С тобой я буду грубияном

Гет
NC-17
Заморожен
12
автор
Размер:
16 страниц, 2 части
Описание:
ReyloAu в котором Рей и Бен школьники.
«Бен (Кайло) никогда не любил свою школу, когда был ребенком и даже сейчас продолжал ее ненавидеть, и это не только из-за того, что приходилось рано утром вставать, делать уроки и кучу своего времени уделять школьным предметам, а и еще потому что ему каждый раз приходилось терпеть ЕЁ».
Посвящение:
Рейло
Школьному АУ
Тем, кто ещё учиться в школе)
Примечания автора:
Метки, предупреждения и персонажи будут добавляться в зависимости от того, как будет развиваться сюжет.

Разница в возрасте между Беном и Рей незначительна.

*Канон здесь и не стоял*
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
12 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать

Часть вторая.

Настройки текста
Примечания:
Внимание! ⚠
В главе присутствует сцена жестокого поведения с животными!

Жду вашего мнения насчёт фика.
На следующий день, сразу же после того, как мою мать вызвали в школу сообщить о том, что я опоздал на урок в свой первый день, и к тому же плохо себя вёл, я снова пришёл сюда, в этот класс, и хочу сказать, что народу сегодня было побольше, чем вчера. И это радовало. Ведь так я смогу знать в лицо всех своих одноклассников, а память у меня, кстати, была неплохая. Даже очень! Я хорошо запомнил того тёмнокожего учителя, так что осталось только выбрать подходящее место и время, чтобы отыграться потом за компанию с Хаксом — я просто не могу оставить всё, как есть. Ведь нужно же кого-то наказать. Особенно того, кто провинился. Также я поставил себе цель: соблазнить ту красотку, от чего отступать я не был намерен. Не сегодня. Не желая больше терять времени на проветривание вне класса, я уверенно зашагал через весь класс — насколько мне позволяло свободное пространство — к своему новому месту, попутно рассматривая своих новоиспеченных одноклассников, которые вчера по неизвестной мне причине отсутствовали. Думаю, мне также нужно навести справки на каждого — мало что с кем-то может что-то случиться, а так я буду знать, кто есть кто... На первом ряду, как и вчера, были те заучки за первой партой, только у левого парня теперь была бабочка на той же самой рубашке и другая прическа: пробор был зачесан на право, а судя по волосам, ещё и сверху было щедро забрыскано лаком. Честно говоря, одноклассников нелепее я ещё не видел. Но, да ладно. Я посмотрел на следующего парня позади них, и он был... более-менее по сравнению с этими передними, только было одно «но» — эта футболка оранжевого цвета с надписью «Резистанс — это всё!» просто убивала меня, так что я не смог сдержать легкой улыбки, хотя хотелось разразиться диким смехом, чтоб вся школа это услышала. Но, я сдержался. Сегодня у меня совершенно другая цель, так что отпугнуть её я не хотел — моя совесть мне бы просто не простила потом. Дальше были близнецы. Да, именно близнецы. Двое идентично похожих парней сидели рядом за одной партой, только в разных футболка, держась за руки. Что они... А, это они соревновались на то, кто сильнее кого, силясь победить у друг друга, пуская какие-то насмешки на... Польском? Они с Польши? Хмм, неплохой-то получился расклад. Нужно признать, я почти заинтересован. Почти-почти. С задротом всё было и так ясно — ему явно было интереснее в цифровом мире, чем в том, что и кто его окружают. И я не мог его в этом винить. У самого иногда появляется желание бросить это всё и уйти, уйти куда-нибудь далеко-далеко отсюда, от этого всего. Но, только я не ищу утешения у неодушевлённых предметов, а иду на пробежку — не спроста же у меня такие сильные ноги, так что я могу преодолевать большие расстояния и даже не вспотеть! Как никак, физические нагрузки делают своё дело на отменно. Дальше, на второй и третий ряды, я не смотрел, так как это меня не очень уж и интересовало — и так понятно, что класс отстой, а про учителей я вообще молчу. Кстати, моё место было за третим рядом четвёртой партой — как раз за Хаксом, который уже сидел там. Будет потом с кем поговорить на уроке и заодно поржать. Не сидеть же мне спокойно и во всём слушать взрослых. Ещё чего! Усевшись на стул как подкошенный, я развалился на нём, краем глаза замечая внимательные взгляды со стороны девушек с ближайшего ряда — то есть второго, — что очень позабавило меня. Как я уже успел посчитать, их всего было пять. Да, не густо, но уже что-то. В прошлой школе на класс из двадцати пяти человек было двенадцать девочек на тринадцать мальчиков в числе которых был я. Ухх, как там было жарко (и тесно). Особенно возле моей одноклассникласницы с твёрдой шестёркой! Только вот мои выходки надоели учителям и директору, так что последний просто выгнал меня из школы, на что мне было честно говоря плевать. Ну, выгнали да и ничего. Невелика потеря. — Соло, наконец-то ты соизволил явиться. Я чуть от скуки не сдох! — затараторил Армитаж, лыбясь мне во всё зубы, изо рта которога несло запахом ментола и клубничной жвачки. Ага, от скуки он чуть не сдох. Так я ему и поверил. — Какие новости? — однотонно спросил я, игнорируя Хакса слева от меня, который, казалось, не хотел отставать от меня, не прекращая о чём-то галдеть, что я и не слушал. Больше всего я смотрел на ту самую, которая как раз почти была параллельно мне, только на одну парту вперёди. Она всё также будто не замечала меня, а увидев то, как я пялюсь на неё, показательно повернувшись ко мне спиной, стрельнув глазами, даже и слова не проронив. Ууу, какая неприступная-то. Но, это ненадолго — я уж постараюсь расколоть её. Она потом будет ещё и добавки просить! — Ну, как сказать... Я смог найти подработку поблизости! Осталось только отнести им документы и я уже считай рабочий человек! — Да? — повернувшись назад, я старался как можно реалистичнее изобразить удивлёние, посмотря на Армитажа, который аж сиял, едва ли не стрибая на месте от радости. — Да! — И что же ты потом будешь делать, когда заработаешь нужную тебе сумму? Я вновь повернулся спиной к Хаксу, продолжая разглядывать одноклассников. Повернув голову чуть левее, я заметил девушку за первой партой, которая таращилась на меня едва не с открытым ртом. По одежде было видно, что не нищая и не богатая — чистая хорошо выглаженная зелёная кофточка и тёмные лосины, — только вот эти три пучка портили весь пейзаж. Сколько ей вообще? Двенадцать? На старшеклассницу не особо уж была и похожа. Я закатил ей глаза в ответ, кривя губу, но девчонка на удивление не отвернулась, только сузила глаза, задумчиво жуя щеку изнутри. На мне было что-то нарисовано или ещё что-то, раз она не отводит своего взгляда. Неужто запала? — Я хочу собрать большую сумму денег, чтобы потом увести свою маму подальше от отчима и этих всех проблем, и купить большой Дом для неё и себя, — ответил Хакс, который уже тысячу раз переиграл эту ситуацию и вывел из неё только то, что принесёт пользу в дальнейшем — это же Армитаж... Хорошо, что я в этот момент был повёрнут к нему спиной, когда мои глаза непроизвольно закатились от этого всего бреда и его тупых идей, о которых он мне постоянно рассказывал, никак не закрывая рта. Да, как человека я его понимал: он просто хотел найти своё счастье и место в этом мире без этих всех ранее пережитых невзгод как и каждый другой человек в этом злощастном городке. Но, блин, слушать каждые пять минут его нытье о плохой жизни, плохом отчиме, который постоянно находит повод докопаться или к нему, или его матери, для меня стало просто таки невозможно. Но и сказать об этом я ему не мог — не хотел потом чувствовать себя последней конченой тварью, как это постоянно бывает после всех тех скандалов с моей матерью, где я ей говорю очень и очень плохие вещи, за которые я вообще должен был жрать землю, молить её на коленях простить меня, но моя гордыня просто не позволит мне этого сделать! Да и вообще, в порыве злости я способен сказать многое, чего не должен и произносить ни вслух, ни в мыслях своих. Но, как тут уже удержишься, когда тебя раз за разом изводят своими поисками справедливости и причины, по которой я сделал то или иное действие. Поэтому я частенько ухожу в себя, замыкаясь, лишь бы снова не сорваться, хоть это не особо-то и помогает... Прозвучал звонок на урок и класс затих, поднявшись со своих сиденьев, стоило учителю зайти, поприветствовав всех присутствующих. — Хорошо, садитесь, — сказал он, разлаживая папки с каким-то документами на стопки по всему столу, и ученики сели обратно. Только я один этого не сделал, так как даже и не встал, не потрудившись и ног сдвинуть с места, только кажется учитель этого не заметил, озадаченно копочась в своих бумагах. — У нас в этом учебном году много работы, особенно подготовка к финальным тестам по тем предметам, которые вы должны были уже заранее выбрать, — скороговоркой произнёс учитель, наконец оторвавшись от стола, взглядом пройдясь по классу, остановясь на мне и Армитаже, — я Стив Санал, а вы, как я понимаю, новенькие в этом классе, — он не спрашивал, продолжая сверлить меня нечитаемым взглядом. — Я прекрасно вчера слышал, как вы вдвоём сорвали первый урок, хорошенько потрепав нервы моему коллеге. Но, знайте, со мной такие вот такие шуточки не пройдут, что бы вы не делали, — сказал этот Стив, наконец отвлекаясь на задрота с первого ряда, чем избавил меня от лицезрения этой заученной тупой рожи, на которой были эти ужасные усы, что мне самому захотелось их сбрить. — Майкл, не дури, — обратился учитель к парню, — давай убирай телефон и берись за учебник — у тебя ведь такие хорошие баллы, а ты их портишь этим своим телефоном, от которого и на шаг не отходишь. Но, Майкл продолжил сидеть в телефоне, проигнорировав слова мистера Сандала, который в ответ тяжело вздохнул, явно расстроившись по этому поводу, но быстро собравшись, улыбнулся классу, заключительно хлопнув в ладоши. — Пожалуй, начнём! На уроке мне было, мягко говоря, скучно, чего не скажешь про Хакса. Он хоть что-то да и отвечал - видно, что старается парень заработать не только дополнительные баллы, а и какое-то признание со стороны учителя - не то, что я. Просто меня не интересует подлизывание учительских задов ради оценки аттестат. Всё это время Стив Санал рассказывал о том, что мы будем учить и какие результаты он ожидает от нас в конце семестра, и учебного года в общем, по литературе - тому предмету, который он ведёт, - и я впринципе был не против неё, лишь бы только было что почитать. Но, а так я его слушал - краем уха, конечно, витая облаках в собственных раздумьях. За весь урок я только пару раз посмотрел на Кайдел - так зовут ту девушку, которая беспрестанно крутилась на стуле под моим пристальным взглядом, явно ощущая себя некомфортно. Пффф, я ей ещё покажу, что означает меня игнорить. И также за весь урок я ловил быстрые взгляды Рей Платт - девчёнки с первой парты второго ряда - на себе, которая оказалась отличницой, и которая едва ли не заканчивала предложения за самого учителя, рвясь куда-то вперёд других. Выскочек никто не любит, особенно я. Сам класс по себе был небольшим — всего-то четырнадцать человек и каждый почти что за одной партой. С ремонтом здесь намного лучше, чем в коридоре - нет этих злоебучих зелёных стен, а простые непримечательные бежевого цвета обои, большая доска и небольшой учительский стол рядом с первой партой третьего ряда (если их считать от двери), как раз возле металлопластиковых окон, где я залипал на деревья, листья и кроны которых шатались по направлению ветра, и птиц, что пролетали совсем рядом с окнами. Эхх, как бы хотелось быть таким же свободным, как и они... Летаешь себе по небу, ловишь всяких букашек и насекомых, вьёшь гнёзда, совершенно не заботишься о таких вещах как учёба, заработке денег и прочих нуждах. А просто живешь, ни в чём себе не отказывая, имея под головой целый мир и крылья, чтобы по нему путешествовать. Всё так просто... Мне всегда нравилось читать про птиц, особенно о некоторых их представителях. Так я и узнал о врановых — широко распространенном семействе птиц отряда воробьинообразных, и один из них просто стал моим кумиром и примером для подражания. Серый ворон отличался от остальных птиц своим интеллектом и моногамностью в выборе пары, с которой он проживает всю свою жизнь, растя и готовя новое поколение. А если один из них внезапно умирает, то второй потом весь остаток своих последних дней проводит в одиночестве, даже и не думая найти себе вторую такую же пару, уходя в одиночестве и покое, зная, что где-то там он и встретит свою давно ушедшую половинку, вновь восстанавливая старые, но такие знакомые нити уз. Вот чему нужно стремится, а не взбираться по чужим головам к успеху и миллионам, которые в конечном результате не принесут ничего, кроме поражения собственной жадности и эгоизму. Думаю, если бы в школах сделали такой предмет, то многие могли бы достичь своего без стольких потерь в процессе работы над собой и проектом под названием «Жизнь». Хотя, кому это нужно. Даже я, осознавая последствия своих действий, всегда всё делаю наоборот, совершенно не заморачиваясь после. И это доказывает то, что ни мир, ни людей невозможно изменить, только если они для этого ничего не сделают. Все остальные уроки мы с Хаксом через силу смогли отсидеть, едва не засыпая в самом процессе, что очень раздражало учителей, которые они вели, беспрестанно дёргая нас, чтобы мы проявляли хоть какой-то актив. Ага, попробуй отсидеть восемь уроков, полным энергии и желания учиться, которое сразу же отбилось напрочь, стоило наконец прозвенеть звонку по окончанию второго — ну, для меня первого — дня школы. Все полные радости и долгожданного облегчения почти не вприприжку покидали класс, унося свои вещи — у кого-то полный рюкзак или сумка школьных принадлежностей, а остальные с телефонами в карманах и легких курточках или вообще без них. В принципе, сезон ещё позволял носить летнюю одежду. Последовав за остальными к выходу из класса, я с Хаксом наткнулся на такую картину: те двое близнецов - Той и Сей Кайсенны - сейчас окружили Рей Платт словно два волка овечку, кидаясь руганью с выраженным глупым акцентом. Судя по испуганному лицу девушки, это была не игра и не прикол, а более серьезнее. И здесь буллинг не заставил себя ждать... Я крепко сжал кулаки, стараясь подавить в себе внезапный порыв подойти и утихомирить двух парней, что по физической части были не ровней той девчонке. И уж тем более были намного тоще и с никуда не годившимися мышцами, так что я мог бы в два счёта поломать их, не приделив и силы. Но, это если бы я захотел. Хм, и откуда это во мне — невозможно помогать другим, если себе не можешь помочь ни физически, ни морально. Я же ведь и сам это часто делал — делал другим больно, издевался как хотел, всячески унижал, а тут мне вдруг захотелось за кого-то заступиться. Да и за кого! За какую-то заучку с тупой причёской и большими глупыми глазами. Ээ нее! Так что я, напялив маску абсолютного безразличия, прошёл мимо, не смея и оглянуться в её сторону, лишь бы только не смотреть на это маленькое хрупкое девча, которое, словно, так и просилось приголубить её и защитить ото всех напастей окружающего жестокого мира. Да и это станет ей уроком: уроком жизни, где нет рыцарей на белых конях, а только безжалостные драконы и их пылающие морды. ___________________________ Воспоминания маленького Бена из его детства... ___________________________ Маленький тёмноволосый мальчик шёл дорогой со школы домой, с нескрываемым детским удивлением в его больших карих глазах оглядываясь по сторонам как в первый раз, подцепив лямки голубого рюкзачка в белый горошек большими пальцами, оттягивая его вперёд и обратно. Улицы наполнял приятный аромат цветов и морской свежести, а жужжание пчёл только дополняло эту приятную атмосферу, которой маленький Бен наслаждался. Это был один из немногих тёплых и светлых (и сухих) дней, когда совсем мало оставалось к концу учебного года, так что в школе малышам учителя с полной уверенностью могли задавать делать подделки и потом отправлять их на школьную выставку «начинающих талантов», чтобы остальные могли посмотреть на удивительные детские произведения исскуства нового «цветущего поколения». По пути тряхнув уже достаточно сильно отросшими за время волосами, убирая мешающую чёлку с лица, Бен заметил на перекрестке птицу, которая трепыхалась с одной стороны на другую, маша ушыбленным крылом в попытке взлететь. Но, только это было бесполезно. С крылышка уже капала кровь прямо на асфальт, которая тут же запекалась под лучами палящего солнца, что беспощадно светило сверху. Маленькому Бену стало очень жалко птичку, так что он направился в её сторону, вытянув перед собой руки в мирном жесте, чтобы её не спугнуть. Но, успеть дойти он не смог, так как на его пути появились двое старшеклассников-задир, которые заметив раненую птицу и мальчика, идущего ей навстречу, преградили дорогу, в голос озвучивая свои мерзкие планы. — Не так быстро, Соло! — присвистнул один из них, пока второй пнул ногой птаху и та издала жалобное чириканье в ответ, пытаясь отлететь подальше от своего вредителя, но тот наступил ей на хвост, мешая и криво лыбясь от этого. — Нет! Не трожьте её! Она ранена! — пискнул Бен, увиливая от первого парня, и подбежав ко второму, стал тарабанить по его спине, что не дало никаких плодов, только что его с силой оттолкнули, заставя упасть на дорогу, где к счастью не было машин и расцарапать правую щеку и локти, а несчастную птичку придавили ногой к асфальту, заставив её трепехаться до последнего хруста, что послышался из-под ноги парня. — Пожалуйста!... — Нет, Соло, уже поздно! — заржал тот, вторя своему другу? коллеге по плохим делам? — она мертва! Тот злосчастный, полный презрения смех Бен помнил ещё очень долго, временами даже просыпаясь от жутких кошмаров с участием тех парней и птицы, которой он так и не смог помочь, едва не проклиная себя за свою трусливость и ту беспомощность, что были только на руку плохим людям за всё его детство. И даже после это продолжалось, пока в один день всё не изменилось... — Да отстань, мам! — в который раз выкрикнул я, делая вид, что рублюсь в компьютере, пока на самом деле же старался беспалевно перекинуть нюдсы какой-то девки на телефон — ну не пропадать же добру, да и при том, кто заметит пропажу? — с которой я уже больше недели общаюсь, так, ради забавы. Да и вообще, у неё есть парень, только вот он ещё тот лох, если его девушка рассылает свои фото малознакомым людям. Ещё какие фото! — Бенни, милый, ну съешь хоть что-то! — донесся ко мне голос матери с первого этажа нашего дома, а за ним последовал звук тарелок, которые мама расставляла по мраморному столу на кухне, — я только-только приготовила, скоро остынет! Мой живот предательски заурчал, сжимаясь в спазмах от пустоты внутри желудка, но я продолжал сидеть на месте, увлеченно пересматривая добытые фото на своём смартфоне, хмыкая про себя. Хмм, какая же всё-таки удивительная троечка, ууу, да и с какого ракурса, мм! Внезапно в голове возник образ сегодняшнего происшествия, когда над той Рей издевались её же одноклассники, посылая неприятную волну мурашек по спине и рукам, и ногам. Мозг снова и снова прокручивал эти картинки по новой, никак не угоманиваясь насчёт того, что я прошёл мимо, так и не встав на её защиту, ведь я мог бы. И на долю секунды я и вправду захотел узнать, как там эта девушка сейчас и, что с ней, но мой эгоизм опять всё перечеркнул, посылая всех и каждого к чертям, зазывая думать только о том, как бы передёрнуть по-быстрому, а потом проваляться на кровати несколько часов подряд, слушая музыку в наушниках и наслаждаясь полным отсутствием раздражителей и других посторонних. — Бен, ну ты где? — Лея, медленно отворив двери в комнату сына и обнаружив того в телефоне, попробовала снова позвать того за стол, лишь бы разделить желаемые минуты в кругу собственного ребёнка и идиллии семейной жизни. — Обед остынет, дорогой, спускайся поесть вместе, — ещё тише произнесла женщина, вымученно улыбнувшись сыну несмотря на видимую усталость и недосып, на долю секунды заметив в парне похожие черты отца. — Мам, что ты хочешь? — я с успехом сумел сдержать гнев и оскорбительные словечки в её сторону, чувствуя, как от усилий мои до невозможности нелепые уши краснеют. — Пошли есть, — в который раз повторила женщина, устало вздохнув. Её мальчик всегда был непростым, так что приходилось тратить очень много сил и энергии, чтобы быть ему примером и самым дорогим человеком, чо вообще есть, лишь бы тот не потерял доверия к ней окончательно. — Пожалуйста... Стоило словам слететь с её кончика языка, как я ощутил болючий укол вины за собственные действия, чтобы искупить которые мне не хватит всего времени моей короткой жизни, так что я лишь молча кивнул в ответ, заметив вспыхнувшую в глазах матери искорку надежды, и, сухо сглотнув, последовал вниз, в который раз проклиная себя и свою несдержанность в сторону мамы. Урод. После весь оставшийся день я лежал в постели в своей комнате, тщательно обдумывая всё и ища главную проблему своего гадкого поведение к Лее, вспоминая взгляд матери на себе, когда мы были вместе за обеденным столом, что был тёплым и воодушевляющим, даже несмотря на то, что я делал и, что говорил ей каждый раз. И это приносило мне боль. Боль за свою мать, которая зачем-то продолжала верить в меня, хоть я уже давным-давно потерял веру в себя. В конечном счёте все мы попадём в Ад. Так или иначе.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Звездные Войны"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты