Тяжело быть геем

Слэш
NC-17
В процессе
840
автор
_MuStUnG_ соавтор
leaben бета
Размер:
планируется Макси, написано 305 страниц, 20 частей
Описание:
Итадори Юджи влюблён в преподавателя физики ещё с первого года старшей школы.
Примечания автора:
ПБ включена, дерзайте)
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
840 Нравится 316 Отзывы 224 В сборник Скачать

16.

Настройки текста
Примечания:
пб включена, спасайте главу, юные мститители(герои)
      Сукуна нервно стучал пальцами по столешнице, наблюдая за тем, как младший брат, словно дурак, улыбался и посматривал на свой мобильный телефон, оставленный на столешнице рядом с холодильником. Что-то у этого парня в голове стрельнуло, раз уж неделю назад он буквально влетел в квартиру, запинался, разговаривая с кем-то по телефону. Единственным, что услышал Итадори-старший, было: «Я-я-я, я даже поверить не могу! Вот так всё просто оказалось!» — Ты тест какой-то написал на все сто? Если так, то мои поздравления. — Спасибо! А? Что? Тест? — разлив воду по кружкам, осёкся парнишка, заставив Сукуну приподнять одну из своих бровей. Пристальный взгляд брата заставил Юджи посмотреть на того через плечо, а после отвернуться. — Извини, я прослушал, — поставив кружки, он повернулся за телефоном. — Интересно, как ты практические писать будешь? Тоже с такой лыбой рисовать всякие каракули будешь? — поддев младшего брата, старший уткнулся в свой мобильный. Там ничего такого интересного: всего лишь YouTube. Ю-кун промолчал ему в ответ, уткнувшись в свой телефон, а после попытался скрыть свою улыбку и хихиканье. Что там ему такое пишут? Он так быстро печатает, стирает, закусывает щёку, будто подбирает слова. — А-а-а, девчонку завёл? Не думал, что тебя так колбасить будет. — Тебе-то какое дело, а? Сукуна, тебе разве не нужно спешить? — намекая на время, брат повернулся к Сукуне и поднял на него свой взгляд. Его глаза в этот момент почему-то перестали казаться карими. То сыграл свою роль свет или что ещё, чёрт возьми, но радужка почему-то изменилась. Сукуна залип на это, но быстро пришёл в себя, когда Юджи спросил, в чём дело. Почему-то у Итадори-старшего возникло странное ощущение.       Старший из братьев уже давно был готов к выходу. Он стоял перед зеркалом и делал себе укладку, чтобы волосы не лезли в глаза. После сна на его голове всегда творился кошмар. Казалось бы, иметь густые короткие волосы — классно, но на деле — отстойно: столько мороки! Специальные шампуни для поддержки цвета, муссы, лаки. Можно подумать, о таком волнуются только женщины, но Сукуна на подобное заявление мог в лучшем случае плюнуть в лицо.       Старшеклассника остановили: — Ой, подожди! Сукуна! — он только поднёс руку к двери, как пришлось опустить её. Что этому засранцу нужно? — Забыл сказать про коммунальные. Пару дней назад пришли письма, я совсем забыл отдать тебе. Держи, — протянув конверт, неловко закончил Юджи. Он почесал шею и попрощался с ним, попросив по дороге домой купить несколько яблок. «Шарлотку будет готовить?» — подумал старший, а после закрыл за собой дверь.       В нос ударила прохлада. Такая уютная, кусачая и родная, что ли. Спрятав в сумке свой конверт, он решил не спеша покинуть дом.       Вот есть у него одна из привычек — вести пальцами по перилам, даже зная, что они грязные или же в какой-то краске. Странно? Конечно. Мерзко? Может быть. Но чувствовать прохладу металла для Сукуны было удовольствием. Он касался поверхности пальцами почти что невесомо.       Когда он вышел из дома, то первым, за что зацепился взгляд, были дети. Мелкие говнюки, которых и Юджи, и Сукуна в какой-то степени недолюбливали. Может, потому что они шумные? Или же выглядят слишком наивными? Или же обоим парням просто было завидно смотреть на счастливых детей? Скорее всего, подметил старший брат, последнее предположение было правильным.       Вот он, проходя мимо очередной детской площадки, наблюдал за тем, как две девочки, кстати близняшки, весело и дружно во что-то игрались, в то время как их мать стояла рядом с ними и разговаривала по телефону. Если взять его и Юджи — они вообще не роднились друг другу. Да, младший брат быстро привык к нему, даже стал дружелюбнее. Но он же элементарно не доверяет ему, тихонько ненавидит. А если последнее — неверно, то он ещё и олух.       Честно говоря, Сукуна до сих пор не привык каждое утро вставать и идти на станцию. Обычно он добирался в свою школу на своих двух: учреждение находилось недалеко от дома, в котором он жил. До переезда в дом деда Сукуна редко бывал в метрополитене. — Следующая станция Хонантё, конечная остановка. Просим пассажиров рейса покинуть вагоны поезда. Спасибо за то, что выбрали наш путь метрополитена, — поправив сумку на плече, Сукуна пулей вылетел. Но его тут же сбили с ног. — Ой! Прошу прощения! — заволновалась старшеклассница, бледнея от ужаса. Они столкнулись носом к носу, из-за чего та покраснела. Слишком быстро. От неё веяло мятой, холодными духами. Приятный запах, но Сукуна всё равно был раздражён. — Вы в порядке, семпай? — возможно она от волнения так обратилась к нему, но всё же протягивала ему руку помощи, стоя на своих двоих. Она так быстро с него соскочила? — Иди-ка ты уже в свою школу, — отмахнулся он от её помощи, сделав рукой жест «кыш-кыш». Брюнетка, подняв брови в недоумении, фыркнула и сказала, что тот повёл себя, как хамло. Не удивительно. Все так о нём думают после первого разговора. — О-о-о, зашибись, ещё и на телефон упал! — уже стоя, он рассматривал треснутый экран гаджета. Издав недовольный стон, он спрятал телефон в карман куртки и продолжил путь. Стоит ли его в ремонт отдавать? Дорогое удовольствие. — О, смотри, кислая мина пришла! — как только он закрыл свой шкафчик, его надоедливая подруга сразу повисла на плечах. Сукуна, вздохнув, посчитал до пяти, удивив девушку, а после скинул руки со своих плеч. — Чего такой хмурый? Неужели твой брат насолил тебе? Невероятное чудо, передай ему от меня это! — Заткнись, а? — Никогда, ты ведь в курсе? Даже если мне язык отрежут, то я буду доставать людей по-другому. Только как именно — на твои раздумья. — Какой урок? — Физра, прикинь? Вот только пять минут назад в нашем чате сенсей предупредил. То есть, у нас выходит пе-ре-нос! Мы уйдём пораньше, представляешь?! — она очень энергична, что изрядно подбешивало Итадори. — Эй, да чего ты дуешься-то? Что, опять твой старый хрыч доконал тебя? — Ничего меня никто не доконал, — единственный человек, перед которым старшеклассник мог быть открытым или же спокойным — Сумире Амано. Или же Амано Сумире, чёрт возьми. Прикол в том, что толком не мог нормально определиться с тем, как зовут его подругу. Обычно он к ней обращался: «Эй, Сума!», «Шлюшка-тян.» или же Амано. Та наоборот прельщалась и ластилась, говоря о том, какой же он мудак, но довольно интересный. Идиллия двух странных идиотов, умы которых нужно бояться: оба гения, но и оторвы. — Тогда в чём дело-о-о? Или всё же в братишке дело? Ну скажи-скажи, я же не отстану от тебя! — Амано, хватит, — остановил он её, выставив перед её носом указательный палец. Он слегка придавал фалангам пальца кончик носа, вторя ей следующие слова: — Я. Просто. Не. В. Настроении. — Хи-хи, я угадала! По тебе же видно! — Задрал-а-а, — на его виске вздулась венка, и он даже истошно завыл, сев на корточки. Мимо проходящие преподаватели и ученики остановились, лицезря эту сцену. Он опозорился? Маловероятно. Если кто-то додумается поржать над ними, то Сукуна лично оторвёт тому идиоту руки и ноги.

***

— Будь здоров, — Юджи извинился и посмотрел на Сатору, который заполнял классный журнал. Староста терпеливо стояла и ждала, когда мужчина закончит, но у неё на эту большую перемену была запланирована встреча с президентом студенческого совета. — Староста-тян, ты что, спешишь? Если да, то ты ведь можешь положиться на своего заместителя, разве нет? — А-а-а, ну-у-у, если Юджи-кун не против? — она выжидающе посмотрела на парня, тот что-то или кого-то разглядывал за пределами окна. Почувствовав сверлящий взгляд его «начальника в юбке», Юджи посмотрел через плечо и простодушно согласился помочь. Всё равно друзья ушли по своим делам, поэтому тусоваться на втором этаже уже не было смысла. — Отлично, спасибо, Юджи-кун! — поправив лямку рюкзака, девушка мгновенно покинула кабинет, задвинув за собой дверь. — Что ты там рассматриваешь? — не глядя на ученика, спросил Годжо в своей игривой манере. Итадори как-то заторможено себя на уроке вёл, поэтому мужчина заинтересовался. — Юджи? — А? Ой, извините. — Ничего, так что же? — остановившись писать, беловолосый поднял свой взгляд, сняв с себя очки. Когда парень обернулся, то встретился своими карими глазами с его голубыми, холодными, но притягательными. — Опять витаешь в облаках? — Скорее всего, — почесав затылок, признался тот, а после сел на одну из парт. Сатору, отложив ручку в сторону, подпёр подбородок руками и продолжил заваливать вопросами: Ты хорошо выспался? У тебя такой видок, будто целую ночь чем-то занимался. Вагоны разгружал? Или же ты из-за меня? — А причём тут Вы? — не понял парень, а мужчина, состроив обиженную мину, добавил: «Грубиян.» — Чего? Нет, я же не в этом плане, подо… Понятно, опять шутки, — тот негромко смеялся, скорее даже хихикал. — Просто целое утро было странным. Или мне так кажется? — И в чём странность? — ох, этот мужчина умел выманивать информацию из Юджи. Тот не хотел изначально делиться своими переживаниями, считая их глупыми, но такая манера речи и тембр голоса как-то надломили его. Поэтому старшеклассник, не спеша, и тихо начал объяснять: «Частенько Махито начал видеть. Я слышал, что ещё тот конченый раздолбай. Такое ощущение, что в скором времени будет несладко мне. Надеюсь, что просто кажется.» Юджи чуть было не задохнулся от увиденного: взгляд сенсея мимолётно поменялся из тёплого родного в холодный и жуткий. Цокнув языком, блондин опустил взгляд, а после пролепетал себе под нос: «Дерьмо.» — Учитывая его особенности, можно предположить, что ты всё-таки на его удочке. Плохо-плохо, мальчик мой, — опустив руки на журнал, он скрепил их в замок, выражая напряжение. — Что же, нужно что-то делать, но для начала выясним цель слежки. — Надо же и это только на чуть больше недели того, как…понял-понял, — осёкся Юджи, увидев взгляд Сатору на себе. Уже число перевалило на двадцать второе декабря. Была рабочая суббота, но на занятиях было как-то маловато учеников: то ли из-за предстоящего праздника отпросились, то ли заболели. Раньше такого не было… — У тебя есть сегодня планы? — Клубная деятельность и подготовка к Рождеству в баре, а что? — Отлично! Так, подожди минутку, и я закончу заполнять журнал, — проигнорировав вопрос, Сатору мгновенно оживился и принялся заполнять классный журнал. Закончив, он встал из-за своего стола, впихнул подошедшему ученику документ и буквально выдворил за пределы класса, предварительно задвинув дверь со словами: «Спасибо за помощь!».       Пацан остался в полупустом коридоре, смотря в окно, хлопая ресницами. А что это было?       Через несколько секунд он громко чихнул.

***

— Ва-а-а, такой прекрасный день! Сукуна, айда пообедаем в кафе? — Платить будешь ты. — Не, тогда давай гулять, — отмахнулась та, улыбаясь во все тридцать два зуба. Выглядело жутковато, но парень даже не обратил на это внимание, уткнувшись в свой телефон. — Эй, да что ты там в своём телефоне зависаешь? А? — Тебе-то какое дело?.. Эй, отдай его, слишком много чего позволять себе начала! — маленькая особенность Амано — карабканье и бег. Пусть она и пловчиха, но в других вещах тоже профессионал, так как отец — тренер сборной по атлетике, а мать — просто любит покорять горы. — Слезай с забора, дура. На тебя люди смотрят, — ей просто повезло, что это бетонный забор, а не из железяк и прутьев. — Ну и хуй с ними, чё ты ноешь? О-о-о, яблочки купить? Может, мамочка поможет найти тебе хорошие яблоки? Эй, ты чего водой обливаешься?! — Сукуна, держа в её направлении полупустую бутылку воды, хмурился. Он смотрел на неё снизу, видел то, как юбка приподнималась, демонстрируя её чёрное бельё. Парень уже привык к подобному. Его даже не удивляло её хождение по своему дому в одном нижнем белье. Даже был случай, когда она встретила его у своего порога голой: он тогда явно невовремя пришёл к ней. Тогда она развлекалась с двумя однокурсницами по китайскому языку. Звуки и стоны, исходящие из глубин квартиры, заставили парня самому закрыть перед её носом дверь и пойти к чертям, мысленно обматерив весь род Амано. — Слезай, дура. — Теперь точно не слезу, дебил. — Тогда я сейчас залезу, — он это случайно ляпнул, из-за чего мысленно укорил. — Дура, слезай. Я же не сделаю ничего противоправного. — Ага, знаю я тебя! — Мне жаль скорее себя, а не тебя. Слезай, давай. — Ладно, придурок, только отойди, — пробурчала та, подойдя к краю бетонного забора. Шажок и она на земле целёхонькая и бурчащая. — Держи, сухарь, — протянув свой телефон, обиженно произнесла Амано. — Только потому, что ты девушка, от меня ничего не получаешь, — вздохнул тот, но всё же оставался напряжённым. Они ушли гулять по уличкам района.       Разговоры были однотипными: бредовые идеи со стороны девушки, бурчание со стороны парня. Амано это никак не катило, поэтому она всё же решила продолжить донимать Сукуну. — Ай, задрала. Да! — О-о-о-о! Сукуна, расскажи-ка мне, прекрасной подруге, всё, что тебя тревожит, — состроив жесты будды, она постаралась выглядеть серьёзной, но это плохо получалось. — Меня напрягает то, что у нас быстро налаживаются отношения. — И это плохо? — Плохо. — Почему? — они завернули в парк, который был для них неизведанным. Поэтому, чтобы разнообразить разговор, Амано решила стать неким ориентиром, куда повернуть. — Разве это плохо, что отношения стали улучшаться? Просто у тебя с ним были изначально хреновые отношения, даже ненавидели друг друга. А теперь он завтраки на вас двоих делает и хорошо относится. — Он должен меня ненавидеть, как и я его, — задумчиво произнёс тот, приложив свои пальцы к подбородку. — Но за эти несколько месяцев быстро изменилось, что очень странно. Этот малый меня бесит, но не так, как раньше. — Ты действительно сухарь! — рассмеялась она, остановившись перед ним. Парень посмотрел на неё, как на умалишённую, а после фыркнул, нахмурившись. — Вот объясни мне, пожалуйста, почему ты в действительности ненавидел парня? Твои слова «Он просто выглядел ничтожно!» — не катят.       В действительности… Это хороший вопрос. Почему ненавидел? Явно не из-за ранее предложенного девушкой. Сукуна внутренне понимал причину, но огласить было для него как-то тяжело. Странно даже. — Алло, ты чё, завис? — М? — ой, точно. Её ладонь застыла перед носом, будто собиралась дать щелбан. Отодвинув бледную руку своей, парень ответил: — Когда эти моральные уроды были вместе, то нас уже разделили как на ребёнка, так и на отброса. Вероятно, это родители так повлияли на меня. — Почему вероятно? Точно-точно! Я ещё помню твою мать, шлюху-то! Она, когда я была на паре по китайскому, пришла к сенсею-Миюме, начала прилюдно звать на ужин. Как же мне повезло учиться в том здании, где твоя мамка работает, — последнее она с неприязнью закончила. Амано частенько рассказывала Сукуне о том, как каждый раз Итадори-сан останавливала после пары и всё расспрашивала, где живёт её сын. Но они же друзья как семь лет, поэтому девушка молчала, словно рыба в воде. — Ой, извини, тебе скорее всего неприятно?.. — Ну, ты биографию правильно описала, так что не парься. — Ладно, засранец. И что почему ты думаешь, что твой братишка тебя должен ненавидеть? — Я же относился к нему уёбищно. Или ты хочешь сказать, что мой брат — конченый гей-мазохист? — нет, он не был ничему удивлён. Флегматично на всё реагировал. — О-о-о, а мне это определённо нравится! — рассмеялась она вновь, а после повела друга по аллее. — А я вот считаю, что он до сих пор любит тебя, — почему эти два слова сразу ударили по голове и сильно-сильно сжали что-то в груди. Ну неприятно ему это было слышать. Почему-то то потерянное чувство стыда заставило сжать пальцы на руках и ещё больше нахмуриться. Обычно он так себя не вел, но перед этой дурой — порой позволял, привилегия такая. — А я вот помню то, как ты о нём порой отзывался в средней школе. — Только не напоминай, — рассердился он, но всё же выслушивал её: «Каждый раз, когда отец упоминает его в сравнении со мной, то жутко хочу перерезать глотку!» — «За язык тянуть не нужно — сама всё сделает.» — Только вопрос: кого ты прирезать хотел? Брата или отца? — первое, что пришло на его ум — отца. Сукуна от этой мысли остановился, заставив подругу удивиться. А потом она вообще раскрыла рот, когда увидела растерянный взгляд этого злющего, грубого и непробиваемого манипулятора. — О-о-о, всё! Я теперь поняла всю ситуацию, Су-кун! Ты, получается, всё время любил младшего братика, но чисто из-за своего цундере-характера, который появился ещё в глубоком детстве, мешал это выразить или же понять себя! Потрясно! Ой, то есть, не совсем хорошо, что такие дерьмовые отношения были, но… Блять, Су-кун, это ведь охуенно, что ты любишь братца! — взяв его большие руки в свои крохотные, девушка сжала. Её шальные оливковые глаза выражали радость.       Если не заторможенность друга, то всё было бы ярко и красочно. Но тот, уставившись на подругу своими глазами, раскрыл рот, произнеся: «Вот же блять!».

***

      Юджи, досмотрев очередной ужастик, активно болтал с Ёсино про сюжет. Они шутливо спорили, подбирая к каждой ситуации, которую придумывали, цитату. Рассмеявшись, парни сползли с дивана.       По итогу, вместо тех условных семи участников клуба просмотра кино, осталось только двое: Ёсино и Юджи. Клуб в скором времени закроют, а два друга уже договорились, что каждую неделю они будут встречаться в субботу, чтобы посмотреть фильмец и поболтать. Они и так каждый будний день общаются в школе либо в чате, но им всё равно хотелось ещё больше.       Ёсино, как Мегуми и Нобара, знал про влюблённость Юджи в Сатору, но и подозревать не мог, что он уже встречался с сенсеем как вторую неделю. Для Итадори было некой честью быть парнем для такого импозантного, милого и чуткого мужчины. Каждый раз после смены на работе его встречали у входа: Годжо либо курил около своей машины, либо же ждал у двери чёрного выхода. Удобно, конечно, добираться домой на машине сенсея, но одновременно неловко: цены на бензин пугали.       Однако тот был непреклонен. Поэтому парню просто пришлось смириться с упрямостью любимого человека. — Слушай, а тебе разве никуда не надо? — Да, скоро нужно уехать для подготовки бара к Рождеству. А что?       Брюнет отвёл взгляд, а после как-то неуверенно ответил: — Просто скоро сюда кое-кто приедет… — Всё-всё-всё, не договаривай! Я понял! Девушка? — друг кивнул, а после расплылся в улыбке. — Так держать, дружище. Думаю, ты в курсе как за девчонками ухаживать. Тогда я, пожалуй, пойду, — смутив друга, Юджи шаловливо улыбнулся.       Быстро оказавшись в прихожей, он оделся, обулся, схватил рюкзак и смылся из квартиры, хихикая. Юджи мысленно пожелал другу удачи, а сам, улыбаясь, быстро-быстро приблизился к лестничной площадке: не любил спускаться с помощью лифта. Подул холодный ветер, и парень накинул капюшон на свою голову, уткнувшись носом в шарф.       На работу он попал быстро, без проблем. Поздоровавшись со своими коллегами, парень замыкался в раздевалке, где энергично снимал с себя верх одежды. В помещение нагрянул бармен, разговаривая с кем-то по телефону. Почему-то для Юджи слушать флирт было забавной деятельностью, поэтому бесстыдно навострил ушки. — Да-да-да, детка, я приду и хорошенько трахну, ок? Давай-давай, пока. О, Юджи-кун, давно ты здесь? — бывший администратор только заметил хихикающего парня, стоящего перед своим шкафчиком в одних штанах и ботинках. Небольшой рельеф проглядывался, но больше, конечно же, выделялись лопатки за счёт выгибания спины. Итадори пытался почесать под лопатку, но выглядело неуклюже. — Пфха-ха, прекрати. Позорно же выглядит! — Ой, да ладно. — Сам же ржёшь, — и оба работника рассмеялись: Юскэ-сан просто заразил смехом. — Так, сегодня принимать гостей не будем и шефство, кстати, возложено на меня, ты в курсе? — Да? А где Иери-сан? — Она поехала в другой город, к своему любимому. — У неё появился молодой человек? — Юскэ сделал себе лёгкую пощёчину, а потом, проматерившись, поправил парня, сказав, что она поехала на кладбище к покойному молодому человеку. — Оу, чёрт. — Я, конечно, до сих пор удивлён тому, как она держится. Эта флегматичная сука, ты уж извини, исправно наполовину выполняет обещание женишка, чтоб её. О, я, как посмотрю, ты заинтересован что значит «наполовину»? — парень, завязав дреды в пучок, повернулся к мальчишке и, улыбаясь хитрой улыбкой, предложил: — Хочешь, я объясню тебе про что именно говорю? — А разве это не личное? — А разве она узнает? — Но…ну, окей, — бармен посмотрел на мальчишку своими карими глазами и усмехнулся. Какой податливый. — В общем, она встречалась с моим старшим братом. Они уже собирались жениться, как вдруг произошло ноу-хау: когда они ехали из отпуска, то машина вышла из-под контроля и вылетела на обочину. Только Иери осталась живой, но перед этим дала братцу обещание, что присмотрит за «Чащей» и найдёт новое счастье. Как видишь, с одним она справляется на «ура». — Значит, она не хочет его отпускать? — Ага, упёрлась, что любит его до сих пор. Я ей указывать не буду — это её жизнь, поэтому пусть сначала разберётся в себе. — Жестоко, но правильно, — согласился парень, а после натянул на себя майку.

***

— Ребята, а вы точно уверены, что стоит ёлку ставить? — те, кто были против, стали посланными на места, куда не следовало попадать. Юджи сомневался в правильности идеи: ставить ёлку в тёмном баре, тем более живую — неудобно, не очень хорошо вписывается. Даже Юскэ-сан был за него.       После того, как украшение зала было закончено, все работники распластались на диванчиках, за столиками или же барной стойкой. Юджи, сидя на крутящемся стульчике, подпёр щеку и вздохнул. Как-то муторно всё было, заняло на добрые четыре часа. В целом, его смена состояла шесть часов, в среднем, но устал он как собака. Юскэ-сан, стоя за своим рабочим местом, что-то бормотал себе под нос. — Рабочее время — это период времени, в соответствии с которым работник обязан находиться на своём рабочем месте и выполнять обязательства, предусмотренные в контракте или трудовом договоре, — Юджи, услышав знакомую терминологию, спросил, юриспруденция ли это. Бармен, распустив свои косы, улыбнулся, кивнув. — Я просто заочно учусь на юриста-кадровика и у меня скоро будет зачёт по трудовому, поэтому решил повторить. Сильно громко? — Нет-нет, повторяй, конечно! Наоборот интересно! — бармен, чуть ли не засияв, спросил, может ли Юджи его проверить по определениям. Парень, мысленно отвесив себе подзатыльник, согласился. Он собирался отдохнуть, а не добивать. — А, можно только сок? Жутко першит. — Кей-кей, только за мой счёт. — Отлично, — улыбнулся парень, поудобнее закинув ногу на ногу. — А как я?.. а…спасибо, — на телефон пришла смс-ка от бармена: он прислал материал на телефон с пометкой «Для Ю-куна». Открыв документ, он увидел сотню определений, а после обомлел. Парень, стоящий напротив, мило улыбнулся и, налив сок, поблагодарил юношу в помощи.

Ну, началось.

      Уже было…восемьдесят седьмое определение. Прошло минут сорок с того момента, как парень начал спрашивать Юскэ, к примеру, что такое трудовое законодательство, каковы источники или же какие законы регулируют трудовые правоотношения. Тот с точностью отвечал, не запинался и довольно улыбался, спрашивая, правильно ли ответил.       Когда Юскэ отвечал на следующее определение, парню пришло сообщение от Годжо, чему тот был безумно рад. Мужчина спросил, как у мальчика дела, тот мгновенно ответил «Скукота, но веселю себя тем, что бармена спрашиваю определения по трудовому праву.» Годжо Сатору: «Я сейчас за тобой приеду.»  — Следующий вопрос? — А-а-а, это, что из себя представляют обязательные условия труда? — Трудового договора или контракта? — И того, и того, — Юскэ, задумавшись, сразу вспомнил и продолжил отвечать, лепеча.       Через минут двадцать ему вновь написали, к этому времени у Юджи закончилась пытка. Юскэ, похлопав по плечу, поблагодарил за помощь, и налил ещё апельсинового сока в стакан. Выпив за раз, старшеклассник спрыгнул со стульчика и покинул зал, попрощавшись с коллективом. Половина уже ушла, а остальные работники просто отдыхали и болтали о своём. — «Я его увижу! Я его увижу! Я его увижу!» — внутренне восклицал он, соскучившись по блондину. Закрыв шкафчик, парень быстро покинул раздевалку и направился по узкому коридору в сторону заднего выхода. Добравшись до двери, он хотел было открыть её, как по телефону позвонили. Как-то неожиданно вышло, поэтому испугался. Достав гаджет из кармана куртки, он разблокировал экран и увидел «Неизвестный». — Алло, — ответил он, не раздумывая. — «Здравствуй, Юджи», — почему-то он вообще замер, затаив дыхание. Почему-то приступ страха обхватил его голову, сжав в тиски. Помесь воспоминаний сразу ударила в мозги, воспроизводя их снова и снова. — «Не занят?» — Занят, ещё как занят. Пока. — Постой, это насчёт Сукуны, — палец Юджи завис над красной кнопкой завершения вызова. Парень не хотел верить отцу. Не хотел слушать его голос и вообще вспоминать о нём. Выйдя на улицу, он прислонил трубку и спросил: «Что ты хочешь?»       Услышав от Кейчи такую несуразицу, Юджи хотел взорваться, но еле сдерживал себя, чтобы не обматерить его: «Ками, отвали от него. Ты не можешь быть рычагом давления на него, чёртов деспот! Не смей даже мне угрожать, иначе обращусь в полицию.» — «Сукуна даже не эмансипирован, я могу легко вернуть домой с помощью полиции, в курсе?» — Ты!.. Зачем тебе он? Оставь в покое, — нет, он не кричал, но скрежет зубов был отчётливо слышен. Мужчина рассмеялся в трубку, заставляя нервную систему Юджи пошатнутся. — Ладно я попал под твою грёбаную деспотию, получал от тебя так, что можно было ласты склеить…но, если ты ещё Сукуну добить вздумал — лично глотку перегрызу. — Если бы ты не рождался, то всего этого и не было, сам понимаешь. Но мне интересно, откуда у тебя такое ярое желание защищать моего сына, отродье? — Наверное потому, что у отродья есть родной брат, накрученный вами двумя, кончеными эгоистами? Разговор окончен, Кейчи. Смени фамилию, не позорь её, — он вышел из себя. Выключив телефон насовсем, он присел на корточки, пару раз судорожно вздохнув. Конечно хотелось заплакать, так как он реально испугался, но это как-то по-детски. Поэтому стоило ему бы встать и пойти к Годжо в таком виде, будто ничего и не было. — Ты очень сдержанный, — почувствовав мягкие прикосновения по затылку, парень вздрогнул. Подняв свой взгляд, он наткнулся на согнутое колено, двинул взгляд ещё выше — попалось лицо его любимого. Чёрные очки, мягкая улыбка и расслабленное лицо. Сатору, который, как оказалось, всё время подслушивал, обхватил щёки мальчишки своими ладонями и погладил большими пальцами кожицу. Юджи сразу вспыхнул. — Пойдём погуляем, хорошо? Заодно расскажешь в чём дело. — «Я ведь собирался делать шарлотку… Ладно, сделаю позже. У Сукуны ведь смена до поздней ночи. Сейчас только девять,» — накинув капюшон на голову, парень последовал за Годжо. Высокий, крупный и уютный мужчина, и он, по сравнению с ним, крохотный и щуплый парнишка. Хотя, если сравнивать Юджи с одноклассниками, то сам шире своими плечами и грудью. Потрясающее телосложение у Годжо, честное слово.       Порой, Юджи засматривался на его задницу: она не плоская, а с виду упругая. Но его руки удовлетворяли внутренний фетиш юноши: с венками, которые сразу видны, и сильные. — О, ты сюда пешком шёл? — Ага, я ведь вчера техобслуживание проходил и там выявили нарушения, решил оставить на ремонт. Эх, моя биша. — Ты что, дал своей машине имя? — Не-не, ты что? Я не настолько сумасшедший, — хихикнул мужчина, но потом, немного подумав, добавил: — Хотя, неплохая идея. Как насчёт Ю-чан? — Хм, может, Гою? — Сатору посмотрев на парня, не знал, что ответить. Юджи, сориентировавшись, решил сразу объяснить: — Годжо и Юджи, равно Гою. — Ты решил скрестить своё имя с моей фамилией? И кто из нас безумней? — хохотнул Сатору, а после попросил поспешить за ним: скоро автобус приедет. — Ты бывал в Синдзюку? Я хочу с тобой там поужинать, не против? — О, ну, конечно, я редко там бываю, — мужчина, накинув на свою голову чёрный капюшон с мехом, потянул парня за локоть. Он не брал за ладонь, будто что-то подозревал. Может, Сатору кажется, что за ними мог кто-то следить или ему это неприятно? Как только они начали встречаться, никто из них не сделал никакого шага: ни поцелуев, ни обнимания и прочих тактильностей. Юджи сам стеснялся проявить хоть что-то.       Добирались они туда на автобусе, он был практически пуст. Сидели друг с дружком, уткнувшись в телефоны. Годжо разговаривал с Сугуру, решая вопросы, которые поднимались на педсовете, а Юджи переписывался с Мегуми. Через несколько минут очень удачно, чёрт возьми, написала ему мать. Ками, они все сговорились?       Сатору, украдкой смотря на парня, продолжал разговор. Не стоило мальчишку смущать, к тому же, он всё узнает в ресторане. Благо, что связи остались, поэтому для Годжо не составило труда зарезервировать столик в укромном месте, где им было бы удобно пообщаться.

***

— Это точно не ночной клуб? Мы заходим с чёрного входа, — продолжил шутливо спрашивать парень, держа на плече рюкзак. Сатору, приобнимая за то же плечо, игриво ответил, что это сто процентов ночной клуб, где они напьются до угара. — Пить откажусь, да и тебе не советую: ты у нас чудишь, когда пьян. — Но зато я тебя больше покорил, не правда ли? — пропустив парня вперёд, Годжо удовлетворил себя этим вопросом. Реакция Юджи ещё больше разволновала мужчину, поэтому тот, чувствуя пожар в груди, сразу расстегнул длинное пальто.       Когда они оказались в вип-зале, их встретила высокая блондинка с косой, перекинутая вперёд. Это была хозяйка сие заведения, а бейдж представлял её, как Мей-Мей. Девушка очень красивая, статная и с виду хитрая. Улыбка была лукавой, как и взгляд. Зацепившись на Юджи, она склонила голову, поздоровавшись с ним первая. — Можешь провести нас? — Конечно, могу даже сейчас сменить столик, — переведя взгляд на высокого мужчину, предложила она, а Годжо только довольно кивнул. Почему-то для Юджи, казалось, это интимно, поэтому кровь насытила щёки. — Пройдёмте за мной, — позвала она своими пальчиками, элегантно разворачиваясь. Сама походка была невесомой, красивой. На пальчиках красовались кольца, а на мочках несколько серёжек.       Когда они оказались в отдельной зоне, скрытой длинными и высокими ставнями, то в первую очередь повесили свои куртки на вешалки. Здесь было просторно и уютно. В принципе, интерьер был выполнен в небольшой светлой гамме. Парень посчитал, что это строгий японский стиль: фонари, обои, ставни, подушки для сидения и столики из тёмного дерева. — Сразу видно, что архитектор. — Это ещё почему? — Ты везде всё рассматриваешь, уверен, что знаешь какой это стиль, — улыбнувшись ответил Сатору, зная, что он абсолютно прав. Но была небольшая загвоздка, что обычно стилями интерьера интересуются ландшафтные дизайнеры. — Добрый вечер, извините за беспокойство, как добрались? — спросила официантка, одетая в Касури, схожую на юкату, но только с размытыми узорами и синей тканью. Для её внешности она очень подходила. — Добрый вечер, хорошо. Можно меню? — попросил Юджи, протянув руку. Сатору молча смотрел куда-то в сторону, держа очки на носу. Когда парень получил папку с меню, то сразу подсел к мужчине, чтобы сделать заказ. — Что будем? Сначала посмотрим сладкое для тебя? — Ты золотце, в курсе? — уместив свой подбородок на плечо молодого человека, спросил Сатору, смущая этим самым официантку. Та, отвернувшись, прикрыла глаза. Юджи, благо, этого не видел. — Смотри, это будет бомба! Сразу два закажу, ты не будешь? — У меня зубы сведёт, да и обмен веществ не такой хороший, как у тебя, — задумчиво произнёс парень, а сам мысленно вопил: «Боже-боже-боже-боже-боже! Он настолько близок, а-а-а-а! Я как девчонка, но хрен с этим!» — Тогда мы выбираем это и-и-и, — полистав горячие блюда, он выбрал вполне интересное — лапшу удон с курицей, вешенками и зелёным луком. — Юджи, я же оплачу, можешь брать всё, что хочешь, — возмутился Годжо, чуть больше придавив парня подбородком. — Я голоден, но хочу чего-то жидкого. Со вчерашнего вечера ничего не ел, — Годжо уставился на парня, а после прикрыл глаза, вздохнув. Улыбнувшись, он сам огласил заказ и подождал, когда девушка мышью убежит.       Когда им принесли блюда, то каждый из них начал есть, но беседа, которую они до сих пор вели, не прекращалась. Они говорили о всякой бытийной фигне, шутили и смеялись. Смотрели друг на друга тёплыми глазами и каждый радовался по-своему. Когда Юджи отвлёкся, Годжо мимолётно, сделав вид, что переписывается с Гето, сфотографировал его. Итадори сразу это замечал и шутливо угрожал, что отберёт телефон, если тот не уберёт фотки. — «Опять кто-то пишет ему,» — заметив маленькую перемену во взгляде парня, Годжо поднял тот вопрос, который ещё был запланирован полтора часа назад. — Юджи, давай сменим тему? — А? Ну, конечно, ещё спрашиваешь? — Ха? Звучало грубовато, я ведь рассказывал про свои школьные годы, шкет, — демонстративно обиделся, отвернувшись. Итадори, виновато улыбнувшись, извинился. — Лады, а теперь, дорогой мой Юджи, расскажи о себе. — А? В смысле? Я разве не рассказывал о себе? — Хочу узнать о своём любимом парне более подробно, — игриво ответил тот, улыбаясь в своей манере. Сняв с себя очки, он немного подержал глаза закрытыми, чтобы потихоньку адаптировать к освещению. — К примеру, расскажи про своё детство до перехода к дедушке. А то со слов Мегуми было скомкано и сухо, по типу «У него был лютый пи…» кхм, капец был у тебя. — Ты спрашивал у Мегуми? — Я спрашивал о тебе всё у Мегуми, — подмигнул Сатору, смутив Юджи до кончиков ушей. — И что ты хочешь знать? — почему-то Сатору засомневался уже спрашивать. Судя по тому, как у Юджи дрогнул голос, для него это было очень болезненной темой. Но лучше узнать сразу же, чтобы предпринять хоть что-то. Или же это собственный эгоизм Годжо велел так: ему хотелось забрать этого мальчика себе, никому не отдавать, не позволять им его трогать. — М-м-м, взаимоотношения с родителями и братом. — Взаимоотношения говоришь, с чего бы начать…ну, я родился с Сукуной. Нет, неправильно начал, — тарелки уже стояли пустыми и им вскоре должны были принести чай. Юджи, положив руки на стол, скрепил их в замок, а сам опустил взгляд на свои пальцы. — Мои родители были выходцами из успешных семей: отец — бизнес, а у матери — ресторанный бизнес и конторы. Вроде полюбили друг друга, захотели ребёнка, но вышло так, что родилось двое. Чёрт знает, что у них в голове, но они хотели только одного.       Перед глазами появлялись те самые картинки, которые парень старался забыть. И Годжо, пожалев уже, решил остановить парня, так как увидел то, как дрогнули пальцы. Но Юджи поднял свой взгляд и продолжил как-то смиренно рассказывать. — Ну, что вышло, то вышло: родились двое мальчиков. Правда, я здоровье имел похуже, чем Сукуна: часто болел. Кейчи, так зовут отца, тронулся умом и требовал у матери оставить в родильном доме, но так делать было нельзя: либо с двумя детьми, либо без них. Им было не в приоритете терять Сукуну, поэтому забрал нас двоих. Как я помню своё детство, там были жёсткие рамки и разное отношение. Например, я постоянно стоял на горохе в углу гостиной. Любой промах — наказание. Ну, а у Сукуны всё с рук сходило. В первое время мы действительно были близки, но потом он поменялся, и стали отдаляться.       Звучало как обыденность, но ситуация была сама по себе — страшной. Сатору молча наблюдал за тем, как эмоции у юноши абсолютно не изменялись, словно он накрыл себя панцирем и таким образом защищался. — Мать, честно говоря, гулять начала с мужчинами. Отец начал бить её, обвиняя, что родила двух вместо одного. Но не она же лично клетку поделила на две — это генетика или же Фортуна. Если, конечно же, кто-то в неё верит. — И насилие применяли только по отношению к тебе? — Сатору положил руку на замок из пальцев, а потом сжал. — Этот шрам? — Я не соврал тебе тогда, сказав, что вышло случайно. — Получается, что плохое отношение было изначально только к тебе? — Всегда было только ко мне, — отвёл он взгляд карих глаз, нахмурив брови. Чёрт возьми, ему было крайне тяжело такое рассказывать. Особенно Годжо. — Отец один раз при мне поднял руку на Сукуну, но я не помню за что. Тогда старший брат меня сильно начал, э-э-э-э, бояться? — Что-то не очень схоже, но продолжай. — Сукуна поменялся мгновенно. Насмотрелся на поведение матери и начал копировать её уловки: разбил вазу и сразу давай подставлять. Ну и прочее, сам понимаешь, — вздохнул парень и сделал себе небольшую паузу, заставив Сатору уже больше забеспокоиться. Мужчина уже предложил закончить разговор, раз уж для парня эта тема плоха, но тот помотал головой, ответив, что рано или поздно он кому-нибудь да расскажет. — Родители развелись по инициативе матери, а это ещё сильнее повлияло на Сукуну. Потом решался вопрос кто и кем будет воспитываться. Никто не хотел брать, поэтому решили обратиться в детдома́, чтобы отправить меня туда. Мне повезло, что дедушка меня забрал.       Когда Юджи вспомнил о дедушке, ему стало легче. Этот старик, хоть и грубый, и строгий, но всё же самый любимый человек в его жизни. Он подарил юноше всё, что только можно было. — Юджи, — сразу заметив скатившуюся слезу по щеке, Сатору укусил себя за язык и, ойкнув, быстро оказался рядом. Честно говоря, он никогда не умел успокаивать женщин, ну и, тем более, парней. Поэтому он ничего такого идеального не мог придумать, как приобнять за плечи, а дальше — парень пусть решает, кидаться ли ему в шею или нет. Годжо мысленно взял на заметку, что больше не станет поднимать тему про семью. — Ой, ты чего? А? Ой, я не плачу от того, что расстроен! Я просто вспомнил своего хрыча старого, который забрал к себе и вырастил, — подняв свою голову, он повернул её влево, столкнувшись носом с носом Годжо. Тот, склоняя голову, смотрел на мокрую щеку, по которой одиноко скатывалась слеза. Дыхание у старшеклассника сбилось, но тот всё равно продолжил рассказывать: — У нас с Сукуной была одна встреча, когда стукнуло по десять, но никто не знал для чего она. Через некоторое время старший брат нашёл мой номер телефона и начал писать всякие гадости, где каждый раз проклинал меня. Ну, я привык, так что это норма. — И почему же ты сейчас изменил своё отношение к Сукуне? — правда, Годжо выразительно почеркнул имя старшего брата — это было как-то презрительно, брезгливо. — Он всё же причинял тебе боль. — А всё просто, — снизил он тон и дошёл до шёпота. — Мы братья, он до сих пор любит меня, но просто боится. Эти нападения, вероятно, были спровоцированы отцом. Уж Кейчи в этом мастер, — Сатору сам не выдержал и поддался вперёд. Остренько из-за чего Годжо начало обжигать. И как Юджи может есть острое?       Юджи был не уверен, положить ли руку на белый затылок или не стоит? Но решил попробовать. И да, он в поцелуях явно не мастер, но, судя по реакции Годжо, тому нравилось. Старшеклассник решил, что на следующий день обязательно посмотрит видео про то, как хорошо целоваться.       Сатору, почувствовав на затылке его ладонь, потихоньку начал сходить с ума. Он решил попробовать с языком, дабы смутить мальчишку. Попросил внимательно следить за тем, как он это будет делать. Всегда найдёт минуту с пользой.       Заметив девушку, приоткрывшую ставни, Сатору своим взглядом явно дал понять, что чай они попьют немного позже. Сейчас у них начался небольшой перерыв.
Примечания:
ууух, учёба, здравствуй
добавлю тепла в ваши души
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты