Где мой дом?

Смешанная
NC-17
В процессе
54
автор
Размер:
планируется Макси, написано 82 страницы, 11 частей
Описание:
Волан-де-Морт побежден. Студенты Хогвартса, которые решили вернуться, уже в Хогвартс-Экспрессе.
Нужен ли был этот 7 курс им всем? Или это попытка вернуться к тому, что навсегда разрушено - к детству?
Посвящение:
Просвещаю всем тем, кто верит, что злых людей нет. Есть глубоко раненые люди.
Примечания автора:
1/ Действие происходит в Хогвартсе, после войны. Директор - Минерва Макгонагалл.
2/ Студентам дозволено ходить на все уроки, вне зависимости от Сдачи СОВ. Решение Министерства Магии, в честь победы над всем темным и злым.
3/ Любви Рона и Гермионы никогда не существовало - они всегда были друзьями.

Это моя первая работа. прошу не судить очень строго.. я стараюсь и старалась, очень. Но, готова ко всему.

Я хотела передать то, как иногда злые "персонажи" всего лишь запутавшиеся хорошие люди. А ревность иногда разрушает даже очень долгую дружбу.

Возможно Драко не такой как в каноне.. а кого-то расстроит, что Гермиона никогда не любила Рона.. Но, я хотела видеть эту историю так. Она родилась в моей голове в таком виде.

Всем любви и понимания.
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
54 Нравится 41 Отзывы 25 В сборник Скачать

Д.М.

Настройки текста
Грейнджер пялилась. Периферическим зрением он видел эти карие глаза из тысячи других глаз. Но, его игра имела лишь одно правило на сегодня - ни за что не пересечься с ней взглядами. Ни в коем, мать его, случае. Дни в больнице пролетели так незаметно, что показалось будто это были всего пару часов. Все потому, что Малфою совершенно не хотелось возвращаться на учебу и отвечать на вопросы, почему это он завалился в обморок. Перед тем, как его спокойствие нарушила Грейнджер, Драко буквально умолял Помфри отпустить его. В прямом смысле. С того момента, как старуха запихала в него мерзко-пахнущее зелье и его глаза распахнулись, рот Малфоя изрекал одни и те же слова - "мне пора идти" и "я здоров". Но, на утро, как же была удивлена та самая Помфри тем, что Малфой начал жаловаться на крайне плохое состояние и просил оставить его не то чтобы до вечера, а на пару-тройку дней. Сначала она просто смотрела на него с недоверием и, осматривая его тело, все шептала над уже зажившими ранами заклинания, проверяя их на заклятия. На третий день она спросила точно ли кроме бладжера, летевшего в Драко не было ещё чего-то, чего он не заметил, опять же намекая на проклятия. А на четвёртый МАдам Помфри окончательно разоблачила его симуляцию болезненного состояния и силой вытолкала Драко ранним утром из больничного крыла, с угрозой пожаловаться директору на столь отъявленное притворство и пропуск занятий уже не по совсем уважительной причине. И Драко пришлось уйти. Как и пришлось спуститься в гостиную Слизерина, словив на себе кучу недоумевавших взглядов сонных учеников, не ожидавших в субботу, перед Хогсмидом, увидеть Малфоя в добре и здравии. Первым делом, буквально влетев в комнату, он заметил, что третья кровать в темно-изумрудной комнате пуста, а Забини с задором в глазах смотрит на него: - Чего пялишься, Малфой?! - Блейз усмехнулся, - Нет больше тут Гойла, переехал к Урхгарту и Монтегю! Ну, а Теодор вечерком переедет к нам! Так что, мой повелитель, - парень ещё раз хохотнул, - Все складывается как нельзя лучше. Малфой улыбнулся уголком рта. Черт, если бы не Забини я бы давно канул в лету или к чертям собачим скорее. Он пересёк комнату под все ещё веселым взглядом Блейза и уселся на свою заправленную кровать, шумно выдохнув и разглаживая невидимые складки на серебряном покрывале. - Твоя работа? - улыбаясь спросил блондин, кивая на пустующую кровать, принадлежавшую ещё совсем недавно Гойлу. Блейз снова расплылся в самодовольной улыбке: - Что ж, признаю, без меня не обошлось, но.., - Забини прочесал затылок, - Помнишь, зелья и заклинания лечебные..,- улыбка сползала с лица Забини, - Ему потом несколько дней снились кошмары, начиная с той ночи, когда ты.. - Блейз кашлянул, - В кошмарах он кричал твоё имя и умолял оставить его в живых. Если честно, я думал, что он вспомнит все. И, мне казалось, что эти крики ночные слышал не только я, но и все подземелье, включая Слизнорта. Драко насторожился. Не хватало только разборок со Слизнортом. Парень успел забыть, как хладнокровно "разукрасил" лицо Гойла перед тем, как загреметь в больничное крыло. Волнение начало разливаться по венам блондина. Но, Блейз снова начинал улыбаться, продолжая вести свое повествование: - Было жутковато и Гойл порядком меня задолбал. Ну, я возьми да скажи, что ты проклял его кровать и теперь так и будет. Знаешь.. это было, кроме всего прочего, для того, чтобы отвести подозрения, мол это все сны и..ты его никогда не избивал до полусмерти, - чернокожий парень взмахнул руками в воздухе, будто в возмущении, - А Гойл нажаловался старику. Тот переполошился.. приходил, проверял. А я ржал. Прикинь, они все поверили, что ты реально проклял его кровать! Слизнорт и к тебе порывался пойти, но, Помфри была неприклонна и говорила что ты.. типа не в себе и не надо беспокоить. Как-то так. Правда, Гойл сдал меня Слизнорту. Сказал, что это я ему про проклятья наплёл. Ну и.. за, скажем так, враньё я теперь 4 воскресения подряд буду мыть склянки старика. Но, Гойла нет, так что.., - Забини приподнял брови, - С тебя огневиски! Драко усмехнулся, ещё раз благодаря святого Салазара за существование Блейза Забини - Знаешь, Блейз, с меня будет даже больше чем огневиски! - взгляд парня внезапно изменился, - Блейз, серьезно, спасибо. Пенси встретила Драко столь же тепло. Надо сказать, что она и в больничном крыле его задолбала. Оставляла записочки, присылала конфеты с первокурсниками, когда Драко не успевал притвориться спящим Висла на его плече добрых полчаса и лепетала о том, что ее любовь заставит его поправиться. Любовь, как же. Так что, увидев , как он спускается к завтраку в компании Блейза, девчонка обхватила его руку как сильно, что казалось переломит ее пополам. Забини всю дорогу ухмылялся видев недовольное лицо Малфоя и влюблённые глаза Паркинсон. Она пялилась. Ее рыжий дружок шептал ей что-то, а она смотрела на Малфоя. Что тебе нужно, Грейнджер? Драко быстро расквиталась с едой. Он ел. Кажется это был первый из дней на неделе, когда он ел нормально. Его напугало отражение в зеркале. Последний раз такие синяки под глазами он видел у себя года полтора назад. Нужны были силы. По крайней мере для сегодняшней попойки в Хогсмиде. Ведь Блейз совсем не шутил про огневиски. Блейз никогда не шутили по поводу алкоголя. Драко на автомате вытащил своё тело из под навалившегося тела Пенси. Она умудрилась поцеловать его в щеку, от чего, где-то внутри у Драко что-то свело. Хлопнув Забини по плечу он заставил Блейза закончить с завтраком и они вместе одни из первых вышли из Большого зала. И кроме взгляда карих глаз, которые прожигали Малфоя, он чувствовал и остальные взгляды, устремившиеся в его спину. Все шептались, как будто бы Драко был глухонемым. Ещё бы. Загремел почти на неделю в больничное крыло. Было что обсудить сплетникам в первую неделю. Создал новость. Раньше его порадовало бы всеобщее внимание. Но, лучше бы на этот раз они как и раньше плясали вокруг святого Поттера. Вспомнился третий курс и как Поттер постоянно валялся в обмороках. Тогда это казалось очень смешным. Повод назвать всемогущего Гарри Поттера слабаком. Смешно, это было до тех пор пока он сам не потерял сознание. На 7 курсе. Пару дней назад. Да уж. Поттеру по крайней мере было 13.

***

Погода в этот субботний поход в Хогсмид не заладилась. Дул ветер, отрывая ещё не до конца пожелтевшие листья с деревьев. Капали мелкие дождинки, создавая мерзкое ощущение промозглости и наступившего внезапно октября. Видимо погоде было глубоко плевать, что до октября, как минимум, три недели. Одеться следовало почти по-зимнему. Но, Драко Малфой и Блейз Забини знали, что их согреет в этот субботний день, который скорее всего перетечет в не менее теплый вечер. Время близилось к полудню. Двое парней шагали по давно известной всем ученикам Хогвартса дороге в Хогсмид. Завтрак почти улегся в их желудках. На Драко был надет плащ-мантия. Новенький. Пошитый на заказ. Подарок матери. Она умела выбирать вещи. Хотя, отцу никогда не нравилось, что Мать ходит за такими вещами, как Мантии, под ручку с сыном. «Ты его избаловала с самых пелёнок, он ничего не может сам». Драко невесело усмехнулся воспоминанию и засунул руки в карманы. Блейз шёл рядом, насвистывая. Он был одет почти по-магловски. В какой-то кожаной куртке. И совершенно не подходил компаньоном изящно запахивающему плащ Малфою. Они никогда не подходили друг другу. Даже в не заглядывая в их души, со стороны они казались выходцами из разных миров, несмотря на чистокровность и принадлежность к одному факультету. Хогсмид уже виднелся вдалеке. И это придавало воодушевления. Драко хотел "надраться". Ему это было необходимо. В буквальном смысле. Приплясывающий рядом Забини видимо тоже в этом нуждался, правда причины их желаний были разными. Теодор догнал их и присоседился третьим к дуэту ребят, хлопая друзей приветственно сзади по плечам. Парень тут же приоткрыл свою бордовую мантию, как будто бы покрытую чешуей, и, под ней, во внутреннем кармане, поблескивала бутылка с огневиски. - Нам есть 17, - хмыкнул Блейз и величественно задрал подбородок. - Забини, мы в школе, а это значит нам смогут отказать, - Тео улыбнулся, - И ваш друг спасёт вас. За отдельную плату, разумеется. Блейз толкнул Нота в плечо и они всю дорогу шутливо пихали друг друга в бока. Малфой иногда улыбался, когда друзья пытались втянуть его в свою нелепую детскую потасовку. Но, он не мог отключиться от себя самого. Просто забыться, как эти двое. Просто жить, как обычный ученик ХОГВАРСТА. Он и не был обычным, кому он пытался соврать. Себе? Он был пожирателем смерти. Все вокруг знают это. И все эти осуждающие взгляды вокруг - это то, что будет преследовать не только в этом учебном году, но, скорее всего, и всю оставшуюся жизнь. По этой причине Драко просто шёл рядом, пытаясь не приковывать себе дополнительное внимание и со стороны могло показаться, что он просто высокомерно задрал нос, картинно не ввязываясь в ребяческие шалости. Собственно, как всегда.

***

- Нет, ну вы посмотрите! Напыщенный мудак!, - сипел Рон, успевший подхватить насморк на тренировке по квиддичу, - Он даже рядом своими слизнями ведёт себя, как .. - Рон, - перехватила почти вылетевшее бранное слово из его рта Гермиона, - Ну перестань! - Да а что? Он всю неделю валялся в больничном крыле, отдыхая от этих занятий, а теперь что? Идёт в Хогсмид! Да с таким видом, будто он король жизни. Ведь ты за него готовила оборотное всю неделю! - Рон презренно пялился на Малфоя. - Рон, если б я не видела как ты лижешься с Мирандой Джойс вчера, я бы сочла, что ты испытываешь чувства к Малфою, отвали от парня, - весело рассмеялась Джинни, которая только и делала, что рушила аккуратные кучи золотистых листьев своими ботинками. Рон пробурчал что-то неразборчивое в ответ, а Гермиону почему-то новость о поцелуе Рона уколола. Ревность? Кажется, Рон часто делал ей неоднозначные замечания или намёки. Часто. И ей казалось, что он что-то испытывает. Конечно, Гермиона не чувствовала ничего в ответ.. Но, чувство собственности захлестнуло девушку. Рон позавчера сказал ей, что не встречал девушек умнее, чем Гермиона, а теперь он.. «лижется». Гермиона незаметно вздохнула. Она слишком много себе придумывает. О Роне. О бескорыстности Малфоя после проникновенной речи. Она мотнула головой сильнее обычного, изгоняя дурацкие мысли. Зачем Рон вообще посмотрел в сторону этих змей?! - Знаешь, Рон, - Гермиона закинула руку на плечо Рона, приподнимаясь при этом на носочки, - Ты прав. Он просто напыщенный индюк!, - она расхохоталась и ее смех подхватил Гарри, рыжая Уизли закатила глаза и улыбнулась.

***

Гермиона осушила ещё половину бокала со сливочным пивом и, заскучав от истории Гарри о том, как к нему этой весной в дом вломилась странная женщина и пытаясь выпросить автограф для сына, уставилась в окно. Ее мозг впервые за долгое время отдыхал. Листья пролетали за хлипкими окнами Трёх Метел. Колокольчик над дверью исправно «отпевал оду» каждому вошедшему, а сливочное пиво уносило мысли Гермионы далеко-далеко. Ее не интересовали разговоры, ей хотелось отрешиться от себя. Она постукивала пальчиками по деревянной столешнице, отпивала из большого гранённого стакана и расплывалась в глуповатой улыбке. Щеки девушки начинали приобретать розоватый оттенок. Все было так, как она и представляла себе с утра, пока в одно мгновение девушка не ощутила взгляд. Холодный взгляд. Она кажется всегда хорошо чувствовала в толпе этот взгляд, похожий своей «остротой» на то, как снег западает зимой за ворот свитера. Хочется неприметно поёжиться и мерзкие мурашки бегут по телу. С самого первого курса она различала в толпе именно этот, пропитанный каким-то неизвестным ядом, взгляд. Не совсем трезвый ум легко выпустил это наблюдение на поверхность сознания. Гермиона даже не стала отмахиваться от этой «правды». Она лишь резко обернулась, чтобы успеть словить того, кто наблюдал за ней. Да, это был он. Надо же, кажется, до того как она отвернулась к окну, за тем столиком сидели два пуфендуйца. Теперь там сидел, конечно же, Малфой. И он смотрел не на Гермиону. Он смотрел на Уизли, который размахивал руками. Гермиона могла поспорить, что чувствовала, как он на нее смотрит. Может он успел перевести взгляд? В тот же миг Драко Малфой переключился на оранжевую жидкость в своём стакане, а затем разулыбался во все зубы Теодору Нотту и рассмеялся. Рассмеялся. Гермиона несколько раз моргнула. Поджала губы. Пробежалась взглядом по Забини, сидевшему по левую руку от блондина и отвернулась к окну. Мысли начали снова, словно черви, копошиться в ее голове. Девушка зажмурилась и сделала ещё один большой глоток сливочного пива и тут же вклинилась в разговор ребят, будто бы и не отвлекалась от него. В трёх мётлах становилось заметно шумнее. За окном уже сгущались сумерки. Гермиона почти ни разу не посмотрела в сторону Малфоя. Их компания была очень громкой. И пытаться не смотреть в их сторону было крайне сложно, учитывая то, что они ржали, как кони. И почему они не ушли в Визжащую хижину? Рон с Гарри несколько раз переругивались с ними через столы. В основном Рон, конечно. Каким боком ему мешали слизеринцы ясно на было. Старая привычка. Троица пила вовсе не сливочное пиво, как Гермиона и ребята. Они пили огневиски и, как следствие, хмелели быстрее. Теодор, худощавый шатен, с красивыми выразительными глазами, кривлялся больше всех. Он рассказывал какие-то невероятные байки, которые приходилось слушать не только его приятелям, но и всем в баре. Присвистывал и отпускал сальные комментарии девчонкам, проходящим мимо, чем веселит абсолютно всех, несмотря на принадлежность к факультету. Малфой тоже был в приподнятом настроении, это Гермиона отметила. На его щеках играл румянец, подобно щекам Гермионы, и она подумала о том, что в первые видит румянец на лице Малфоя. Девушка, разглядывая слизеринца, совсем не заметила, как серый пронзительный взгляд снова упёрся в неё. Она испугалась, встретившись с Малфоем глазами. Почти встрепенулась. Взгляд не был по обыкновению холодным. Скорее настороженным, но как будто «подтаившим» - без капли неизменной злобы. Гермиона часто заморгала и отвела взгляд. Она сказала Гарри и Рону, что ей нужно в туалет. Нужно было хотя бы 5 добрых минут отдохнуть от желания смотреть в сторону этих несносных мальчишек. На просьбу пойти вместе Джинни отмахнулась. Она умела всегда напиться раньше всех, поэтому она слишком была увлечена тем, чтобы веселить всех в радиусе двухсот дюймов. Гермиона прошла сквозь зал и оказалась в туалетной комнате, где была куча людей. Она ополоснула лицо, так как ее щеки были цвета алых яблок и шумно выдохнула от чего зеркало слегка запотело. Гермиона прочертила линию на запотевшем стекле, слегка улыбнулась самой себе и вышла. Раскрыв дверь и подняв глаза девушка встретилась нос к носу с зеленоглазой брюнеткой, которая тут же скривила рот. - Смотри куда идёшь, кривозубая! - лицо брюнетки исказилось сильнее и она толкнула Гермиону в плечо. Гермиона была куда хрупче, чем Пенси Паркинсон, поэтому грифиндорка тут же оступилась на пару шагов назад, успев учуять слишком яркий запах алкоголя, исходивший от Пенси. - Ты ненормальная? - тут же выпалила Гермиона и ее щеки порозовели сильнее, наверное от наглости слизеринки. Пенси открыла рот, пытаясь извергнуть еще какую-то гадость, но, внезапно, на ее плече оказалась мужская рука с длинными бледными пальцами. - Успокойся, Паркинсон, - произнёс ровный холодный голос и из тени появился силуэт высокого блондина. Это был Малфой. Снова. Брюнетка оторопела, ее глаза наполнились удивлением, точно таким же, как то, что переливалось в глазах Гермионы. На лице Драко Малфоя, не смотря на количество алкоголя (которого, как показалось Гермионе было очень много выпито его компанией) ничего не отражалось. - Что? - произнесла Пенси не то со злостью, не то с непониманием. А вот в голосе девушки явно слышались нотки нетрезвости. - Отойди от Грейнджер, говорю, Пенси. И уйди от входа в уборную, будь так добра, - с точно той же интонацией, какой была произнесена первая фраза, вымолвил Драко, абсолютно не смотря на Гермиону и просто выжигая дырку своими бездонными стеклянными глазами в Паркинсон. - Милый Ди, эта.. эта дура, она.., - Паркинсон была растеряна, Гермиона видела это. Она часто моргала ресницами и буквально заглядывала в непроницаемое лицо Драко Малфоя, пытаясь различить его настроение. Честно говоря, от ледышек в голосе парня и Гермионе хотелось убраться подальше. «Ди», Мерлин, можно ли было придумать что-то хуже, чем это прозвище? Блондин явно сжал зубы, желваки на его лице заходили ходуном. - Ты хочешь проблем, Паркинсон? Не нарывайся, говорю. Забини прилетит из-за тебя. Иди куда шла, - Малфой не отрывал взгляда от Пенси. Гермиона впервые видела на лице всегда уверенной в себе слизеринки такую растерянность. Может виноват алкоголь? Или она всегда так реагирует на "приказы" Малфоя? Пенси ещё пару секунд недовольно кривила своё лицо, затем хмыкнула, смерила взглядом Гермиону и быстрым шагом, клацая каблучками, прошла мимо уборной (хотя явно собиралась туда) и уселась рядом со своей компанией слизеринок, попивающих какие-то ярко-зелёные напитки. Паркинсон гордо выпрямилась и сделала глоток такой же зеленоватой жидкости из своего стакана. Гермиона повернула свою голову и встретилась взглядом с Малфоем молниеносно отступив на два шага от двери в тень, уступая ему дорогу. - Привет, - тихо произнесла она. Почти пискнула. Почему-то ей казалось, что за то что он прогнал пьяную и дерзкую Пенси, она должна, хотя бы, сказать "привет". Тем не менее, внутри все съежилось и затрепетало, будто у ученицы не выучившей урок. Взгляд Малфоя не поменялся. Только теперь вместо Паркинсон он прожигал взглядом Гермиону. Малфой не отвечал на приветствие, но так же сделал два шага в сторону, встав снова ровно напротив Грейнджер, правда теперь их обоих скрывала тень угла. Затем слизеринец слегка прочистил горло, провёл взглядом от ног Гермионы одетых в темные джинсы до волос, распущенных и пушистых. - Она толкнула тебя чтоли? - спросил он глухо, на этот раз почти не смотря ей в глаза, а бегая по силуэту девушки, как будто бы высматривая, удалось ли Паркинсон как-то навредить ей. Гермиона замешкалась. Все слова в ее умной голове смешались. Язык стал ватным. - Да нет. Ну, то есть.., я.., я была на ее пути, она.. да, - Гермиона сглотнула. О, Великий Годрик! Как глупо она себя чувствовала. Не связала и двух слов. Малфой хмукныл. Уголок его губы пополз вверх. Гермиона под светом тусклых ламп снова различила на его щеках румянец. Вряд ли он смущён. Наверное, на него так действует алкоголь. Пока она разглядывала розовые пятна на бледных скулах слизеринца, выражение его лица снова стало серьёзным. - Следущий раз, Грейнджер, тоже ее толкни. Я не всегда смогу спасать тебя, понимаешь? - Гермиона свела брови в недоумении, а потом вспомнила, как она шандарахнулась об дверь купе на глазах у Малфоя и упала в его руки на лестнице. - А.., а я.., я не.. не всегда буду на твоей стороне, - девушка не могла точно сказать, передала ли она то, что хотела намекнуть Малфою о их тайне, поэтому решила перейти в атаку, - А ты! Тебе вообще то что? - девушка чуть повысила голос, - Толкнула и толкнула! Это же.. твоя,.. твоя, - Гермиона замешкалась, почувствовав, как покраснела ещё сильнее. Так, что даже ее уши горели огнём. Она совершенно растерялась рядом с Малфоем. Снова. Малфой шумно выдохнул. Потёр свой лоб, затем посмотрел в потолок. Девушка хмыкнула, скорее наигранно, чем всерьёз и, резко развернувшись, решила закончить эту нелепость. Холодные пальцы ухватили ее запястье. Она вздрогнула от прикосновения и не могла точно сказать от чего ее тело покрылось мурашками. От того, что рука Малфоя была температурой явно ниже, чем взволнованная Гермиона, или само прикосновение слизеринца вызвало внутри неё такую реакцию. Она обернулась и часто захлопала ресницами, подстать Пенси. Слова не шли на ум, лишь глаза бегали от длинных пальцев на запястье до серых глаз, которые смотрели спокойно в ее встревоженные карие глаза. - Она совсем не моя, Грейнджер, в любых смыслах этого слова. И никогда ею не станет, - блондин сказал это тихо. Вкрадчиво. Сжимая тонкое запястье Гермионы чуть сильнее. В его лице не было ни злости, ни раздражения. Он облизнул губы. Гермиона проследила за этим движением. Она сглотнула непрошеные слюни. Ее дыхание снова участилось. Малфой же отпустил ее запястье. Аккуратно отпустил. Ей даже показалось что большим пальцем напоследок он провёл по косточке. (Но, в последующем она списала это на галлюцинацию.) - Дыши, Грейнджер, - голос парня вернул девушку к реальности. Уголки губ Драко Малфоя снова были чуть приподняты. Затем парень довольно стремительно развернулся на каблуках и вошёл в уборную. Гермиона же, совершенно не помня себя, пошла обратно к ребятам.

***

Ближе к 10 вечера мадам Розмерта начала прогонять всех. В основном, конечно, в баре оставались старшекурсники и преподаватели. В том числе и новый преподаватель по ЗоТИ, изрядно выпивший и споривший со Слизнортом о чём-то. Гермиона к тому моменту уже попивала домашний лимонад. Сливочное пиво, а тем более что-то покрепче, не лезло в горло. Мальчики были настолько пьяны, что думали, что Гермиона пьёт огневиски из бокала для коктейлей и придумывали веселые шутки на тему ее алкоголизма. Весёлыми они казались только мальчишкам. Джинни, несмотря на то, что тоже довольно сильно захмелела, продолжала потягивать из своего бокала сливочное пиво, не на ровне с ребятами, но все же. Гермиона же снова была где-то в "другом месте", хотя, физически, все ещё сидела в полупустом заведении. Пенси Паркинсон в ее сторону не смотрела оставшийся вечер. Собственно, она и девчонки-слизеринки свинтили из Трёх Метел после ещё одного бокала зелёного варева от мадам Розмерты. Гермиона в отражении окна проследила за тем, как Паркинсон подошла к Малфою и чмокнула его в щеку, что-то прошептав на ухо. Парень отмахнулся и свёл брови. Она уже знала это выражение лица. Губы парня были искривлены. Такое же выражение лица было у него, когда Гермиона приходила допрашивать его в больничное крыло. Малфой был недоволен. Однако и компания Малфоя, состоявшая из Забини и Нотта, покинула заведение через добрых полчаса после Паркинсон. Они вылакали, казалось, больше бутылки огневиски на троих. Но, на ногах держались. И только когда эта компания вышла и колокольчик прозвонил о их уходе из ее любимого заведения, Гермиона выдохнула. Однако войти и вникнуть во всеобщее настроение за ее столом так и не смогла.

***

Ребята шли по дороге к Хогвартсу. Гарри, совсем пьяный и наконец совершенно счастливый обнимал и чмокал Джинни каждые минуты две. Раз пять сказал, что Рон и Гермиона - это лучшее что случалось в его жизни. И в совершенном веселье иногда запускал небольшой фейерверк из палочки. «Карманный» - такое название он дал ему. И следовало отметить, что оно идеально подходило. Так называемые огонёчки в виде искр, круглой формы были в диаметре не больше десяти дюймов. Оказалось, Гарри выучился этому на так называемых каникулах. Нашёл в записях Сириуса нелепое заклинание. Выдуманное. И вот что вышло. Рон напротив не был очень весёлым. Но, несколько раз все-таки пробурчал Гермионе о том, что какими бы не были все девчонки, которые оказывают ему внимание, лучше Гермионы девушки он не встречал. Гермиона же в ответ лишь хихикала и трепала парня за волосы. Она была слегка пьяна и ей льстило сказанное Роном. Стиралась дневная ревность. Но, не меньше сказанное Роном настораживало. Не начнёт ли он за ней ухаживать? Собственно поэтому, кроме ужимок и смеха, она ничем не ответила парню, надеясь, что Рон Уизли завтра и не вспомнит о том, что болтал своим длинным языком сегодня.

***

В гостиной было много народу. До полуночи оставалось около часа, так что грифиндорцы вовсе не спешили ложиться спать. Гермиона заметила Невилла, который несмотря на уговоры Рона и Гарри не пошёл в Хогсмид. Невилл сидел возле камина с Полумной. Неизвестно как пропустили девчонку после десяти вечера в чужую гостиную, но Гермиона вовсе не хотела портить им вечер. Девушка была намного трезвее своих друзей и поэтому поднимала их поочерёдно с кресел, пытаясь отправить в спальни. Джинни отнекивалась и висла на Гарри. Рона было невозможно сдвинуть с места, он уже почти храпел в старом бордовом кресле. Бросив попытки поднять рыжеволосого друга, она принялась за Гарри. Они с Джинни (вступив в сговор) поддались и поднялись наверх. Джинни юркнула за спину Гарри и прошмыгнула в спальню мальчишек под возгласы Гермионы. Гарри смущенно улыбался и что-то мямлил. Рыжая, напоследок, выбежала и остановившись ровно перед дверью комнаты Гарри, Рона и Невилла, чмокнула Гермиону в нос, крепко обняла и закрыла массивную дверь перед ее носом, заталкивая за эту дверь брюнета в очках. Гермиона уселась на ступеньки лестницы и шумно выдохнула, слегка улыбнувшись. Она посмотрела вниз - на Рона, чей храп разносился по гостиной, затем на Невилла и светловолосую когтевранку, на ребят помладше, которые раскладывали конфеты, купленные в Сладком королевстве и тут ее кто-то потряс за плечо. Гермиона резко обернулась и увидела за своей спиной мальчишку. Он был не старше лет четырнадцати. Мальчишка широко улыбнулся и протянул белёсый клочок пергамента, свернутый в два раза пополам. - Гермиона, я Тедд, - мальчишка улыбнулся шире, явно пытаясь понравится старосте его факультета, - Передали, пока тебя не было. Гермиона оглядела мальчика. На нем была пижама, явно магловская. Она слегка улыбнулась в ответ на улыбку и взяла из его рук пергамент. Странно, может Макгонагалл. - А кто передал? Мальчишка пожал плечами: - Когтевранка. Курс четвёртый или даже пятый, - произнёс Тедд задумчиво, - Сказала разворачивать нельзя, а то волдырями покроюсь, а тебе можно. То есть, ты открывай, Все будет хорошо, - он смущенно улыбнулся, - Ну, пока, - Гермиона не успела ничего сказать в ответ. Шустрый мальчишка зашёл в соседнюю от Гарри спальню. Девушка опасливо и аккуратно развернула бумагу, которая лоснилась и явно была очень хорошего качества. Срез был ровный. На клочке бумаги было совсем мало слов, выведенных очень красивым аккуратным почерком. «Под совятней, в полночь. Буду ждать до половины первого.» Гермиона несколько раз моргнула и опустила глаза ниже. В правом углу красовались всего две буквы, выведенные ещё аккуратнее, чем незамысловатая надпись. Две буквы, под которыми вряд ли мог скрыться кто-то ещё — "Д.М."
Примечания:
Ох, я приношу свои величайшие извинения за задержку!!!

реальная жизнь не давала покоя и крала все мои мысли.

Драко владеет моим сознанием. И хочет быть главным героем. Хотя.. я всегда думала, что Гермиона - это воплощение меня и ее персонаж будет более открыт для читателя.

надеюсь, эта часть понравится вам<<

хотя... собственно, ничего такого в этой части нет...

очень жду комментариев
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты