Что будет дальше...

Гет
R
Завершён
3
автор
Размер:
428 страниц, 66 частей
Описание:
Когда-то эта девушка верила в сказки, но влюбившись, эта вера мигом пропала. Сложный путь, насмешки, неуважение и непонимание собственной матери. Она смогла и она счастлива. Но на долго ли это?
Примечания автора:
Работа чудесной inst: _melovin_fanf
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
3 Нравится 7 Отзывы 0 В сборник Скачать

Часть 56

Настройки текста

POV Аня

Прошло несколько дней после нашего с Костей разговора. Он был зол, и я его не виню. Я хочу, чтобы все было иначе, но не могу. Я сделаю все, чтобы защитить своего сына и мужчину, которого люблю. Он не выходил со мной на связь, но я знала, что с ним все в порядке. Вика сообщила мне, что он уехал в Харьков. Она держалась со мной холодно и отчужденно, до тех пор, пока не спросила: «Ты действительно хочешь выйти замуж за нелюбимого человека?». Я не сдержалась. Расплакалась, рассказав всю ситуацию, и взяла с нее обещание не говорить Косте ничего. Она плакала вместе со мной, но уверила, что поступила бы так же, будь она на моем месте. Да, стало легче, когда кто-то был на твоей стороне и не осуждал тебя, однако боль никуда не уходила. Мне нужен был лишь Он. Еще меня подавлял тот факт, что я так и не сказала Косте, что беременна. Я не намерена скрывать это от него, нет. Я не смогу снова лишить его радости наблюдать за беременностью. Я хочу, чтобы он наслаждался каждым мгновением жизни будущего ребенка. Но сейчас нужно решить все дела с Игорем. Окончательно я выбилась из колеи на примерке своего свадебного платья. Я готова была порвать это произведение искусства от модного дизайнера, которого наняла моя мать. Я смотрела на себя и понимала, что это все не то. Все неправильно. Если я и должна надеть свадебное платье, то только для любимого мужчины. А не быть обязанной это сделать, ради благополучия своих близких. — Красавица, — проворковал Игорь, внезапно появившийся за моей спиной. Я вздрогнула, но не удивилась. Наверняка, этот придурок поставил за мной круглосуточную слежку. — Ох, милый, жених не должен видеть платье невесты до свадьбы. Это плохая примета, — в ужасе вскрикнула мать, подбежавшая к нам. — Ну-ну, Ира, ты же не веришь в эти дурацкие приметы. Ты современная женщина. Да и ничего не может помешать нашему счастливому браку. Правда, любовь моя? — приторно спросил меня он. — Конечно, милый, — ядовито вымолвила я, стараясь как можно лучше скрыть свое отвращение к этом поддонку. — Ох, вы такая прекрасная пара. Я так рада, что ты одумалась, дочь, и выбрала правильного мужчину, а не этого мальчика, — фыркнула она, и я захотела ей врезать. Костя был лучшим мужчиной в моей жизни. Ради него я готова на все. Он и Никита, а также наш маленький комочек счастья - самое важное. То, за что я готова все отдать. Даже свою жизнь. — Да, тут не было шансов. Мальчик-певец мне не конкурент, — самодовольно бросил Игорь. — Аня, заканчивай примерку. Я жду тебя в машине. Мы едем на обед с моими родителями. Я хотела его убить. Гнев растекался по моим венам, но я старалась сразу гнать эти мысли, чтобы не вредить ребенку. Это было моим приоритетом. Мне сложно было контролировать эмоции из-за беременности. Я успокаивала себя тем, что все будет хорошо. Я надеялась, что Костя меня простит, дождется и не разлюбит.

***

Родители Игоря были те еще снобы. Я никогда не была кровожадным человеком, но нож, которым я резала свою кусок сочного мяса, так и умолял меня швырнуть им в «свекровь». Какой же гребанной блондинистой сукой она была. Хотя его отец не лучше. Они не одобряли выбор сына, однако, в этом я была с ними солидарна. Я старалась, как можно лучше показать, что я не пара их золотому Игорюше. Но этот мудак быстро раскусил мои намерения. — Прекрати, Аня, ты же знаешь, что должна быть хорошей девочкой, — угрожающе прошептал он мне на ухо, сильно сжимая мое колено под столом. И мне пришлось весь остаток этого обеда вести себя, как подобает настоящей леди. — Как же вы решили поступить с твоим мальчиком, Аня? — спросила «мамочка». — Игорь усыновит его? — Кого? — нахмурилась я. — Вы про Никиту? — А у тебя разве есть еще один сын? — вскинув бровь спросил будущий свекр. — Нет, пока нет, — ответила я холодно, — Но, тем не менее, Игорь не станет усыновлять моего сына. — Почему это? Не то чтобы я была «за» чужого ребенка, но это нормально, — сказала женщина. Я окинула ее холодным взглядом. — У моего сына есть отец, который заботится о нем и любит. И никто не сможет этого изменить. Ему не нужен другой папа. — отрезала я. — Но так как у нашего Игоря, возможно, проблемы с этим… То, усыновление твоего сына, было бы хорошо для будущего. Чтобы передать его наследие законному сыну. У них должна быть одна фамилия, — не отставала блондинка. — Никита носит фамилию Бочаров. Так это и останется, — сквозь зубы процедила я, переводя взгляд с мамаши на стареющего шатена, которым был мой свекор.  — И как же вы планируете воспитывать его, если ты вступаешь в брак? — повышала свой тон женщина. Она выглядела взбешенной. — У нас с Костей совместная опека. И лучше вам не совать нос в это. Бочаров не допустит, чтобы кто-то отнял у него его сына. И я тоже, — я была непоколебима и надеялась, что до этой курицы дойдет, что эта тема закрыта. — Мам, давай оставим это сейчас. У нас еще будет время поднять этот вопрос, — подал голос Игорь, видимо вспомнив, что он «мужчина».

***

— Аня, я не знаю, что с тобой происходит, но вижу, что ты несчастлива, моя девочка, — обеспокоенно говорит отец, когда мы остались с ним вдвоем после собрания в его кабинете. — Все нормально… Свадьба… Это утомительно, — тяжело вздохнув, ответила я и отвела взгляд в сторону. — Аня, ты же знаешь, что можешь рассказать мне все? — осторожно спросил отец. — Я хочу, чтобы ты была счастлива, солнце. — Да, конечно, пап, — сказала я тихо. Мне было неприятно ему врать или недоговаривать что-то. Он был всегда тем, кому я доверяла все. Он помогал мне со всеми проблемами.  — Хм-м, ты уверена, что свадьба, тем более так поспешно, это то, что нужно? Я думал, что у вас с Костей как-то наладится, — почесывая подбородок, проговорил мой папа, внимательно разглядывая меня. Он пытался прочесть мои настоящие эмоции. — Па, давай не будем обсуждать Костю, — нахмурилась я. Мне не хотелось расплакаться при нем. — Ладно… Но есть вопрос, который я бы хотел обсудить, и нам все же придется упомянуть его, — сказал он, снимая очки и кладя их на стол рядом с бумагами и телефоном. — Ок, — пожала плечами я, понимая, что спорить нет смысла. — Я знаю, что ты не особо хочешь управлять моей империей. Ты хороша в своей работе, но становится главой ты не хочешь, — оповестил меня он, а я согласно кивнула.— Но так же я хочу, чтобы мое дело осталось в семье. Мне нужно, чтобы до того, как Никита сможет управлять самостоятельно, кто-то взял на себя эту обязанность, когда я буду готов отойти от дел, — серьезно изложил папа. — Ох… Я, конечно, смогла бы это сделать. Ну, пока Никита не будет готов… — поспешно ответила я. — Но ты не любишь это, Аня. Я бы мог отдать позже правление Игорю, так как он станет твоим мужем и он знает этот бизнес. Однако, я не верю в ваш брак. Прости. Да, и не хочу отдавать ему дело своей жизни. Ни сейчас, ни через десять лет, — уверено заявил отец. Я нахмурилась, потому что не понимала, к чему он ведет. Если не я, то кто? — Я хочу передать дело внуку, — пристально глядя на меня, сказал папа. — С того момента, как родился Никита, я знал, что он будет тем, кто возглавит мое дело после меня. Я увидел это в нем, — его глаза излучали гордость и тепло, когда он говорил об этом. — Хм-м, ты знаешь, что пока что моему внуку принадлежит маленькая, но доля акций. Никита первый мальчик в нашей семьи, так что именно он унаследует контрольный пакет акций. Остальные же акции будут разделены между детьми и внуками, — поделился он своими планами, заставляя меня удивиться и начать беспокоиться. Я не знала, как к этому отнесется мать и моя старшая сестра. И что будет, если у меня родится еще один мальчик? При этой мысли, моя рука инстинктивно легла на живот. — Я все равно не понимаю, к чему ты клонишь, отец, — нахмурилась я, задумываясь о том, что я так часто это делаю, что у меня скоро уже морщинки появятся. Папа вздохнул и снова надел очки. — Я хочу предложить Косте купить 10% акций моей компании по выгодной для нас обоих цене, чтобы это дело по-настоящему оставалось семейным. И потом назначить Костю управлять бизнесом до совершеннолетия Никиты. Я ахнула и в шоке уставилась на отца. — Что? Откуда такое доверие? Костя ведь не особо смыслит в этом бизнесе. Да, он неглупый, но все же… — Я много говорил с ним, пообщался с его отцом. Костя тот мужчина, который уже сейчас беспокоится о своем будущем и будущем сына. Он очень умно инвестирует свои средства, а не полагается только на свою карьеру певца. Он грамотный бизнесмен и это главное. Плюс, я просто вижу это. Ты знаешь, что я всегда доверяю своему чутью. К тому моменту, когда я решу оставить пост и передать управление Косте, если он согласится, конечно, то посвящу его во все тонкости этого бизнеса. Конечно, я буду помогать ему, как и ты… — объясняет мне свою точку зрения папа. Меня это пугает, так как я знаю, что кое-кто будет очень не рад такому повороту событий. — Я не знаю, что сказать… — честно отвечаю я, разглядывая своего отца. Он никогда не принимает поспешных решений, значит это он обдумывает уже давно, раз решил озвучить мне. — Еще, я просто надеюсь, что однажды у вас все сложится с Костей. Он достойный мужчина и очень любит Никиту и тебя, — тепло сказал он, но почти сразу его взгляд стал обеспокоенным. — Я надеюсь, ты понимаешь, что делаешь. — Да, я понимаю, пап, — сказала я, стараясь стереть ноты обреченности в голосе. — Аня, я очень прошу. Не рискуй своим счастьем ради меня. Мы все вместе решим эту проблему, — с мольбой в голосе попросил он, буквально шокируя меня. — Что? Он рассказал тебе? — вскрикнула я. Мое сердце забилось сильнее, от обиды слезы начали подступать. Я не верила, что Костя мог все выложить моему отцу. Черт. — Да. Я знаю, как обстоят дела. И не злись на Костю. Он сильно беспокоится о тебе. Я польщен, что ты хотела защитить компанию, но, Аня, не ценой своего счастья и счастья Никиты, — очень серьезно говорит папа. Я вижу, как он обеспокоен, и я готова побить Бочарова при встрече. Зачем он так поступил? Я все могу решить сама. — Па… Я… Все слишком сложно… — пробубнила я, утыкаясь взглядом в поверхность стола. — Еще есть время все отменить, — напомнил он мне. — Мать будет в ярости. Но, дочь, я хочу, чтобы ты была счастлива, — его голос дрогнул. — Я… Прости, пап. Пока что, у меня нет другого выхода… — прошептала я расстроенно.

***

— Мам, почему папа не приезжает? — спросил меня Никита, когда мы ужинали в нашей квартире. Сын очень скучал по нему, хоть они говорили по телефону. Не скажу, что это может заменить личное общение, но все же лучше, чем есть у нас. — Папа работает, сынок, — ответила я, напрягаясь. Он был очень проницательным и чувствовал настоящие эмоции, не обращая внимание на слова. — Я скучаю по нему, и Чешир тоже, — грустно вздохнул мой кудрявый малыш. — Эм… Никита, ты увидишься с папой, после нашей с Игорем свадьбы. Ты уедешь к нему на некоторое время, — сказала я, хотя не обсуждала еще это с Костей, но мне нужно, чтобы сын был подальше от «линии огня». Реакция сына меня удивила и напугала одновременно. Вилка со звоном упала на тарелку, следом Никита толкает стакан с соком и тот разливается по столу. Громкий рев раздается по кухне. Я никогда такого не видела. Ни разу в жизни Никита не устраивал такую истерику. — Нет, — кричит он.— Я ненавижу его. Ненавижу тебя. Хочу к папе. Сейчас. Ты бросишь меня. Ненавижу, — он спрыгнул со стула и помчался в свою комнату. Меня охватили ужас и паника. Я осмотрела весь этот беспорядок и сразу же помчалась в детскую. Никита бегал по комнате, сильно плача. Его лицо покраснело, горло стало хрипеть от громкого крика. Мое сердце разрывалось от боли, глядя на это. — Малыш, прошу, успокойся, — просила я, пыталась его взять на руки, но он начинал орать еще сильнее и выбирался из моих объятий. Я оказалась беспомощной. Я села на мягкий ковер и стала плакать вместе с ним. Я не знала как успокоить и помочь своему ребенку, но еще я переживала за маленького малыша, который рос внутри меня. Как же это может сказаться на нем? — Никита, милый, прошу. Мама очень любит тебя, слышишь? Я не брошу тебя, ни за что! Я всегда буду рядом с тобой, сынок, — плача, уверяла его я. — Я просто хочу, чтобы ты побыл с папой, так как он по тебе сильно скучает, — я старалась говорить громко, чтобы он услышал меня. На наш шум прибежал Чешир. Он сел рядом со мной и внимательно следил за происходящим. Никита, увидев его, подбежал, схватил его в охапку и умчался в свой замок. Так я поняла, что разговор окончен. Никита не станет говорить со мной сейчас. Я могла бы заставить его, но мне тоже нужно успокоиться. Я должна думать о малыше. Это мне с Никитой повезло и нервы во время беременности не вызвали никаких патологий у него, но никто не даст гарантий сейчас. Я вышла из комнаты и направилась в гостиную, прямиком к бару. Достав ненавистный виски, я налила себе немного, замерла, глядя на стакан. Я беременна, черт возьми. Мне нельзя пить алкоголь. Черт. Мне нужно успокоиться. Я сделала глубокий вдох. Мда-а, единственный выход - сделать чай. Я отправилась на кухню. Мое сердце стало болеть, и это уже было не образно. Я действительно чувствовала боль. Чертовы нервы… Спустя пару минут мой телефон зазвонил, и мой живот скрутило, так как я узнала мелодию звонившего. — Костя? — шмыгнув носом, спросила я, отвечая на звонок. — Да, он самый, — холодно отрезал парень, и я поняла, что он звонит явно не в любви мне признаваться. — Анна, какого хрена сейчас происходит? — зарычал он, и на заднем фоне я услышала приглушенный женский голос: «Костя, не кричи. Черт, сейчас все сюда сбегутся. Тут прессы полно». Как мне показалось, это Таня. — Ты о чем? — выдавила я, стараясь придать голосу уверенности, хотя я готова снова разрываться. — О чем? Ты издеваешься? Мой сын, блять, звонит мне сейчас и плачет. Нет, он в истерике. Говорит, что ты его собралась отдавать. И что он ненавидит тебя. Блять, что происходит? Что там, нахер, происходит? — в ярости прокричал Бочаров-старший. Я закрыла на мгновение глаза, стараясь успокоиться. Он бы не стал так говорить со мной, зная, что я жду его ребенка. Нужно помнить об этом. — Хей, Костя, прекрати орать. Мне и так тяжело, — попросила я. — Я просто ему сказала, что он проведет время с тобой после моей свадьбы. Никита все принял не так и… — Ах, после свадьбы? — перебил меня парень, а я судорожно вздохнула, так как достала «красную тряпку». — Что, Игорю больше не нужен сынок? — ядовито спросил он. — Ну, если так, то я с радостью подам в суд и получу единоличную опеку над ним, — зарычал Бочаров, заставляя меня вспыхнуть от злости. — Блять, Костя. Какого хера ты несешь? — закричала я, вцепляясь свободной рукой в столешницу. — Я люблю своего сына и не один мужчина этого не стоит. Даже ты. Я никому не отдам своего ребенка. Он просто не так все понял, — продолжала гневно кричать я. — Теперь вижу, от кого это у него. Блять… Я… — я не смогла договорить, так как у меня закружилась голова. Я стала судорожно вдыхать воздух, так как его катастрофически не хватало. Новый приступ паники охватил меня и я даже не могла выдавить ни слова, чтобы сообщить Косте, что мне стало плохо. В глазах потемнело и больше я ничего не слышала и не видела. Темнота. Когда я стала приходить в себя, то услышала плач Никиты, сфокусировав взгляд, я заметила, что он держал у уха свой телефон. Слишком громкий, как мне казалось, звонок в дверь, доставлял боль.  — Сынок, — хрипло позвала я, а следом услышала, как замок повернулся, и тяжелые шаги раздались по квартире. Никита бросился ко мне, и лег рядышком, под мой бок, старясь крепко меня обнять. — Аня, — вскрикнула Вика, которая залетела на кухню. — Антон, она тут, — крикнула девушка, присаживаясь рядом со мной, и погладила по голове. В ее глазах читалось беспокойство, когда она смотрела то на меня, то на племянника. Следом за перепуганным парнем последовал врач из службы спасения. Вика подхватила Никиту на руки, от чего он стал плакать сильнее, не желая меня оставлять, и вышла с ним, чтобы успокоить его. Я же осталась с врачом и Антоном, который, недолго думая, помог мне подняться и отвел в гостиную. — Что случилось? — спросил доктор, помогая мне прилечь на диван. — Я говорила по телефону и потеряла сознания, — прочистив горло, ответила я, голова все так же болела. — Часто такое бывает? — просил мужчина, открыв свой чемоданчик. — Нет, впервые, если честно… Это был сложный разговор для меня. Я разнервничалась, — устало выдохнула я, на секунду прикрывая глаза. Врач расспрашивал меня о симптомах, измерил давление. — Ну, ничего криминального нет. Я предлагаю вам сделать укол успокоительного и хорошо выспаться, — заключил он. — А… Эм… Я… — мямлила я, переводя взгляд на Антоно, — а можно при беременности? Это не повредит ребенку? — Ох, вы беременны? — улыбнулся мужчина. — Что же вы сразу не сказали? — Да, — сказала я, а после перевела взгляд на удивленного парня, — Антон, прошу, не говори пока никому. Даже Вике. — Л-ладно, — заверил меня парень, но выглядел он не очень счастливым, что ему придется стать хранителем этой тайны. — Хорошо, тогда посоветуйтесь с вашим врачом об успокоительных препаратах, которые не будут вредить вашей беременности, раз вы так сильно нервничаете. А сейчас, вам все-таки лучше поспать. Выпейте чай и отдохните, — сказал он. После того, как доктор ушел, я отправилась в спальню и залезла в холодную постель, через минут пять постучали в дверь. — Хей, — с легкой улыбкой пропела Вика, заходя в комнату вместе с Никитой. — Мамуля, — закричал он, подбегая ко мне, и забрался на кровать, — я люблю тебя. Прости меня. Я больше так не буду. — Все хорошо, родной, — ласково пробормотала я, рассматривая своего мальчика. — Я люблю тебя больше всего на свете и ни за что, никому не отдам. Никита поцеловал меня в щечку, но я видела, что его все же что-то тревожит. — А правда, что если у меня появится сестричка, то вы с папой меня будете любить меньше? — спросил он, видимо рассказывая то, что его так волновало. — Что? Кто тебе такое сказал? — спросила я удивленно. — Дима из садика, — прошептал сын. Мы с Викой переглянулись и внимательно посмотрели на Никиту. — Нет, малыш, это неправда, — заверила его я. — Родители любят всех своих детей одинаково. — Правда? — доверчиво спросил он. — Конечно, мое солнышко. Родители любят детей одинаково, правда, — мягко сказала я, желая, чтобы он поверил и не тревожился ни о чем. — Никита, поверь, это так, — сказала Вика. — А для мамы и папы ты будешь настоящим героем, так как будешь помогать им растить братика или сестричку. Будешь защитником для малыша. При этих словах глаза ребенка загорелись, ему явно нравилась эта мысль. — Точно. Люблю тебя мамочка. Люблю тебя папочка, — проворковал он, оборачиваясь к тумбочке, где стояло наше «семейное» фото. — Никита, пойди попроси Антона, чтобы он тебе включил мультики и расстелил постель, — сказала ему с улыбкой Вика. Когда малыш вышел, девушка стала серьезной. — Аня, ты заставила нас очень сильно понервничать, — обеспокоено проговорила она, погладив меня по руке. — Прости, мои эмоции вышли из-под контроля, — прошептала я, с сожалением. — Костя сильно волновался… Он места себе не находил… У него было несколько интервью и он остановил все, до тех пор пока я не сказала, что приехал врач и теперь с тобой все хорошо, — рассказала она. — Ох… Я сожалею. Никита снова позвонил Косте и сказал, что я умираю? — попыталась разбавить ситуацию юмором я. — Не смешно, — немного урезонила Вика меня. — Нет, Костя после разговора с тобой позвонил Никите и попросил его посмотреть, что с тобой и почему ты не отвечаешь. — Ох… — выдавила я. — Да, бедный ребенок… Может его отвести на пару сеансов к психологу? — предложила она. — Что? Зачем? — нахмурилась я. — Он слишком много всего переживает, Аня. Неизвестно, во что это может вылиться в будущем… Пусть врач побеседует с ним, и если в этом нет нужды, то не нужно будет посещать, — пожала плечами блондинка. — Я не знаю, Вик… Это серьезное решение, — вздохнула я. — Мне нужно поговорить с Костей об этом… — Просто Никите сейчас очень тяжело. Сама подумай. Сначала у него не было отца, потом он появился. То мама и папа вместе, то нет. Теперь ты выходишь замуж не за его папу. Он дважды уже находил тебя без сознания. Это влияет на психику, — убеждала она. — Ладно… Я подумаю, но одна не буду принимать такие решения, — сдалась я. — Ладно… Как ты, вообще? — спросила она с заботой. — Держусь. Я хочу, чтобы сразу после свадьбы, ты забрала Никиту и отвезла его в Харьков к Косте, — попросила я. — Что? Зачем? — Вика удивленно уставилась на меня. — Ему нужно будет быть подальше от всей этой бойни, — мрачно сказала я. — Ты что-то задумала? — я кивнула. — Аня, я до сих пор не понимаю, почему ты не скажешь ничего Косте. Вместе было бы проще. — Я не могу, Вика… Я не могу, — обреченно сказала я, сдерживая слезы, потому что помнила, что нервничать нельзя, — Поверь, если бы я только могла… — Ох, Аня, ну разве твой отец не переживет, если потеряет те несчастные пару процентов акций? — в сердцах спросила девушка. — Дело не отце и не в деньгах, Вика. Поверь, когда я говорю, что действительно нет выхода, значит так и есть, — грустно уверяю ее я. — Хей, успокойся. Я верю, — натянув улыбку, сказала она, сжав мою ладонь в своих руках. — Тебе, вроде как, нельзя нервничать. — Да, так и есть, — я закрыла глаза. — Аня, — робко начала она, но я перебила ее: — Вика, все потом… Уложите, пожалуйста, Никиту. Прошу, — устало попросила я. — Хорошо. Отдыхай, детка, — она не стала спорить, лишь поцеловала меня в лоб и покинула комнату, оставляя меня со своими мыслями наедине.

POV Автор

— Ох… Вик, я не знаю, что делать. Мне так больно, — пожаловался младший брат. — Я переживаю за Никиту. — Слушай, ты только не нервничай, ладно? — начала девушка, что не на шутку напугало парня. — За этим всегда следует что-то плохое, — нервно проговорил он. — Нет, не в этот раз, — поспешила успокоить Бочарова сестра. — Я предложила Ане отвезти Никиту к детскому психологу. Так как то, через что он проходит сейчас, может сказаться в будущем. Она хочет обсудить это с тобой. Парень фыркнул, снова испытывая легкую злость. — Оу… Рад слышать, что она решила принимать какие-то решения сообща, — в его голосе можно было легко распознать ноты сарказма. — Костя, прекрати. Ты, как никто, понимаешь, что она делает все это не потому, что хочет, — одернула его Вика. — Да ладно, — только сильнее стал злиться парень, — я говорил ей, что если он ей угрожает, то пусть расскажет. Мы решим все вместе… — А что если она не может рассказать тебе? — повысила тон старшая сестра. — Ты что-то знаешь? — подозрительно спросил Костя, желая видеть сейчас Вику. Он бы сразу понял, врет она или нет. — Нет, она лишь сказала, что у нее нет другого выхода, — грустно промолвила она. — Аня выйдет замуж, а потом ей необходимо, чтобы ты забрал Никиту подальше от бойни, как она сказала. — Черт. Что она задумала? — забеспокоился парень, забывая о недавней злости. — Как же я могу ей помочь, когда она отвергает любую помощь? — отчаянно спросил он. — Я не знаю. Предлагаю быть просто настороже. Она не скажет. Слишком упертая… — сказала Вика, вздыхая. — Черт. Черт. Черт, — вспылил парень, несколько раз ударяя ладонью по рулю. Он снова злился и его голос звучал устрашающе для окружающих, но не для сестры, — Я так устал. Так устал. Я хочу просто спокойной жизни для себя, своего ребенка и Ани… Разве я много прошу? — Братишка, все наладится, — ласково ответила девушка, — просто не дави на нее. Я понимаю тебе больно, но… Я не знаю… Просто не оскорбляй ее. Она действительно страдает, — попросила Вика. — Ладно, — недовольно пробурчал парень, — я тоже тут не свечусь от счастья. — Понимаю, но ты мужчина. Ты должен быть сильным, — напомнила ему блондинка. — Ох, Вика, я ненавижу, когда ты такая умная, — усмехнулся он. — Знаю, мелкий. Люблю тебя. Не делай глупости, — сказала девушка и попрощалась. Бочаров завел авто и помчался по теплому городу. У него сегодня было много дел. Он был намерен уйти с головой в работу, хотя мысль о скорой свадьбе его любимой, еще и под давлением, не могла ему позволить этого. Костя уже сейчас знал, что всю запись он будет отвлеченным. Какие бы слова в порыве злости они не говорили друг другу, но он любит ее и сильно переживает. Каждый день без нее для него мука. Ему было больно, что Аня скрывает что-то от него, но тем не менее, он пытался ставить себя на ее место. Наверняка, при острой необходимости, Костя сделал бы то же самое. А эта чертовка слишком сильно привыкла делать все сама. Подходя к двери студии, где будут проходить очередные съемки, Бочаров все еще находился в своих мыслях, поэтому не успел увернуться от девушки, которая шла прямо на него. — Ох, прошу прощения. Я такой невнимательный сегодня, — пробубнил парень, инстинктивно подхватывая блондинку, чтобы та не упала. Лишь на ее тихое: «Ой», Костя решил посмотреть на нее. — Лиза? — встревоженно слетело с его губ, когда он понял, кто стоит перед ним.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты