Тяжело быть геем

Слэш
NC-17
В процессе
775
автор
_MuStUnG_ соавтор
leaben бета
Размер:
планируется Макси, написано 264 страницы, 18 частей
Описание:
Итадори Юджи влюблён в преподавателя физики ещё с первого года старшей школы.
Примечания автора:
ПБ включена, дерзайте
(внимание! у автора с 03.05 по 25.05 практика, а потом сессия. я не забросила работу, всё в черновиках! прошу прощения за ожидание!)
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
775 Нравится 298 Отзывы 216 В сборник Скачать

14.

Настройки текста

Прошло несколько дней, когда парень получил больничный.

      Юджи ощущал себя гораздо лучше, когда пришёл к тому же Мигелю, чтобы закрыть больничный. Темнокожий мужчина, смотря на юнца с ухмылкой, хмыкнул. После чего он попросил мальца отдать листок.       Он, как оказалось, выработал иммунитет, который отлично справился с гриппом в самые сжатые сроки. — Спустишься по лестнице на первый этаж и пойдёшь направо, а там будет регистрация листа. Паспорт не забыл? — Юджи, помня то, что положил в рюкзак удостоверение личности, кивнул. Ему бы поскорее покинуть этот кабинет, пропитанный помесью лекарств. Как ещё этот иностранец не задохнулся? — Годжо передай привет, Итадори-кун. И старайся в больших скоплениях народа ходить в масках. Тебе просто повезло, что ты так скоро поправился. — Да, хорошо. Передам, — он в прощальном жесте поклонился и стремительно покинул кабинет, слыша за собой хохот. Быстро вспомнив местоположение лестницы, Юджи пошёл в правую сторону.       В больнице было многолюдно: очень много прибыло в травматологическое и терапевтическое отделения. Не спеша спускаясь по ступенькам, юнец хотел уже предложить пожилой женщине помочь спуститься, но та, опасно размахивая тростью, ворчала себе под нос. — Извините, может, Вам помочь спуститься по лестнице? Третий этаж, как-никак? — вообще, он не понимал, почему такая пожилая женщина спускалась по лестнице, а не с помощью лифта. Та, остановившись на передышку, чуть выпрямилась и посмотрела на юнца, который опередил её на добрых пять шагов вниз. — Надо же, хорошие мальчики же остались! Как тебя зовут? — она была худощавой, с прямой осанкой, но с тяжестью в ногах: старость. Юджи, представившись своей фамилией, протянул свою руку, ожидая отклика. — Приятно познакомиться, Итадори-кун, я — Маюри. Спасибо за помощь, а то меня уже на втором этаже можно было забирать обратно в койку. — Маюри-доно, будьте осторожны, — та старушка была, оказывается, болтливой. Она заговорила юнца аж до того, что он провёл её до самой парковки, ничего не замечая. Маюри, женщина с аккуратно завязанными платиновыми волосами в хвост, частично рассказала о своей жизни: была балериной, а потом учителем. Теперь она ушла на пенсию. — В следующий раз дождитесь лифта и не рискуйте здоровьем. — Итадори-кун, ты не думаешь, что это не тактично советовать старшим? — вогнав юношу в краску, та хрипло посмеялась. А после, услышав сигнал машины, она отпустила его локоть и наказала: — Куртку застегни и шарф, хотя бы, носи! Зима уже!       Парень, проводив её взглядом, громко попрощался, поблагодарив за приятный разговор. — Точно, уже декабрь, — опомнился он, достав из кармана джинсов свой телефон. На дисплее горели сообщения от небольшой группы людей. Тодо-сан спросил про самочувствие, а друзья потребовали поскорее вернуться в школу; Сукуна предупредил о позднем возвращении с работы, что порадовало душу.       С какого момента у них резко сломались те напряжённые отношения, сменив на нейтралитет, иногда исторгаемый теплотой. Либо у Юджи действительно голова пошла кругом из-за переизбытка чувств, либо Сукуна действительно прекратил, как говорила Нобара, агриться на него.

Возможно, Сукуна просто смирился с сожителем. Возможно, Юджи повлиял: он же солнышко.

«Хотя мы не так близки, но видно, что он как-то подобрел?..» — в парне была одна каша из мыслей: он не мог понять, почему он, изначально ненавидящий Сукуну, так вскоре потеплел к нему? Юджи отчетливо помнит свои слова, которыми вгрызался в дедушкину шею, проявляя характер. «Никогда! Никогда его не прощу и не приму!» — Васуке хотел, чтобы близнецы были рядом. Искренне желал детям — своим внукам — счастья.       Разговоры о Сукуне всегда заканчивались недосказанностью. Правда, Юджи всегда извинялся, чувствуя вину перед пожилым человеком. «И нифига он не брат!» — упрямо заверял мальчишка, над чем Васуке смеялся, называя того глупцом. Потом утверждал, что Юджи быстро поменяет своё мнение. — Чёрт, автобус пропустил, — с досадой произнёс Юджи, расстроено смотря на отделяющийся транспорт. Он уже стоял рядом с остановкой. Ладно, ничего страшного! Ему всё равно третьего декабря, в понедельник, нужно в школу. Завтра идти в клуб было бессмысленно, поэтому Итадори решил сразу напомнить о себе Иери, позвонив ей. — Иери-сама? Доброе утро, я уже закрыл свой больничный и хотел бы узнать: я могу завтра с утра выйти на отработку пропущенного времени?       Они довольно быстро договорились, поэтому парень ощущал себя более спокойно, чем раньше. Идя плавной походкой мимо очередной остановки, Юджи как-то задумался про работу: он ведь на третьем году будет более усердно себя готовить к экзаменам, что, соответственно, приведёт к отгулам на работе. — «Стоит найти новую работу до окончания учебного года. Может, фриланс? Копирайтинг? Рерайтинг? Артер?» — довольно-таки актуальный вопрос, заставивший юношу нахмуриться. На Сукуну полагаться не стоит: пусть тот и оплачивает свою половину счетов, но он не станет ещё обеспечивать продуктами их дом. А если и будет, то тоже — наполовину.       Идти от центра до своей глубинки составляет два с половиной часа, да и то, если в ускоренном темпе. Итадори справился только с половиной пути, наслаждаясь зимней прохладой. Он искренне любил зиму; мечтал когда-нибудь увидеть снег вживую, потрогать и растопить белый комок в своих руках. Может, стоит на зимних каникулах съездить в северную часть Японии? В Саппоро всегда снежно, да и близко ехать в префектуру Хоккайдо. — «Чёрт, почему вспомнился Евангелион?» — подул прохладный ветер, заставивший его чуть сжаться. Стоило ему накинуть капюшон, чтобы голову не продуть. Сделав задуманное, он ещё больше ускорил свой шаг, слушая музыку в наушниках. Юджи, слушая строчки Sakura Nagashi*, проводил взглядом улочки, прохожих и детей, резвящихся в детских садиках и площадках.       Увидев беременную девушку возле супермакета, парень сконцетрировал своё внимание на неё: походу, она была одна, раз уж отвозила тележку с пятью пакетами (?) продуктов на парковку. Её светлые, почти что белые, волосы, были заправлены под капюшон, образуя некую стижку-каре. Обманка, о которой парню было известно, выглядела интересно.       Парень ощущал себя сталкером, но потом ему что-то укололо в груди, когда эта же девушка попыталась достать первый пакет. Ей ведь мешал живот и естественная слабость в руках. Чувство альтруизма возвысилось до таких границ, что тот не выдержал и громко-громко, находясь от этой парковки в тридцати метрах, предложил свою помощь. — Ну, дава-а-ай! — у неё тонкий и милый голос, усилившийся из-за сложенных около рта двух ладоней. Старшеклассник, быстро оказавшись рядом с белой машиной, пожелал доброго дня (уже двенадцать?). — Спасибо, молодой человек. Извини, как там тебя?.. — Итадори Юджи, можно просто Итадори. Зачем Вам столько пакетов? — Мой муж сейчас на дежурстве, возможно на очередном вызове ловит воришек, — когда она отзывалась о мужчине, что одел на её палец вот это нежное обручальное кольцо, Итадори почувствовал себя достаточно комфортно. Что же это его прорвало? — Он полицейский? — Скажу больше: он — детектив. — О-о-о, вот это работёнка, — поставив третий пакет в багажник, парень задумался: а кто будет эту тяжесть доставать из машины? Она же, беременная женщина? — Ну вот. Попросите у кого-нибудь помощь, чтобы Вам помогли донести пакеты до дома, — поставив пятый пакет, напичканный разным мясом, Юджи посмотрел на высокую милую женщину с улыбкой. Она даже была выше его, точно на голову! Может быть, она модель? Хотя средний рост у японок где-то под метр пятьдесят пять, а самый высокий — метр семьдесят. Но она и превышала этот максимум! — Конечно. Спасибо тебе, Итадори-кун. Подожди, — отвлеклась она, начав рыться в своей сумке. Достав оттуда несколько пачек жвачки, девушка протянула ему с лёгкой улыбкой на устах. Юджи вообще хотел безвозмездно помочь, но, если дают ему такое милое вознаграждение, то стоило взять. К тому же, беременные женщины, хоть и стереотипно, достаточно эмоциональны. — Спасибо, хорошего дня! — поклонившись, парень, решив попробовать одну из пачек жвачки, не спрятал зелёную упаковку.

***

— Что же, я дома! — уже был обед, и парень ощущал себя убитым из-за долгого хождения по городу. Как вышло, что он вместо тех условных, ну, почти трёх часов, прошёл целых пять? — Родной диван, жди меня! — предвкушая расслабленность, Юджи быстро разулся, оставил свою куртку на крючке в прихожей и пошлёпал в гостиную. Свалившись на диван, парень уткнулся лицом в одну из подушек.       Ощущение — прекрасное! Но оно быстро разбилось в дребезги, когда кто-то позвонил в звонок квартиры. — Я, вроде бы, никого не ждал...       Маловероятно, что это Сукуна. Но больше всегда напрягала мысль, что этими нежданными гостями могли быть его родители или же Годжо.       Открыв дверь, даже не посмотрев в глазок. Парень удивлённо выпалил: — Ноба-чан, Мегу-чан, привет? — друзья, держа в руках термос и коробку со сладостями, молча зашли в дом, закрыв за собой дверь. Первый, кто начал говорить — Мегуми: — Тебя нужно реанимировать. — В смысле? От чего? Ой, — Нобара быстро стянула носочками обувь и, поставив термос на пол, сняла куртку. Повесив её на один из крючков, она подняла горячую посуду. — Даже чай ставить не нужно? Ну вы, ребята, подготовились. — Молчи и возьми это, — протянули ему девушка и парень нужные атрибуты для успокоения, а после Нобара подтолкнула Юджи в сторону гостиной. — Мегуми, закрой квартиру. — Уже, — сняв с себя куртку, брюнет направился за ушедшей подругой. Они пришли, чтобы помочь Юджи прийти в себя. Ведь он тогда, после звонка, впал в меланхолию. Она выражалась так: в видеосвязи он хоть и улыбался, но достаточно устало и тускло; врал им обоим о том, что нормально себя чувствует после услышанного от Мегуми. — «Всё нормально, Мегу-чан. Это же ведь нормально!» — заверял ему Юджи, смотря в камеру. Фушигуро почувствовал себя не в той тарелке, ощущая вину за то, что сказал правду. — «Это вполне разумный аргумент. У нас разница в возрасте довольно-таки приличная, к тому же, он не гей. Видишь? Ты сам мне говорил что нужно либо смириться, либо же забить, но и смириться.» — Сядь, — потребовала Кугисаки, похлопав по поверхности дивана. Юджи послушно сделал, уставившись на двух друзей, решительно настроенные хоть как-то ему помочь. — А теперь рассказывай: как ты себя чувствуешь? — Э-э-э, хорошо? Отлично? Закрыл уже больничный и... — Да не про здоровье, Юджи. Расскажи про свои внутренние переживания! — попросила девушка, опустив свою левую руку на его крепкое плечо, чуть сжав. Итадори, уставившись на Мегуми, умолял всех богов, чтобы эта тирания быстро закончилась. — А что именно нужно рассказать? Ну, по поводу чего, кого? — К примеру, о том моём звонке? Я тебе сказал, что Годжо не будет интересоваться малолетками и подобные отношения для него — табу. — А-а-а, ты про это? — конечно, юноша знал, что они имели в виду, но хотелось просто не начинать эту тему. Она оставила на нём небольшую царапину, уже покрытую корочкой. — Ну, уже достаточно лучше? Правда, всё же грустно осознавать факт того, что чувства невзаимные, но это даже хорошо — не стану питать себя надеждами и вскоре смогу разлюбить его. Либо это произойдёт после того, как окончу школу, либо если он уйдёт в этом учебном году работать в другую школу. — Неужели ты смирился? — Ты сам посоветовал, Мегу-чан, — напав на друга словами, Юджи улыбнулся. Ноба-чан, потянувшись к Итадори, обхватила его шею своими руками. Чувствуя тёплые объятия подруги, брови у Итадори поднялись вверх, а рот приоткрылся. Нет, он-то не заплачет от подобных действий, но всё же растрогался.       Единственное, что вообще ему было нужно — простые и тёплые объятия друзей. Фушигуро, еле представляя насколько на данный момент херово его другу, просто гладил по светлым волосам и наблюдал за тем, как друг, обнимая подругу, держал глаза закрытыми и ровно дышал. — Я признаюсь ему, чтобы мне стало легче. Если он откажет, то это будет к лучшему. — Только не держи всё в себе, Ю-кун, — попросил Фушигуро, не отрывая своего взгляда на умиротворённого Юджи. Тот, приоткрыв свой глаз, посмотрел на брюнета не своим взглядом: острый, пронзительный и уставший, но отдающий неким теплом. Покрывшись мурашками, синеглазый сглотнул накатившуюся слюну.

***

— А? День рождения? — четвёртого декабря он получил приглашение от преподавателя на день рождения. Вообще, он никак не ожидал этого. К тому же, Сатору собрался праздновать его в баре у Сёко. И как вышло, что у Итадори — смена в этот день. Отпрашиваться от работы вообще не хотелось, поэтому пришлось отказать. — Ничего, ты всё равно будешь там работать, — невозмутимо сказал Годжо, потрепав светло-розовые волосы. Фушигуро, должно быть был на тренировке: быстро убежал куда-то по коридору, как только прозвенела трель. — Мегу-чан принял приглашение, поэтому от скуки не помрёшь. — Мегуми? — Да, мой подопечный, считай. — А? — сидя на парте, парень как-то растеряно смотрел на повеселевшего мужчину. Его улыбка была прямо-таки до ушей — предвкушал вопросы. — Мне Мегуми рассказывал, что ему помогли в кое-какой проблеме. А! Он же Вас, сенсей, упомянул! И Вы мне говорили об этом! — Ой, не кричи так. Горло же болеть будет, — попросил Сатору, постепенно собирая бумаги и книжки, канцелярию. — Да, они совсем, считай, без родителей остались. Я снимал квартиру прямо за стеной, поэтому и хорошо познакомились. Тодзи свалил куда-то за границу, если не ошибаюсь, то по работе. А их мама, Чи*, умерла от болезни.       Сатору особо-то не вдавался в подробности; говорил сухо, кратко. Юджи, зная без него остальную часть истории Мегуми, лишь молчал. Сверлил своим взглядом доску, слушая этот холодный и тягучий голос. Веяло морозом. Итадори быстро отпустили, пожелав хорошего дня. Парень быстро-быстро покинул школу, даже не заметив, что случайно сбил Махито на лестнице. — Чосо, ну ты видел? Вообще невнимательный! — заканючил Махито, держась за перила. Он вовсе не злой, а скорее всего расстроенный: не успел остановить кохая, чтобы заболтать. — Почему кохаи такие глупые? — У меня нет таких компетенций, чтобы отвечать на этот вопрос. — Вот ты и придурок!

***

— Более актуально — шарф, — изрёк Мегуми, стоя рядом с Юджи, который выбирал подарок сенсею по телефону. Сайты показывали однообразные варианты, даже про тот упомянутый шарф. — Если брать чисто из практики и пользы, то сейчас стоит подарить шарф. Он при нас с сестрой часто болел из-за своей беспечности. — Всё равно ничего нормального в голову не лезет, — вздохнул Юджи, пряча мобильный в карман куртки. Они застряли в торговом центре, где было полно народа. Парни, пряча свои носы под плотными тканями масок, двинулись в один из длинных коридоров.       Уже было шестое декабря, когда у Юджи наконец-то появилась возможность приобрести подарок для сенсея. Да, пусть он и отказал в приглашении, но и подарить что-то хотелось. Они ведь...друзья? Вроде бы Сатору говорил что-то об этом. — О, неплохой вариант. Но почему голубой? — посмотрев другу через плечо в телефон, Фушигуро ненароком опустил свой подбородок на расслабленное плечо. Юджи, еле улыбнувшись, чуть повернул голову, чуть не столкнувшись с носом Мегуми. — Если бы я взял вот этот лазурный, то глаза потеряют свой окрас. Если возьму красный, то это будет слишком ярко, как по мне. Да и цветотип кожи соответствующий — бледновато-розововый. Ярким цветом я только подчеркну бледность лица, что будет придавать болезненный вид. — Ты не забыл, что он с очками таскается? — Юджи ощущал этот осуждающий взгляд — это заставило поёжиться. — Цветотип кожи? Ты точно пойдёшь на архитектора? — Нет, не забыл и да, я пойду на архитектора. — Ладно, — вздохнул Фушигуро, обжигая ухо Юджи, и отлип от него.       Юджи был удовлетворён покупкой, аккуратно спрятанной одной из картонных пакетов. Парень повёл своего друга в одно из кафе, держа того за локоть. Брюнет не сопротивлялся, предвкушая пробу кофе на вкус.       Итадори сел за один из круглых столиков в зале, прямо у окна. Брюнет разделся и повесил куртку на крючок рядом с курткой его друга. Посмотрев на светловолосого, брюнет сделал тому замечание на бардак на голове. Проведя по своим персиковым (или же розовым, Фушигуро трудно понять) волосам, Юджи поблагодарил и улыбнулся. — Добрый вечер, чего желаете? — появился такой же старшеклассник, стоя рядом со столиком в белой рубашке, брюках и фартуке, завязанном на талии. Фушигуро озвучил заказ, выразив свои предпочтения и Юджи: он очень хорошо знал лучшего друга. — Два двойных эспрессо, бискотти с фундуком. Это всё, чего Вы хотели? — Да, можно сразу счёт? — продолжил Итадори, подперев подбородок рукой. Официант, стрельнув оливковыми глазами, быстро скрылся из виду. Следующий час парни пробыли в будничном разговоре про всё и вся, затрагивая более актуальные вопросы для них обоих. Как только брюнет зацепив про день рождения Годжо, вся эта болтовня превратилась в некий фарс, состоящий из переизбытка чувств его лучшего друга. Юджи, опустив глаза, мягко отозвался о сенсее, а после сказал, что на следующей неделе он поговорит с ним, признается и расставит все точки над «и». — Вполне разумно, наберись сил. — Конечно.       Следующий день мгновенно наступил. Юджи, как только проснулся, сразу глянул в свой телефон, дабы убедиться, что не проспал. На дисплее горело «6:17», чему парень облегчённо вздохнул. Встав с кровати, он прислушался: Сукуна что-то на кухне делает? — «Действительно», — видя сочащийся свет из-под двери, старшеклассник плавной походкой направился на выход. Неуверенно открыв дверь, он выглянул наружу. В кухне действительно горел свет, ослепляя Юджи. Жмурясь, пацан всё же проник на кухню, где была одна возня. — Заебала-а-а, — Сукуна скрыл своё лицо двумя ладонями, истошно простонав. Младший брат с любопытством поинтересовался о ком шла речь, особо-то и не надеясь на ответ. — Мать наша. Угрожает, что прекратит оплачивать учёбу. — Ты эмансипированный, поэтому проблем не должно быть. — Я не эмансипированный, — такое обстоятельство вызвало у Юджи удивление. — Так сделай же, что мешает? — заприметив кружку в шкафчике, младший брат потянулся за ней, спокойно достав. Чайник как раз кипел, поэтому близнец поставил свою кружку рядом с другой — старшего брата — и полез за чаем. — Тебе какой? — Зелёный, кофе ведь закончился. — Ага, заметно, ты рассыпал? — Да, блять, рассыпал. — Молодец, рукожоп, — вздохнул Юджи, отметив для себя, что стоит ему подмести кухню. Быстро разлив воду по кружкам, младший Итадори пошёл в сторону умывальника, под которым располагалось ведро с пакетом мусора и метла с совком. Достав последнее, парень начал подметать, увлёкшись в своих мыслях. — Как ты провёл эмансипацию? — А? — Ты слышал, — и он был прав. — Ну так что? — Полное совершеннолетие наступает в двадцать лет, ты это отлично знаешь. Уже с шестнадцати лет имеешь право получить полную дееспособность и деликтоспособность, обратившись в суд при определённых условиях: трудовой договор и зарплата, возраст, согласие родителей или хотя бы одного из них. Ну, а если они оба будут не согласны, то чапаешь в тот же суд и сам просишь сделать тебя эмансипированным. В твоём случае будет немного трудновато. — Получается, что решение выносит суд? — В основном он, — закончив убираться в кухне, Юджи скрыл метлу и совок в прежнее место. После чего он потянулся за своей кружкой, аккуратно взял её и поднёс к своим губам. Парень опёрся об края шкафчика, уставившись на задумавшегося Сукуну. — Удивительно, что ты не эмансипированный. Как же тебя тогда допустили к работе с материальной ответственностью? — Знакомые, но я там, по сути, работаю под нематериальной ответственностью, — встав из-за своего места, Сукуна забрал свою кружку и сразу отпил чай. — Это как? — Тебе всё скажи, — сделав ещё один глоток, отрезал Сукуна, заставив Юджи заткнуться. Старший брат покинул кухню, оставив младшего одного.

Вот и поговорили. И всё же: стоит купить зерновой кофе и турку.

***

      Уроки быстро пролетели, как и встречи со знакомыми и друзьями. Годжо был в неком предвкушении от похода в бар. Юджи увидел эту улыбку, которая вызывала табун мурашек — это случилось на перемене. На той большой, где ученикам и педагогам отводилось время пообедать, отдохнуть.       Итадори быстро покинул школу, увидев на горизонте Махито в сопровождении его друзей или же банды, чёрт их знает. В этом ему помогли: ловкость, забор и силы. А, ну и Тодо-сан, который покрывал кохая и убедил перелезть через ограду. — «Надеюсь, что камеры сюда не выглядывают!» — с этими мыслями он бежал по улочкам, чуть не сбивая прохожих. Во-первых, ему крайне не хотелось видеться с этим конченым человеком. Во-вторых, ему нужно было оказаться на работе гораздо раньше обычного: отрабатывает пропуски.       Добрался до своего дома достаточно быстро. Поднимаясь по лестнице, он столкнулся с соседской девочкой, с которой он встретился тогда в парке. Младшеклассница, поздоровавшись, быстро прошмыгнула мимо него.       Оказавшись перед своей дверью, парень порылся в карманах в поиске ключей. Обнаружив, Юджи достал их и повернул скважины. Быстро проникнув в квартиру, он неспешно стянул с себя вещи. Оставшись в школьной форме, двинулся вперёд, проникая в гостиную, а после обошёл диван и оказался около двери своей комнаты.       На работу ему нужно было прийти в четыре, поэтому стоило бы поспешить. На часах, висящих над телевизором гостиной, показывало без пятнадцать три.       Не забыв пакет с шарфом, Юджи поспешил покинуть квартиру, по пути закрывая за собой спальню. Обувшись в кроссовки, он натянул на голову капюшон красной толстовки и надел куртку. Застегнувшись, чуть не задев подбородок, парень взял пакет и ушёл.       В нос ударил морозных ветер, заставив чуть не задохнуться. Холодок морозил его руки, одна из которых держала пакет.       В автобусе было куда теплее, чему парень был рад: благо, что обогреватель работал. Сев на самое близкое к выходу место, он сразу достал из кармана куртки телефон и наушники.       Мегуми как-то в недавнем периоде больничного рассказывал про беспроводные наушники, которые появятся в продаже очень скоро. Брюнет сделал предзаказ в качестве подарка на собственный день рождения; его деятельность фриланса позволяла обеспечить себя, да и сестра присылала на карту деньги, полученные из её стипендии.

Цумики очень упряма

«Было бы неплохо приобрести такие наушники», — задумался парень, увлёкшись наблюдением сменой локаций. Вот он пересёк очередной переулок и уже оказался рядом с какой-то новокрученной фирмой. Моментами проезжал маленькие храмы, рядом с которыми столпились люди. И какой же повод?       Держа глаза полуприкрытыми, парень выдохнул. Держал голову рядом с окном, нехотя выравнивал спину. В груди было тепло, сердце, казалось бы, было под состоянием тахикардии — всё из-за предстоящей встречи с Годжо. Его любимым мужчиной. — «Как же хотелось бы, чтобы Годжо был влюблён в меня; чтобы мы скрылись от всего дерьмового общества...» — вспоминая слова Фушигуро, ему стало слегка грустно. Но он уже смирился с действительностью, поэтому еле улыбался себе в отражении. — «Если бы он не был моим учителем?..»       Если он так продолжит думать, то пакет может помяться. — Чёрт, остановку пропустил! — подорвался Юджи, шмыгнув к двери. Пока они остановились перед переходом, он постучал в окно водителя и попросил выпустить его. — Спасибо, водитель-сама! Извините!       Добежав до бара, парень опёрся рукой об стену и попытался отдышаться. Но потом он громко вскрикнул, как только на его плечо опустилась ладонь. — Кричишь, как девчонка! — морщась, изрёк Фушигуро, всё больше раздражаясь. Итадори, узнав голос друга, обернулся и, облегчённо вздохнув, потянулся к нему. Он полез обниматься? — Надо же, нежности ещё проявляешь. — Ками, дай мне сил сегодня нормально обслуживать Годжо и его компанию, — вот что услышал Мегуми, хлопая по спине, успокаивая. — Ты не представляешь то, как я волнуюсь. — Вполне вижу. Жаль, что Кугисаки нет рядом — она бы это засняла. — Почему ты и она такие жестокие? — заканючил Юджи, потом, услышав рядом с собой голос Иери, он вновь вскрикнул, но уже не так громко. Женщина, держа в зубах сигарету, собиралась закурить. Смотря на старшеклассников, она спросила про наличие зажигалки или спичек. — Спасибо, парень, — поблагодарила она Фушигуро, украдкой наблюдая за тем, как менялось лицо её работника. Мальчишка не знал? Как печально. — Юджи, раз уж ты пришёл чуть раньше, то можешь пойти в мой кабинет и забрать свою форму? — Форму? — Верно, форму. Я тебе говорила, что ты будешь заменять Момо в качестве официанта, разве не помнишь? — «Он вообще работал официантом? Юджи ведь неуклюжий», — брюнет молча слушал их диалог. Его друг решительно сказал, что не подведёт начальника. У этой женщины взгляд такой... отрешённый, флегматичный?.. — Слушай, Юджи, я пой... Свалил? А, пойду кофе хотя бы закажу, — друга и след простыл. Брюнету крайне не хотелось оставаться наедине с этой женщиной, курящей перед входом в бар.       Войдя в обновлённое помещение, Мегуми сразу почувствовал запах. Он приятный и как-то вскружил голову — это ароматические палочки? Духи? Что это такое, что вызывает вязкую слюну? Нет, это место нельзя назвать стрип-баром, так как интерьер явно несоответствовал.       Везде всё было выполнено в полутёмных тонах, везде красовалось дерево и кирпич, который служил вместо обоев на стенах. Столики по всему залу были округлыми, хватающие на двух персон. Стулья были придвинуты, так как в зале было пока мало посетителей. Ничего, скоро пойдёт час-пик и народа сюда хлынет волной.       Бармен, стоя за своим рабочим местом, протирал бокалы. Его дреды или что-то похожее на них были завязаны в высокий пучок. Татуировка, покрывающая шею, была красивой и манящей: геометрические фигуры и какие-то координаты. Мегуми не помнил этого бармена, точнее, он вообще его не знал. Как-то на затворках сознания вырисовывались еле знакомые черты баристы, который подрабатывал тут до зимы.       И как это коллектив умудрился сделать ремонт общепита в самые сжатые сроки?       Даже Юджи явно был удивлён. — Гуми, смотри! — выскочил Юджи, заставив друга нервно дёрнутся. Переведя взгляд на улыбающегося светловолосого парня, он почувствовал то, как уголки его губ начали подниматься. Эти светло-карие глаза сияли с восхищением, тонкая линия губ растянута в лёгкой улыбке, персиковые, Юджи так определил, волосы были зачёсаны назад, открывая лоб и придавая ему немного...сексуальности, что ли? — Правда, официантки на мне решили эксперименты устроить. Посчитали, что в такой форме мне нужно некую изюминку, — стоя перед Мегуми в чёрном фартуке, обхватывающего талию, брюках и туфлях, а также в белоснежной рубашке с закатанными рукавами, Юджи покрутился вокруг себя, показывая себя со всех сторон. Вроде обычная форма, но столько эмоций вызвала у его друга.       Фушигуро даже залип на это. — Неплохо, честно говоря. Если убрать фартук, — ловким движением стянул вещь, он оставил Юджи с остальной частью униформы. Тот, приподняв брови, спросил о чём он имел в виду. — М, бабочки нет? — Есть, просто я ещё не взял её у Юскэ-семпая. Вот, видишь бармена? — указав большим пальцем на стоящего юношу за стойкой, Итадори продолжил: — Раньше он был администратором этого заведения, но теперь сменил должность. Он должен мне сейчас отдать бабочку. О, кстати, Юскэ-сан! — официант развернулся на пятках и направился в сторону стойки. Тот парень с дредами на голове, отсалютовал и, улыбнувшись, спросил.       Фушигуро подошёл к ним, чтобы, во-первых, сделать себе заказ, а во-вторых, всё же спросить у Юджи кое-какие вещи. Наверное, самая актуальная: ему страшно? — Юджи, это твой друг? — собеседник, вертя в своих руках бабочку, сразу переключил своё внимание на подошедшего брюнета. Остановив свой взгляд на глазах Мегуми, тот растянулся в лукавой улыбке. — Давно не видел людей с глазами-хамелеонами. Меня зовут Юскэ, приятно познакомиться, — протянул тот юноша, протягивая через бар свою руку, облачённую в чёрную резиновую перчатку. — Можешь жать руку, я всё равно сейчас сменю перчатки. — Да, мне тоже приятно, но могу сделать заказ? — Да-да, конечно. Юджи, держи бабочку, — отдав старшекласснику ту вещь, бармен сразу переключился на посетителя. — Чего желаете? Или посоветовать? — Мне пока нет двадцати, чтобы Вам советовать выпивку, — сразу охладил интерес у этого бармена, но это быстро исправилось: Юскэ, наклонившись к Фушигуро чуть ближе, предложил сделать Мартини Оранж. — «Неужели того раза не понял?» — Парень, я тоже в твоём возрасте был таким правильным и прочее, — на слове «правильным» Юскэ скривил лицо и закатил карие глаза. — Но всё равно был жуткий интерес попробовать алкоголь, сигарет и прочее, смекаешь? — А если я... — Ой, не говори, что ты прямо-таки святой и даже каплю в рот не совал! — на этих словах Мегуми почувствовал себя поверженным и даже оскорблённым. Вообще, какого чёрта этот бармен хотел споить его? Намеренно. — Я немного добавлю мартини, даже не снесёт тебе голову. Юджи выдерживал. — «Какого хрена Юджи свалил?» —старшеклассник только тогда обнаружил, что его лучшего друга, как обычно, поблизости не было. Раздражение взяло вверх, а грёбанное любопытство одержало победу: он ведь никогда не пробовал такой коктейль, да и в последнее время всё было настолько запарно, что хотелось совершить эмоциональный всплеск. — Тебя за это могут привлечь к ответственности. — Но мы разве кому-нибудь скажем? — поиграв бровями, спросил бармен. — Камеры не наведены на бар, поэтому вся власть в моём распоряжении. Да и мало кто захочет разбираться по поводу тебя. — Как всё просто, — всё же он сдался своему любопытству. Да, прошлые разы были не очень классными, учитывая то, как он и его двое идиотов-друзей напились до отвала головы. Даже тяжело было вспоминать все те события, из-за которых ему до сих пор, почему-то, стыдно. — И какие у тебя цели для спаивания? — Просто хочу помочь тебе вкусить новые краски. — Самое бредовое, что я слышал. — Ладно, чисто для развлечения.       Прошёл где-то час, а может чуть больше, но Мегуми уже устал ждать прихода именинника, который по телефону спросил про его местонахождение. Закончив разговор словами «Поторапливайся, Годжо.», Мегуми уставился в свой дисплей телефона. Нажав пальцем на «Галерея», он пролистал несколько фоток и, наткнувшись на одну из них, зевнул.       Первый год учёбы, пять подростков, посреди которых был Юджи с широкой улыбкой и ссадиной на щеке — это было совместная поездка за город в какой-то лес. Идея полностью принадлежала Нобаре, поддерживаемой семпаями. Молчаливый старшеклассник опустил свою маску, которая вечно прикрывала рот. На губе был сделан пирсинг, привлекающий у всех внимание. Девушка в очках стояла сзади Мегуми и ставила рожки, а сама же улыбалась. Фушигуро и Нобара тоже выглядели довольными, особенно рыжая девушка с красными щёками.       Боги знают то, как они сделали этот снимок: потребовалось много усилий, чтобы найти «идеальный пенёк». Однако, его потом заменили дуплом дерева. Ой, а потом история так завернулась! Оттуда вылезла белка, пожелавшая забрать смартфон...       Следующая фотография, на которой были запечатлены все трое друзей, была сделана ещё в начале учёбы первого года: девушка с тёмными волосами, достигающие до плеч, сделала селфи с двумя парнями. Тогда у Юджи была немного другая причёска, без выбритого затылка. — Гуми, ты что, выпил? — оказавшись рядом с другом, поинтересовался Юджи. Заметив чуть более расслабленное лицо друга, светловолосый почувствовал укор совести: оставил Мегуми одного, помогая другим официантам с организационными вопросами. Парень настолько увлёкся, что даже не заметил махинации новенького коллеги. Внутренне разозлившись на того семпая и на себя, Итадори мягко уволок Мегуми от бара. Всё равно народа было немного, пусть и постепенно увеличивался. — Юскэ-сан!       Посадив брюнета за ближайший столик, Юджи сел напротив него и, засунув блокнот и ручку в карманы фартука, растянулся на стуле. Фушигуро смотрел на Итадори осуждающим взглядом, мол: «Я не пьян, наивный дурак.» — Я знаю, что ты не пьян, не надо думать обо мне в плохом ключе, — сдался Юджи, приподняв свои ладони с поверхности стола. Оба старшеклассника усмехнулись и обозвали друг друга безобидными словами. — Интересно, во сколько Годжо приедет? — Сказал, что в ближайшие пятнадцать минут. Он с Гето-сенсеем немного задержался на педсовете. О, Годжо, ты пришёл, — смотря на виновника торжества непонятным взглядом, Фушигуро подчеркнул следующие слова: — Ты намеренно задержался, чтобы больше получить похвалы? — Нет, зачем мне много похвалы? Я и так знаю, что идеальный учитель, без которого эта школа бы и рухнула. Детки теперь любят мой предмет так, как историю. Правда, Гето? — Юджи опрокинул голову и встретился взглядом с лицом Сатору. Тот, придерживая очки, посмотрел на парня и слащаво улыбнулся. Второй преподаватель, появившись рядом, сразу окинул взгляд на сидящего Фушигуро и выпалил: «Ты выпил, что ли?» — С чего такой вопрос? — одновременно спросили ученики, вытянувшись перед историком. Две пары глаз исчерпывающе наблюдали за тем, как умиротворённое лицо показывало абсолютную спокойность и нотки лукавства, присущие его натуре. Сугуру, чуть прищурив глаза, сложил руки на груди, заставив раскрытое пальто слегка топорщиться. — Обычно при появлении Сатору ты морщишься, а не выражаешь радость, — склонив голову к плечу, ответил тот, вогнав обоих старшеклассников в ступор. Первый, кто пришёл в себя — Мегуми —, похлопал редкими ресницами и отвёл взгляд. Попался, но так тупо! — Ладно-ладно, сам в свои шестнадцать немного куралесил. Как и Сатору, верно? — Ага, именно поэтому я пришёл сюда! — дополнил беловолосый, выставив указательный палец, придавая всему вышесказанному важность. — Иери — наша дорогая подруга — сделала весомую скидку, поэтому грех не отметить здесь за выпивкой. К тому же я предполагал, что эти двое могут попробовать алкоголь, так что стоит нам их научить, не думаешь? — Ты реально псих, в курсе? — двое учеников сидели и молчали, поражаясь словами Годжо, а после больше впали в шок, когда услышали слова согласия Гето-сенсея. А ничего, что этот бар напичкан камерами?! — Но им лучше только немного дать...рома? — Не-е-ет, лучше виски или же бренди, — с этими словами высокие мужчины ушли куда-то в сторону. Как Мегуми заметил, они пошли снимать свои пальто и вешать их на крючки. Для этого есть специальный гардероб, за которым периодически следил один из охранников. — «Ого...» — промелькнуло в юных головах. — Удачи, Гуми-кун. — В смысле? Ты куда? — Итадори встал и собрался уже покинуть друга, как его схватили за запястье руки, остановив. Парень, опустив свои карие глаза, встретился с растерянным взглядом сине-зелёных. — И что я, по-твоему, буду делать с ними? — Общаться и пить? Точно так же, как и с нами. — А ты?.. — Я на работе, поэтому не могу, прости, — потрепав того по чёрным волосам, юнец мягко улыбнулся. Обещав другу, что сам будет периодический подходить, чтобы его, Фушигуро, приободрить, Итадори направился в служебный вход.       Народа было достаточно, что явно привлекало всех работников: больше посетителей — больше зарплаты. А если ещё разговорить кое-каких категорий лиц, то можно и обогатиться на ещё несколько тысяч йен.       Юджи, прокручивая в голове очередной заказ, держал в руке поднос и относил в сторону одного из столиков. Троица его знакомых расположилась достаточно глубоко в зале, вдали от окон и дверей, чтобы никто не видел их. Иери-сама тоже присоединилась к ним, но только для того, чтобы ответить на все вопросы Годжо, при этом вгоняя Мегуми в краску?.. Что же она такое рассказывает?       Итадори, делая вид, что высматривает посетителей, проходил по залу. Оказавшись почти близко со столиком именинника, он повернулся к компании, что так активно его звала. Сёко, встав со своего места, заправила локон волос за ухо и сказала: «Чао, папаша.». — Проследи за тем, чтобы эти двое, — она явно имела в виду учителей. — Не умудрились выпить весь бар, — похлопав по плечу старшеклассника, она скрылась за его спиной. Юджи, подойдя ещё ближе к столику, мягко спросил, смотря на Годжо, что им нужно. — Хотелось бы бутылку коньяка. М-м-м, крепкого! Иери запишет на мой счёт, — держа руки скрещёнными на груди, Сатору говорил это с неким наслаждением, а после обратился к Мегуми: — Ну что, я ведь говорил, что она тот ещё монстр? — Не слушай этого придурка, — потрепав чёрные волосы, добавил Гето, а после поднял свой взгляд на Итадори. Тот не понимал суть проблемы, поэтому решил добавить: — Иери просто у нас хороша в психологии, а если быть точнее, то в языке телодвижений. Она безошибочно описала Фушигуро-куна по позе и мимике. — Даже предположить не мог, что она и такое умеет. — Она ведь изначально на психолога хотела пойти, но потом её заинтересовали...трупы! — Сатору вернул всеобщее внимание к своей персоне, а потом повторил свой заказ. — Ну так что? Бутылочка сама не прибежит, Итадори-кун. — Понял, сенсей. Бегу. — Годжо, зови меня Годжо, забыл? Хотя, Сатору тоже было бы неплохо? Скажи-ка, Сугуру! — потревожив своего друга касанием плеча, забавно произнёс Сатору.

***

Прошло вроде…четыре часа? Нет, больше!

Юджи устало посмотрел на часы, висящие рядом с выходом из служебного помещения, и там горело «3:17». Смена закончилась, но ему, как самому трезвому парню, нужно было ещё отвезти Мегуми в его же квартиру. Только ещё более волнующей проблемой было — учителя. Они достаточно выпили, чтобы разговориться по самое не хочу. Нет, они не вели себя как бравые алкаши, у которых на уме было бы громко и неприлично говорить, доказывать или же петь песни. Правда, было сюрреалистично, но Юджи опустил это. — Кажется, Мегуми сейчас весело, — даже было немного завидно. Брюнет сидел себе и слушал истории, которые вылетали из уст учителей. Это были бытийные истории про их обучение в университете, про работу и прочее. — «Остались только они, если не ошибаюсь. Почему бар до сих пор работает?» — О, Ита-кун, ты в норме? Наверное, не привык столько бегать, да? — застав врасплох, высокая девушка с худощавым телосложением ободряюще улыбнулась. — Ничего, зато опыта наберёшься! — Да, спасибо Ами-тян. Ты уже уходишь? — Да, кухню отмыла, поэтому пойду отдыхать. Спокойной ночи, Ита-кун. Иди тоже домой, директор-сама закроет бар.       Оказавшись в зале, парень сразу услышал смех Гето-сенсея. Очередные истории, которые любознательный юнец не услышал. Юджи лавировал между столиками задвигая стулья. В зале было пустовато, даже слишком. — О, Юджи. Ты вот пропал на несколько часов, а нас даже не предупредил! — обиженно произнеся, Сатору надулся. По идее это должно быть грозно выглядеть, но вышло мило. — Ладно, я отойду ненадолго. Нам ведь нужно Мегу-чана домой провести. — А не стоит, я сам могу, — напомнил о себе Итадори, мысленно поражаясь тому, как этот беловолосый чёрт с расслабленным видом встал из-за стола, даже не шатаясь. Все посмотрели на Юджи странными взглядами, а после то неловкое молчание прервалось сымитированным кашлем Сугуру-сама. Практически (?) трезвый сенсей перевязал гульку на голове и, зевнув, спросил: «Вы каким образом добираться будете?» — На такси, я могу вызвать и оплатить. Может, и Вам с Годжо-сенсеем нужно поехать на такси? — Сатору покинул зал, выйдя на улицу через главный ход. Он даже куртку не забрал, чтобы накинуть на плечи. — Да, стоит взять машину, надо как раз заказать, — правая рука исчезла с поля зрения старшеклассников, а лицо историка оставалось таким бесстрастным. На Сугуру алкоголь особо не влиял, точнее, он под градусом становился всё более спокойным и расслабленным. А вот Годжо, напротив, становился активнее и игривее, что даже смутило самого Гето.       Что поделать: алкоголь влияет по-разному. — Юджи, — притянув друга за кисть руки, Фушигуро заставил того пригнуться. — Ты не забыл про шарф? Думаю, что это актуальная идея, — Мегуми был практически трезв, он всего лишь выпил три коктейля, в котором количество алкоголя было не столь много. Итадори, вспомнив о подарке, быстро ушёл в сторону служебного помещения. — «Что же, главное, чтобы он сейчас был на улице!» — закрыв перед собой шкаф, уверенно посмотрел в своё отражение. Сжав рукой ручки пакета, он вышел через чёрный вход. Почему он это сделал — он не знал, просто чувствовал, что так будет лучше. Годжо стоял совсем рядом, облокотился спиной о стену здания, и читал сообщения в телефоне. Яркий свет освещало его умиротворённое лицо, свисающие на носу очки и яркий, нет, практически прозрачный цвет глаз. Спрятав пакет за спину, Юджи привлёк к себе внимание: «Привет?» — Вроде здоровались, Юджи-кун, — мигом спрятав свой телефон, как-то обыденно произнёс Сатору. Спрятал руки в карманах и повернул свою голову в сторону старшеклассника. Свет ближайшего столба неярко освещал улицы. Поэтому мужчинам пришлось немного времени, чтобы адаптироваться к освещению. — Не холодно так выбегать на улицу? — Мне лично — нет, а Вам? — Тебе, — как-то по-особенному подчеркнул Годжо, смотря на мальчишку плотоядный взглядом. Стоп, каким? Ох, Итадори показалось: Годжо смотрел на него с теплотой в глазах и лёгкой улыбкой. Десять минут назад этот мужчина был самым шумным и, в какой-то мере, раздражающим. Но теперь он просто немногословная лапочка, ресницы которого такие пушистые и белые. — Мы же договаривались, шкет. Ощущаю себя стариком. — А, да, договаривались. Извини, Годжо, — виновато улыбнувшись, ответил Итадори. Почему-то щёки резко начало пощипывать, а уши пылать. Опустив с лица Годжо свой взгляд, парень вздохнул. Мысленно посчитав до десяти, он решился прервать это молчание. Годжо ожидал что-то от него, поэтому разочаровывать его и себя не хотелось. — И всё же, ты не так уж давно болел, — на этих словах взрослый фыркнул и добавил от себя: «На себя же посмотри.» — Может шею хоть прикроешь?.. — А? Чем же? — К примеру, шарфом? — вытянув руку с пакетом, предложил Юджи, ощущая себя не в своей тарелке. Годжо, приподняв свои белые брови, уставился на протянутую руку, держащую ручки пакета, а после перевёл взгляд на краснощёкого ученика. — Тогда завяжи его на мне, — подмигнув, предложил он, вогнав того в мысленные конвульсии. У юнца сердце чаще забилось, а в руках начало ломить. Достав из пакета светло-голубой шарф, так сильно заинтересовавшего мужчину, парень попросил того чуть нагнуться, дабы аккуратно обязать вокруг его шеи. — Почему голубой? — Он отлично подходит к твоим глазам, к тому же, яркие цвета могут сделать тебя бледным, — вкрадчиво ответил, а после закончил своё дело. — Блин, классно ведь, — Годжо чихнул — правда! — Всё, Годжо. Пойдём в бар, не хватало того, чт... — Правда или действие? — Итадори выпучил глаза, смотря на этого причудливого мужчину. Годжо снова повторил вопрос: — Ну так что, правда или действие? Или же мне самому выбрать?       Юджи ощущал кульбиты сердца, странное и болезненное покалывание в пальцах, будто он держал в руках мороженое на улице. Парень волновался — это было замечено Годжо, который предвкушал что-то грандиозное.       Годжо вообще пил?! Почему у него нет той банальной громкости, развязности и неприличия? Этот бес с голубыми омутами стоял и молча наблюдал за страданиями ученика. — Правда? — ну, а что? Если он выбрал бы действие, то наверняка было бы что-то стрёмное или ещё чего хуже.       Сняв с кончика носа свои очки, Сатору склонил голову. Сенсей, остановив взгляд на приоткрытых губах, лукаво ухмыльнулся. Его вопрос «Как ты ко мне относишься? Только честно, Юджи-кун. Я-то знаю правду, но хочу услышать от тебя.» выбило из колеи подростка. — «Знает?» — стоя перед ним, юноша ещё больше занервничал. — З-знаешь? Нет, стоп! Стоп-стоп! Прекрати такое спрашивать! Молчи или же переведи всё в шутку! Юджи не готов! — Не испытывай мой интерес, — голос был чарующим, глубоким? Вероятно, это сыграло воображение в злую шутку. Итадори, растерявшись, ощутил ещё один укол в груди. — Или ты не думал, что я явно это всё замечу? — игриво поинтересовался блондин, аккуратно дотрагиваясь шарфа. Он смотрел на кареглазого гипнотизирующим взглядом, из-за которого мальчишка потерял самообладание. — Я? Ты-ы-ы, — понимая, что его давно раскусили, Юджи медленно пускался в мысленный пляс, граничащий с танцем смерти. — Ты мне... Я тебя, блять, в общем: я тебя хочу, — ещё в начале предложения Юджи отвернулся, стремительно краснея. А когда он случайно ляпнул не то что следовало, то вообще вздрогнул. Если бы они, Сатору и Юджи, были во вселенной Гарри Поттера, то старшеклассник уже издавал пар из ушей. — Чего? — короткое слово и отодвигание учителя на небольшое расстояние от ученика. Беловолосый, быстро переварив сказанное, понял, что тот явно не это хотел сказать, а признаться в любви. Сатору, ощущая щемление в груди, хотел было повернуть мальчишку за плечо, но тот не дал возможности это сделать. — «Воу, я даже протрезвел!» — А-а-а! Нет-нет-нет, ляпнул ерунду! — старшеклассник повернул голову и увидел охреневшее лицо блондина, а после обомлел: самое уёбищное признание. — Я хотел сказать, что я люблю тебя, а не хочу. Ой, как неловко!       Годжо молчал, отвернув от мальца голову. Он уставился в фонарный столб своим пронзительным и металлическим взглядом, обдумывая вышесказанное. А ведь действительно: зачем он решил прямо в этот момент вынудить признание? Всё потому, что Итадори практически весь вечер пропадал? Не было того мальчишки, из-за которого он выпил в одиночку целую бутылку коньяка.       На самом деле Годжо был пьян. Очень сильно пьян, но просто на автоматизме делал вид, что практический трезв. Отлично выходило.       Но на улице алкоголь наполовину выветрился: перепады температур и прочее. Мужчине не хотелось впадать в описание нормальных явлений и последствий пьянок, поэтому просто молчал.       Да, ему это безумно приятно, что чувства взаимны и прочее, но он не был готов. Почему-то, услышав эти сладкие слова, ему стало то ли страшно, то ли плохо.       Сатору ощутил себя самым настоящим гадом, тянувшего времени, чтобы ответить на признание. Чёрт, мужчина с голубыми глазами хотел уже повернуть голову в сторону Юджи и сказать хоть что-то, но, когда он половину задуманного сделал, то совсем растерялся.

Слова из горла не вылезали. Будто ком застрял.

— Вообще, Сатору. Я влюблён в тебя, как бы тупо не звучало, с первого взгляда. Я это тебе говорю..так как знаю, что у нас абсолютно ничего не получится, — на этих словах парень сжал руки, пряча их за спиной. Раз уж начал он эту тираду, то и закончит соответствующе: — Не знаю, повлияет ли это признание на наши дружественные отношения... Но я бы хотел, чтобы они сохранились такими, какими были сплошь до нынешних минут. Поэтому не воспринимай это всерьёз, ладно? В следующий раз выбирай «действие».       Как-то всё быстро произошло. Изначально пацан планировал на следующей неделе признаться и уйти восвояси, а тут его заставили, разрушив его план. Старшеклассник, бедный старшеклассник, ощущал себя беспомощно. Поэтому из-за собственного страха он решил пойти на попятую. — «Подожди!» — он не понимал что с ним; его будто окатили холодной водой, раз уж ощутил страшный мороз и покалывание кожи. — Я пьян. — Это заметно, — остановившись в трёх шагах от Годжо, согласился Юджи. — «Ты завтра маловероятно что вспомнишь! Так что можно и успокоиться!» — Помимо этого, даже не даёшь возможность собеседнику высказать свою мысль, — от подобного у Итадори лицо выражало удивление и волнение. — Кстати, тебе нравится запах мяты? — те два жалких шага были пересечены одним его широким. Белые растрёпанные волосы выглядели поразительно привлекательными. Хотелось схватить и скрутить. — Ч-Чего? Нормально? Это к чему? — его взяли за грудки одной рукой и притянули к себе, заставив судорожно выдохнуть. Холодный ветер начал продувать их затылки и губы, соприкоснувшиеся друг с другом. Выходило как-то сюрреалистично и даже невероятно странно.       Годжо, держась одной рукой за рубашку парня, а другой за стену, держал спину согнутой. Он ощущал то, как она постепенно начинала ныть, но ему было абсолютно плевать. Да и на остальные вещи, которые ранее беспокоили, он положил «болт». Ранее сказанная для Фушигуро речь «Я никогда не заинтересуюсь малолетками.» была отчасти правдой. Но кто сказал, что он Юджи считал малолеткой?       Мальчишка не настолько умён, но всё схватывает налету. Самостоятельный, трудолюбивый и светлый пацан, у которого жизнь была не столь весёлой. Пришлось начать жить с серыми очками.       Ощущать предельно горячие губы — было неким безумием. Подсознательно он понимал, что только зря впутывает их обоих в самое настоящее дерьмо, называемые «больные отношения между учителем и учеником», но ничего поделать не мог: сам влюбился в мальчишку.

Верно Гето его охарактеризовал — он педофил, походу. Или же Юджи геронтофил.

Чёрт знает, но обе мысли — верны.       Чувствуя дискомфорт, Итадори начал больше проявлять инициативу в отступлении от Годжо. Толкал его в грудь, делая это мягко дрожащими руками. Переполнение эмоций охватило голову и зрение. Как только Годжо его остановил в попытках брыкыться, он сам отстранился от Юджи. — Я... — начал тянуть Итадори, не зная чего спросить или сказать. — Охренеть.
Примечания:
Название песни можно найти в социальных сетях, она мне давно нравилась, поэтому решила вписать сюда. Можно найти и в русской версии :)*

Имя "Чи" — не то самое настоящее имя матери Фушигуро. Как только появятся официальные сведения о ней, я сменю его.*

ПБ включена :)
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты