A Match Made In...

Слэш
Перевод
R
Заморожен
129
переводчик
Автор оригинала: Оригинал:
https://archiveofourown.org/works/27904708/chapters/68332249
Пэйринг и персонажи:
Размер:
94 страницы, 11 частей
Описание:
Когда выяснилось, что Ирука является омегой, он смирился с тем, что ему не разрешили служить в качестве шиноби Конохи. Теперь, в 18 лет, Совет потребовал, чтобы он вышел замуж за Хатаке Какаши, печально известного хладнокровного убийцу, для блага деревни
Примечания переводчика:
В начале глав будут предупреждения с прямыми ссылками на не-каноны, а также краткое изложение ключевых событий главы в примечаниях на тот случай, если вы не захотите ее читать. Между основным сопряжением не происходит никакого несоответствия, и ничего не происходит "на экране". Пожалуйста, позаботьтесь о себе и пропустите главы, если вам это нужно.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
129 Нравится 46 Отзывы 32 В сборник Скачать

С такими друзьями...

Настройки текста
Ирука продолжал поглядывать на Хатаке, пока они шли. После того, как Ирука ушёл, прикусив язык из-за такой глупости, как плохая репутация (и действительно, почему он не учел тот факт, что из всех людей, Хатаке, скорее всего, единственный понял его мнение по этому поводу?), они больше ничего не сказали. Хатаке казался таким же крутым и собранным, как всегда — он даже не повысил голос и не зарычал, когда указал, что, возможно, его называли другом-убийцей, также ужасно, и он, вероятно, мог понять отвращение Ируки к милым обращениям, будто с домашними животными, которые напоминали ему о насмешках, с которыми он слишком часто имел дело в деревне. Он был, как и весь день, слишком рассудительным и покладистым, и от этого Ирука чувствовал себя плохо. Он не хотел казаться необоснованным, но когда он сравнил свое поведение с Хатаке… ну, на самом деле оно было довольно неразумным. Это было несправедливо по отношению к Хатаке, но Ирука не знал, как что-то улучшить, и осознание того, что он недостаточно хорош, заставило его нервничать, а затем, когда он был в стрессе, он в конечном итоге стал еще больше грызть Хатаке… все это было большим беспорядком. Он с тревогой взглянул на Хатаке, не зная, что сказать теперь, когда они оба замолчали, и он не мог придумать ничего, что могло бы улучшить тишину. К тому времени, как они подошли к пристройке Академии, где располагались кабинеты учителей, он все еще не придумал, что еще сказать. Что он заметил, когда они вошли, так это дружелюбное лицо за одной из парт в открытой планировке, где учителя готовились к урокам.  — Мизуки! — воскликнул Ирука, ухмыльнувшись одному из своих старых друзей и быстро помахав ему рукой. Мизуки поднял голову и посмотрел на Ируку. Его брови от удивления приподнялись, а затем его взгляд скользнул в сторону, остановившись на Хатаке, после чего его выражение лица постепенно потемнело. — Ой. — он сказал, вставая и идя к ним через комнату — Привет, Ирука. — он взглянул на Хатаке, долго задерживая взгляд, прежде чем добавить: — Хатаке-сан. — Кадзуто-сенсей здесь? — спросил Хатаке, не обращая внимания на любезности и быстро принявшись за дело. Ирука нахмурился и хотел сказать Хатаке, чтобы он не грубил, но он также чувствовал, что, возможно, с его сегодняшним послужным списком он не имел большого права указывать Хатаке, как себя вести. — О, да, он в офисе, — указал Мизуки. — Но он сейчас на собрании. Если хочешь, можешь пойти в приемную и подождать. — Не возражаешь, если я останусь здесь? — спросил Ирука, взглянув на Хатаке. — Я действительно не хочу сидеть в комнате, ожидая окончания встречи, а ты знаешь о чем просить больше, чем я. Темные глаза Хатаке долго смотрели на Ируку, прежде чем он медленно кивнул. — Если ты этого хочешь, — медленно сказал он, — я не против подождать один. — Отлично, — с ухмылкой повернулся Ирука к Мизуки. — Так, как дети сегодня себя вели? Мизуки все еще смотрел на Хатаке с ухмылкой на губах. Через мгновение он снова обратил внимание на Ируку. — А? О, дети. Думаю, они были в порядке. Хатаке ничего не сказал, но, казалось, он долгое время смотрел на Мизуки, прежде чем пересечь комнату, направляясь в служебные помещения. Наблюдая за ним, Ирука на мгновение с благодарностью окинул взглядом пространство. На самом деле он никогда не был в учебном кабинете Академии, хотя, конечно, Мизуки рассказывал ему обо всём. — Так это то место, где ты работаешь? — Да, когда я не в классе или где-то не проверяю работы, — легко ответил Мизуки. Он оглянулся через плечо, наблюдая, как Хатаке вошел в офис, закрыв за собой дверь. Как только дверь закрылась, он снова повернулся к Ируке, схватив его за плечи. — Что ты здесь делаешь? — прошипел он — Я думал, ты будешь… ну, знаешь… — он насмешливо ухмыльнулся. — Не здесь. Ирука слегка покачал головой. — Я имею в виду, мы всё ещё не женаты, но не… ну, понимаете. Глаза Мизуки расширились от удивления. — Он не… — он потянулся, потянув Ируку за воротник. В отличие от Изумо, который относился к этому довольно мягко, Мизуки тянул так сильно, что чуть не задушил Ируку. — Ага! — Ирука схватился за свой воротник и снова поднял его. — Нет, он этого не сделал! Что, черт побери, это было? — Извини, — слабо сказал Мизуки, поправляя воротник, при этом его глаза смотрели на горло Ируки. — Ну и что, ему это не интересно? Я вообще этого не понимаю, — добавил он, ухмыляясь Ируке. — Кто бы не хотел кого-то вроде тебя? Ирука, который снова и снова говорил Мизуки, что он не особо хочет, чтобы к нему так обращались, нахмурился в ответ. — Не в этом дело, — отрезал он. Подняв руки в знак капитуляции, Мизуки, как обычно, не обратил внимания на жалобу. — Итак, вы вышли в город примерно на следующий день после свадьбы, — сказал он, бросив еще один взгляд в сторону офиса, — и вы оба согласны с этим? — Это была его идея! — Ирука подавил желание топнуть ногой. Почему люди продолжают вести себя так, будто Хатаке был в отъезде, и это была только его вина, ведь пойти сегодня гулять было идеей Хатаке? Он так устал от людей, обвиняющих его в этом, когда они оба были согласны? Глаза Мизуки расширились. — О, да? — он повернулся и еще более пристально посмотрел на офис. — Интересно, почему? — Я не знаю, может быть, ему нужно время, чтобы привыкнуть к чему-то, — ответил Ирука, честно говоря так же сбитый с толку, как и Мизуки. — Может, он просто не знает, что упускает, — промурлыкал Мизуки, подойдя немного ближе к Ируке и положив руку ему на плечо. Ирука с неудобством отступил на шаг, сбрасывая руку Мизуки. — Не думаю, что это так, — сказал он. Лицо Мизуки немного потемнело, прежде чем он наклонился вперед и сказал резким шепотом: — Он знает о… Прежде чем он успел закончить вопрос, Ирука схватил Мизуки за плечи и резко встряхнул его. — Нет! — он прошипел — Никто об этом не знает, не мог бы ты прекратить поднимать эту тему? Мизуки немного откинулся назад и посмотрел на Ируку.  — Но разве ты не думаешь, что твоему партнеру важно знать о чем-то подобном? — Мы еще не партнеры, — упрямо ответил Ирука, отпуская Мизуки за плечи и глядя на него. — И даже если бы мы были, это все равно не ваше дело. Пожав плечами, Мизуки отступил и снова обошел свой стол, сел и перетасовал несколько бумаг. — Я просто говорю, — сказал он с вынужденной беспечностью, хотя напряжение в его плечах противоречило тому, насколько он расстроен на самом деле, — может быть, поэтому он не повязал тебя, как только представился шанс. Он действительно выбрал омегу, не связанного с испорченными горшочками, из своего списка вариантов. Как ты думаешь, как он отнесется к тому, что узнает, что ты тоже испорченный товар? Ирука хлопнул раскрытыми ладонями по парте, за которой сидел Мизуки, рыча: — Как ты посмел? Горшочки не испорченные, у вас есть друзья, которые раньше были приманками! Почему ты сказал такое? Мизуки откинулся на спинку стула, сердито взглянув на Ируку. — Я не сказал, что я так думал, но вот он, — блондин мотнул головой в сторону офиса, где предположительно ждал Хатаке. — Альфы говорят, Ирука. Я не всегда согласен, но я все еще слышу, о чем они разговаривают, понимаете? И, хорошо это или плохо, но горшочки… ну, соединяться с горшочками — не совсем честь, понимаете? Парни, которые спариваются с приманками, они будто выбирают помои вместо настоящей пищи. Ирука почувствовал, как его пальцы бессознательно сжались в кулаки. — Ты сказал это Котэцу? — Нет! — Мизуки сердито посмотрел на Ируку, — Конечно, нет! Но я уверен, что он слышал это много раз. Он широко пожал плечами. — Кроме того, он любит Изумо. Ему все равно, что думают об этом другие люди. То же самое и со мной, — серьезно добавил он, протягивая руку и обнимая одной рукой сжатый кулак Ируки. — Меня не волнует, что думают другие, Ирука. Я просто забочусь о тебе. Ирука отдёрнул руку от Мизуки, все еще стараясь сохранить спокойствие. — Не надо, — резко сказал он. — Не надо? — невинно повторил Мизуки. — Не надо что? — Не надо заботится обо мне, — сказал Ирука, внезапно так сильно уставший. — Не веди себя так, — он потянул за воротник, ненадолго обнажая неповрежденную кожу, — будто это означает, что я все еще свободен, — он указал на Мизуки, который все еще смотрел на него. — Я женат, Мизуки. Убери руки. Мизуки нахмурился, глядя на Ируку, медленно убирая руки. — Ты даже не хочешь этого, — прорычал он, — я не понимаю, в чем дело. — Не в этом дело! — резко сказал Ирука. — Просто потому, что я чего-то не хочу, это не означает, что это неправда, и я не отступлю от своих обязательств. Даже если это означает… — Ирука бросил тревожный взгляд в сторону офиса, рука ползла вверх, чтобы охватить место на его шее, где должен был случиться брачный укус. — …ты знаешь. — Я думаю, ты ошибаешься, — с горечью сказал Мизуки Ируке. Ирука начал думать, что настоящая ошибка — ждать с Мизуки, а не с Хатаке. — Я не согласен, — сказал Ирука, приподняв подбородок и глядя на Мизуки. — Думаю, я все-таки пойду подожду с моим мужем, — сказал он, многозначительно сузив глаза при слове « муж», отметив, как глаза Мизуки одновременно вспыхнули от раздражения. — Увидимся, Мизуки. Не дожидаясь ответа, Ирука развернулся на каблуках и зашагал в сторону офиса. Он слышал, как Мизуки что-то ворчал в его отступающую спину, но не мог разобрать точных слов. И это было нормально, Ирука не был уверен, что хотел бы даже услышать то, что сказал Мизуки. Он ворвался в комнату и распахнул дверь, не удосужившись постучать. Комната была маленькой и уютной. На полках стояло несколько комнатных растений, у одной стены стояла низкая книжная полка, у противоположной стены стояла скамья. Хатаке сидел посредине. Он слегка напрягся, когда ворвался Ирука, но расслабился, узнав входящего человека. — Я думал, ты ждешь со своим другом? — Он олень, — объяснил Ирука, садясь справа от Какаши и тяжело вздыхая. — Я решил, что лучше подожду с тобой. Ты реже действуешь мне на нервы, чем он. Хатаке повернул голову и посмотрел на Ируку, его бездонный угольный глаз долго рассматривал его, прежде чем он наконец сказал: — Но я уже действовал тебе на нервы по крайней мере три раза за сегодня. Ирука застенчиво усмехнулся, проводя рукой по голове. — Да, я знаю, но это не твоя вина. Я просто не… Э-э… — он сделал паузу, осознав, что собирался сказать, что плохо спал, но спал в постели Хатаке. — Это были несколько напряженных дней, — сказал он вместо этого. — Так что я более обидчив, чем обычно. — Я понимаю, о чем ты, — сочувственно сказал Хатаке. — Переезд из общежития в новую среду… тревожит. Ирука нахмурился, вспомнив в тот момент, что он никогда не слышал, что Хатаке живет в своем доме предков, пока они не прибыли. И судя по тому, как он это сказал, это прозвучало как… — Тебе тоже пришлось переехать, верно? Хатаке медленно кивнул. — Мне нужно было подготовить дом — моя комната в общежитии джонинов не подошла бы для длительного совместного проживания. Ирука задался вопросом, была ли старая казарма Хатаке лучше, чем его собственная убогая квартира. — Значит, тебе пришлось отремонтировать резиденцию Хатаке? Хатаке медленно кивнул, и та часть его лица, которая выглядывала из-под маски, чуть выше щек, стала розовой. В каком-то смысле Ирука находил удивительно восхитительным, что Хатаке мог краснеть, несмотря на всю маску анонимности. Обычно это были только кончики ушей, так что каким-то образом этот румянец казался небольшим удовольствием. — На самом деле я все еще чиню его, — признался Хатаке, немного смущаясь. — Библиотека, о которой я вам рассказывал, нуждается в доработке, есть запасная комната, которая требует дополнительного ремонта — и замены татами — и два внешних здания тоже нуждаются в ремонте. Мой, кхм, коллега и я потратил около трех дней на подготовку к вашему приезду, так что мы в основном сосредоточились на непосредственных областях — ванной, кухне, столовой и, э-э… — Хатаке оборвал себя с задушенным звуком, и Ируке потребовалась секунда, чтобы сообразить зачем. Они работали над всеми этими комнатами и, вероятно, еще будут. А после всего проделанного Ирука отказался использовать несколько комнат. — О, да, я думаю, и спальни тоже, потому что они обе прекрасны, — быстро сказал Ирука, стараясь не казаться таким смущенным, как он чувствовал. — Матрас и постельное белье, которые вы мне купили, были примерно в десять раз лучше, чем все, что у меня было раньше. Хатаке выглядел обеспокоенным. — Это было… слишком мило? — спросил он с искренним замешательством, и Ирука с некоторым огорчением понял, что ему придется объяснить, что он ожидал, что Хатаке насильственно спаривается с ним, и поэтому он пошел в комнату альфы вместо своей комнаты — он не знал, он не хотел, чтобы этот опыт ассоциировался с его собственной спальней, иначе он больше никогда не сможет в ней спокойно выспаться. — Вовсе нет, я просто… запутался, — неопределенно сказал Ирука, говоря себе, что они могут вернуться к этому разговору позже, когда они будут не в общественном зале ожидания. — О, — сказал Хатаке, все еще неуверенно, — Так, тебе нравится комната? — Она потрясающая, — сказал Ирука. — И огромная, и вся мебель такая красивая, это действительно невероятно, да. Мне очень нравится. Он ухмыльнулся Хатаке, удивившись, обнаружив, что на самом деле не чувствовал необходимости заставлять улыбку появляться, особенно когда он заметил, как румянец Хатаке снова ползет по его щекам. — Хорошо, — сдавленно сказал Хатаке, — это хорошо. Ирука взглянул на свои руки, когда он говорил, его пальцы нервно переплетались. — Я, м-м-м… Я знаю, что не сделал этот переезд легким, — начал он, не в силах взглянуть на Хатаке и оценить его реакцию из-за собственного смущения, — и я действительно ценю все, что вы сделали, чтобы попытаться… Но он не мог этого сказать, не так ли? Это будет звучать так, будто он снова и снова жаловался на аранжировку. — … сделать так, чтобы я почувствовал себя желанным гостем, — неловко закончил Ирука, наконец осмелившись бросить быстрый взгляд в сторону своего мужа. Взгляд Хатаке был прикован к нему, как будто он ловил каждое слово Ируки. — Я рад… — медленно сказал он. — Я рад слышать, что ты чувствуешь себя желанным гостем. Ой. Ирука почувствовал, как его лицо вспыхнуло от внезапного смущения. О, Хатаке думал, что ему не понравился его дом? Или условия сна? Или что-то ещё. Хотя теперь, когда он перестал думать об этом, мог ли он действительно винить его за такое предположение? В конце концов, Ирука сделал очень мало для того, чтобы убедить Хатаке, что он чувствует заботу и комфорт. Вместо этого он разозлился на него за то, что он рано встает, накричал на него из-за денег, выразил свое недовольство бранью Нацуме-сенсея, а затем обвинил его в том, что он не сочувствует плохой репутации в деревне. Не удивительно, что Хатака прыгал как цыплёнок вокруг него, Ирука не сделали ничего, чтобы укрепить то, что он любил и был слишком занят, беспокоясь о спаривании и других новобрачных ожиданиях. Возможно, им нужно было просто сесть и поговорить об этих ожиданиях, просто чтобы убедиться, что они на одной волне… — Мне очень жаль, — сказал Ирука. — Я чувствую, что вел себя ужасно весь день, а ты действительно этого не заслуживаешь. Он слабо улыбнулся Хатаке, решив, что с этого момента он будет, по крайней мере, стараться быть лучше с этим человеком. — Я прекрасно чувствую себя в вашем доме, ты отличный повар, и я не могу дождаться, чтобы увидеть вашу библиотеку. Спасибо за то, что ты так терпелив со мной. Хатаке моргнул, выглядя слегка ошеломленным. Затем он медленно кивнул. — Пожалуйста? — слабо сказал он. — Я имею в виду, извинения приняты. Ирука ухмыльнулся, уже чувствуя себя немного лучше. После этого он действительно собирался быть добрее к Хатаке. Он надеялся, что это будет не слишком сложно. Он не был вершиной хладнокровного спокойствия. Фактически, Анко любила настаивать на том, что он был самым разгоряченным членом их группы друзей. … теперь, когда он подумал об этом, никто из других его друзей тоже не спешил отрицать это. Вздохнув, Ирука покачал головой. Ему просто нужно было сделать все возможное, чтобы держать на плечах хладнокровие. Как долго он сможет продержаться?
Примечания:
От автора: Ирука еще не созрел, но, по крайней мере, он знает об этом ... надеюсь, они смогут вернуться на правильный путь и немного пообщаться!
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты