Тяжело быть геем

Слэш
NC-17
В процессе
840
автор
_MuStUnG_ соавтор
leaben бета
Размер:
планируется Макси, написано 305 страниц, 20 частей
Описание:
Итадори Юджи влюблён в преподавателя физики ещё с первого года старшей школы.
Примечания автора:
ПБ включена, дерзайте)
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
840 Нравится 316 Отзывы 224 В сборник Скачать

10.

Настройки текста
— Эй, ты что, серьёзно? Что можно делать в душе аж сорок минут?! — Юджи психовал, метался по всей квартире и ждал, когда его брат наконец покинет ванную комнату. Сукуна, засранец номер один, в наглую опередил младшего брата, закрыв перед его носом дверь.       Негодование было обычным состоянием для Юджи, сожительствующего с высоким, мощным и страшным по натуре человеком — Сукуной — которого мечтал задушить глубокой ночью.       Конечно, заметили его настроение все: начиная от Каеде, заканчивая Гето-сенсеем, предполагавшим, что у парня просто выброс гормонов или же проблемы с Сатору. Ну, скорее он склонялся на последний вариант.       Но Сатору по телефону удивлённо спрашивал про парня и то, как он вёл себя в школе. Сугуру неспешно рассказывал, как парень проводил все последующие четыре дня проводил: стал более рассеянным, уставшим и нервным. Нет, не кричал и не вёл себя агрессивно, а просто иногда дёргался и нервно хохотал, что очень настораживало. — И зачем так орать? — Сукуна вышел из ванной, держа на бёдрах махровое полотенце. Смутив своего младшего брата, старший, подмигнув, лукаво улыбнулся. — Загляденье, правда? Но извиняй, я не увлекаюсь братьями, — Юджи, стоя около двери в ванную комнату, цеплялся взглядом за контуры крупных татуировок, одна из которых перекрывала внушительный шрам. Это ожог? — Фу, извращенец, — показав свой язык, Сукуна быстро скрылся из виду. — Их много, по всему телу, — Юджи только отмер, закрыл рот и ушёл в ванную, закрыв дверь на щеколду: была неприятная история, когда Юджи пытался проснуться, стоя под душем. Его напугали до чёртиков. Произошло недавно это недавно, точнее сказать вчера.       Пока парень сушил свои волосы, старший Итадори лежал на уютной кровати, держа руки за голову. Его руки, шея, грудь, спина — все были покрыты тату. Но лицо не было тронуто — залог всего, чем он гордился. Да, тело у него тоже было отменным, от чего знакомые девушки просто теряли самообладание.       Конечно, развитию его тела поспособствовал спорт.       По памяти Сукуны, Юджи никогда не любил спорт, но потенциал у него был просто огромный. Да, Юджи занимался атлетикой, но это просто вынужденная мера.       В последний раз, когда им было по десять лет, Сукуна запомнил брата как тростинку, которую легко сломать: светлая голова, хрупкие кисти рук и встревоженный взгляд.       И он, Сукуна, чтобы казаться лучше, часто подставлял брата.       «Кто разбил вазу?!» — мать тогда была в гневе, ведь эта ваза — очень дорогой подарок от тайного поклонника, которую старший сын же и разбил. Сукуна просто вовремя появился и состроил гримасу удивления. Юджи тогда неплохо досталось.       Сукуна был тем ребёнком, которого отец изначально поставил на ноги, заставив сделать выбор: оставить розовые сопли и стать мужчиной, или же быть как Юджи.       Уже в свои семнадцать он имел многое: хорошую подработку, репутацию в школе, учёбу на высоте и популярность среди девушек — мечта, наверное, каждого подростка. Жизнью младшего брата он не интересовался, ведь знал, что дед воспитает парня как ему надо.       «Сукуна, это ты?» — когда им было десять лет, им нужно было встретиться. Никто из детей не знал причины, но раз уж так надо… То пусть. Поэтому старший брат просто с насмешкой смотрел на младшего, который немного неловко потирал свою тонкую шею. Карие глаза были неизменными и родными, а лёгкая улыбка била под ребро.       Старшему казалось, что младший брат надсмехался, ведь когда Юджи ушёл, то наступил персональный ад для Сукуны.        Он обвинял во всём Юджи. Сукуну раздражала эта простота, бесила эта доброта и наивность близнеца. — Сукуна, завтрак на столе, — старшеклассник отвлёкся и повернул голову в сторону двери. Юджи позвал его на завтрак, уже в третий раз за всё время. Они постоянно собачились, но младший брат до сих пор звал старшего на перекус.       Завтракали они молча, так как никто из них не хотел портить себе настроение. Юджи что-то печатал своим друзья, а Сукуна просматривал новостную ленту: политика, экономика, медицина — всё такое бытийное.       Разошлись они, кстати, тоже молча: дорога парней в свои школы лежала по разным путям.       Ехать Сукуне в другой район недолго: поезд занимает двадцать минут, а станция, как раз-таки, находилась рядом с учёбой. Уроки начинались чуть позже, на полчаса позднее, чем в других старших школах, ну и, соответственно, заканчивались также.       Сукуна постоянно замечал мимолётные взгляды старшеклассниц в вагонах. Конечно, ему льстило внимание, но когда он получал его от взрослых женщин, это вызывало чувство отвращения.       Он сразу зацепился взглядом за ворота дорогой элитной школы, которую с недавних пор отец прекратил оплачивать: ссора сына и родителя дала этому толчок. Но за счёт того, что парень подрабатывал барменом в дорогом ресторане, у него не было проблем с финансами.       Кстати, та самая ссора послужила отличным поводом, чтобы свинтить от старика. Квартира деда была завещана ему и младшему брату, поэтому можно было без проблем обживаться там. Правда, спокойствия там абсолютно нет, но это вполне поправимо: достаточно ему припугнуть Юджи, как тот сразу захлопнет рот и скроется с глаз.       Спасибо старику за то, что завещание сделал, а то Сукуна не знал бы куда деваться. — Итадори, здорова, — поздоровалась девушка, стоя возле его шкафчика. Она прекрасная спортсменка, которая хороша в плавании. Высокая и стройная, но любила девушек. Они хорошие друзья, даже слишком. — Что у тебя с лицом? — Ничего, странный вопрос. Сейчас английский? — Алгебра, — на что Сукуна ухмыльнулся: любимый предмет, на котором можно поспать. — Сегодня тест, — на что парень ещё шире ухмыльнулся. — Ну и придурок ты, — фыркнула брюнетка, скрестив свои руки на груди. — То, что ты недостаточно умна — это твои проблемы, поэтому мне можно забить на тест, — закрыв шкафчик, Итадори повернулся к ней. Они оба высокие. У Сукуны примерный рост составляет где-то метр восемьдесят пять-шесть. Всего-то два сантиметра в его пользу. — Нет, ну, можешь языком своим договориться, — сделав один жест, он с улыбкой наблюдал за тем, как бледная девушка мгновенно вспыхивала, но та решила не отставать, спросив: «А, ты ведь так делаешь? А почему языком не проникаешь?»       Сучка извращённая, но это её интересная особенность, которую друзья просто обожали. — Ладно, подловила, пойдём. — Да ладно, ты серьёзно? Отлизал? Серьёзно-серьёзно?! — тихо заверещала она, вцепившись в его плечо своими пальцами. А вот хватка у неё болезненная, не повезло потенциальным партнёршам. — А где же твоя гордость? Ушлёпок, взял и опустил, вот умора, — и за эти слова она получила подзатыльник, из-за чего наигранно расплакалась. Поразительная актриса.       На уроке было предельно скучно, но поспать ему так и не дали: Маюри-сенсей просто завалила его тестами, зная, что тот ответит на все сто баллов. Преподаватели подавали на Итадори надежду: не дитё, а вундеркинд какой-то. Разбирается во всех предметах, может объективно объяснить — это прекрасный повод за него вцепиться клешнями и отправлять на всякие олимпиады.       Ещё в плюс идёт то, что Сукуна занимался джиу-джитсу, страшным и древним спортом.

***

Рёмен Кейчи: «Я блокирую все твои карточки, ушлёпок.»

Итадори Сукуна: «Ок, мне похуй.»

Рёмен Кейчи: «Ты пожалеешь о том, что свалил из дома. Я знаю, что ты в квартире деда. С этим отродьем. Ты настолько опустился?»

Итадори Сукуна: «Пошёл нахуй.»

      Сукуна нервно цокнул языком, а после выключил телефон. Налив виски, он подал рокс с алкоголем очередному посетителю. Тот сидел, распивал вторую дорогую бутылку и жаловался на жизнь. Выслушивать чужое нытьё вовсе не хотелось, но чаевые же были отменными! Где таких ещё посетителей найдёшь, которые могут за ближайшие полчаса одарить соткой зелёных? — Ненавижу таких потаскух, только мои деньги нужны. — Полюбите мальчиков, вот и проблема решена, — мужчина, которому видимо за пятьдесят, глупо рассмеялся, а после попросил ещё рокс. Сукуна, смотря на него с насмешкой, всё же сделал ещё рокс. Он вполне уже привык это делать не глядя вниз, по наитию. — Мальчиков будет жалко. Вот у тебя, парень, есть женщина? — Горы, но они не стоят моего внимания, — фыркнул подросток, заставив старика ещё раз хохотнуть. — Не вижу ничего смешного. — Может и тебя на мальчиков тянет? — И меня? Так Вас всё же тянет? — Я, — тот начал снова икать. — Я не по мальчикам, о, — опять икнул. — о чём ты говоришь! — Просто так сказали, что интересно стало, — лукаво улыбнулся парень, уделив своё внимание на бокалы. Нужно было бы их протереть, чем занялся старший Итадори. Старикан продолжил нести свою лепту, а парень просто занимался своей работой. Скоро должно перевалить за девять и его отпустят восвояси.       У него график вполне-таки гибкий: тренировок, бывало, четыре раза в неделю с двух до четырёх, а работа, которая расположена в десяти минутах от школы, длилась до половины девятого. Просто в нынешний день ему нужно было отработать сверхурочные часы, чтобы было больше зарплаты: хочется же лишних денег, особенно от этого богатого старика. — Тебе постоянно девушка пишет? — заметив постоянно мигающий телефон за барной стойкой, мужчина заинтересованно перевёл мутный взгляд на старшеклассника. Сукуна поморщился, увидев, что ему писал сам Юджи. — М, брат, — было слышно то, как Итадори проговорил это язвительно. — Семья — это хорошо, она всегда должна быть на первом месте, — вот тут у подростка начало немного подгорать, но тот держался. — Когда у меня был младший брат, который, кстати, близнец, то у меня с ним были самые отвратительные отношения. Теперь его нет лет тридцать, а всё потому, что его никто из нас не любил. Береги его. — «Мерзость», — закончив протирать стеклянную посуду, Сукуна начал аккуратно развешивать бокалы над барной стойкой. — Учту.       Когда смена закончилась, Сукуна был немного уставшим: старик его заговорил. Настолько, что тот был готов биться головой об столешницу, но по регламенту ему было не дозволено.       Собравшись, он заглянул в кабинет начальника и показал свой рюкзак, в котором не было ничего украдено из ресторана. Попрощавшись с мужчиной, парень быстро покинул здание и направился в сторону станции.       Ждать свой поезд не приходилось, так как Сукуна — парень пунктуальный, поэтому пришёл как раз в тот момент, как состав начал тормозить. В вагонах было пусто, ну, практически. Человек было от силы десять на один вагон, поэтому у подростка появилась возможность наконец-таки присесть, дабы передохнуть. — «Да что этому засранцу нужно?» — одна смс-ка приходила за другой, что раздражало Сукуну. Разблокировав смартфон, он сразу поставил отца в чёрный список. Старикан всё никак не успокоится, козёл. Это присуще его отцу: доставать до такого состояния, что ты будешь сам выть, как собака, лишь бы не трогал тебя.       Если так припомнить, то этот старик всегда был таким: властным, угрюмым и чрезвычайно требовательным. А ещё вспыльчивым и лгуном. А мать была эгоистичной и амбициозной, но ещё той привередой.       Большую часть своей жизни Сукуна жил у отца, под его костлявым крылом и зорким взглядом. Спуску не давал, обучил разным примочкам и поднял на ноги, подарив своё воспитание: быть властным, жёстким и прямолинейным ублюдком. А от матери Сукуне досталось умение читать людей и ими же манипулировать. Отвратительные качества, правда?       Родители его делили. Ругались, кусались, но ни разу не сделали того, чего кричали в сердцах, из-за чего их сын мерзко смеялся: не умеют держать свои обещания, значит слабаки.       Отец, когда у Сукуны что-то не получалось, всегда сравнивал его с Юджи. Говорил, что он отвратительно похож на младшего брата, который был слабым и никчёмным. Это заводило старшего брата, мотивируя самосовершенствоваться.       Досамосовершенствовался. Сукуна стал сильным, чрезвычайно умным парнем, а ещё своевольным. Поэтому решил свалить подальше от этих моральных уродов, у которых на парня были свои планы: мать хотела, чтобы сын стал профессиональным спортсменом, чтобы на его фоне быть более презентабельной; отец хотел передать ему свою деятельность в бизнесе. Классно, да?       Отец был бизнесменом, а мать — преподавателем в академии искусств. У обоих заработок был достаточным, чтобы оплатить обучение Сукуны на несколько лет вперёд, даже университет, если ему бы, конечно, позволили. — «Прослушал название станции, блять. Это же была моя остановка!» — резко встав около двери, он начал нажимать на аварийную кнопку, пока состав не двинулся. Двери автоматически открылись, выпуская пассажира. О, оказывается, что в его вагоне было пусто.       Пришлось потом добираться до своего района.       До смерти деда Сукуна здесь, в этом районе, был всего один раз: когда он, одиннадцатилетний пацан, лично сбежал из дома, так как мать была с мужчиной. Не очень уж хотелось видеть то, как Мицуха отсасывала очередному «Масару». — О, Итадори-кун? — кто это? Сукуна, остановившись возле очередной остановки, обернулся. Сзади него стояла девушка, одетая в спортивную форму, и была она вся красная, запыхавшаяся. — Ой, точно! Привет, Итадори-кун, ты себя хорошо чувствуешь? — да что это за девушка? Рыжая голова, круглые глаза, обрамлённые пушистыми ресницами. Видно, что она активно занимается собой. Не только в плане спорта, но и в косметике. — «О Боже, от неё веет цветочными духами? Ещё и бегает?» — скривившись, он спросил, что ей нужно. Девушка удивилась, заметив резкую смену в характере обычного Юджи. Каеде поправила свою повязку на голове, сняла напульсник с руки и спросила про самочувствие. — Нормально, с чего такие вопросы? — приподняв свою бровь, он смерил её холодным взглядом. Понятное дело, что она перепутала его с Юджи, но ему жутко хотелось уже свалить. Кстати, что он и сделал. — «Да чего она прицепилась?!» — она догоняла его, бегая трусцой. Всё спрашивала почему парень так в последнее время рассеянный, пугливый и теперь злющий, как Кугисаки. Это ещё кто? Его друг? — Просто ты такой уже несколько дней. Может, у тебя проблемы? Ты вообще за все эти недели какой-то не свой, точно всё хорошо? — Так, девочка, послушай меня! Ты, прямо сейчас, оставишь меня в покое, так как я затраханный с работы. А я ухожу, — этими словами он её поразил. Девушка, остановившись, вытаращилась на его напряжённую спину, которая вскоре скрылась за поворотом. — Это точно Юджи? — прижав руку к груди, она опустила свой взгляд, наполненный слезами, на кроссовки.       Сукуна хотел было задушить Юджи за то, что у него такие приставучие друзья.       Поднявшись на свой этаж, он сразу заметил копошившегося в рюкзаке младшего брата. То, что он рассеянный, это подтверждало. Смерив его презрительным взглядом, Сукуна достал из кармана своих брюк ключи от квартиры. Открыв её, он вошёл, оставив близнеца в ступоре.       Они молча провели вечер: каждый был в своей комнате, занимался делами.       Когда на настенном циферблате показало два ночи, Сукуна почувствовал привычное першение в горле — всё от той вредной привычки, которую бросил как полгода назад. Курение явно вредило его занятиям, но Итадори этого никогда не показывал. Если его тренер узнал бы про курение, то не только яйца оторвал. А он может.       Уже не в первый раз Сукуна замечает то, что из комнаты Юджи сочился свет. Обычно дверь в его комнату всегда была закрыта, но на этот раз...открыта? Любопытство взяло вверх, поэтому старший брат просунул свою голову через дверь. Младший брат спал, сидя за столом с выключенным ноутбуком.       Нажав на выключатель, комната погрузилась во мрак. Нехрен тратить деньги за лишний свет.

***

— Твою мать, твою мать, твою мать! — Юджи паниковал, кричал. Бегал по всей квартире и собирался. На часах показывало девять утра, уже вскоре закончиться второй урок.       Юджи проспал, а старшего брата и след простыл. Хотя, с чего это ему нужно было будить младшего?       Хотя, один из плюсов: тишина да спокойствие. Для Итадори это то, что надо.       Собравшись, парень накинул рюкзак на плечо. Осмотрев квартиру взглядом, он вздохнул. Из-за его беспечности вскоре придётся платить за свет с головной болью. Благо, что свет выключил. — Я не выключал свет, — замерев, он сразу подумал о Сукуне. — Ясно, — слегка улыбнулся, а после покинул квартиру.       В школе он получил нагоняй, начиная от друзей, заканчивая директором, который лично вынес ему наказание: уборка коридоров в течение недели после школы до вечера. Теперь он не сможет посещать клуб, а ещё будет опаздывать на работу. Блеск! За опоздание уже такие наказания выносят. — Если бы ты в этом учебном году не получал так много выговоров, то не пришлось бы оставаться после школы, — поддержка от Мегуми была стопроцентно убийственной. — Ты заметил то, как на тебя та рыжая девчонка смотрит? — качаясь на стуле, спросила заинтересованная Нобара. Она с утра увидела растерянный взгляд Каеды, которая застала парня во время большой перемены. — Да, будто я ей что-то сделал. Пойду и спрошу у неё, — парень был решителен, поэтому встал и уже начал уходить, как Фушигуро взял его за плечо, остановив. — Ты чего? — Тебе же, наоборот, выгоднее, — конечно парень с этим согласен, но что именно произошло его всё же интересовало. Ведь не просто так она смотрела на него таким странным взглядом. Уже подозрения были, но хотелось их подтвердить. — Вот же дурак, — и след светловолосого парня простыл. Кугисаки вздохнула и согласилась с брюнетом, добавив, что ещё тот тупой дурак.       Когда Итадори вошёл в класс его знакомой, то попросил старосту позвать её. Рыжая девушка опередила низкую старосту, огласив: «Пойдём, Итадори-кун, поговорим.». Юджи не думал, что у девушек может быть такая цепкая хватка. Считал, что Кугисаки явное тому исключение.       Но Каеде вела его куда-то в дальние коридоры, где маловероятно кто-то собирался тусить там. Рыжая девушка, остановившись рядом с окном, повернулась к парню с прямым вопросом: «Ты где работаешь?». — Э-э-э, бар-кафе-ресторан? — на что Каеде вытаращилась на него с немым вопросом: «Ты сейчас шутишь?». — Если что, я серьёзно. Каеде-тян, я тебе что-то сделал? — Ты вчера меня послал, сказав, что ты, — она слегка покраснела, осеклась. Но, почувствовав его пристальный взгляд, всё же продолжила: — Что ты затраханный своей работой. И поэтому ты такой неважный, да? — Оу, ну-у-у, да? Прости меня, Каеде-тян, пожалуйста за вчерашнее! — Сукуна, значит. Вот это уже проблематично. Итадори в качестве извинения поклонился, пообещав, что больше так не поступит с ней и то, что ему стыдно. Старшеклассница, смотря на это с явным подозрением, лукаво улыбнулась, сказав, что простила ещё прошлым вечером. — На работе у меня завал...       Юджи выпрямился и вздохнул. — А как ты ещё успеваешь учиться? — сложив руки на груди, светловолосая девчонка приподняла бровь. — Успеваю, только, вот, опять опоздал. Точнее проспал первые два урока, за что теперь наказан на неделю, начиная со следующей. — И что на этот раз? — спросила она, смотря на него с любопытством. — Неделю буду после уроков мыть коридоры, это ещё ерунда, по сравнению с отстранением от учебных занятий... Но это не повод раскисать, верно? — на последних словах он улыбнулся, заставив собеседницу расслабиться. В ближайшие пять минут звонок должен прозвенеть, поэтому подростки решили разойтись по классам.       Когда парень вернулся в класс удовлетворённым, то сразу столкнулся с прожигающими взглядами его друзей. В чём дело? — Ну и? Выяснил? — Дай угадаю, это твой брат? — Мегуми был точен, как никогда. Юджи, вздохнув, сел за свою парту и громко протянул: «Да чё вы на меня взъели-и-ись!». — Мы-то не взъелись на тебя, а на твою подружку. Не нравится нам она, — Кугисаки, сидящая перед Итадори, стукнула по его лбу учебником по истории. — Ты наивный и тупой дурак. — Да чем она вам не нравится-то? — Слушай, ты ведь к ней так относишься, потому что отверг несколько лет назад? — Фушигуро решил не тянуть, поэтому сразу задал вопрос прямо в лоб, обескуражив и Юджи, и Нобару. Одноклассница раскрыла рот, смотря на взвинченного брюнета. Почему-то всё стало набирать обороты, чему она явно была не рада. — Это тупо, ты в курсе? Если ты уже отверг её, то и игнорь. Она же за тобой сталкерит. Ты ещё своим общением даёшь ей ложную надежду, при этом убивая её. — Ты хоть поняла чё он сказал? — обратился Итадори к Кугисаки, которая помотала головой. Брюнет, закатив свои синие глаза, вымученно вздохнул и уже начал объяснять, как его прервала трель звонка. В класс мгновенно залетела толпа одноклассников, которые в спешке расселись за свои парты.       Гето-сенсей любил иногда опаздывать, зависая в кафе или же в учительской. Поэтому последующие десять минут они сидели без него, разговаривая между собой. Юджи, почувствовав вибрацию в штанах, достал свой мобильный и сразу же его разблокировал. От сообщения у него быстрее застучало сердце, а кровь прилипла к ушам. Годжо Сатору: «Ты можешь сегодня забрать у меня нормативы? Или есть кто-нибудь, кто может?»       Сегодня у него внеплановый выходной, появившийся из-за внезапной санстанции, которую Сёко ой как не любила. Может, поехать? В четверг всегда транспорт быстрее добирается до пунктов.

Итадори Юджи: «Честно говоря, не знаю. Я спрошу старосту. Если у неё будут дела, то я приеду.»

      Почему он так ответил? Он не знал, но следующий ответ вызвал табун мурашек. Годжо Сатору: «Очень хотелось, чтобы это был ты.»       И внутри разлилось тепло, окутавшее его тело. Ощущая жар на щеках, он положил свой телефон на стол и прикрыл своё лицо рукой. Это заметили его соседи, поэтому спросили: «Что, девушка написала? Что-то пошло-о-е?» — Ни-Ничего такого, извращенцы, — тихо пролепетал Юджи, глупо улыбнувшись. — Добрый день, мои дражайшие ученики, — под словами старосты «Всем встать!» ученики поднялись со своих стульев и, поздоровавшись, уставились на преподавателя. Гето-сенсей, улыбнувшись, прикрыл глаза и попросил всех сесть за свои места. — Как я в прошлый раз говорил, мы последующие четыре урока будем смотреть два документальных фильма про эпоху Эдо. По этим фильмам вы будете писать срез, так что, в ваших же интересах его посмотреть. — Сенсей, можно вопрос? — подал кто-то сзади голос. Брюнет промычал и уставился на ученика. — А рефераты можно подготовить вместо среза? — Насчёт этого... Можно сделать реферат, который послужит для получения ещё одной оценки. Буду оценивать по содержанию и заинтересованности в нём. Кто хочет? — тут никого не надо заставлять, так практически все вытянули свои руки, умоляя, чтобы выбрали кого-то из них. — Ого, как вас всех много. Что же, давайте тогда по-другому сделаем... Староста? Почему ты не хочешь брать? — У меня и так дел много, — пожала плечами коротковолосая, а после вздохнула. — Отлично, значит ты и выберешь счастливчиков. Всего три человека, подумай кому нужнее будет, — под этими словами девушка встала и пошла к доске, дабы хорошенько рассмотреть желающих. Посчитав сколько нежелающих брать рефераты, она начала бегать взглядом по всем остальным.       В принципе, ей долго обдумывать не надо было, ведь знала кому действительно этот реферат необходим, а кому нет. Поэтому она назвала три фамилии тех счастливчиков, разочаровав остальных. — Отлично, Акари-кун, Амари-тян и Кугисаки-тян, — те аж обрадовались, довольно икнув. — Постарайтесь хорошенько, берите любую тему про эпоху Эдо.       Урок прошёл довольно быстро, чему Юджи был удивлён. После урока его подозвал Гето-сенсей, спросив про причину прогула первых двух уроков. — А зачем это Вам? — Нанами-сенсея сегодня не будет, но ему нужно знать, поэтому попросил меня узнать от тебя лично. Ну так что? — Я просто устал, плохо выспался и поэтому опоздал. — Понятно, можешь идти, — опустив свою голову, попросил преподаватель, а ученик с облегчением вздохнув, покинул кабинет. Вообще, лучше бы он так вздыхал за пределами помещения, ну да ладно.

***

      Уроки уже закончились, а это означало, что парню пора ехать к Годжо-сенсею, чтобы забрать какие-то документы. Кугисаки пожелала парню удачи в попытке соблазнить учителя, за что получила осуждающий взгляд карих глаз. Хорошо, что тихо издевалась. — Эм, Итадори-кун. Подожди! — остановив парня на крыльце, Каеде схватила его за рукав и попыталась отдышаться. — Ты кое-что потерял! — А? Потерял? — обернувшись, он увидел покрасневшую старшеклассницу, взгляд которой был взволнованным. — И что это? — В-Вот! — протянув связку его ключей, она вручила в подставленную руку. Парень, положив их в карман, поблагодарил её и попросил отпустить его, так как нужно было ехать. — А, может, спишемся сегодня? — а потом она чихнула, забыв прикрыться. — Ой, извини! — Да ничего страшного, спишемся, — пока он шёл вниз по ступенькам, он посмотрел через плечо и улыбнулся, помахав ей рукой. — Пока. — Да, пока... — прижав руку к груди, попрощалась она. Руки у него тёплые и не мозолистые, как в прошлом вечере. Хороший крем или же... Нет, всё же хороший крем.       Парню нравилось путешествовать по городу. Осматриваться, запоминать каждую закоулку улиц и слышать радостный трепет детей, подростков и женщин. Выезд к учителю послужил хорошей возможностью остыть от всего бытия и его проблем. — «Интересно, что Годжо подразумевал в том сообщении?» — это хороший вопрос, который заставил парня задуматься. — «Может, ему просто было бы неловко принимать кого-то к себе в гостях? Или же, потому что я с ним хорошо общаюсь? Вообще, кто я для него? Хороший знакомый?» — но, вспомнив его слова о том, что Юджи для него особенный человек, пацан вспыхнул как спичка. — «Ни черта не понимаю, но это заставляет моё сердце выпрыгнуть из груди.»       Оказавшись на знакомом переулке, Юджи прибавил шаг. На улице было неплохо, не было дождя. Подул ноябрьский ветер, заставив парня уткнуться в свой обвязанный красный шарф. Подросток всегда не любил этот месяц, ведь в ноябре холодно и как-то тоскливо. В Сендае, где раньше жил его дедушка, было чуточку теплее, нежели чем в Токио. — Опять он курит, — заметив знакомый силуэт у перил, Юджи нахмурился, но и покраснел. Годжо, походу, его не заметил, так как разговаривал с кем-то по телефону. Оказавшись рядом с его подъездом, старшеклассник ещё раз посмотрел у себя в заметках какая же у учителя квартира. Набрав на кнопках домофона номер, парень стал дожидаться, когда ему ответят. — Да-да? — услышав оживлённый баритон, Итадори расплылся в улыбке. — Итадори-кун, поднимайся, — даже не спросил кто это, а просто взял и впустил. Всё же он заметил.       Поднявшись на лифте, парень сжал лямку рюкзака, чувствуя то, как его сердце сильно-сильно стучит. Выйдя в коридор, его сразу же встретили с вопросом: «Я сделал чай, будешь что-нибудь к нему?». Годжо-сенсей стоял в одних домашних штанах и тёплой водолазке, держа в руке кружку кофе. — «Мне всё больше кажется, что он подрабатывает моделью», — уставившись на беловолосого мужчину, Юджи почувствовал то, как биение сердце стало существенно громким. Лишь бы этого не выдать мужчине. — Нет, спасибо, — он повременил, но всё же продолжил. — Годжо. — Ладно, давай пройдём, а то здесь тянет, — зайдя в свою квартиру первым, Сатору ещё раз позвал своего мальчика.       Итадори быстро разулся, снял с себя куртку и пошёл в ванную комнату. Помыв руки, он решил оплеснуть лицо холодной водой, дабы прийти в себя. Ну и почему у него такое странное ощущение? Достаточно было увидеть его, как сразу становилось жарко.       Долго себя ждать не заставил: он быстро пришёл в себя и уже пошёл в сторону кухни, как услышал мелодию своего телефона, доносящийся из прихожей. Вернувшись, он сразу полез в карманы своей куртки и достал оттуда свой мобильный, на который звонил неизвестный номер.       Недолго раздумывая, он ответил на звонок. — Алло? — Амана-кун? Это ты? — Оу, нет, это не он. Вы ошиблись. — А? Из-Извините! — прощебетал мальчишеский голос и звонок был завершён им же. Ничего, бывает.       Оказавшись в зале, Юджи обнаружил там мужчину, который дожидался его, сидя в кресле. Телевизор работал, но звук был немного приглушенным. Сатору, закинув ногу на ногу, склонил голову и, поправив оправу своих очков, предложил сесть на диван. Конечно, парню хотелось развалиться на нём, но так ведь неприемлемо. — Спасибо, что отозвался на мою просьбу. Спаситель ты мой, — отпив кофе, поблагодарил Сатору и растянул губы в лёгкой ухмылке. Юджи, почесав затылок, сказал, что не стоило благодарностей. — Как дела в школе? — Отлично, — он понимал, что Годжо читал его, как открытую книгу. Заметив на себе внимательный взгляд, он покрылся холодным потом. — Но ты ведь проспал сегодня два урока, — откуда он узнал? Вероятно, Гето-сенсей рассказал или же Нанами-сенсей. Хотя-я-я, учитывая то, какие у него натянутые отношения с физиком — это маловероятно. — Так что, выкладывай, Юджи.       От такого обращения парня бросило в жар. Покраснев, он отвёл свой взгляд. А Сатору не сводил с него пару голубых глаз, скрытые стёклами очков. А ещё блондин был хмурым, что слегка поддевало подростка. — Ну? — от такого огрубевшего голоса у Итадори сердце подпрыгнуло. Он злится? — Ты опять пренебрегаешь своим здоровьем? — Нет, вовсе не пренебрегаю, — только не смотреть на него. Только не смотреть! — Ты злишься? — Конечно я негодую тому, что ты, для начала, мне врёшь, а ещё опять пренебрегаешь своим здоровьем. Неужели, у тебя опять проблемы? — на последних словах он встал и, подойдя к парню, сидящему на диване, скрестил руки на груди. Выглядело так, словно мужчина собирался хорошо отругать его. — Ну, э-э-эм, — как правильно подобрать слова, чтобы описать ситуацию? — я вовсе не пренебрегаю здоровьем. Просто время тяжелым даётся, — у него произошёл немой крик, когда этот обворожительный мужчина сел рядом с ним и уставился на него с явно любопытным взглядом. — В общем, у меня появился сожитель, — выдавил из себя парень, смотря на Годжо. — Домашнее животное? — усмехнулся тот, предположив. — Нет, не животное, — но Юджи так хотел сказать: «Да! Он сравним с разъярённым тигром, которому достаточно мясом помахать, чтобы накинуться!». — В общем, — повторился парень. — Я теперь живу со своим старшим братом, — этим он удивил Сатору, у которого рука дрогнула. — Он мой близнец, но жил до недавних пор с отцом. Теперь брат переехал ко мне. — У вас конфликты? — попав в точку, сенсей ещё спросил: — Он не даёт тебе покоя? Что происходит между вами двумя? — Э-э-э, Годжо, а разве это не лич... — Он тебе угрожает? — Э? Нет, не угрожает, — помотав головой, Итадори чуть отодвинулся, дабы дать себе возможность спокойно вздохнуть. Но Сатору, на то и Сатору, коль пододвинулся к нему, взяв за руку. Это что ещё за жест такой?! — Э-э-э... Просто между нами бывают мелкие бытовые конфликты. Ну, чего-то не поделим, на чём-то поругаемся. Это же в норме для братьев. — Но не в твоём случае, — держа кисть руки в своей ладони, Годжо ощупал пульс и, засекая время, начал считать. — У тебя быстрый пульс, где-то под сто с лишним. Выпей чай и отдохни здесь.       Какая резкая смена атмосферы.       Где-то в ближайшие полчаса учитель что-то проверял в бумагах. Пару раз звонил в администрацию и спрашивал про заметки, но ни разу не беспокоил ученика, которого, кстати, разморило. Со временем Юджи почувствовал жуткую усталость, поэтому спросил, может ли он прилечь. Сатору, оторвавшись от методичек, бросил: «Конечно. Ещё спрашиваешь!»       Очень странная слабость, которая сопровождалась усталостью.       Ближе к четырём часам Годжо закончил свою работу и уже, устало вздохнув, обратился к подростку, спросив, подбросить ли того к дому, но вовремя осёкся. Подросток спал, держа руку на груди, а другую свиснув с края дивана. Лицо выражало безмятежность, умиротворение и слабость. Блондин не удержался и сфотографировал своего любимого мальчика. Обязательно перекинет фотографию на компьютер.       А пока ему стоило бы принести хотя бы плед, чтобы тот окончательно не замёрз, ведь окно было открыто, проветривая гостиную.

***

      Утро — ужасное время для пробуждения.       Юджи, лениво разлепив свои глаза, привстал с кровати. Хорошо, что учитель привёз его на машине домой. Правда, глубоким вечером, но это не важно.       Чувствуя боль в шее, он сразу схватился за неё, потирая. Чего так зудит? Встав с кровати, он чуть не упал. Сил не хватало, что за херня?       Сукуну он встретил уже за столом. Тот выпил свой горячий напиток и уже уплёл, походу, третий бутерброд. Старший брат, не смерив взглядом, спросил: «Чё, папика себе нашёл? Я видел то, как мужик тебя привёз на тачке.». Юджи, сморщившись, сказал, что это не его дело. — Конечно не моё, но мне стало так интересно. Ведь твоя секс-игрушка меня очень поразила, — это заставило подростка сильно покраснеть и в панике пролепетать: «Ты что?! Что ты делал в моей комнате?!» — Не поверишь, искал лишний тайп-си. Ты ещё больше опустился в моих глазах, — рассмеялся брат, а после откусил бутерброд. — Слушай ты, ублюдок, — схватив старшего брата за грудки, начал распыляться Юджи, наплевав на то, что его могут спокойно прихлопнуть. — Не лезь в чужое дело. Не заходи без моего ведома в мою же, блять, комнату. Усёк? — Охо-хо-хо, — это ещё больше рассмешило близнеца. — Я руку на девочек не поднимаю, поэтому отвали. Мне стоит начать тебя боятся? — Да пошёл ты нахрен, козёл, — оттолкнув от себя Сукуну, Юджи полез в холодильник. Достав оттуда яблоко, парень быстро помыл его в умывальнике и откусил.       Это нихрена не смешно! Юджи ощущал стыд, позор, грусть и гнев, с которым еле совладал.       Быстро собравшись, он покинул свой дом и поспешил на первый урок. В запасе было прилично много до начала химии.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты