Тяжело быть геем

Слэш
NC-17
В процессе
772
автор
_MuStUnG_ соавтор
leaben бета
Размер:
планируется Макси, написано 264 страницы, 18 частей
Описание:
Итадори Юджи влюблён в преподавателя физики ещё с первого года старшей школы.
Примечания автора:
ПБ включена, дерзайте
(внимание! у автора с 03.05 по 25.05 практика, а потом сессия. я не забросила работу, всё в черновиках! прошу прощения за ожидание!)
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
772 Нравится 298 Отзывы 216 В сборник Скачать

12.

Настройки текста
— «Совсем другая кровать», — лёжа на кровати, Юджи ощущал то, как его слегка выворачивало. Ноги и руки гудели, ослабли совсем. В горле немного душило, но было терпимо. Хотелось присесть, но из-за накатившейся усталости он еле раскрыл свои глаза, уткнувшись в темноту. Он не дома? — «Стоит уйти, иначе сенсея заражу.»       Жалкие попытки, чёрт возьми, увенчались успехом. Парень, схватившись за голову, тихим шагом покинул комнату, пахнущую мятой. Наверное, ему показалось: у него же нос заложен. — «Где мой телефон?» — не ощутив в кармане своего гаджета, он слегка перепугался. Неужели в той комнате? — Вот бли-и-ин, — тихо вздохнул тот, а после поморщился. Но, после того, как он почувствовал на своём плече тяжёлую руку, хрипло вскрикнул. Годжо, собственно сонной персоной, протяжно зевнул, а после спросил: «Ты потерялся?» — А, уйти решил. Я-то тебе не преграда, но не советую этого делать в ночное время суток, будучи больным. — Да ладно, сенсей. Я вызвал бы такси и… — Заразил бы таксиста, ну да. — Я же приношу неудобства, разве нет? — тяжёлая светлая рука сползла с плеча юноши, а после аккуратно схватила за подбородок, подняв его взор на себя. Пусть даже было темно, но Юджи ощущал то, как в этих голубых глазах, омутах, плескалось раздражение. — Понял, молчу. — Иди спать, три часа ночи, — демонстративно зевнув, блондин освободил мальчишку, но подтолкнул в сторону своей комнаты. Итадори, вздохнув, повернулся в сторону комнаты, из которой тихонько вышел и, сделав пару шагов, потерял самообладание и его нижние конечности сделали своеобразный каминг-аут. Если не ловкость хозяина квартиры, то пришлось бы поздороваться с паркетом. Благо, что тёмного цвета. — Занятный ты гость, Итадори. — Из-извините, — парню стало жарче обычного, ведь он краем уха ощущал дыхание блондина. Тот, несмотря на Юджи, держал за локоть. Сатору решил взять всю инициативу на себя, потянув юношу в сторону своей спальни. — Что же, мне нужно посмотреть твою температуру. Уж больно не нравится твоя слабость в ногах, — парень уже сидел на краю кровати, ослеплённый ярким светом. Юджи несколько раз моргнул, попытавшись сфокусировать взгляд хоть на каком-то предмете интерьера. Кстати, здесь бы, в этой спальне, стоило внести некоторые поправки. Но Юджи пусть помолчит в тряпочку: не его квартира, чтобы так судить. — Так, думаю, что стоит тебе снять пиджак и рубашку. Может, мне дать тебе одежду? — А, я же в уличной одежде спал на Ва…твоей кровати. Извини, — тот, кивнув его словам, добавил, что в сию минуту он найдёт что-нибудь удобное. — Спасибо большое за заботу, не знаю как даже отблагодарить… — Зато я знаю: учи физику, математику, химию и поменьше нагружайся, а то иссох совсем, — достав из шкафа одежду, Сатору вручил её Юджи, предупредив, что она хоть и самого маленького размера, но для юнца могла быть великоватой. Юджи, благодарно улыбнувшись, аккуратно оставил штаны и майку, принялся расстёгивать брюки. Годжо, услышав трель из другой комнаты, удалился из спальни, оставив парня одного. — «Придётся утром в больницу наведаться и, чёрт возьми, взять больничный лист. Зато Нобаре не будет скучно: я теперь тоже…заболел», — парень, переодетый в штаны, стоял полуголым. Открытый торс был, как бы не было странно, подкаченным, но и худощавым. Раньше, до смерти деда, у него было более крупное тело, состоящее из мышц. Те восемьдесят килограмм мышц и белка превратились за полтора года в напоминание о них, не более. Чётко подчёркнуты ключицы, узкая талия и парочка рёбрышек были видны. Зато пресс остался, хоть что-то! — Кстати, Итадори, тебе нужно измерить температуру. Вот градусн…а тебе не холодно вот так щеголять? — Юджи от испуга, прикрыл грудь. Сатору, наблюдая это зрелище, рассмеялся, схватившись за дверной косяк. — Пфха-ха, ладно. Держи градусник, неженка, — последнее слово как-то вообще выбило парня из пространства, заставив погрузиться в свои флешбеки. — Молодой человек, хоть моргни. — А, да, спасибо, сенсей, — взяв из ловких пальцев градусник, юноша решил присесть на кровать, чтобы спокойно измерить температуру. Он до сих пор стоял с открытым верхом, а преподаватель остался в спальне, решив то ли составить ему компанию, то ли ждал результата. — Кстати, я тогда ещё в больнице заметил, что у тебя ожог рядом с левой лопаткой, это производственная травма? Просто у тебя такой ожог, ну, внушительных размеров, — всё в его духе: сесть предельно близко, нарушив один из слоёв личного пространства; начать обводить своими холодными кончиками пальцев шрам на спине юнца. Юджи, обратив на это внимание, вздрогнул. Ведь эти касания были слишком приятными, которые вызывали табун мурашек и заставляли его кровь кипеть — одна из эрогенных зон. — Можно так не делать? — намекнув это преподавателю, он слегка отсел, приняв позицию защиты. Всё, конечно, хорошо, но такие странные касания могли принести не очень классные последствия, из-за которых Юджи было бы очень стыдно перед Сатору. — А так: это ожог от кипятка. Это…э-э-эм, даже тяжело объяснить. — «Забавно, покраснел!» — мужчина прикрыл свои глаза, скрыв удовольствие. Но потом он распахнул белые ресницы и откинулся назад на кровать, упёршись локтями об мягкую поверхность. Шрам примерно с его, блондина, широкую ладонь. — В детстве получил? — Да, тогда у нас были гости и младшая дочь друзей родителей случайно опрокинула чайник. Ну я был рядом и вовремя оттолкнул её, получив ожог третьей степени. Как-то так, — всё было сказано кратко и по существу. У него ведь не спросили про то, что было дальше, поэтому можно было вздохнуть. — Ну, судя по тому, как он до сих пор не рассосался, твои родители не обращались в больницу. До сих пор болит? — Итадори, глянув через плечо, поправил сенсея: «Они обращались в больницу, но ничего толком нам не посоветовали кроме мазей и времени. Вскоре рана зажила, но остался келоидный рубец. Он, на самом деле, был ещё больше.» — Когда ты что-то поднимаешь, у тебя кожа в этом районе болит? — Юджи, почувствовав ещё одно прикосновение, но по шраму, закатил глаза. Тому, явно, похрен на просьбу ученика.       Сатору, нарочито проводя пальцами по тёплой коже, рассматривал этот ожог. Он, вроде бы, и красивый, но одновременно отторгающий. Юноша хихикнул, сославшись на то, что ему щекотно. Годжо, надув щёки, отпустил его бедную спину, которую теперь покалывало. Юджи пришлось приложить уйму усилий, чтобы не возбудиться. — До старшей школы слегка подёргивало, но сейчас всё в норме. Прошло достаточно времени, десять лет как-никак. О, тридцать…тридцать восемь и три, какого хрена, — отвлёкшись на градусник, парень нахмурился. — Годжо, ты без маски, ещё сидишь рядом со мной — заболеешь же! — встать с кровати ему не позволили, так как сильные руки повалили обратно на постель. Сам же хозяин квартиры уже стоял рядом с кроватью и, держа в руках схваченный градусник, призадумался. — Всё, уже половина четвёртого, поэтому идём спать. Мне на работу к двенадцати, а тебе в больницу утром. Сейчас принесу аспирин и жаропонижающее, — с этими словами Годжо быстро исчез, оставив старшеклассника одного в своих раздумьях. Натянув на себя свободную светлую футболку, он скрылся под одеялом. Услышав вибрацию рядом с собой, парень заглянул под подушку, где, оказывается, был его телефон. — Три сообщения от мамы? — узнав номер телефона той женщины, его окатило холодом. Ему даже было стрёмно заглядывать в чат, ведь знал, что ничего хорошего там не было. Но, чёрт возьми, интерес взял своё. — «Она ищет Сукуну? Они в плохих отношениях? А это что, от Сукуны?» Итадори Сукуна: «Не говори ей. Ни слова. Ни ублюдку, ни шлюхе.»       Красноречиво описал он их родителей, весьма разнообразно. Чему парень был удивлён? Разве он не был любимчиком родителей? Получал, что хотел, достигал чего хотел с их помощью. Даже затмил его, Юджи, собой. Хотя, чего его затмивать-то? Эти больные люди только одного ребёнка хотели, старшего брата. «К Вам пришло новое сообщение, хотите его посмотреть?» — пришло новое уведомление от… Кугисаки. А ей чего не спится-то? Кугисаки Нобара: «Ты чего не спишь в такое время?»

Итадори Юджи: «Аналогичный вопрос, Куги-тян. Я проснулся.»

Кугисаки Нобара: «Я сериал смотрю. Может, знаешь Люцифер? Занятный сериал, мне зашёл.»
      Что-то он припоминал его, но точно ответить девушке он не мог. Поэтому подруга, словно предчувствовала то, что он маловероятно помнил об этом, решила скинуть постер к зарубежному сериалу. Увидев на нём актёра из Пуаро Агаты Кристы, Юджи сразу вспомнил про тот трейлер сериала. Итадори Юджи: «А, я смотрел трейлер к сериалу и почитал парочку спойлеров. Но из-за навала учёбы и работы посмотреть так и не смог.» Кугисаки Нобара: «О, давай обсудим про это. Всё, я тебе звоню.»       Парень, не ожидав внезапного звонка, вывалил телефон из рук, случайно ответив на звонок. Очень «удачно» ещё вошёл Годжо со словами: «Итадори, я подумал, что тройчатка должна на тебя хорошо подействовать. И…Что ты делаешь?» Юджи, слыша охреневший голос, мысленно себя закопал. — «Охренеть…»

***

— Эм, сенсей, — было как-то неловко сидеть вот рядом с мужчиной на переднем пассажирском кресле. Сатору, даже не повернув голову в сторону мальца, спросил: «Что?». — Вы злитесь? — Нет, с чего это мне злиться? — вспоминая ночной казус между ними тремя, Сатору хотел уже головой удариться об руль его машины. Он толком не выспался, пробыв в мыслях весь остаток ночи, как и Юджи, что «сидел на иголках». — Правда, всё же не понимаю, с какой стати нужно было тебе отвечать на звонок? И почему ученики в такое время не спят? — «Да это вышло же случайно, я же объяснил!» — парень, вспоминая последующий неловкий разговор с Кугисаки, у которой глаза, казалось бы, вышли из орбит, вздрогнул. То, как она смотрела через видео на охреневшего преподавателя в домашней одежде и стаканом в руке, этого стоило запечатлеть. Хотя, чего стоило? Юджи это запомнил на, мать его, всю жизнь!       Один из выходов он представил только капитулирование, пообещав, что утром всё объяснит. Пока его никто не трогал.       Добравшись до той самой знакомой больницы, Сатору был первым, кто покинул салон автомобиля. Юджи, последовав за мужчиной, нервно вздохнул, а после поёжился от холодного ветра. — Давай быстрее зайдём, а то холодным ветром дует, — заблокировав транспорт, сенсей поспешил в сторону больницы. Надо же, какая-то пропасть между ними вот так вот образовалась. Итадори, ощущая некий страх, всё же поплёлся за ним. — Забей: не думаю, что твоя подруга расскажет всем подряд о нас. — О нас? — почувствовав тёплый ветерок от кондиционеров на входе в холл, Юджи опешил от последних слов. Годжо, кивнув вопросу, добавил: «Не каждый день можно лицезреть подобную картину, где ученик ночевал у учителя и ещё тройчатку получал. Верно?» — Да, согласен. Просто как-то… — Как-то, что? — Неловко? — он хотел было сказать про те «про нас», но решил заменить. Ему стало вообще неловко от всего разговора. — Я всё же не понимаю, почему нельзя было к моему врачу? — Твоя районная больница закрыта на карантин, не слышал про эпидемию? Ты подцепил что-то, — уверенно ответил Сатору, натянув маску на лицо, что, собственно говоря, сделал и Юджи. — Здесь работает моя знакомая, ты с ней уже знаком. Но есть один хороший терапевт, с которым предстоит познакомиться. Благодаря ему, я быстро поправился.       Когда они оказались на личном приёме у темнокожего мужчины, парень осмотрелся: обычный приёмный кабинет, пахнущий едкими лекарствами, которых он, даже с заложенным носом, почувствовал. — Йо, Мигель, — поздоровался Годжо, протянув руку для пожатия. Мужчина, смотря на гостя через защиту с ухмылкой, пожал её. Он полностью был закрыт с помощью костюма. Все работники медучреждения были в подобных скафандрах. Что-то действительно очень серьёзное… — Тут, короче говоря, пацанёнок подхватил грипп. Проверь, пожалуйста, для подтверждения.       Азиатские страны — альтернативные миры, по сравнению с Западом: традиции сохранили и при этом сильно развились в медицине, технике и анимационной индустрии. Не знаю, может не стоило последнее предписывать, но это тоже показатель уровня развития Японии? — Боль или першение в горле присутствует? — сразу приступив к своей работе, спросил иностранец. Терапевт, поправив свои солнечные (?) очки, уже стоял перед кушеткой, на которой сидел юноша, и проверял горло. Юджи, не понимая как ему с открытым ртом ответить, просто промычал. — Ага, вижу, что у тебя неплохое воспаление. Много любишь говорить? — В каком смысле? — Тебе стоит почаще молчать и пить тёплого, чтобы восстановить слизистую в горле. В области грудной клетки болит? Кстати, мне нужно тебя послушать, поэтому расстегни пиджак и рубашку, — Итадори было интересно, какой же будет по итогу диагноз. Он выполнял все требования, отвечал на поставленные вопросы. Мигель, вечно улыбаясь, заканчивал осмотр уже заполнением документа и оформлением больничного. — По итогу могу сказать, что у тебя грипп. Хотя изначально подозревал, что бронхит. У тебя могут быть осложнения из-за ринита, поэтому могу прописать тебе парочку лекарств. У тебя карта-рецепт или на руку писать? — Оформи на мою карту, — сразу вмешался Годжо, встав сзади Юджи, сидящего на стуле перед столом. Мигель, лукаво смотря на Сатору, сказал, что напишет в двойном размере количество лекарств. — Довольно прилично выходит, — смотря уведомление на телефоне, задумчиво произнёс тот. По итогу, судя по сообщению-рецепта в телефоне, для Юджи нужно две недели больничного и, как минимум, пять разных лекарств. — Спасибо, что принял нас без очереди. — Да ладно, я же твой должник, как-никак. Выздоравливай, пацан, — вертя пальцами канцелярию, отсалютовал Мигель уходящим посетителям. Юджи, косо смотря на сенсея, следовал за ним. Годжо решил сразу обратиться в аптеку, которая располагалась на этом же этаже. Пройдя длинный коридор, он свернул налево, попутно хватая мальчишку за плечо, поторапливая. — Сенсей, я же могу и сам себе купить всё. Зачем надо было оформлять рецепт на твою карту? — На моей карте приличные скидки, плюс накопительные. Разве не выгодно тебе купить за половину стоимости каждое лекарство? — наверняка у того гордость поднялась выше гор, ведь то, как он это говорил… — Уверен, что у тебя недостаточно денег на то, чтобы приобрести подобные препараты. — Звучит, как оскорбление. — Зато правду говорю, — брови у юноши взметнулись вверх, а рот просто застыл, будучи приоткрытым. — Все студенты, школьники — в каком-то плане, бедные. Я не говорю о том, что ты бедный, но уверен, что могут быть у тебя финансовые проблемы. Разве нет? — «Не сказал бы. Я достаточно накопил для подобного…» — ему просто нечего было сказать. Молчал, внимал слова учителя. — Поэтому я, прекрасный и богатый, заплачу за тебя, Итадори, — с этими словами они оказались в аптеке. В нос ударила смесь разных лекарств, заставив обоих мужчин поморщиться. — Жаль, что не заложен нос. Дерьмово пахнет, — после подобного выражения Сатору ойкнул, поджав губы. Ну не при детях же, блять, выражаться! Юджи, уставившись на мужчину, рассмеялся. Согласился с точным сравнением и двинулся в сторону кассы. Пронесло? — Молодой человек, побудь подальше от кассы.       Расплатившись с целым пакетом всякой необходимой всячины, беловолосый вручил в руки мальчишки свою сумку и пошёл вперёд, не дожидаясь его: знал ведь, что тот догонит.       Естественно, мужчина завёз Юджи домой, припарковав машину рядом со зданием. На часах уже, вроде бы, девять, поэтому можно было не волноваться по поводу учеников их старшей школы. Годжо, лукаво улыбаясь, махал уходящему ученику. Тот обещал ещё в машине, что постарается отдать всю сумму, купленного преподавателем, пакета лекарств. Но в ответ на слова мальчишки был красноречивый взгляд, душащий до мандража, и лукавая улыбка.       Первое, что встретило Юджи — тишина и покой. То, чему он был безумно рад —это повод отлично отдохнуть, позаниматься своими делами или же, на худой конец, поговорить с Нобарой, которая агрессивно печатает ему в чате, напоминая о себе прекрасной. — «Для начала стоит переодеться и сделать чай, желательно с коньяком, иначе ей толком не объясню ничего», — он сам по себе смелый пацан, но перед этой великой, так она себя называет, женщиной — превращается в осиновый листочек. Дунешь — полетит далеко-далеко, лишь бы не видеть эти злые карие (карие ли они?) глаза. — Оу, бля. Кугисаки Нобара: «Мне насрать, я иду к тебе!»

Что сделал Юджи? Правильно, позвонил ей сразу!

— Подожди, даже не собирайся! Ты же болеешь! — «Ах, так ты всё же читал мои сообщения! Засранец, чё не отвечаешь мне, а?!» — Так дай мне собраться с мыслями! Ты не так всё подумала! — «Я даже ни о чём не думала, Юджи!» — Всё, ставлю на динамик. Можешь задавать вопросы, — оказавшись в своей комнате, парень положил телефон на рабочий стол, микрофоном в свою сторону. Расстёгивая пиджак, он услышал первый вопрос: «Как ты оказался у Годжо?» — Он попросил заехать к нему домой, чтобы взять лекарства для себя. — «Ладно, почему ты поехал туда?» — Чё? В смысле, я же ответил! — повесив пиджак на спинку кресла, Юджи переспросил: — Следующий вопрос? — «Не-а, ты не ответил на этот. Разница «зачем» и «почему» — весомая. Зачем — для того, чтобы забрать лекарства, но насчёт «почему» — ты не ответил.» — А, понял о чём ты, — расстегнув рубашку, он сразу бросил на сидушку кресла: кинет в стирку. — Ну, для начала — это выгодно для меня, ну и увидеть сенсея хотелось. Ты ведь сама об этом знаешь. — «Отлично, почему ты остался?» — Потому что дождь начался, — уклонился он, почувствовав покраснение своих щёк. Они так запылали, что ему показалось повышение температуры. — Ладно, он меня заволок обратно в квартиру, — услышав возню со стороны девушки, парень посмотрел на мобильник. Та, видимо открыв пачку чипсов, внимательно слушала его. Резко появившуюся тишину она оборвала своим настойчивым: «Ну, и? Что было дальше?» — Эм, он заволок к себе домой и сказал, что не отпустит на работу ровно до того момента, как закончится ливень. Ну, как ты поняла, он не закончился. — «Да, вчера лило как из ведра. А может и хуже, у нас двор размыло. И он тебя расположил в своей комнате?» — Ага, он никак не принял то предложение, чтобы я поспал на диване. Хотя у него была гостевая комната… Вообще, Годжо-сенсей очень даже гостеприимный и заботливый человек. Правда, со своими особенностями по поводу нарушения чужого личного пространства. Ну, ты сама об этом знаешь. — «Буэ, мерзкий и странный мужик, у которого чсв выше токийской телебашни!» — Как всегда, в своём репертуаре. — «Кстати, до меня кое-какой слушок дошёл о твоём любовнике. Точнее, от Мегуми.» — А? О чём же? — «Да так, у твоего Годжо была невеста, изменившая ему. Вроде как страдал по ней, а потом перешёл к нам. Ах, да, он был в школе ещё тем мудаком.» — Я уже боюсь думать о том, откуда Мегуми знает, — поёжился парень, сев на кресло. Мысль о том, что у Годжо были недавно отношения — слегка кололи его сердце. Неприятно, но это нормально. — «И ты никак не отреагировал на то, что у него были отношения?» — А как я должен ещё отреагировать? Мне всё равно, даже не рассчитываю на то, что у меня могут быть отношения с Годжо-сенсеем. Я просто когда-нибудь признаюсь ему и уйду восвояси. — «А ничего, что он так много внимания на тебя уделяет?» — Наверное потому, что я ему помогаю? Или же прошу помочь с физикой? — «А-а-а-а-а!»

***

      На часах было приблизительно восемь вечера, поэтому темно. Юджи спокойно спал себе на диване, свесив руку и ногу, как вдруг послышался громкий хлопок и маты. Парень, поняв, что Сукуна явно в хреновом расположении духа, сонно посмотрел в потолок, готовясь к тираде. — Ты какого хрена тут? — обнаружив младшего брата, тот сложил руки на груди. Юджи, хрипло ответив, что он, вообще-то, тут живёт, потянулся на диване. Когда младший облокотился подбородком об спинку мебели, то увидел на лице старшего множество ссадин и яркий синяк, красующийся на левой скуле. Присвистнув, он спросил: «Неужели тебя отметили? Вот это да.» — Чё, хочешь встать на моё место, мелочь? — схватив за светлые волосы младшего брата, Сукуна свирепо посмотрел в его округлившиеся глаза. Светло-карие и тёмно-карие глаза смотрели друг на друга, как бы соревнуясь, кто из них в этом доме главный. По итогу, Юджи, сжав кисть Сукуны, заставил того отпустить его. — Даже руку разодрал, надо же. Садись, — спокойно произнёс тот, встав с дивана. Сукуна обомлел, посмотрев на совершенно флегматичного пацана. Даже выпалил: «Зачем?» — Тебя, идиот, обрабатывать буду. Ты мне ещё кровью всё заляпаешь. К тому же, сепсис можно заработать, ты в курсе? Только для начала переоденься и вещи кинь в стирку, лошара, — правда, последнее было неуместно, но для младшего Итадори было похрен. — Блять, какого хрена ты несёшь? — тихо пролепетал тот, наблюдая за тем, как брат исчез в другой комнате.       Что же, пришлось выполнить то, что сказал Юджи: переодеться, отмыть руки и лицо, шею. Куртке его временно ханды, поэтому он кинул в стирку, как и брюки с рубашкой. Встретив своего брата с чемоданом с лекарствами, Сукуна уже мысленно начал молиться всем богам: понимал, что ещё ждёт час издевательств и боли от перекиси, и прочее. — Блять, у тебя руки из жопы, что ли? — Если ты, блять, будешь больше вертеться, то нихрена ничего толкового не будет! Сядь на жопу смирно! — этот открик никак не повлиял на Сукуну, поэтому тот, прошипев, выхватил у Юджи вату. — Отлично, можешь сам обработать.       Чё-то у Сукуну хуёво выходило, так как слабость и боль в руках заставляла пальцы разжиматься, и ронять банку перекиси. Юджи, смотря на это жалкое представление, с лукавой, даже нет, издевательской (!) улыбкой, всё же предложил свою помощь: «Может, если ты меня попросишь, то я бы помог тебе. Но ты же у нас упрямый ублюдок.» — Пошёл нахуй, засранец. Ещё диктовать мне условия решил? Я, куда уж лучше, могу себе помочь, щенок. — Ведёшь себя как истеричка. — Я истеричка? — И как цундерэ! — Совсем страх потерял? — о да, Юджи потерял! И стыд потерял! Ему нравилось издеваться над старшим братом, смакуя вкус победы над этим ублюдком. — Я могу тебе не только рожу начистить! — Ага, только вот сначала себе помоги, чистильщик, — после этого его взяли за подбородок и заставили посмотреть прямо в тёмные злые глаза. — Я тебя больше не боюсь, Сукуна. — Самоубийца, — отпустив, Сукуна продолжил себя заставлять обработать лицо. — Ладно, умник, лечи. — Не-а. — «Значит, хочешь, чтобы я тебя попросил об этом? Ещё бы, не настолько я пал», — изрёк для себя старший Итадори, игнорируя довольного младшего брата. Наверное, прошло ещё минут десять горе-лечения и у Юджи терпение мгновенно пропало. Тот, выхватив из слабых и, уже вновь кровоточащих, рук перекись и вату, отставил их на стол. Схватил обеими ладонями за щёки Сукуны, заставив того прошипеть и злостно посмотреть на него, и строго произнёс: «Не выёбывайся. Просить у кого-то о помощи — это нормально. Дай обработаю, придурок.»       Со старшим братом можно говорить по-другому, что давало больше развязности для младшего. Юноша, аккуратно обрабатывая разбитую бровь, хмурился. А чё пострадавший делает? Позорно молчит, понимая, что лучше принять капитулирование или же смирение. — Ауч. — Не дёргайся, Сукуна, — попросил Юджи, аккуратно обрабатывая скулу. Холодная мазь щипала, но боль моментально снимала. Вскоре младший брат перешёл к рукам, поверх ладоней которых зияли полосы. — На тебя напали? — Буйный клиент попался, полиция его забрала в участок. Кто вообще таких уёбищ пускает в ресторан? — Как это произошло? — остановившись, Юджи посмотрел на старшего брата с нескрываемым любопытством. Тот, сглотнув, уставился на младшего. — Ладно, можешь не говорить, всё равно последствия у тебя вот такие. — Жена ему публично объявила о разводе, а он явно не робкий мужик. — Мда, жесть какая-то. И ты влез? — Ну да, я был единственный, кто рядом ошивался.       Вроде простой разговор. Только, правда, между двумя братьями, что ненавидели друг друга, словно кошка и собакой дрались. Но что-то в старшем Итадори кольнуло, такое неприятное, странное чувство, заставляющее чувствовать его себя виноватым перед этим засранцем. Поэтому, как только Юджи закончил обматывать его руку бинтами, Сукуна ретировался к себе в комнату в одних трениках, бросив: «Спасибо, засранец.»       В какой-то момент, у Юджи в груди потеплело, смотря на захлопнувшуюся дверь комнаты Васуке. — «Может он и гандон, но вынужденный так относиться ко мне: воспитание родителей, их взаимоотношения дали явное на него влияние. Жалость какая,» — собрав лекарства в чемодан, парень закрыл и поднял его. Направившись на кухню он, принюхавшись к краям рукавов толстовки, поморщился: — «Каким хреном запах сигарет на мне остался?»
Примечания:
аха-ха, ловлю кринжи из-за коронки(короче говоря, ваш автор - грёбанный удачник)
буду больше стараться быстрее выпускать главы :)
и, омойбоже, меня уже читают больше 350 зайчиков
я вас люблю
(всем крепкого здоровья! и относитесь к требованиям, в такой эпидемиологической обстановке, ответственно)
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты