On my way / На моём пути

Гет
NC-17
В процессе
2
автор
Размер:
планируется Макси, написано 38 страниц, 13 частей
Описание:
Жизнь несправедлива? И хуй с ним. Так думают лишь грёбанные нытики. За годы лишений я выучил несколько вещей. Понял, что в этой жизни работает всего пара правил, и все они пиздецки простые: 1. Когда тебя бьют в рожу, бей в ответ, 2. Если хочешь, что-то получить, выгрызай это у жизни из глотки, тебе никто ничего не даст на блюдечке с золотой каемочкой, 3. Выживай. Любой ценой.
Ах да, ещё я научился зашивать собственные раны. И вот вам спойлер - если моих врагов не настигнет карма, это сделаю я
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
2 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать

Глава 8

Настройки текста
Мы преодолели путь длиной в 5 часов и были уже совсем близко к Оклахоме. Да и болотистые леса Миссури сменились небольшими горными возвышенностями. Кэролин как всегда вдумчиво смотрела в окно. А у меня чёртовы пальцы леденели при взгляде на неё. И чёртов руль я держал крепче, чем нужно. За всю поездку я так и не смог расслабиться и выкинуть дурной сон из бошки. Дерьмо. Внезапно девчонка заговорила - - Гарольд. - Да? - Расскажешь что-нибудь о себе? - Нет. Тебе не стоит об этом знать, Кэролин. – Я чувствовал на себе её пристальный взгляд, но внутри чувствовал непоколебимую решимость держать её на как можно большем расстоянии. - Расскажи что-нибудь безобидное… я же не прошу тебя рассказывать про твоё наверняка тёмное прошлое… или про твои маленькие налёты на заправки… - Она увлечённо рассматривала свой маникюр… или точнее то, что от него осталось – облезлые куски лака. Я мельком глянул на шрам на её левом плече. – Ну… например… о чём ты мечтал, когда был маленьким? Её вопрос отнёс меня далеко в прошлое. Я увидел шестилетнего мальчугана с взлохмаченными волосами – он сидит, запутавшись в какое-то старенькое одеяло, местами прохудившееся, оно нихера и не грело даже: ноги, руки и кончик носа холодные, потому что дома чертовски холодно – вчера за неуплату отключили отопление… и газ… и свет. За окном ночь, а он сидит на холодном полу, в кромешной тьме, щурится и замерзшими пальцами режет цветную бумагу – очуменный подарок на день рождение (о чем ещё мог мечтать шестилетка кроме как о блоке цветной бумаги, клее и ножницах?). Потом он прикладывает детали друг к другу, присматривается и клеит. Вот здесь – основание, тут – капитанская кабина, вверху будут трубы. Самое сложное – вырезать якорь. Но мама обязательно поможет, когда придёт с работы… и принесёт что-нибудь покушать… горяченькое. Очень кушать хочется. Но ничего, мама совсем скоро придёт. Она всегда приходит, когда маленькая стрелка показывает на час, а большая на девять. Ещё немного осталось, большой стрелке нужно с двойки доползти до девятки. А я к тому времени как раз корабль доделаю. И маме покажу. И скажу, что когда вырасту большой-большой, увезу её на таком отсюда. И она обрадуется. Очень-очень! - О корабле. – Коротко отвечаю я, сам не зная зачем. - Детишки обычно о компьютерах мечтали… или о телефонах там… хотя корабль тоже вроде по тем меркам был неплох, если радиоуправляем. – Голос Кэролин звучал как будто из-за звукопоглощающего стекла. - А я знаешь, о чём мечтала? - О чём? - Мне никаких игрушек не нужно было. Ты только не ржи. – Она смотрит на меня исподлобья, когда я на секунду отрываюсь от дороги. - Я мечтала стать русалкой. С настоящим хвостом, жабрами и прочим… – В этот момент Кэролин громко рассмеялась. – И когда нам в классе третьем задали сделать проект о том, кем мы хотим стать, когда вырастим… я притащила в школу свой русалочий хвост, который сшила из старых тряпок и куска линолеума и пайток. Попробуй-ка приклей больше килограмма пайеток вручную! Больше 10 тюбиков водостойкого клея ушло. А затем я вышла перед всем классом и с гордостью объявила, что буду работать русалкой. Вот так. Ты даже не представляешь, как все ржали. А я, видишь ли, искренне верила, что они существуют. Говорила, что океан слишком большой, чтобы отрицать их существование. К слову, свой клёвый хвост в действии я так и не опробовала. Духу не хватило. Я в красках представил малявку Кэролин в розовой майке и шортах, с большими глазами, обрамлёнными густыми тёмными бровями, которая перед двадцатью такими же малявками делает столь важное заявление. А потом достаёт из рюкзачка своё рукотворное творение, на которое было потрачено невъебенное количество часов, дней… А потом класс взрывается смехом. Странно, но в груди с левой стороны что-то защемило. - Самое смешное, Гарольд… я всё ещё хотела бы работать русалкой. – Она снова прыснула со смеха, глядя в окно. – Просто… прыгнуть в океан и уплыть. Далеко-далеко. Иногда заплывать в аквапарки и океанариумы, махать детишкам из-за стекла и плыть дальше по своим русалачьим важным делам. Услышь я этот бред на три дня ранее, я бы посчитал сказавшего это, ебанутым. Но это была Кэролин, и почему-то я не был удивлён. В свете событий это идея мне даже нравилась. Мы уже были в Оклахоме и проезжали Талсу. Когда вдалеке показался гигантский Волмарт, Кэролин приказала остановиться, обосновывая это тем, что «даже русалкам нужен обед». А если я не остановлюсь, то она прибегнет к каннибализму. Мы припарковались, девчонка пулей вылетела из машины и вцепилась в одну из тележек, оставленной на парковке. Она нетерпеливо махала мне рукой. Когда я подошёл к девчонке, она ловко запрыгнула в тележку и завопила - – Ты знаешь, что делать, Гарольд! Я сначала вошёл в ступор, но потом чутка расслабился. И даже слегка улыбнулся . Руки больше не были холодными. И солнце стало теплее. И дышать легче. Я схватил ручку тележки двумя руками и разогнался. Кэролин, подняв руки, завизжала. Люди вокруг смотрели на нас как на умалишенных – могу представить – картинка довольно странная: двое взрослых – парень и девушка дурачатся как дети, пытаясь не врезаться ни в одного человека, словно те – дорожные конусы. Но мне было так похуй на них, я уже вовсю смеялся вместе с Кэр. - Курс на магазин, Гарольд! – Кэролин выставила указательный палец на раздвижные двери, и мы помчались туда, распугивая людей на пути. Мы бродили мимо стеллажей, я скидывал на Кэролин всё, что она говорила: влажные салфетки, фрукты, бутылки воды и энергетиков, печенье, чипсы, орешки, целую кучу шоколадных батончиков и прочую ерунду. На секунду я даже забыл, почему мы здесь. И от чего я бегу. Я был как все те люди вокруг – всего лишь делают воскресные покупки, складывают всё добро в большие пакеты и несут домой, чтобы делать завтраки/обеды/ужины/перекусы, устраивать барбекю, приглашать соседей, пялить в ящик с банкой пива в руке… чем там ещё обычные люди занимаются? Дерьмо. Я никогда не буду одним из них, я знаю, но как же хорошо об этом не думать, хотя бы одно чёртово мгновение. Этот вопрос часто крутился в моей голове - какой могла бы быть моя жизнь? Затем мы остановились у стенда с сэндвичами, хот-догами, бургерами и прочей лабудой, состряпанной на быструю руку и которую можно есть на месте. Такие штуки делают специально для дальнобойщиков или проезжающих на далёкие дистанции людей. Тут же были и круглые высокие столики. Я помог Кэролин выбраться из заваленной тележки, мы взяли по хот-догу и направились к одному из столиков. - Как ты ввязался в это? – Кэролин заговорила с набитым ртом. - Ты ведь знаешь, что я не расскажу об этом. - Ты ведь знаешь, что я не перестану спрашивать. – Она непринуждённо пожала плечами и снова надкусила хот-дог. Настойчивость этой девчонки меня раздражала. - От хорошей жизни преступниками не становятся. - Хочешь верь, хочешь нет… Ты не похож на преступника, Гарольд. – Она облокотилась на столик, и проницательно взглянула на меня. - У тебя стокгольмский синдром что ли? – Я съязвил, но её это нисколько не задело. - В моём представлении преступники – все полные отморозки. Ты не похож на отморозка, Гарольд. Иначе давно бы кинул меня на произвол судьбы. - Ты ни черта обо мне не знаешь. – «И лучше бы никогда не узнала» - мысленно пронеслось у меня в голове. - Мне не нужно знать твоё прошлое, чтобы сказать каков ты в настоящем. - Помимо сборника дерьмовых названий кафе, ты можешь написать сборник ванильных цитат. Думаю, он будет даже успешней. - О, я работаю над этим. На самом деле… я люблю цитаты, как ты мог заметить. Я бы сказала, я даже немножко поехавшая на этом. Жалею только об одном – дома осталась целая груда блокнотов, исписанных высказываниями великих людей. Вела запись с 10 лет. Её я взять не смогла, сам понимаешь – только необходимое. - Ты вернёшься домой? Может быть… однажды? - Ты можешь убежать от обстоятельств и людей, но ты никогда не убежишь от своих мыслей и чувств. – Взгляд Кэролин сделался задумчивым. - Это ты сказала? - Ремарк, вообще-то. Но суть в том, что важно не само место, откуда ты бежишь, важны чувства. И бывает так, что чувствуешь тоску по месту, возвращаешься туда – но эта тоска никуда не девается, не проходит. Потому что на самом деле ты тоскуешь не по самому месту, а по чувствам, которые испытывал в этом самом месте, но испытать их снова уже не можешь, потому что перерос себя… Потому что повзрослел и изменился. И мир вокруг тоже изменился. И это как гнаться за своим собственным хвостом, но никогда не ловить его. - Ого. А это кто сказал? - Я сама, дурак. – Кэролин свернула салфетку из-под хот-дога в комок и швырнула в меня. Мы оба рассмеялись. - Ладно, Кэролин… знать бы твоё полное имя… - Я задумчиво почесал котелок. - Кэролин Мелиса Маршалл. – Она отчеканила каждую букву, гордо вздёрнув подбородок. - Ладно, Кэролин Мелиса Маршалл. Дорога не ждёт. И не забудь прислать мне сборник своих высказываний лет через двадцать. Она дала мне подзатыльник, и мы с тележкой покатили на парковку. Солнце клонилось к закату, заставляя щуриться от его лучей.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты