвалил его Годжо, съедая вторую тарелку гюдона. Юджи, слыша эти приятные слова, улыбнулся. Благо, что учитель не видел этого из-за того, что Итадори был повёрнут к нему спиной и мыл посуду. — Кстати, а кем твой дедушка работал? — Шеф-поваром в ресторане, «Сердце Синдзюки». Может, ты его знаешь, — вымыв столовые приборы, парень положил их рядом с раковиной. Пользоваться посудомоечной машиной он не любил, так как привык всё делать своими руками. — А-а-а, знаю-знаю! — мужчина довольно прикрыл глаза, отставив от себя тарелку. Было настолько вкусно, что тянуло на третью порцию, или же это из-за того, что несколько дней он редко ел от пропажи вкуса и обоняния. — «Когда я там был со своей бывшей, мда.» — Годжо-сан, — обратился мальчишка, снимая со своей формы фартук. Держа в руках тёмную ткань, он как-то нахмурено посмотрел на блондина. Тот, приспустив свои очки, промычал, мол, что хочешь спросить. — Вы совсем не бережёте своё здоровье, — Итадори скрестил руки на груди, смотря на мужчину сверху вниз. — Я сегодня видел то, как Вы, то есть, ты стоял на балконе и курил. Хоть бы халат какой-нибудь накинул. — Упс, а когда ты успел меня увидеть? — Успел, — чуть склонился тот, всё ещё недовольно смотря на мужчину. Сатору, поправив очки, отвёл взгляд. — Годжо-сан, я, конечно, тебе никто, но посоветую не делать так. Хотя бы тогда, когда болеешь. — Почему это никто? — возмутился блондин, посмотрев на подростка, а после склонил голову к правому плечу. Волосы, которые были завязаны в забавный хвостик, качнулись. — Ты очень хороший человек, на которого мне не наплевать, — загадочно произнёс, а после ухмыльнулся. — Спасибо, конечно, за откровения, — резко выпрямился парень, а после двинулся к окну, за которым стоял день. Это был единственный для Юджи выходной, воскресенье, которое было запланированным прогулкой с его лучшими друзьями, но всё отменилось.       Достаточно было одного звонка от Сатору — Юджи собрался и поехал к нему домой: дома было скучно, да и это отличный предлог побыть с любимым человеком. — А? Ого-о-о, да ты смутился! — Юджи, повернувшись, улыбнулся, заставив мужчину осечься. — Ха-а-а, ну ладно. Всё веселье перебил. — Будь чуточку серьёзнее, — повернулся обратно к окну и уставился на детскую площадку, где несколько детей из средней школы окружили качели и весело болтали. Интересно, чем это его друзья так заняты, что отказали в этот хороший день погулять? — Кстати, а ты не мог бы объяснить кое-какую тему? Я слегка про линзы не понимаю. Я только знаю, что такое линза, её виды и формулы, но не понимаю тему. — А-а-а, ну, садись, сейчас быстро объясню, — и след Годжо простыл. Парень, сев за стол, ожидал прихода блондина. Тот пришёл с несколькими альбомными листами и ручками. Что же, этот великий учитель был только рад тому, что у Итадори есть тяга к знаниям, пусть даже некоторые предметы давались ему с трудом. Прекрасное рвение — это даёт некую надежду, что есть некоторые люди, которые действительно стараются понять, а не выучить всё по шаблону.       Просто, если выучишь всё по шаблону, то не сможешь логически рассуждать. К примеру, если тебя спросят про эту же тему, но немного по-другому, то ответить уже не сможешь. — Полученная формула является формулой тонкой линзы. Она же связывает три величины: расстояние от предмета до линзы, — Сатору ручкой показал схему, а Юджи слушал. — расстояние от изображения до линзы и фокусное расстояние линзы, — слава всему, что Годжо действительно настоящий профессионал в плане объяснения материала. — Зная два из выше приведенных параметров, ты с легкостью можешь найти третий. Теперь понимаешь? — Большую часть понимаю, — честно признался парень, а Сатору, чуть улыбнувшись, спросил, что он не понял. — А, ну, как строить эти графики или что это там… — А, ну, это не сложно, смотри, — он начертил оси, начал более подробно объяснять. — К примеру, нарисую один предмет, который будет именован… А.       И прошло где-то полчаса объяснений и ответов на вопросы. Годжо, довольно ухмыляясь, слушал комплименты со стороны своего ученика, который уже в третий раз сделал правильное изображение. — Спасибо за то, что выбрал нашу школу, — это заставило Сатору приспустить свои очки, лукаво улыбаясь. Юджи, уставившись на мужчину, улыбнулся. — Реально, ты потрясающий препод, которого никогда не встречал. Ты живёшь своей работой, что ли? Хотя и Гето-сенсей крут, ведь рассказывает историю любой эпохи с таким энтузиазмом!.. — О-о-о, ты хоть определись: я круче или же Сугуру? — подперев голову рукой, голубоглазый выжидающе посмотрел. Нельзя сказать, что это ревность, но мелкая зависть была. Он чёртов эгоист, который хотел, чтобы всё внимание Юджи было его; чтобы Юджи считал крутым только его. — Но я с тобой согласен, что он тоже живёт своей работой. — Хм, вообще, если так рассматривать тебя и остальной коллектив преподавателей, то крутых могу назвать всего несколько: история, физика, английский и биология, думаю. Остальные учителя, как мне кажется, учат по шаблону. К примеру, Нанами-сенсей даёт нам всякую литературу, поэзию на английском языке. Бывало так, что во время урока смотрели фильмы, а потом обсуждали сюжет на английском языке. Мы делали много вещей, но говорили же на, — мужчина прижал указательный палец к губам ученика и продолжил за него: «На английском языке.» — Угу! — под длинными крепкими пальцами губы растянулись в лёгкой улыбке. Сатору, убрав руку от лица ученика, положил рядом с другой, которая подпирала его голову.       Юджи, посмотрев в окно, не перестал улыбаться. — Когда я учился в старшей школе, то часто спорил со своим физиком. Он даже меня намеренно на экзамене завалил, а я созвал всю комиссию, чтобы показать, насколько этот человек был необразованным, — послышался смешок и Юджи, переведя взгляд, увидел довольную лыбу, на которую способен только Годжо. — Правда, меня за этот случай физик возненавидел до такой степени, что испортил всю характеристику для поступления в университет. Но кому эта бумажка нужна была? — А что, характеристика не так важна для поступления? — Нет, ну, важна, конечно же. В ней же все основные данные: твоя успеваемость, психика и прочее. Просто мне повезло, что там был очень весёлый профессор, который увидел во мне талант. Этот старик единственный, которого я уважаю. — «Вот у нас аналогичная ситуация вышла: я тебя уважаю больше остальных», — резко почувствовав першение в горле, он отошёл под предлогом: «Сейчас приду». Оказавшись в ванной, он тихо прокашлялся, боясь спалится. — «Утром ведь нормально было!..» — посмотрев на себя в зеркало, он заметил свои тёмные круги. — «И как я ими ещё учителя не испугал?»       Вернувшись, он застал Годжо стоящего около окна, что-то серьёзно хмурящегося. Юджи, спросив в чём дело, вынул мужчину из потока мыслей. Тот, ухмыльнувшись, спросил: «А ты, случаем, с Махито не сталкивался?» — А? И с чего такие вопросы?.. — спрятав руки в карманы джинсов, Юджи слегка начал горбиться. Сатору, повернув голову, строго сказал выпрямить спину. Мальчишка, опешив, моргнул пару раз, а после, переварив сказанное, выполнил. — Да про тебя давно слухи идут, что на тебя Махито глаз положил. Ну, я особо в этих школьных разборках не разбираюсь, так как это меня не интересует, но всё же, о чём это имелось в виду? — задумчиво выговорил блондин, скрестив руки на груди. Секунда, две, три — выдал свою теорию: — Ну, как мне известно на словах Нанамин, этот парень со своими тараканами. Но самое интересное, что он никогда ничего своими руками не делал. Аки у нас манипулятор, что же, интересно. — «Говорит, что его не интересует, но сам же задал вопрос!» — Юджи сложил руки на груди, а после нахмурился. — Ну, да, ты прав: он действительно любит манипулировать людьми. Я слышал, что даже директор против него бессилен. — Пф-ф-ха-ха, — что? Что Юджи такого смешного сказал? Мужчина, прикрывая рот, смеялся. — Прости-прости, просто мне смешно от бессилия администрации. Неужели никто не может его подставить? — Я не думаю, что есть такие самоубийцы. Единственное что я знаю, так это то, что этот парень со своими тараканами в голове может свести с ума любого. Я видел как-то в прошлом году то, как один из пафосных баскетболистов был жёстко унижен на публике, — вспомнив тот день, Юджи покрылся мурашками. Тогда было реально жёстко, а самое главное то, что учителя ничего не могли сделать, так как морально пострадавший не подавал заявление на нарушение права неприкосновенности личности. — И теперь у меня могут быть проблемы, если он сам ко мне обратился, — взявшись за подбородок, задумчиво тихо пролепетал Юджи. Такое, конечно, не понравилось Сатору, но тот вид не подавал. — Хм-м, интересный парень, — как-то учитель его насторожил, но Итадори отвёл взгляд. — Что же, я — самый талантливый человек в Японии — разберусь с этим мальчиком. Уж больно интересно стало. — А? — посмотрев на улыбающегося мужчину, Юджи сглотнул слюну. Ком образовался.

***

— Слушай, Итадори, ты ведь на этот раз покупаешь закуску? — подросток, стоя около окна, прижимал к себе рюкзак. Ёсино, стоя перед порогом в клуб, слабо улыбался. Семпай, повернувшись к кохаю, приподнял уголки губ и кивнул. — Отлично, ребята тогда напитки подготовят и прожектор. — Хэй, Джунпей, — брюнет собирался уйти, как его окликнул Итадори. — Всё нормально? — Ну, за маму волнуюсь: вчера был кооператив или что-то вроде того, а сегодня она даже с кровати встать не может. — А-а-а, похмелье. — Итадори-кун, — Ёсино вошёл в аудиторию, в которой стояло большинство оборудования, большой стол и много книг в книжном шкафу. — А ты когда-нибудь пил? — Да, были такие моменты, — вспомнив своё последнее похмелье, он поморщился: адским оно было, больше с Кугисаки пить не хотел. Она, как страшная натурой женщина, ещё стойко переносила градусы, проценты алкоголя.       Нобаре, походу, вообще похрен на алкоголь! Однажды в зимний вечер позвала Мегуми и Юджи к себе домой, где родители бывали крайне редко из-за работы, которой они жили, как сумасшедшие. Правда, девушка давно привыкла, что они совсем погружены в работу и мало уделяли ей времени.       Кугисаки-тян стояла на кухне, держа бутылку с крепким коньяком. Весь алкоголь был предоставлен одним здоровяком — Иисида — барменом, работавший в том заведении, где Юджи подрабатывал.       Честно говоря, парни изначально были уверены в том, что предложение девушки было шуткой, но крупно ошиблись, увидев на её устах такую хитрую, коварную улыбку и те чертята в карих глазах. Поразительно интересная и пугающая девчонка.       Конечно, никто ранее не пил, у всех выдержка была слабой. Даже у Мегуми после третьей кружки спиртного помутнел рассудок, а у Юджи вообще всё поплыло. Нобара, держась за остатки разума, была довольной.       Они говорили, много говорили о всякой житейской фигне: о влюблённости, философии, морали, политике, истории рассказывали. Так подросткам никогда не было столь охрененно.       Утром, проснувшись, Юджи почувствовал настолько хреново, что обещал себе больше не пить: «Это был первый и последний раз!»       Ох, а у Мегуми ситуация обстояла ещё хуже: его вырвало, слава богу, в унитаз, к которому он добежал с невероятной скоростью.       А Нобара? Пф, ей всё равно! За счёт высокой скорости обмена веществ она очень быстро пришла в адекватное состояние и чувствовала утром прекрасно. «Ведьма паршивая» — вот так её именовали парни.       Ха-ха, то обещание, данное самому себе Юджи, было вскоре нарушено на одной из вечеринок, которую организовали ещё в школе, на каком-то летнем фестивале. Самое забавное то, что в школе не было алкоголя. Ни капли.       Как напился? Ну, над ним кто-то решил пошутить и подлил водку в обычную воду. Тот, поперхнувшись спиртом, мгновенно потерял голову. Друзья мгновенно скрыли своего друга от взора учителя, потянули подальше от школы.       Следующий раз вышел беспечно безобразным: он проспорил Нобаре и ему пришлось провести над собой эксперимент, в котором ему нужно было перемешать алкоголь. Это было неправильно, опасно.       Нобара тоже тогда выпила.       А те скачки и падения градуса ещё и голову снесло. Ему было классно, он много говорил, хвалил друзей и знакомых, ну и плакался по глупой влюбленности к мужчине.       За эти три попытки Нобара не смогла выудить из Юджи ничего такого, что заставляло её интуитивно беспокоиться. Конечно, спаивания были, в какой-то мере, своеобразным приёмом познания её друга.       Фушигуро проклинал Кугисаки за такое отношение к другу, но одновременно участвовал в подобной ахинее. Да, он знал пацана достаточно хорошо, но его тоже беспокоил Юджи.       Честно говоря, Мегуми никогда не думал, что в школе найдёт настоящего доброго человека, которого нельзя вот так сломить. Когда Итадори, склонившись над Фушигуро, спросил: «Йо, Фушигуро, ты в порядке?», брюнет понял, что этот парень, которому можно было доверять, очень добрый.       Только всех его наивность и доброта жутко бесит. — Ты сам-то не пил? — Ёсино потупил взгляд, а после и вовсе опустил его. — Вообще, не советую — это реальная дрянь, из-за которой ты полюбишь любые кусты, туалеты или же тазики. — Оу, вот как. Я просто хотел попробовать как-нибудь с тобой, извини, — Юджи усмехнулся. Он, сказав: «Если только пиво, то можно.», накинул рюкзак на плечо и засунул руки в карманы. — Но не в этот выходной, окей? Я не очень хочу, чтобы семпаи и кохаи устроили разнос у тебя дома, — он уже прошёл мимо Ёсино, который даже не шелохнулся. Остановившись в дверном проёме, он бросил: — Спишемся? — Да, давай вечером! — Конечно, до вечера!       Та самая суббота наступила быстро. Хорошо, что это был выходной день, в котором можно было чуть-чуть расслабиться: в школу не надо, а на работу надо к пяти и пробыть там до двенадцати. Правда, поздновато, но Иери-сан обещала подвезти, если ничего такого внезапного не произойдёт.       Юджи встретил Ёсино, у которого уже расположились два семпая. Славные парни, но зацикленные на одной красотке из параллели.       Когда второгодка сказал: «Извините за вторжение», то третьегодки сразу появились из-за угла с таким выражением лица, из-за которого Юджи рассмеялся. Уморы! — О-о-о, то, что надо! — распаковав пакет, блондин сразу раскрыл большую упаковку чипсов. Раскрыв ещё пачку других чипсов, он решил смешать вкусы. — А кто-то ещё будет? — М, да нет, только мы четверо. У других дела, — пожал плечами хозяин квартиры, стоя около холодильника. Они уже переместились на кухню, которая была ограждена с другой комнатой барной стойкой. Парни решили посмотреть фильм в комнате Ёсино. Но пока никто из них не пошёл в покои Джунпея — Отлично, больше кислорода — меньше народа! — довольно произнёс тот самый блондин, как сразу получил лёгкий щелбан по лбу. Брюнет, сидящий рядом на одном диване, поправил:«Меньше народа — больше кислорода!». — Ой, ошибся! Подумаешь!       Как для Юджи, то фильм скучный. Нет, ну, нельзя его назвать ещё тем киноманом, чтобы судить жёсткий слэшер, но...реально скучный фильм. Однако, семпаи смотрели его на одном дыхании, а Джунпей периодически отвлекался на свой мобильный телефон. Наверное, мама писала или ещё кто-то. Тихо отлучившись от компании, парень решил выйти на балкон. Ну, хозяин квартиры не против этого, он сам как-то в прошлый раз говорил, что Юджи может располагаться здесь как дома. Поэтому он, открыв ставни, вышел на небольшой балкончик. Небо было затянутым, навевало грустью.       Конечно было много поводов впадать в депрессию или что-то в этом роде, но зачем? Оно ему надо?       У него плохое предчувствие. Он знал, что к нему наведается кто-то вечером. Знал. — Итадори-кун? — тихо позвал Ёсино, выглянув из-за дверного косяка. Итадори, повернув голову, отсалютовал. — Могу? — Странный вопрос, но конечно! — поманил к себе рукой, приглашая рядом постоять. — Честно говоря, Мой кровавый Валентин мне скучен, — Ёсино согласился, сказав, что сюжет мутный и скучен. — Джунпей, а вот скажи: ты когда-нибудь влюблялся? — А? — округлив глаза, выпалил тот, а после так эмоционально начал что-то лепетать, что Юджи вообще ничего не понял. — Ну, не то чтобы влюблялся! Просто нравилась девчонка, ну, ты понял! — Вот ка-а-ак, — он стоял, опираясь о своеобразный подоконник ограды, смотрел куда-то вперёд, за деревья, крыш двухэтажных домов тихого района. — А я вот влюблён. Но полный лошара, — ну, прямо-таки говорить в лоб он не будет, что он гей и то...что он влюблён в сенсея. Ну, мало ли, вдруг Ёсино ещё отвернётся от него. — А, ты влюблён в того, с кем постоянно переписываешься? — Чего? С Мегуми-то? — повернув голову, спросил кареглазый семпай. Ёсино помотал головой, сказав, что он не про лучшего друга Юджи говорил. — Тогда я не понимаю про кого ты. — Ну, когда мы собирались идти за плеером, ты вдруг уехал, когда тебе написали. Значит, это тот человек? — А-а-а, извини за это, — ой как неловко вспоминать это. Итадори, почесав затылок, отвёл взгляд куда-то в сторону, на многоэтажки. — Ну, да? — Ты ведь би, верно? — шепнули ему на ушко, заставив подпрыгнуть и чуть не воскликнуть: «А-а-а, с чего ты взял?!» — Очень видно, если присмотреться, — это что, дьявольская улыбка?! Ёсино Джунпей хитро смотрел на светловолосого старшеклассника, у которого уши стали краснее учебника по истории. — Насчёт этого, я... — Да без проблем, мне, знаешь ли, всё равно — это твой выбор. — Как же хорошо, что у нас толерантная молодёжь. — Говоришь как старик, — после сказанного, Ёсино и Юджи посмеялись. Как-то им обоим легко, просто и хорошо. — Признайся ему. — Мне-то хочется это сделать, но боюсь, что выйдет не очень гладко, — заканючил тот, сжимая руки. Ёсино понимал, что отношения между учителем и учеником — это серьёзное дело, где можно во всех смыслах пострадать. Если бы они были поодаль с самого начала, то могло быть легче.       Ёсино видел переписку. Ну так, краем глаза подглядел. Конечно, он удивился тому, что Юджи был влюблён в физика, но не осуждал: он хоть и гетеросексуал, но толерантности у него не занимать.       Вообще, обычно говорили так: «Моя хата с краю — ничего не знаю.»       Правда, Джунпей хотел понять, насколько это тяжело скрывать свою сексуальную ориентацию. Ведь у них в школе геев за людей не воспринимают.       Какая-то дискриминация выходит: лесбиянок и бисексуалов воспринимают за людей, а геев — нет. Справедливо ли? — В общем, поговори с этим человеком наедине. Не думаю, что твоё признание выйдет за пределы этого разговора. Ну, если он отвергнет тебя, то смирись и отпусти?.. — Здравая мысль, но тяжело реализуемая, — вздохнул парень, а после получил подзатыльник. — За что?! Я семпай! — А за то, что плохой пример показываешь! — Да я! Я!.. Ты прав, — Юджи присел на корточки, схватившись за голову. — Если он отвергнет меня, то у меня будет повод просто разлюбить, верно? — О, так ты любишь? — Ага, люблю, — подняв голову, он улыбнулся. Карие глаза горели, заставляя Джунпея ещё раз удивиться: вот Юджи говорит так просто, легко. Он понимает, что сделать это трудно?

***

— Пока, семпай! — Будь аккуратен, Юджи, — помахав рукой, высокий брюнет начал подниматься по ступенькам. Они разошлись на перекрёстке, находящийся недалеко от улицы, на которой жило семейство Джунпей. — «Мне через полчаса нужно быть на работе, поспешу», — ускорил шаг, чтобы попасть на нужную дорогу. Она же была короткой, чтобы дойти до родного здания. — «М-м-м, а если я сегодня возьму сверхурочные часы на следующие выходные...а Иери-сама дозволит?» — лишние деньги никогда не бывали лишними, это известно всем.       И на работе смена была бы спокойной, если не пьяные до звёздочек посетители, которые громко болтали, смеялись. Бармен вежливо просил побыть тише, всё же заведение.       Ну, пьяные люди бывают самыми добрыми на свете или же самыми злыми. Эти двое мужчин — второе.       Тому мужчине, которому на вид сорок, было насрать на моральные принципы и охрану. Схватил за грудки бармена и, тряся над полом, велел ему заткнуться. Единственным, кто был на зале из мужчин — Юджи, у которого разыгралось чувство справедливости. Подойдя к стойке, он вежливо попросил посетителей отпустить бедного бармена. — А ты, сопляк, вообще не лезь. — Я и не буду, просто хочу сразу сказать: вас обоих снимают наши камеры слежения и, в случае порчи имущества или же нанесения вреда нашему рабочему коллективу, Вы попадёте под суд. Вам это надо? — Такеда, остынь, — положив руку на плечо разбушевавшегося мужчины, попросил его приятель. Тот, раздражённо вздохнув, отпустил семпая. — Спасибо большое за понимание, — улыбнулся парень, внушая чувство беззащитности. — Семпай, ты пойди отдохни, я подменю. — Спасибо, — пролепетал парень и быстро вышел со своего рабочего места. Пусть успокоится. — Может быть, Вам что-то ещё нужно? — Нет, спасибо, — ответил тот мужик, которого только осадили. Итадори, удовлетворённо хмыкнув, внутренне ликовал: сделал быка!       Через некоторое время пришла смс-ка от Иери-сан, в которой она поблагодарила за спасение коллеги. Ничего не отвечая, он поднял свою голову и посмотрел в сторону выхода. Пьяницы уже уходили, вот и хорошо. — Итадори, спасибо тебе, — выглянул из служебной зоны бармен, у которого руки до сих пор тряслись. — Если бы не ты, то свет дражайший встретил бы с объятиями. — Не за что, — сняв с себя фартук, парень вылез из-за стойки.       На часах телефона показывало полдвенадцатого. Вскоре пойдёт домой и отдохнёт как следует.

***

«Что-то мне не хочется идти домой», — стоя перед своей многоэтажкой, Итадори чувствовал неприятное ощущение. Что-то будет хреновое именно сейчас, дома.       Всё же, не стоять на улице в такую погоду?       Войдя в подъезд, парень сразу свернул налево, в сторону двери, которая вела на лестницу.       Юджи попытался унять дрожь. Интуиция пугала.       Поднявшись на третий этаж, он захотел развернуться и уйти, но это ведь глупо!       Оказавшись на своём этаже, парень застыл перед дверью, ведущую в квартирный блок. — Да бред же! — тихо ругнулся тот, распахнув дверь. И, увидев стоящего вдали силуэт, парень подумал, что это сосед вышел покурить. Ну, силуэт курил, опираясь об края ограждения.       Медленно дойдя до своей квартиры, Юджи встал и обомлел. — Да вы издеваетесь... — Братишка, здравствуй, дорогой! А я к тебе надолго, — лукаво улыбался Сукуна, выглядя мирным. — Может, впустишь старшего брата в дом или будем так стоять? — А, ну, да, конечно, — открыв дверь, он быстро вошёл в свою квартиру, захлопнув за собой. — Твою мать! Твою мать! Твою мать! — Эй, засранец ёбаный, впусти меня! — парень, с уложенными назад волосами и злыми глазами, ломился в дверь. — Да пошёл ты! — крикнул тот, из-за чего Сукуна больше разозлился. Капец, у него с нервами не всё в порядке? — Юджи, ты знаешь меня: я считаю до трёх, и ты не останешься живым. Раз, два, — держа за ручку квартиры, старший брат-близнец грозно смотрел в глазок, зная, что Юджи за ним следил. — Три!

Молчание. И ничего?

— Ты, блять, серьёзно? Даже это никак не повлияло? — А чё это я должен тебя впускать сюда? Это моя квартира, по наследству, — Сукуна ухмыльнулся и, достав из кармана своего пальто, вытянул бумажку. — Липовые документы? Не верю. — Тут сказано, что я, Итадори Сукуна, как прямой наследник Итадори Васуке, имею право распоряжаться его имуществом, в установленном законом порядке. Достаточно? — Юджи, дрожа, всё же впустил брата в дом.       Сукуна был с чемоданом. Чёрт, реально надолго. — И зачем ты сюда приехал? — Тупой вопрос. Жить, — разувшись, он сразу снял куртку и повесил на настенные крючки. Сукуна прошёл в гостиную и развалился на диване. — Уютно тут, твоих рук дело? — видя своего застывшего брата у дверей, близнец хищно улыбнулся. — Дед руку приложил, — Юджи ощущал злость, но проявлять боялся. Знал, что у этого Сукуны с нервами не в порядке. Вон, как он недавно начал считать до трёх. — Понятно, где свободная комната? — тот был спокойным, что очень напрягало Юджи. Указав кивком на закрытую дверь, парень подумал, что дедушка был бы против, чтобы в его комнате жил кто-то ещё. — М, деда? Пойдёт.       Сукуна вернулся за чемоданом и пошёл вперёд, до самой двери, выходящая из спальни сразу в гостиную. — «Твоюматьтвоюматьтвоюмать!» — схватился за голову Юджи, паникуя как девчонка. — «Да что за хрень?! Он каким боком нарисовался?! Ещё он завещание имеет?! Что. За. Херня?!»       Когда близнецы встретились на кухне в два часа ночи, то произошёл скандал. Для начала, Юджи не верил в достоверности документов, поэтому потребовал посмотреть лично. Сукуна, назвав того безграмотным болваном, швырнул ему сложенную бумагу и, открыто ликуя, наблюдал за тем, как менялось лицо его младшего брата. — Да какого хрена? — тихо пролепетал тот, а после испугался того, что Сукуна «дружелюбно» ему улыбнулся. Глаза выглядели так, будто он взглядом хотел его сожрать или же просто убить и выпотрошить.       Ему было ну не настолько страшно, чтобы визжать от ужаса. Нет, он просто не переносит брата. Как и брат не переносит его.

Какая взаимность, прекрасно.

— А, да, выгнать тебе меня не получится: я официальный наследник по желанию твоего деда, — чего-чего?! Итадори младший смотрел на него с недоумением. — Так что, закрой свой гейский рот и сваливай отсюда. — Что?! Т-ты-ты-ы-ы! — Юджи раскраснелся от злости и смущения. Ему хотелось ударить брата, но вовремя остановился. Сукуна, наблюдая за этим, хищно улыбнулся. — Ублюдок, — тихо пробубнил тот, но потом вскрикнул, когда его щёки были сжаты двумя сильными пальцами близнеца. Тот, приблизив своё настолько близко, грозно попросил следить за языком, а потом отпустил.

***

— Хэ, и чего он такой унылый? — стоя рядом с партой Итадори, Кугисаки несколько раз успела сделать тому щелбан. Фушигуро, сидя на краю соседней парты, пожал плечами. — Чё, опять этот белобрысый? — они могли спокойно говорить о Годжо, при этом не упоминая его имя, в классе. Всё равно никто во время обеда не наведается сюда. — Итадори, балда ты, может, ответишь мне, своей подруге?! — Ау-ау-ау, оставь моё ухо в покое! — заверещал парень, схватив за токную кисть девушки. Та, чувствуя лёгкий дрожащий зажим, останавливается. — Всё-всё-всё! Хватит! — Тогда скажи, чего ты такой нытик! — скрестив руки на груди, воскликнула старшеклассница, а после перевела взгляд на брюнета, который с немым интересом смотрел на друга. Тот, шмыгнув, откинулся на спинку стула и, потирая ушибленное ухо, начал вкратце объяснять, начиная: "В общем, у меня есть старший брат." — Оу, теперь мне страшно дальше объяснять, — видя над собой изменённые выражения лиц, парню стало страшно, настолько, что готов был сигануть с третьего этажа. Он каждой клеточкой своего тела ощущал праведный гнев двух друзей. Ладно Фушигуро, он-то молчал, а вот Кугисаки: "Ты что, совсем обалдел?! Придурок эдакий!"       Даже её крик, походу, оглушил весь этаж. Некоторые преподаватели подняли свои головы над стопками бумаг, удивлённо поднимая брови вверх. — Ты какого хрена нам не рассказывал, а?! Кто мы тебе, не друзья?! — Нобара, помолчи, ты привлекаешь внимание. Может, у него была причина умалчивать об этом, — Итадори, пролепетав слова благодарности, был жёстко отшит: — Но это было тупо, что в твоём репертуаре. — Хэ-э-э-э, — опустив голову, он схватился за свою копну светлых волос. Друзья поглядывали на него, хмурясь. — Да, у меня действительно много причин умалчивать о себе и прошлом. Сукуна, то есть мой брат-близнец, после развода родителей остался у отца, Рёмена Кейчи. Я с ним никогда не ладил: мы ненавидели друг друга из-за, э-э-э, родителей? — на этих словах он отпустил свои короткие волосы и поднял голову. Своими карими глазами он искренне выражал некое сожаление, чему друзья были рады: он хоть сейчас рассказывает о себе. — Это что-то своего рода соревнования? Вообще, мама с папой хотели одного ребёнка, здорового и сильного. Ну и вышло так, что родились мы оба: я, как слабый, и брат, как сильный. — И что было в семье? — Ну, деспотия, — положив руки на парту, он вздохнул. — Отец ещё тот тиран, а мама сама по себе развратная, ну и мы у них отпрыски. Мы прожили все вместе до моих шести лет, пока родители не развелись. А дальше они не знали как с нами поступить: брата хотели забрать оба родителя, а меня спихнуть хоть куда-нибудь. В детский дом был не вариант, так как и второго ребёнка забрали бы. — А потом тебя забрал твой дедушка? — спросил брюнет. — Да, сразу из детского сада, — улыбнувшись, парень вспомнил этот тёплый майский день. Был второй месяц того, как родители развелись. — Правда, дед хотел ещё и Сукуну забрать, чтобы воспитать из него что-то стоящее, но отец его чуть на тот свет не отправил. — И почему ты не рассказывал это нам? — недовольно спросила рыжеволосая девушка, держа руки скрещенными на груди. Её чёрная школьная форма слегка помялась, а рубашка выбилась из юбки. Глаза, обрамлённые длинными ресницами, смотрели на Итадори с прищуром. — Наверное, вы меня не спрашивали? Да и вспоминать о тех днях не хотелось. — Вот как, — задумчиво произнёс Фушигуро, блеснув своими еле синими глазами. — Тогда тебе предстоит многое рассказать о себе, чтобы мы могли понимать тебя. Ты согласен? — Эх, я, — увидев перед собой сразу два разных по размеру кулака, парень нервно хихикнул. — Понял-понял! — Отлично, — кивнул Фушигуро, смотря время на наручных часах. — Перерыв ещё будет длиться двадцать минут, кто будет кофе? — Я! — хором ответили друзья, услышав, что парень будет их угощать.       Когда они стояли около окна второго этажа, то с наслаждением пили горячий напиток. Фушигуро щедрый парень, если его подтолкнуть к этому. Видя то, что Юджи опять задумался, брюнет спросил в чём дело. — А, ну, брат обосновался в квартире надолго, — отпил он латте, а после продолжил: — Не знаю, как мы уживёмся. Уже сегодня ночью и утром успели поругаться, — вспоминая то, как они ванную не поделили, парень поморщился. — Вообще, я не понимаю: почему дед вписал его в нашу квартиру? — А документы не липовые? — Я вот тоже так думал, пока не увидел завещание с его подписью. — Подпись подделать можно, — добавила Нобара, глотнув горячий шоколад. — Поверь, у этого старика невозможно подделать подпись. Даже я, когда учился в младшей школе, не мог подделать подпись. Как и в средней, и в старшей школе. — Мда, странно. — Ага, не то слово, — согласился юноша с девушкой, а брюнет лишь молча слушал.
Примечания:
нас уже 220+, зайки мои
пб включена, дерзайте
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты