Тяжело быть геем

Слэш
NC-17
В процессе
694
автор
_MuStUnG_ соавтор
leaben бета
Размер:
планируется Макси, написано 263 страницы, 18 частей
Описание:
Итадори Юджи влюблён в преподавателя физики ещё с первого года старшей школы.
Примечания автора:
ПБ включена, дерзайте
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
694 Нравится 297 Отзывы 196 В сборник Скачать

13.

Настройки текста
      Юджи тогда было приблизительно шесть лет, когда он впервые увидел то, как отец поднял на Сукуну руку, а после наградил того убийственным взглядом, сопутствующий с его вопросом: «Неужели ты совсем не понял, щенок, что подобного поведения не должно быть?» — Ты ещё не пошёл в первый класс, но уже знаешь много материала. Стоит ли оставить тебя на домашнем обучении? — мгновенно успокоившись, он схватил за щёки старшего брата, осматривая результат своей пощёчины: левая сторону лица опухла, а на тёмных глазах застыли слёзы и взгляд страха. — Иди к себе в комнату.       Юджи хотел поддержать старшего брата, тихонько войдя в их общую комнату, в которой проживали вплоть до развода родителей. Слыша всхлипы, он обратил внимание на второй этаж кровати. — Братец, сильно болит? — оказавшись на уровне подлокотников, Юджи увидел дрожащего брата, у которого даже воздуха, казалось бы, не хватало. Тот, застыв, посмотрел на младшего брата с ужасом и сразу отодвинулся в самый конец кровати, причитая: «Пошёл прочь! Прочь! Прочь!» — Су-чан! Это всего лишь я! — прошептал Юджи. — Именно, поэтому вали отсюда! Из-за тебя одни проблемы! — у младшего близнеца так сильно ныла спина из-за ожога, но он держался, уверенно или уже растерянно смотря на Су-чана. — Я? — Если бы ты не родился, то мама с папой не пошли разводиться! Всё было бы по-другому! Пожалуйста, умри! — на этих словах Юджи потерял возможность держаться за лестницу, так как Сукуну — его старший брат — резко оттолкнул назад. Всё было как в замедленном фильме: один близнец сидел на краю кровати и смотрел на то, как другой в ужасе летел назад, со второго этажа мебели. Единственное, что тогда Итадори-младший запомнил — поджатые губы и сорвавшиеся с тёмных глаз слёзы, а после тихое:«Умри, пожалуйста!».<i/>       На этом парень проснулся, ощутив некий прилив сил и чувства отрешённости. Он, резко сев на кровать, сразу подтянул к себе раскрытые ладони и посмотрел на них. Пальцы на руках дрожали, а ладони были холодными и потными, как и всё тело. Юджи почувствовал першение в горле, поэтому немедленно потянулся к бутылке воды, оставленной на полу возле кровати.       Жадно опустошив её, парень взглянул на часы: семь утра, поэтому стоило бы встать и сделать завтрак. Ведь только он этим занимался, не Сукуна, у которого просто времени не хватало.       Стянув с комода новые вещи, Юджи вышел из своей комнаты и прошёл гостиную, быстро оказавшись у открытой ванной комнаты. Он вовсе не удивился тому, что свет горел: значит, брат уже проснулся и…это что…он готовит? — Доброе утро? — заглянув в кухню, сразу поздоровался младший брат. Старший же, глянув через плечо, пробурчал что-то в этом роде: <i>«Ещё на один рот делать, вот же…» — Вижу, что ты в отличной форме. Как рука? — Хреново, походу сепсис, — протянул он свою руку вверх, демонстративно вертя ею же. Юджи, окончательно проснувшись, быстро подошёл и схватил её, спросив:«Что? Я же обработал её, да и ты вчера таблетки пил!» — Шучу, иди в душ, от тебя лекарствами шманит. — Хреновые шутки у тебя, Сукуна, — отвесив тому подзатыльник, парнишка быстро ретировался, так как в его сторону уже полетела ложка. Столовый прибор глухо ударился об стену гостиной. Маловероятно, что останется вмятина.       Под тёплым душем Юджи опять разморило. А ещё ноги стали подозрительно подкашиваться, поэтому он сразу переключил на холодную температуру, отрезвив себя. Переступив борт душа, он аккуратно встал около раковины и, вытирая волосы уже немного влажным полотенцем, посмотрел на себя через отражение: убитый вид, глаза стеклянные и нос красный-красный.

Юджи чихнул. Голова резко заболела, поэтому он поморщился

.       Выйдя из ванной, он почувствовал резкий прилив крови к голове. Закашляв, он понял, что стоит в ближайшие пять минут выпить где-нибудь две таблетки аспирина. А ещё целый пакет тех лекарств.       Сукуна, наблюдая за этим жалким зрелищем, цокнул языком, а после пригрозил, что, если и он из-за него заболеет, то задушит к чертям собачьим. Юджи, посмотрев на старшего брата взглядом «Ты серьёзно? Мы живём вместе!», вздохнул, а после направился в кухню, где оттуда исходил тонкий запах карри. — Спасибо за завтрак, Сукуна, — на этих словах захлопнулась дверь. Ушёл, ну и ладно. — Надеюсь, что он отравить меня никак не хотел, — сложив руки в молитвенном жесте, парень вновь поблагодарил за завтрак.       Позавтракав, Юджи принялся убирать за собой. Сначала посуда, потом сама кухня пошла следом. А после ещё и вся квартира, которая, кстати, была полностью убранной ближе к одиннадцати утра.       Парень, плюхнувшись на диван, почувствовал боль во всех конечностях и в спине. Решив немного отдохнуть, он прилёг и включил любой канал, который оказался новостным. Там вещали про предстоящие землетрясения, которые могли настигнуть Токио ближе к декабрю. Не очень хорошо.       Он даже не заметил то, как уснул беспокойным сном. Вновь его доставали эти кошмары, вытекающие из глубин его памяти. К сожалению, он никак не смог вычеркнуть эту часть истории из своей головы. Парень отчаянно старался не вспоминать своё детство, убитое ещё с самого начала.       Для Юджи было крайне тяжело переживать эти семнадцать лет, но он крепко стоит на своих двоих, сжимая руки и зубы, и смотрит вперёд с некой надеждой.       Юджи сам по себе яркое солнышко, у которого открытая и простая душа. Наверное, много кто пытается идеализировать его состояние, мол: «Я улыбаюсь всем подряд, а на деле плачу в укромном уголке.» Ему просто непозволительно давать слабину, честно говоря.       Как-то раз его Нобара застала разбитым: тогда была годовщина смерти Васуке. Итадори, единственно живой и светлый парень, тогда не пришёл в школу, отпросившись у администрации. Дедушку похоронили в родном Сендае, где ещё в две тысячи одиннадцатом году погибла его бабушка — бывшая жена Васуке — из-за землетрясения, спровоцировавшее разрушительное цунами. Тогда погибло, вроде бы, порядком трёхсот человек?..       Итадори нашли уже в их, его и друзей, районе: сидел себе на качелях, смотрел на последние снимки старика. Нобара не знала какие слова подобрать, чтобы спросить, в порядке ли Юджи. Видеть то, как у парня опущены плечи и голова, склоняющаяся над мобильником, было немного самой больновато. «А? Ой, ребят. Я, походу, вас разволновал? Извините, пожалуйста!» — он лишь улыбнулся, прикрыв свои слезящиеся глаза, и чесал затылок. Девушка, разряжая обстановку, ворчала на него, а Мегуми лишь молча подал ему недавно купленное мороженое. Очень вовремя.       Проснувшись от хлопка двери, Юджи поморщился: голова сильнее загудела. А ещё заболело в груди, поэтому он, приподнявшись на локтях, схватился левой рукой за свою одежду. Сукуна, не замечая брата, прошествовал на кухню, но, услышав кашель, решил натянуть на себя маску. Очень вовремя её купил, когда обратился в аптеку за комплексом витамин.       Зайдя в гостиную, прикрывшись маской, он глянул на уходящего Юджи. Тот решил скрыться в ванной комнате, вероятно откашляться от этой мерзкой мокроты. Сукуна смутно помнил каково болеть, так как в последний раз он подхватывал простуду ещё в третьем классе младшей школы: иммунитет такой. — Приятно видеть страдания других, — потревожив младшего брата, умывающего своё лицо, старший опёрся об дверной косяк. Близнец, закончив себя отрезвлять, выключил воду и, выпрямившись, иронично посмотрел на старшеклассника. — Аналогично, Су-чан, — невинно улыбнувшись, произнёс Юджи, заставив того дёрнуться. Ему было крайне неприятно слышать в свой адрес подобные прозвища. — Ну что, Су-чан, дашь пройти мне, умирающему засранцу? — А ты уже познал своё место, засранец? — Ну конечно, я сразу занял почётное второе место среди засранцев. А самый главный засранец…знаешь кто? — на этих словах он ловко прошмыгнул старшего брата, невесомо коснувшись его бока. Сукуна, почувствовав некий скачок адреналина и азарта(?), оскалился(?). — Это ты, придурок! — парень повернулся к собеседнику лицом, остановившись около дивана. — Вот так комплимент, но прости, братан, я не по мальчикам, — один — один, в пользу Сукуны. Юджи, снисходительно улыбнувшись, склонил свою голову. Старший брат, услышав следующие слова, просто на мгновение выпал из реальности: «А что мне мешает соблазнить своего старшего братика, м? Уверен, что ты ещё тот нарцисс. Мы ведь похожи, как две капли воды!» — Мы абсолютно разные, засранец. Помни это. — Ага, да-да, — на этих словах парень просто свалился на диван, распластавшись на нём.

***

      Честно говоря, Сукуна раздражался от того, как этот придурок кашлял или же чихал: ему не хватало того, чтобы самому заболеть. Окей, если кто-то возьмёт и скажет, мол: «У него же хороший иммунитет! Болел там в младшей школе и так далее!»…подросток просто возьмёт и закроет этого человека фактом: «А что мешает заболеть сейчас? Здоровье, может быть, и крепкое, но кто гарантирует, что оно не даст сбой? Это как с менструальным циклом, при потере веса, который может просто пропасть. Или же из-за нервов.»

Всегда всему есть причина.

— «Он меня доконает своим кашлем! Я тут, мать его, философию не могу выучить!» — захлопнув свой конспект, парень подорвался и, пересекая дверь своей комнаты и гостиную, быстро оказался напротив комнаты его младшего брата. — Заколебал, засранец! Либо ты душись тихо, либо просто задушись! — А что я могу сделать? Меня, вот, схватило, — последовал кашель. Уши и щёки горели, а глаза были стеклянными. Кожа слегка пугала своей бледнотой. — Ты чего делаешь? — какой горячий лоб. Сукуна, опустив свою ладонь, удивлённо уставился на парня, а после нахмурился. — Ты хотя бы мерил температуру? — Да, только недавно выпил жаропонижающее. — И сколько? — Тридцать девять и один? А нет, тридцать девять и четыре, — вырвав из рук Юджи градусник, Сукуна просто прифигел: нет, он реально дебил, который мучал себя такой температурой, либо он просто душенька, не ведающая как себя должным образом лечить? — Может, ты отдашь градусник обратно? Мне кажется, что ты с ним выглядишь куда страшнее… — Ты сейчас что делаешь? — Астрономию? — удостоверившись, что у Юджи на экране действительно был открыт файл с лекцией, Сукуна просто взял в руки ноутбук и закрыл его, выключив. Младший брат, прихренев, потянул свои руки, с просьбами: — Верни, пожалуйста, мой ноутбук! Мне нужно разбирать новые темы! — Ага, и подохнуть прямо рядом со мной? Нет, ну, звучит реально респектабельно, но не сегодня. Вали в кровать, беззащитное уб…идиот, — на этих словах Юджи просто взял и выполнил то, что от него требовалось. Но вышло слегка хреново, ведь ноги вообще не слушались, поэтому у Су-чана сработал рефлекс. — Безнадёга, — вздохнул тот, отправив близнеца в кровать.       Следующие тридцать минут вышли какими-то…странными, необычными и даже тёплыми, как для Юджи. Сукуна сделал тройчатку, заварил имбирный чай, сделал холодный компресс из платка, найденного в комоде у младшего брата. — «Вероятно, он отплачивает вчерашнее,» — Юджи виновато улыбнулся. — «Он совсем о себе не заботится? Как вообще этот слизняк ещё жив?» — Сукуна, могу ли я кое о чём тебя попросить? — остановив старшего брата у порога его комнаты, Итадори-младший слабо улыбнулся, выражая благодарность за ранее сделанное дельце. Пусть это и отплата за обработку ран, но всё же было приятно. — Там, в ноуте, будут несколько вкладок по астрономии и истории…пожалуйста, закрепи их на рабочий стол, ладно? — Ладно, но мне твой ноут понадобится для своей учёбы. — А что с твоим? — Батарея совсем сдохла, — ответил тот, всё же скрывшись из комнаты младшего брата.       Прошло где-то два часа, уже на часах рабочего экрана показывало девять вечера. Сукуна, разбирая типы мировоззрения, зевнул. Он стопроцентный технарь, разбирается во многих гуманитарных науках, но единственное, что ему слегка туго приходилось изучать — философию.       Он абсолютный логик, основывающийся на точной информации, доводов и собственных умозаключений. Спорил всегда грамотно, доказывая свою точку зрения.       Но какого хрена люди придумали типы мировоззрения? — Мифологическое, религиозное, сама философия, — делая для себя схемы, чтобы быстрее запомнить, он вздыхал. — Он хотя бы ставит на пароль свои чаты? — его отвлекло уведомление, потревожившее учебный настрой старшего близнеца. Заметив, что сообщение пришло от их общей матери, Сукуна заинтересованно промычал. Итадори Мицуха: «Юджи. Почему ты не берёшь трубку? У меня проблемы, а ты ещё игнорируешь? Я же твоя мама, в конце концов?» — Классно, сука. Желаю огрести по полной, — искренне пожелал юноша, решив просмотреть всю переписку между Юджи и Мицухой.       Всё начиналось банально: с просьб матери и отказов (или же игноров) со стороны Юджи. А дальше, как по схеме: угрозы, попытки манипуляции и прочее.       Последние сообщения, которые довольно-таки заинтересовали Сукуну, были весьма сумбурными. Итадори Мицуха: «Юджи, прогони Сукуну из своего дома.»

Итадори Юджи: «Нет. Это его выбор, к тому же, он здесь живёт на законном основании. Всё, не тревожь, пожалуйста.»

Итадори Мицуха: «Он должен вернуться либо ко мне, либо к Кейчи. Иначе никто не будет платить за его учёбу. К тому же, ты не хочешь проблем с наших сторон? Не забывай, что я ещё являюсь твоей матерью в законном порядке, соответсвенно, распоряжаюсь этой же квартирой.»
— Она совсем ёбнутая? — тут скорее риторический вопрос, выпарившейся из его уст. — Эту дуру лишили прав на засранца ещё три года назад, какого хера несёт такую хуйню? Итадори Мицуха: «Ну так что?»

Итадори Юджи: «Я не стану становиться на колени и изображать подобие тебя, чтобы доходчиво объяснить.»

      Странно, что тот не добавил, что-то в таком роде: «Ты больше мне не мать. На тебя лишили родительских прав!» Может, пацан просто не знает об этом? — Да ну, бред. Однако, Сукуна, почему-то почувствовав укол в районе груди, ухмыльнулся: этот засранец его защитил. Конченый идиот.

***

— Капец он ёбнутый, — прочитав всю переписку с этим беловолосым хреном, так назвал юноша Годжо, Сукуна сидел себе в кухне и смеялся. Этот мужик, то есть физик, реально флиртовал. Это, блять, видно в открытую! А младший убогий (!) брат просто невинная и тупая душа. — Они довольно часто тусуются, — задумчиво произнёс Сукуна, а после понял: тот фаллоимитатор, общение с Годжо… — Геронтофил, блять!       Это же надо было так вляпаться: влюбиться в извращенца, который старше его, наверное, на десяток-два лет и ещё оказаться геронтофилом-геем! Для Сукуны это казалось дичью, но весьма угарной.       Итадори-старший — любопытный мужчина, у которого на уме были только мысли о том, как выбесить младшего брата. Теперь у него действительно много компромата на эти карие глазки с широкой улыбкой.       Удовлетворённый этим находкам, юноша решил пойти спать: время уже было ближе к двум ночи. Так время быстро пролетело!       Коснувшись подушки, его сразу вырубило.

***

— «Опять кошмары. Да что это за хрень такая?» — впал в бешенство Юджи, сидя на кровати в пять утра. Устало вздохнув, он осознал, что больше уже не поспит из-за новоиспечённых эмоций, поэтому решил пойти и сесть за свой ноутбук… А? А где это он?       Обнаружил он свой компьютер на кухонном столе, закрытый полностью. Сев за стол, парень подтянул ноут к себе и решил немного позависать в интернете: всё равно нужно убить остальное время, верно?       И развлёк себя он прочтением всяких статей, на которых ранее парень бы не обратил своего внимания. Астрономия, все её прикрасы. Чисто из интереса начал читать про спутники, ситуацию про падение метеорита на Челябинск.       На часах уже показывало пять утра; и именно в такое время парню пришла смс-ка на телефон. Юджи, прочитав, решил позвонить по номеру. — Мегуми, ты чего не спишь? — «Не спится.» — Ты в порядке? — услышав надрывный вздох, Юджи подпёр щеку своей ладонью. Друг цокнул языком и потом промычал, якобы подтверждая, что тот в норме. — Брось, Мегу-чан! Я ведь знаю тебя: не просто ты мне в пять утра написал «Юджи». — «Да в норме я!» — рвано выдохнул тот, бранясь с другом, у которого шестое чувство подсказывало, что всё иначе. — Ты переживаешь?       Мегуми немного помолчал в трубку, а после, смирившись с тем, что Юджи настырный, а он, чёрт возьми, идиот, написавший на эмоциях своему другу, всё же признался: — Да, — холод с голоса резко пропал, раскрывая его сущность. Брюнет, судя по всему, переживал за свою сестру, у которой был перелёт из Англии в Токио.       Старшая сестра Мегуми получила возможность учиться за границей по обмену, поэтому и переехала, оставив брата на собственное попечение. Правда, оставила она брата со скрипом в зубах, зная, что тот ещё мал для самостоятельной жизни; в ней кипела привязанность к брюнету с синими глазами.

Или же они зелёные?

Для Юджи это всегда будет загадкой, как и для Мегуми.

— Фушигуро-сама? Она же сейчас летит на самолёте? — «Да, только недавно остановка закончилась,» — Итадори посчитал это волнение таким милым, но свои мысли он не огласил, зная насколько собеседник колюч на подобные слова. — «Просто я читал последние новости и…» — А ты помнишь соотношение процентов смертей между автомобильной аварией и падением самолёта? Что больше? — «Автомобиль.» — По итогу что? — «То, что самолёт — самый безопасный вид транспорта, это не говорит о том, что этот рейс может не стать исключением.» — С такими мыслями ты далеко не уедешь, Мегуми. Нам же неизвестно сколько времени ещё жить, правильно? Я, как позитивный парень, смотрю на это проще! Советую так же смотреть на жизнь, юрист, — специально задев, Итадори с удовлетворением слушал мелкие оскорбления в свой адрес. — Вы давно уже не виделись. Полгода, да? — «Да, с прошлой посиделки у тебя дома», — Юджи сам знаком со старшей Фушигуро, но не благодаря Мегуми. Вышло немного забавно, ещё в первом году учёбы старшей школы. Тогда Цумики набрала много продуктов, а телефон сел. Юджи был поблизости и предложил донести пакеты. Было потом забавно наблюдать за постепенной сменой выражения лица его лучшего друга. — «Спасибо.» — Всегда пожалуйста, Мегу-чан, — обычно Цумики так называла Мегуми, но Юджи решил перенять это прозвище, иногда поддевая друга. Тот в первое время противился, настырно просил прекратить так его называть, но вскоре привык и даже начал отзываться. — Что планируете делать вместе? — «Провести хорошо время?» — Ты меня спрашиваешь или что? — горло резко охватило хрипом, а потом появилось першение. Ну, здравствуй громкий кашель! — Подожди немного, я мигом, — отложив телефон чуть подальше от себя, Юджи прикрыл свой рот локтём. Кашель больно прошёлся по трахее и бронхам, заставив глаза заслезиться и даже шмыгнуть носом. Ощущая укол в районе груди, юноша встал и, откашлявшись, налил себе из графина стакан воды. Выпив, он почувствовал себя намного лучше. Отставив стакан в раковину, Юджи поскорее забрал свой телефон. — Надеюсь, я ничего такого интересного не пропустил? — «Нет. У тебя бронхит?» — Не-а, грипп. Я же говорил. — «А похоже на бронхит», — наверняка брюнет пожал плечами и отвёл свой взгляд куда-то в сторону. Он всегда так делает. — «Как там твой сожитель?» — Звучит пошло, не думаешь? — «Это твоя мера распущенности», — отрезал Фушигуро, надеясь, что Итадори больше не ляпнет подобной дичи. — «Ну так что? Если он тебе проблемы создаёт, то я…» — Всё нормально, Мегу-чан. Как раз-таки даже неплохо. Правда, в первое время было реально дерьмово, но сейчас очень даже ничего. Честно говоря, здесь, в квартирке, мне было немного одиноко. Я даже в какой-то степени рад, что всё так сложилось. — «У тебя и так с мозгами явная проблема, если уж втюрился в Годжо, так ещё это…мне стоит уже беспокоиться?» — Хватит принижать мои умственные способности, а? — заканючил Юджи, но при этом старался тихо вести беседу: не очень хотелось того «сожителя» будить и получить «по шапке». — Просто со временем у меня мнение о нём поменялось. Ну, слегка. — «Надеюсь, что это так, а не твой начинающийся стокгольмский синдром.» — Да Господи!.. — «Так говорят американцы.» — Это сейчас был упрёк? — «Вовсе нет, Юджи. Вовсе нет», — после этого настало молчание, в которой оба собеседника подыскивали тему для обсуждения. Нет, они всегда найдут тему для разговора, просто на данный момент был какой-то тупик. Поэтому Итадори, не думая, ляпнул: «Мне Нобара-чан недавно сказала, что я наивный дурак.» — Абсолютно согласен. — И ты? Может быть ты мне, хотя бы, аргументируешь чем-нибудь? — «Мне стоит открыть заметки, чтобы начать перечислять. Подожди немного», — послышала возня, поразившая Юджи прямо до костей. Да ладно? Неужели он настолько наивный? — «Самая распространённая проблема: ты позволяешь другим пользоваться тобой. Это можно привести на примере нашей старосты: она больше половины своей работы спихивает на тебя, хотя знает, что ты занят кружком и работой в…баре?» — Да, начальница наконец-таки зарегистрировала это нечто в бар. Вскоре будет ремонт, где я должен помочь. — «Ну вот, теперь это добавляем в список. Ты ведь в курсе, что, в соответсвии с законодательством у тебя нет таких обязательств, как участие в ремонтных работах. Если не ошибаюсь, то ты там вообще работаешь на полставки, так как старшеклассник. Это ещё одна явная причи…» — парня прервали «Всё-всё! Понял тебя!» и тот перевёл тему: — «Следующее, с чем я могу связать твою наивность…так это то, что вовсе не замечаешь знаки со стороны твоей бывшей одноклассницы. Каеде, если не ошибаюсь?» — Я предполагал то, что она в меня до сих пор влюблена. Но хотелось бы обратного. Вера в лучшее — не засчитывается, как наивность? — «Не-а.» — Понятно-о-о, что дальше? — «Ну, ты явно идиот, который не замечает знаков внимания со стороны Годжо. Даже на уроках он больше тебе внимание уделяет. Это ещё повезло, что наши одноклассники ничего не заметили, так как считают тебя тупым в физике.» — А вот это обидно! Погоди…чё, серьёзно? — «Нет, ты меня серьёзно спрашиваешь?» — послышался раздражённый вздох, а после пошло объяснение: — «Сам посуди: он с тобой переписывается; общается с тобой наравных и даже те истории, которые ты мне рассказывал, явно подчёркивают его намерения. И то, что ты ночевал у него дома — явный звоночек.» — Ну, насчёт последнего…не уверен, что он бы и старосту отпустил, если рванул такой ливень. — «Тогда почему он не отвёз тебя на своей машине на твою же работу?» — Наверное, потому что он болел? — «Или потому что он хотел быть подольше с тобой?»       Юджи, мысленно соглашаясь со всеми словами лучшего друга, постепенно алел. Шея, щёки и уши — они же приняли цвет его любимой толстовки, которая валялась в корзине для грязного белья. Уже закипев, он скрыл своё лицо в рукаве кофты и чуть ли не пищал от осознания всей картины.

Да ну, быть не может!

— «К тому же, я его сам знаю: этот придурок к себе в квартиру просто так не пригласит. Он хоть и ненормальный, но предел знает.» — И почему же ты мне раньше не говорил, что знаешь его? — «Всё потому, что не спрашивал. Или же он меня попросил?..» — вот такое явно обескуражило Юджи, поэтому тот, не совладав со своими эмоциями, воскликнул: «Ты чё, сейчас, серьёзно?! Другом ещё называешься!» — Блять, надеюсь, что я Сукуну не разбудил. — «Я тоже на это надеюсь.» — И что же теперь делать? В голове полный сумбур и из-за этого всё кругом идёт! — «Признайся ты, блять, наконец-то! Сам проверишь мои факты!» — А вот возьму и признаюсь! Да хоть сейчас напишу! — «Эй, дебил, ты этого не делай в чате! Остуди свою импульсивность!» — перекрикнул Мегуми, заставив Юджи застыть, смотря на открывшийся чат с Годжо. Бля, спасибо брюнету за спасение. — «Лучше сделай это после выхода из больничного.» — А если мы всё же ошибаемся? — «Значит, ошиблись. Тебе придётся разлюбить для твоего же блага. Ну, а если он чё-то выкинет в твою сторону, то я всегда готов начистить ему рожу.»       Парни так проговорили до того момента, как Сукуна вошёл в кухню с раздражением. Он, проскрипев «Заколебал с пяти утра вести голубятню!», пошёл делать себе кофе, почёсывая открытый торс. Юджи, виновато улыбаясь, покинул помещение, чтобы меньше контактировать с братом.       Мегуми попросил юношу смотреть его сообщения, так как он собирался кое-что спросить у самого Годжо во время перерыва. Аж самому стало интересно!       Сукуна всё время поглядывал за Юджи, сидящего на диване с ноутбуком на коленях, с прищуром: малый вёл себя чрезвычайно активно и был красным, как рак. Казалось бы, что у того была высокая температура, поэтому Итадори-старший попросил померить свою температуру, подкинув электронный прибор. Юджи, ловко поймав градусник двумя пальцами, включил его и спрятал под кофтой. — Ты раздражительнее обычного, тебя так грипп изводит? — Максимализм, Сукуна. — Вот как, неужели о своих мальчиках подумывал? А, так ты же одним из них с пяти утра болтал? Ну и странные вы оба. — Ты явно не толерантный мужлан, — вздохнул Юджи, чуточку обернувшись в сторону братца, стоящего у порога на кухню. Тот почти допил свой растворимый кофе, смотря на младшего Итадори с усталостью. — Не боишься, что заболеешь вот так? Ну, без маски. — Не вижу толк в масках: мы в одной квартире живём, хоть и часто проветриваем её. Ну, а если я заболею, то тебе явно будет хреново во всех смыслах. — Звучит как угроза. — Это и есть угроза, засранец, — вставил свои копейки Сукуна, после чего он скрылся в другой комнате, из которой сочился запах чего-то жаренного. Яичница?       И вскоре Юджи вновь остался один. Сукуна убедился в том, что у близнеца не было повышенной температуры, и, наспех одевшись, покинул квартиру, громко хлопнув дверью.       Пацан не знал чем себя ещё занять, кроме как учёбой. Уроки он уже давно сделал, поэтому приходилось ждать фоток с новыми темами и домашкой.       Резко появилось желание что-то нарисовать. На чём-то большом, что-то яркое и красочное. В голове сразу появилась некая муза, которая вскоре чётко выразилась в виде Нобары. Эта девушка — сильная, независимая, уверенная, импульсивная и мужественная особа. Рядом с ней всегда чувствовался уют и некая безопасность.       Мольберт и краски были у него в комнате, припрятанные за комодом. Его отодвигать не приходилось, так как достать принадлежности было довольно легко: только руку просунь.       Стоя посреди своей комнаты, Юджи решал куда прятать свой коврик, дабы его не испачкать. Подумав, что у самого входа будет вполне неплохо, парень одним лёгким движением отфутболил бедное изделие. Он поставил мольберт посреди своей комнаты, стороной к окну. Нашёл свободный холст и установил на агрегате, а после, сняв с себя верх, оставшись с голым торсом, поспешил на кухню, чтобы наполнить пластмассовую банку водой.       Сделав всё ранее задуманное, Юджи, стоя перед мольбертом, задумался: с чего же ему начать? Было бы забавно его самого сравнивать с тем Маркусом, которым можно было играть из одной игры про андроидов, впадающих в эмпатию. Юджи плохо запомнил название игры, но точно помнил протагониста-детектива, с которым приходилось явно помучиться.       Сделав лёгкий набросок, парень отошёл на несколько шагов, чуть заслоняя холст своим телом. Солнце уже освещало улицу, поэтому было светло. Особенно в комнате Юджи. — Тогда стоит сделать в тёплых тонах, это же ей больше присуще, — умозаключил парень, принявшись за задуманное.       Аккуратные черты лица выглядели чётко, та самая мягкая была отображена идеально, а глаза, с которыми парень долго возился, почти что были живыми. Итадори, даже не замечая сколько же времени ушло на эту картину, удовлетворённо выдохнул. Он был весь в акрилловых красках, восхищённым и живым.       Та Нобара смотрела свысока насмешливым взглядом, с чуть приоткрытыми губами, которые манили к себе. Небольшая укладка каре выглядела, так Юджи казалось, естественной. Красный пиджак ей отлично подходил, неплохо создавал контраст с чёрной майкой, небольшой цепочкой, аккуратно лежавшей на груди. — Блин, вышло же шикарно! — сразу после этих слов завибрировал телефон. Парень, отвлёкшись, пошёл за своим гаджетом. Обнаружив его на кровати, Итадори сразу увидел на дисплее «Мегу-чан.» — Привет, ты зацени, что я сделал! — сразу включив видеосвязь, юноша направил камеру на картину. Фушигуро, явно неожидав, выпалил «Подожди!». — А это действительно клёво, правда? — Да, это точно, — Юджи это показалось или Мегуми вновь обеспокоен? — Юджи, я поговорил с Годжо. — И почему ты такой нервный? — Юджи сразу почувствовал укол страха, поэтому его голос как-то обесцветился. Следующие слова Фушигуро заставили Итадори сесть на кровать, а после уставиться куда-то себе под ноги. — Видишь, я же ведь говорил, что он считает меня своим учеником, а не более. — Я ведь был уверен! — Я тоже.
Примечания:
https://www.pinterest.com/pin/817895982325857558/
это та картина, которую парень нарисовал у себя в комнате
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты