"СЕМЬ НЕДЕЛЬ: Продолжение любви" (продолжение истории "СЕМЬ ДНЕЙ")

Слэш
Перевод
NC-17
Завершён
108
переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
Пэйринг и персонажи:
Размер:
1388 страниц, 110 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
108 Нравится 374 Отзывы 45 В сборник Скачать

НЕДЕЛЯ 7: Вторник - Юзуру (89)

Настройки текста
«Время разбрасывать камни, и время собирать камни; время обнимать, и время уклоняться от объятий». (с) царь Соломон ------------------------------------------- Он здесь! Он здесь! Он здесь!!  Я мог бы сжимать его до тех пор, пока у него не вылезли бы глаза, так был чертовски счастлив. Серё успокаивал меня, словно в моих объятиях была любимая подушка, но, конечно, он был в миллион раз лучше, потому что был теплым, реальным и пах такой же игристой свежестью, как всегда. И еще был одет в униформу Хоука, что должно было означать что-то хорошее. Я понятия не имел, что произошло, но это было гораздо менее важно, чем тот факт, что Серё был здесь. Это утро оказалось даже тяжелее, чем я ожидал. Когда я сошел с поезда, мне пришлось закрыть глаза и пробежать мимо сувенирного магазина, чтобы не видеть пустую стену, где раньше он меня ждал. Каждый раз, когда я пытался напечатать ответ на его сообщение "С добрым утром", у меня так слезились глаза, что я не мог видеть экран своего телефона. В школе Накамура и ее друзья набросились на меня с закусками, цветами и открытками, и мне просто хотелось спрятаться ото всех. Я надеялся, что обрету тишину и покой в темноте во время скучной церемонии открытия, но нет. Вместо этого меня вытащили на сцену, как выставочную собаку, чтобы Хоука могла доказать, что они устранили свои глупые проблемы. Но теперь я простил их за это. Теперь Серё был у меня в руках. Если бы Хоука хотела, чтобы я танцевал, пел и сочинял стихи в честь их славного академического наследия, я бы сделал это не задумываясь. Серё был здесь, и он был всем, что имело значение. Радость настолько переполняла мое сердце, что у меня закружилась голова и я немного споткнулся. Серё засмеялся и дернулся в моих руках: - Юзуру-сан. Поторопись и поставь меня на землю. Я опустил его так, чтобы ноги коснулись пола, но не хотел отпускать. То есть до тех пор, пока директор не прочистил горло позади нас, и я не вспомнил, что мы были на сцене перед всей орущей школой. Океан вспышек фотоаппаратов вспыхивал, как прожектор, скользящий по листу блесток. Серё застенчиво улыбался. Часть меня хотела наказать его за то, что он так меня удивил, в то время как остальная часть меня хотела утащить его со сцены и зацеловать до смерти. Я отпустил его, задыхаясь от возбуждения. А потом почувствовал руку директора на своем плече, когда он встал между нами. Я думаю, он пытался сделать вид, что приветствует нас обоих, но на самом деле делал так, чтобы между нами образовалось пространство. Чтобы мы не вели себя так... как эта дама выразилась у дедушки? "Неподобающе". К счастью для директора, я был слишком взволнован, чтобы позволить этому вывести меня из себя. Он начал бубнить что-то о том, какая это честь - иметь знаменитых детей в Хоуке, и как преподаватели гордятся тем, что приветствуют разнообразие в студенческой среде, бла-бла-бла. Я наклонился вперед, затем назад, чтобы осмотреться вокруг. Все, о чем я заботился - это не сводить глаз с Серё и убедиться, что это не сон. Серё торжественно стоял рядом с директором, пытаясь делать вид, что он слушает, но то, как его взгляд продолжал встречаться с моим, а уголки губ улыбались, давало мне понять, что у него те же приоритеты, что и у меня. - Я надеюсь, что все ознакомились с обновленным кодексом поведения учащихся, - сказал директор. - Наша политика абсолютной нетерпимости к издевательствам включает в себя не только физическое насилие, но и использование онлайн-и цифровых средств или иного преследования сокурсников, как в кампусе, так и за его пределами. Он протянул руки к Серё и мне, искоса поглядывая, казалось, ища подтверждения тому, что только что сказал. Серё кивнул. Со своей стороны, мне удалось удержаться от того, чтобы не закатить глаза. - Мы ожидаем, что все наши студенты в Хоуке объединятся в атмосфере дружбы и терпимости. Дружба и терпимость, да конечно! Он имел в виду, что никто не должен больше портить им репутацию. Нам пришлось стоять там во время множества других объявлений. Я подпрыгивал на цыпочках, мечтая, чтобы меня уже отпустили. Мне хотелось загнать Серё в угол для объяснений, но когда директор закончил свою презентацию, классный руководитель Серё и мой классный руководитель материализовались по обе стороны от нас и сопроводили с противоположных концов сцены. - Веди себя прилично, - предупредил Ватанабэ-сенсей, когда я выдернул свою руку из его хватки, пытаясь разглядеть Серё среди его одноклассников. - Это школа, а не подростковая телевизионная драма. Он передал меня Койке и Уцуми в дальнем конце комнаты, и они вдвоем усадили меня на сиденье между собой. - О боже мой! - Койке прошипела мне на ухо. - Я думала, что в этом семестре Серё пойдет в токийскую школу?" - Так и должно было быть, - прошептал я в ответ. - Не знаю, что случилось. Уцуми шикнул на нас обоих, когда традиционный музыкальный клуб начал выступление на сцене. Я провел остаток церемонии, пытаясь разглядеть Серё в первых рядах, и мое сердце колотилось от адреналина. Но после собрания мне тоже не удалось поговорить с ним. Мой класс вместе с другими третьекурсниками отправился в классные комнаты. Мои одноклассники столпились вокруг моего стола, все просили селфи и автографы. Они завалили мой стол закусками. Акайке принесла мне набор плюшевых мишек, белых и коричневых, которые обнимали друг друга. Я также заметил, что партаТанаки исчезла. Все в моем ряду переместились на одно место, и Учида, бывшая соседка Танаки по парте, не теряя времени, заняла стул рядом со мной. Это было странно. Я не мог вспомнить, когда в последний раз кто-нибудь хотел сидеть рядом со мной в классе. Я бросил на нее косой взгляд, но она просто подперла подбородок рукой и захлопала ресницами.  - С этого момента я буду твоим партнером по учебе! Вот это вряд ли. В начале урока нам напомнили, что до университетских экзаменов осталось всего две недели, а затем наш учитель истории начал жесткий и быстрый опрос по эпохам Нара и Хэйан. Я едва мог сосредоточиться на словах, которые он произносил. Единственное, что в этом было хорошего, так это то, что, поскольку мы были на собрании, звонок прозвенел на десять минут раньше обычного. Я вскочил из-за стола так быстро, что ударился коленом. Учида цыкнул, но я был слишком занят, чтобы обращать на это внимание. Сломя голову бросился к двери класса и побежал по коридору к лестнице. Стоило мне оказаться наверху, Серё уже был на лестничной площадке, взбегая по ступенькам ко мне навстречу. Он остановился, когда увидел меня, поэтому я нетерпеливо махнул ему рукой.  - Поднимайся сюда, скорее! Серё сунул мне в руки пакет клубничного молока. Я схватил его за рукав куртки и потащил на балкон третьего этажа. Нам нужно было действовать быстро, пока другие ученики не увидели нас и не решили превратить наш перерыв между занятиями в собрание фанатов. Как только мы оказались снаружи, я присел на корточки на каменных плитах и притянул его к себе, чтобы нас не было видно из маленьких окошек в дверях. Надеюсь, никому не придет в голову искать нас здесь. - Э-э, Юзуру-сан, что... Я стянул с себя форменную куртку и придвинулся ближе, так что наши носы почти соприкасались. Его глаза расширились, а дыхание застыло в воздухе между нами, щеки приобрели неотразимый оттенок розового. Он толкнул меня в грудь.  - Эй, подожди! Мы не можем просто так... здесь, снаружи... Не обращая внимания на его слова, я накинул куртку ему на плечи.  - На улице холодно, - сказал я, поправляя куртку, чтобы она закрывал его шею. - Так-то лучше. А теперь говори! - А? Он уставился на меня своими невозможными глазами! - Ты действительно вернулся в Хоука? Или только до конца учебного года? Серё кивнул, его яркие глаза изучали мое лицо.  - Я хотел сказать тебе раньше, но... - Почему ты не сказал мне вчера? Черт возьми, почему ты позволил мне проделать весь этот путь домой, думая, что я не увижу тебя? Ты знаешь, как мне было тяжело сегодня утром, потому что я все время думал о том, что тебя здесь не будет! - выпалил я на одном дыхании. - Мне жаль, - сказал он, выглядя одновременно виноватым и довольным. - Просто все произошло так быстро прошлой ночью, и было так поздно, что я подумал... - Что случилось? - спросил я, слегка встряхивая его за лацканы пиджака. - Дедушка купил тебе собственную квартиру или что-то в этом роде? - Мм-мм. Я вернулся домой. Но я думал, что он не сможет жить со своей семьей? - Нацуки приехал за мной, - Серё переплел наши пальцы. - Это довольно длинная история, но в основном мы все уладили, и он собирается помочь мне с родителями. Так что я здесь. Двери позади нас задребезжали. Я ногой заблокировал их, прежде чем они смогли открыться, услышав разочарованные восклицания пары девушек. Я приложил палец к губам и посмотрел вверх, где мог видеть только чью-то макушку, когда девушка прыгала вверх и вниз, пытаясь заглянуть в окна. Через пару секунд послышались удаляющиеся шаги. Я был почти уверен, что слышал, как кто-то звал Серё по имени и хихикал в коридоре. Серё наблюдал за мной с нежной улыбкой на лице.  - Так вот на что будет похож следующий семестр с тобой, да? Прятки на балконах от фанаток, - его глаза озорно сверкнули. - Эй, это не моя вина! - я легко пихнул его коленом. - Ты - тот, кто их интересует. - Не уверен... - Ха! Я рванулся к нему так, что он покачнулся. Мне так хотелось поцеловать его, но он накрыл мои губы рукой. - По крайней мере, если они поймают нас вместе, то не исключат. Но все равно, с этого момента мы должны следовать правилам, - строго сказал Серё. Он это серьезно?!... - Но... Я думал, мы с ними покончили. Разве мы не провели последнюю неделю, постепенно разрушая их все? После всего, что мы сделали за выходные, я едва мог вспомнить, почему с самого начала придумал правила. То, как Серё прикасался ко мне, то, что заставлял меня чувствовать, было потрясающе. Он больше не хотел этого делать? Его брови поползли вверх, и Серё усмехнулся. Его костяшки пальцев потерлись о мою голову.  - Я говорил о школьных правилах, - сказал он.  - "Никаких проявлений привязанности, пока вы в форме".  - Но мы всегда в форме! - возмутился я. Серё протянул руку и коснулся узла на моем галстуке, слегка ослабив его.  - Не всегда, - поправил он меня. Его взгляд скользнул по линии моего горла так, что у меня по коже побежали мурашки. Я сглотнул, чувствуя, как он слегка подвинулся подо мной, и его нога оказалась между моими, слегка прижимаясь к моему паху. - Черт, - прошептал я, на секунду закрыв глаза. Он опустил колено с довольным смешком.  - Это должно подождать до окончания школы. - У меня урок в дополнительной школе, - выдохнул я. Его белые зубы и то, как поднимались уголки рта, когда он улыбался, гипнотизировали меня. - По вторникам занятия заканчиваются очень поздно. - Мм... - он провел вниз по моему галстуку пальцем. -  Тогда, я думаю, с этим придется подождать до завтра. - Серё! Ты... Прозвенел звонок. Он поднялся на ноги, потянув меня вверх. Его темные глаза смотрели на меня с огнем и намеком на озорство, и когда мы оказались нос к носу, Серё снова затянул мой галстук.  - Выпей свое молоко, - сказал он, открывая двери. Дальше по коридору ученики спешили в свои классы. Он снял мою куртку со своих плеч и перекинул ее через мою руку. - Увидимся после второго урока. Поскольку мне нужна была минута, чтобы успокоить колотящееся сердце, я выудил пакет молока из кармана куртки и сунул в рот маленькую соломинку. Сладкий напиток наполнил мой рот, и когда я вернулся в свой класс меня наполняло глубокое чувство удовлетворения. Клубничное молоко и Серё. Вот такой и должна была быть школа. Остаток утра прошел быстро, и я действительно был сосредоточен на каждом из своих занятий. Даже ни разу не заснул. Наши перерывы на второй и третий урок были в основном заняты позированием для фотографий и раздачей автографов, но я не возражал, пока мог видеть Серё. Я с нетерпением ждал встречи с ним на лестничной клетке за обедом, но как раз когда заканчивался четвертый урок математики, когда по громкоговорителю раздалось объявление.  - Студент третьего курса Шино Юзуру, пожалуйста, явитесь в административный офис после звонка. Я проверил свой телефон по дороге через двор, чтобы убедиться, что с мамой или Юрико ничего не случилось. Мама сразу же ответила на мое сообщение, заверив меня, что с ней все в порядке. Она с нетерпением ждала моего звонка после школы. Юрико прислала ответное сообщение с фотографией меня и Серё с церемонии открытия этим утром.  "Что ты имеешь в виду, спрашивая в порядке ли я? Лучше объясни, что это, черт возьми, такое, старший брат?!" Ну, думаю, аккаунт в Инстаграмм был не такой уж плохой идеей. По крайней мере, мне больше не нужно было сообщать семье о своей жизни, интернет был более чем счастлив сделать это за меня. - Юзуру. Я остановился на полпути. Звук этого голоса окатил меня потоком горячего адреналина по телу. Нет, блядь. НЕТ. Этого больше не должно было случиться. Я поднял голову, надеясь, что ослышался... но нет. Мой отец стоял на крыльце административного здания. Он был чисто выбрит, подстрижен и одет так аккуратно, что я, возможно, не узнал бы его, если бы не знал всю свою жизнь. Еще бы он не был тем, кто чуть не убил меня. - Тебе нельзя здесь находиться, - сказал я, засовывая телефон в карман куртки и оглядываясь по сторонам.  Здесь были и другие студенты, проходившие между зданиями во время обеденного перерыва. И учителя тоже. Надеюсь, он не был настолько глуп, чтобы наброситься на меня в открытую вот так. - Я знаю. Извини, что беспокою тебя в школе, но у меня нет твоего номера телефона. - Тебе нужно уйти. Я повернулся на пятках и пошел прочь, но услышал, как он подходит ко мне сзади, и понял, что показывать ему свою спину, вероятно, было не очень хорошей идеей. Я резко развернулся, сжимая кулаки на случай, если мне придется пустить их в ход. Отец поднял руки и остановился. - Тише. Я не собираюсь причинять тебе боль. - Черт возьми, ты прав, это не так, - со злостью выплюнул я. -  Я больше не тот, кем ты можешь помыкать. - Я это вижу. Он не пытался прикоснуться ко мне, но что-то в том, как отец смотрел мне в глаза, на секунду обезоружило меня. Он выглядел немного грустным. А я не привык видеть его грустным, скорее уж злым.  - Я не отниму у тебя много времени, обещаю, но мне нужно с тобой поговорить, - снова повторил он. - Я не хочу, - сказал я. - Я не виню тебя, но я должен попытаться, - отец тяжело вздохнул. - Это часть программы. - Хм? - Я бросил пить, Юзуру, - тихо сказал он. И я должен был поверить в это? Мы не видели его трезвым уже пять или шесть лет. Я всегда полагал, что пьянство убьет его, и, возможно, это будет небольшим оправданием за все, через что он заставил пройти нашу семью. Я даже не чувствовал себя виноватым при этой мысли. Я не был уверен, какая реакция у меня будет, когда придет время. И просто старался не думать об этом. Но теперь отец пытался бросить пить? Он был слишком слабым, чтобы справиться с жизнью без выпивки. И у него определенно не хватало самодисциплины отказаться от алкоголя. Может быть, биологически он и не был моим отцом, но у нас обоих были одинаковые импульсивные натуры. Он провел пять лет, разрывая свою собственную жизнь на части в эпической истерике. Алкоголь помог ему сделать это. Отказаться от этого сейчас означало бы, что ему придется не только на самом деле столкнуться с предательством мамы, моим существованием, ему также придется столкнуться с реальностью. С тем, кем он стал за эти годы  - муж, избивающий свою жену, почти убийца своего ребенка, а на самом деле просто полный придурок-неудачник. У него не хватит на это смелости. Бросит он пить, как же. - После всего, что случилось с твоей мамой, я кое-что понял, - сказал отец. - Что именно? - Что прошлое нельзя изменить. Я не хочу тратить вторую половину своей жизни, задыхаясь от боли первой половины. Мне нужно пауза! Из какой продвинутой книги по самопомощи он достал эту великолепную цитату?  - Как мило с твоей стороны, - прошипел я. - Это совсем не мило, - отец покачал головой. - Это ужасно. Я очень, очень хочу выпить прямо сейчас. Я равнодушно пожал плечами.  - В Сакурагичоу есть куча баров. Выбери любой. Наверное, глупо говорить такое человеку с его характером, но я никогда не умел говорить умные вещи. Он вздохнул, и следующие его слова прозвучали немного неуверенно.  - Послушай, один из шагов программы - это загладить вину перед людьми, которым мы причинили боль. Вот почему я здесь. Ты что, блядь, издеваешься надо мной?! - Как именно ты собираешься загладить свою вину за попытку забить меня до смерти? - вскинулся я. Не говоря уже о решении больше не быть моим отцом. Честно говоря, это было гораздо хуже, чем любые удары кулаками или ногами. Внутри у меня все горело. Он покачал головой: - Я не знаю.  - Понятно. Пока. Когда я уходил, он сунул мне в руки пачку бумаг.  - Но я могу дать тебе это. - Оставь свои деньги при себе, нам они не нужны! - я пихнул ему обратно мятые бумажки. - Это документы из полицейского участка, - пояснил отец. - Я уже заполнил их, тебе просто нужно подписать. Когда я не потянулся за бумагами, он встряхнул ими словно пытаясь объяснить. -Я пытался сдаться, но они сказали, что ничего не смогут сделать, если не выдвинуто обвинения. Прошло несколько лет, но ты все еще можете их подать, я проверил. Так что подпиши это. Я не буду бороться. Отбуду любое наказание, которое суд сочтет правильным. - Ты что, с ума сошел? - я изумленно уставился на него.  - Просто возьми их, - сказал отец, хватая меня за запястье. Рука появилась из ниоткуда, отбросив отца от меня в сторону. Серё встал между нами, толкая меня за спину, его плечи напряглись, как будто в нем кипел вулкан. По правде говоря его узкие плечи и худые руки на самом деле не производили особого впечатления, когда он столкнулся с моим отцом, который был, вероятно, на дюжину сантиметров ниже, но легко перевешивал его на сорок или пятьдесят килограммов. Тем не менее, я думаю, что любой, у кого есть хоть капля здравого смысла, был бы должным образом напуган властным, убийственным тоном, которым он сказал:  - Отойди от него. Вот дерьмооо... Я схватил Серё за локоть и плечо, следя за любым движением отца, которое означало бы, что он вот-вот перейдет в режим берсерка. Серё вероятно не понимал насколько тот был опасен.  - Все в порядке, отойди, - прошептал я ему в спину. - Что он с тобой сделал? - потребовал ответа Серё, не сводя глаз с моего отца. - Ничего. Он как раз собирался уходить, - я бросил на папу острый взгляд, но он, казалось, не заметил. - Ты..., - обратился он к Серё. - Ты друг Юзуру? - Я его парень, - вызывающе сказал Серё. - И я бы представился должным образом, но так как ты не заслуживаешь быть отцом Юзуру-сан, то и я не хочу этого делать. У меня отвисла челюсть. Я никогда раньше не видел, чтобы Серё был с кем-то груб. Его изящная челюсть была сжата в жесткую линию, что напомнило мне о его брате. Вокруг него клубилась такая воинственная энергия, что даже я испытал благоговейный трепет. Я притянул его немного ближе, пытаясь увеличить расстояние между ним и папой. Папа хмыкнул, разглядывая нас и наморщил нос.  - Я не понимаю, - сказал он. - Парни встречаются с парнями... Но кто я такой, чтобы говорить? У меня не очень хорошо получались быть с твоей мамой. По какой-то непостижимой причине мне было неприятно слышать, как он это говорит.  - Это неправда, - выпалил я через плечо Серё. - Когда-то ты был замечательным мужем и отцом. Мама сделала то, чего не должна была делать, и это не твоя вина. Он посмотрел на меня так , как будто то, что я только что сказал, сняло тяжесть с его сердца. - Я.. Спасибо тебе, Юзуру. За то, что сказал это... - прошептал он и поклонился. - Но все, что ты сделал после, это была чертова куча дерьма, - напомнил я ему. - Ты прав. Так что, пожалуйста, возьми, - отец снова протянул бумаги. На этот раз не мне, а Серё. - Ты попытаешься убедить его? Серё взял бумаги и просмотрел их.  - Ты хочешь, чтобы Юзуру-сан выдвинул обвинения в нападении? - недоверчиво спросил он. - Я никогда не смогу компенсировать то, что сделал, - сказал отец, глядя на меня. - Я знаю это. Но я должен заплатить за это столько, сколько смогу. - А как насчет Юрико? - взволнованно спросил я. - Бабушка и дедушка, знают о том, что ты делаешь? - Я с ними разберусь, - на лице отца появилось решительное выражение. - Я позабочусь о том, чтобы с твоей сестрой ничего не случилось, чтобы она осталась с тобой и твоей мамой. Но действительно ли я собирался так поступить с Юрико? Превратить ее в "того ребенка", чей отец сидел в тюрьме? Это было совсем другое дело, чем быть ребенком разведенных родителей. Ее бабушка и дедушка были мелочными людьми. Не может быть, чтобы они не выместили это на ней, если бы я сделал это. Серё скрестил руки на бумагах.  - Тебе пора идти, - сказал он отцу. - Если ты еще раз побеспокоишь Юзуру-сан в школе, я позвоню в полицию. (прим.пер. - Серё намеренно обращается ко взрослому на "ты", это знак вопиющего неуважения в Японии. Так Серё выражает свое отношение к отцу Юзуру и мы понимаем почему оно такое...) Папа поклонился и пошел мимо нас к воротам. Но вдруг остановился и повернулся ко мне. - Юзуру, то, что ты сказал в больнице. Было ли это правдой? - А? - я не мог понять о чем он говорит. - Что ты бы... - отец запнулся, но все же продолжил. - Даже если бы я не был твоим отцом, ты бы выбрал меня? Разве я так сказал? Не мог вспомнить, ведь я был так взвинчен в то время. Но это было то, о чем я думал про себя сотни раз после того, как он ушел из нашей жизни. Так что тот факт, что это вырвалось у меня изо рта, когда я был зол, меня не удивил.  - Да. Дело в том, что он был моим отцом. Не какой-то таинственный чувак, который обрюхатил мою маму, а затем исчез для своего следующего великого приключения. Этот мужчина прямо здесь был единственным отцом, который у меня был. Единственным, кого я когда-либо хотел.  Он вздохнул и медленно кивнул.  - Я бы хотел... Жаль, что я не сделал все по-другому. Он встретился со мной взглядом своих водянистых, налитых кровью глаз. И впервые за очень долгое время я действительно знал, о чем он думает. Все семейные трапезы, школьные мероприятия, турниры по стрельбе из лука, ночные домашние задания и ленивые выходные, когда мы бы вместе строили модели, которых никогда не было. Всему, чему он мог бы научить меня в отношениях отца и сына, праздникам, которые мы могли бы провести вместе всей семьей, шуткам, которых у нас никогда не было. - Я многое упустил, не так ли? - спросил отец. Внезапно мне стало трудно глотать.  - Мы оба упустили, папа. Он не поправил меня. К тому времени, как он добрался до школьных ворот и скрылся из виду, моя голова, казалось, вот-вот взорвется. Я не мог заставить свои ноги двигаться, и воздух в моих легких был резким и щемящим. Мне было грустно, и это заставляло меня чувствовать себя беспомощным и злым. Мне было жаль отца, хотя он и не заслуживал ни капли жалости. Мне было жаль себя, жаль маму, жаль Юрико. Вся наша чертова семья была чертовым мусорным баком, полным глупых ошибок и глубоких шрамов. В итоге проиграли все. (прим.пер. - мой медвежонок... сколько же тебе пришлось пережить...) Какого хрена ему понадобилось появляться здесь? Если бы он действительно хотел загладить свою вину, лучшее, что он мог бы сделать, - это исчезнуть и никогда больше ни с кем из нас не разговаривать. - Юзуру-сан. Эй, ты в порядке?  Встревоженное лицо Серё возникло передо мной. - Нет, - сказал я, проводя рукавом униформы под носом. Серё достал салфетку из какого-то волшебного внутреннего кармана своей куртки и вытер мне лицо.  - Давай, давай выбираться отсюда. У меня есть еда, - он похлопал по сумке, перекинутой через плечо, которая, казалось, действительно была набита коробками с бенто. - Умэки-сан упаковала столько, чтобы хватило бы накормить всю Имперскую армию. Так что пойдем поедим, хорошо? На лестничной площадке под крышей Серё открыл коробки и начал подносить к моим губам яйца, рис, соленые огурцы и терияки по одному за раз. Еда Умэки-сан, как всегда, была потрясающей, но радость, которую я обычно получал от вкусной еды, не могла проникнуть дальше за пределы моих вкусовых рецепторов. Она успокоила мой желудок, но тяжелую боль в груди невозможно было утолить, сколько бы я ни ел. Серё сидел рядом со мной, теплый и терпеливый, как будто понимал, что сейчас мне больше всего нужно его присутствие. Он придвинулся достаточно близко, чтобы наши бедра соприкоснулись, и его успокаивающее тепло подействовало на меня как обезболивающее. Когда мой желудок начал протестовать, что больше ничего не может вместить, я осторожно оттолкнул его палочки для еды и вместо этого положил голову ему на плечо. Серё обнял меня за плечи и убрал коробки с завтраком. Я закрыл глаза, вдыхая его запах и через несколько минут я задремал. XXX После окончания занятий Серё встретил меня у школьных ворот. К тому времени я уже почти пришел в себя и остановил его, когда он попытался последовать за мной на улицу. - Куда ты идешь? - Хочу поехать с тобой на поезде в твою вечернюю школу. Я бросил на него испепеляющий взгляд.  - Нет. Ты не пропустишь первую клубную тренировку в этом семестре! Ты уже пропустил те, что шли в зимние каникулы. - Но... - Не волнуйся, - сказала Койке, появившись у меня за спиной.  Она довольно грубо обняла меня за шею, в то время как Уцуми появился с другой стороны от меня и ухмыльнулся Серё.  - Сегодня мы особенно хорошо позаботимся о Шино. Я рассказал своим друзьям о визите отца, в основном потому, что Койке не оставила меня в покое из-за моего унылого вида, когда я вернулся с обеда. Мы с Койке не знали друг друга тогда, когда все это случилось с моим отцом, но Уцуми в то время был моим одноклассником, так что он знал. Я предполагаю, что эти двое назначили себя моими телохранителями на обозримое будущее. Конечно, Серё все еще выглядел так, как будто хотел возразить, поэтому я сказал:  - Мне нужно учиться, а ты будешь тренироваться. Я позвоню тебе вечером, когда вернусь домой, если ты еще не будешь спать. - Я тебя подожду, - быстро заверил Серё меня. Я кивнул, и Койке повела меня прочь. Но потом я остановился и обернулся.  - Серё! Я действительно очень рад, что ты здесь сегодня. Он просто улыбнулся, с тем мягким блеском в глазах, который всегда заставлял меня чувствовать тепло.  - Я тоже. Пока Серё так смотрел на меня, не имело никакого значения, что сделал мой отец. - Поговорим сегодня вечером, - сказал я и позволил Уцуми и Койке увести меня в сторону железнодорожного вокзала. ------------------------------------------------ (прим.пер. - ну вот наконец наша парочка вместе)) теперь уже надеюсь навсегда)) потихоньку закрываются все петли этой истории. И я рада, что отец Юзуру тоже нашел в себе силы поступить так, как поступил.) 
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования