Desperate

Слэш
NC-17
В процессе
113
автор
Размер:
243 страницы, 21 часть
Описание:
Решившись пойти на отчаянный шаг, Ричи признаётся родителям в своей ориентации, но его принимают далеко не так радушно, как хотелось бы. Мать и отец убеждены, что это можно исправить, поэтому ссылают сына в пансион на перевоспитание, где Тозиер знакомится с такими же «отбросами» и загадочным парнем, который успешно завершив курсы перевоспитания, почему-то решил остаться здесь.
Примечания автора:
Для любителей визуализации я создала акк в инстраграм, где буду выкладывать фото, которые у меня ассоциируются с персонажами и не только. Если не хотите нарваться на спойлеры, лучше сначала прочтите имеющиеся главы ♡
https://www.instagram.com/mel_v_an/

Моя вечная любовь:
https://twitter.com/ssss_kul/status/1349443571112357892?s=19
https://twitter.com/ssss_kul/status/1350129533274517506?s=19
https://twitter.com/ssss_kul/status/1353029152694272000?s=19
Спасибо! ❤️💖
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
113 Нравится 507 Отзывы 25 В сборник Скачать

Глава 6: Враг

Настройки текста
Медленно сгущались вечерние сумерки; за окном мерцали, подмигивая, звёзды, Ричи продолжал тщательно намывать тарелки, а любитель детских сказочек и глупых девчачьих прозвищ, спокойно восседал за ближайшим столом, и увлечённо читал свою книгу. На сей раз обложка была тёмно-зелёной. Кажется, Каспбрак сейчас находился где-то далеко-далеко — в выдуманном автором мире, с головой погрузившись в сюжет и бегло перебегая заинтересованным взглядом с одной строки на другую, и совершенно не обращая внимания на посторонние звуки, будто их и не было, поэтому присутствие здесь Ричи его никак не напрягало, а вот Тозиера — ещё как. Ричи иногда кидал в его сторону косые, изучающие взгляды, исключительно из-за скуки, ведь вид грязных тарелок и столовых приборов не только вызывал омерзение, а ещё и навеивал тоску. Тишина, нарушаемая лишь текущей из-под крана водой, угнетала. Обычно Тозиер успокаивался музыкой, ведь она всегда поднимала настроение, даровала некое внутреннее умиротворение, но сейчас, не имея под рукой любимых наушников, Ричи хотелось лезть на стену и обречённо выть от бессилия, ведь в абсолютном молчании Тозиер чувствовал себя словно не в своей тарелке, как бы комично это сейчас не звучало. Совершенно внезапно в голове заиграл мотив любимой песни, и Ричи не удержался от соблазна спеть вслух. Торопливо оглянувшись на Каспбрака, он вдруг засомневался, но только на несколько недолгих мгновений, ведь почти сразу же подумал о том, что плевать он хотел на этого придурка, и то, что тот подумает. — Я стараюсь никого не обижать и быть хорошим… Эдди замер, так и не до конца перевернув страницу. Он было подумал, что ему послышалось, уже хотел возвратиться к чтению, но тут секундную тишину вновь разрезал чужой певучий голос: — Даже за глаза человека не оскорблю… Эдди хмыкнул. К чему это он? — Даже мнение чужое уважаю, предположим… Эдди медленно закрыл книгу, и с любопытством взглянул на Тозиера, который вдруг повеселел резко, и мыл посуду уже с бо́льшим энтузиазмом, и, кажется, о боги, подвиливал бёдрами? — Только я никого не люблю… Тозиер набрал в лёгкие побольше воздуха, и- — Ну хватит. — не выдержал Каспбрак, наконец подав голос, а Ричи, полностью погрузившись в ритм своей любимой песни, уже и позабыл, что тут, вообще-то, не один. — Ты можешь отбывать своё наказание молча? Здесь тебе не концерт. — вновь послышалось хмурое недовольное бурчание. — Ой, завались! — огрызнулся раздражённо Ричи. Этот придурок в который раз его нагло прервал, не дав спеть любимую часть песни, а именно — припев. Всё-то он норовит испортить. — Бесишь меня! — добавил между тем Тозиер, с вызовом глядя в сторону своего куратора. — Очень ценное уточнение с твоей стороны, но знаешь… мне плевать. Мой давай. — отчеканил Каспбрак, и снова вперил свой взгляд в книгу, пытаясь сфокусироваться на расплывшихся буквах. Ричи сжал челюсть настолько сильно, что заболели зубы. В его руках опасливо зависла тарелка, а в голове совершенно внезапно возникли отнюдь не добрые мысли. Он напряжённо глядит на тарелку, затем на Каспбрака, и будто прицеливается, пытаясь представить, насколько точным будет бросок, если запустить посудину ему в морду словно фрисби. Нет. Тозиер мотает головой, прогоняя такие заманчивые, но, чёрт возьми, неправильные мысли, и медленно ставит вымытую, блестящую после ополаскивания, тарелку в стопку к остальным, и тихо выдыхает. Сегодня, пожалуй, можно обойтись без разбитой вдребезги посуды, и покалеченных патлатых придурков. Но только сегодня. — Знаешь что- — начинает он, и снова недоговорив предложение до конца, нагло прерывается уверенным голосом старосты: — Да, знаю. Только то, что ты должен закрыть свой рот и выполнять свою работу. Тозиер аж задохнулся от возмущения, начиная раздумывать над тем, что его решение обойтись без побоев, было слишком поспешным и щадящим. — Я тебя сейчас как заткну! — злобно выкрикнул он, дёрнувшись в сторону Каспбрака. Тот коротко хмыкает, всем своим видом выражая, насколько смехотворной сейчас была эта угроза. Каспбрак сидел спокойно, почти неподвижно, медленно и вкрадчиво скользя по Тозиеру безучастным взглядом сверху-вниз. — Тебе лучше не трогать меня. — наконец произнёс он, таки вернув блуждающий взгляд обратно к покрасневшему лицу. Совет дельный, Ричи не мешало бы прислушаться к нему, однако его это только раззадорило, а подобные слова лишь сильнее спровоцировали на конфликт. — А то что? — Ричи даже отошёл от огромной раковины, полностью забив на мытьё посуды, и сделал несколько шагов вперёд. В глазах Каспбрака опасливо полыхнул недобрый огонёк, не предвещающий ровным счётом ничего хорошего. — А ты хочешь проверить, «что»? — губы дёрнулись в едва заметной усмешке. Ещё одна вещь, которая так сильно бесила Ричи — это когда отвечали вопросом на вопрос, и о какое же совпадение — Каспбрак сделал именно это! Кажется, этот паршивец вознамерился выбесить его до предела абсолютно во всём! — А ты хочешь показать? — парировал Ричи. Он тоже так может. Эдди хмыкает, и прикусив нижнюю губу, снова утыкается в книгу. И это… всё? Ричи даже вздохнул, почему-то продолжая глядеть на Каспбрака и стоять на месте истуканом. Будто он сейчас немного поломает комедию, но таки снизойдёт до ответа, но он... молчал. Вернее не просто молчал, а снова сделал вид, будто он тут один. Игнор — ещё один добавленный Тозиером в его невидимый список под названием: «100 и 1 причина ненавидеть патлатого отморозка» Ричи искренне не понимал мотивов этого Каспбрака, он всё не мог взять в толк, почему этот идиот так поступает. Что им движет? Он словно… не такой как все, да, но в самом мерзком проявлении этого явления. Тозиер молчит, таки принимая правила неизвестной ему игры. Молчит долго и упрямо, продолжая домывать ту несчастную горсть грязных тарелок, что оставалась в его распоряжении. Опять таки благодаря тому, что внутри клокочет злоба, и вызванное благодаря Каспбраку раздражение, Тозиер справляется куда быстрее, чем планировал. «Дежурство» закончено: полы вымыты, мусор убран, посуда домыта, и можно с чистой совестью возвращаться в комнату к ребятам. Ричи с явным наслаждением почти силой сдирает с себя резиновые перчатки, отбрасывает их в дальний угол, и целенаправленно идёт к выходу, занимая мысли дальнейшими планами на оставшийся вечер. — Ты куда собрался? — слышится сзади короткий вопрос. «Надо же, первый заговорил» — думает Ричи, ухмыляясь и медленно разворачиваясь к Каспбраку, издевательски вздёрнув одну бровь к верху. Он тоже может побыть говнюком, и готов был поспорить на всё что угодно, что выскочке-старосте это не понравится, а от этого на душе становилось только радостнее. — Моя работа здесь закончена, — медленно растягивает гласные Тозиер, ковыряя ботинком раскрошившуюся плитку и подчёркнуто не глядя в сторону патлатого. — Я собирался уходить. — Нет. Ричи кивает, собираясь таки покинуть столовую, а потом до него окончательно доходит его ответ. В смысле «нет»? — То есть? Каспбрак устало закатывает глаза, между тем аккуратно сдувая спавшую на лоб прядку, и заправляя несколько за ухо. Извечные вопросы новичка, у которого рот, кажется, не затыкается почти никогда, начинают раздражать. — Ты же не думал, что я сижу здесь просто так? — Правда? — наигранно удивился Тозиер, — А я-то думал ты сюда книжечку почитать пришёл, да меня побесить! — Не паясничай. Мне нужно проверить, насколько хорошо ты сделал свою работу, а потом можешь проваливать и наконец перестать мозолить мне глаза. — Так не смотри, раз мозолю! — огрызнулся Ричи, настроение которого стремительно падало, грозясь приблизиться к нулевой отметке, если засранец продолжит в том же духе. Каспбрак, впрочем, даже не обратил внимание на его высказывание, обороты сбавлять не планировал, и уже встал со своего места, дабы начать заявленную проверку. Ричи не собирался плестись за ним как собачонка, поэтому он показательно фыркнул, и облокотился о стену, скрестив руки на груди. Исподлобья Тозиер поглядывал за тем, что же там творит этот придурок, и не намеревается ли он сделать какую-нибудь пакость. Подкинуть мусор, допустим? Эдди же проверял выполненную работу слишком медленно и дотошно, да так, что даже Тозиер успел устать от постоянной слежки за его действиями. Каспбрак, падлюка, не ленился заглянуть под каждый, мать его, стол, осмотреть каждую поверхность и про себя лишь хмыкать, видимо потому, что нечего больше добавить. Оставалось проверить посуду. Ричи даже отлепился от стены, чтобы пойти за Каспбраком, пусть только быстрее со всем покончит. Тозиер, наивный, думал, что этот недоделанный ревизор проверит лишь несколько первых тарелок, что возглавляли две огромных стопки внушительных размеров, но Каспбрак внимательно всматривался в каждую, складывая проинспектированную посуду в новую стопку. Ричи мысленно застонал, возведя мученический взгляд к потолку. Хуже и не придумаешь. Звон соприкасающихся друг о друга тарелок прервал резкий вердикт Каспбрака, наконец окончившего свою въедливую проверку. — В целом, неплохо, но посуду нужно перемыть. — Чего, блять? — Ричи был уже не грани, его, кажется, начала пробирать мелкая дрожь. Нет, он мог вытерпеть многое: и медлительность этого засранца, и его противную дотошность, и его напряжённое молчание, но не это, нет. — Ты издеваешься надо мной, придурок!? — рявкнул Тозиер. Каспбрак, словно предвидя его бурную реакцию, чётко развернулся, схватил первую попавшуюся тарелку, тыча ею прямо Тозиеру в лицо. — Вот, видишь? — длинный указательный палец остановился в паре сантиметров от соприкосновения с белым фарфором. — Остались разводы. Ричи остервенело выхватывает у него из рук дурацкую тарелку, внимательно пытаясь высмотреть на ней те самые следы «недобросовестной» работы в виде мнимых пятен. — Да я тут своё отражение разглядеть могу, какие к хренам разводы? — не унимался Тозиер, готовый таки швырнуть посудину прямиком в наглую беспристрастную морду. Разводы он тут увидел! — Рекомендую тебе начать носить очки. Кажется, со зрением у тебя тоже проблемы. — Что значит, «тоже»? — взорвался Ричи, окончательно выходя из себя, — Да ты себя видел, индюк напыщенный!? Дальше своего заумного носа ничего не видишь! — Отнюдь. — реакция вполне себе невозмутимая, однако Ричи заметил, как Каспбрак выдавил из себя это слово сквозь плотно-сжатые зубы, — Я в состоянии увидеть, что ты плохо помыл посуду, и тебе необходимо её перемыть. — Да ты же придираешься, говнюк! — выкрикивает Ричи, набрав в грудь побольше воздуха, чтобы разразиться гневной тирадой, — Тебе надо — ты и мой свои ебучие тарелочки. Хоть языком своим поганым вылижи каждую, как и задницу вашей директрисы, а я умываю руки! Адьёс! — Тозиер махнул ему на прощание, и гордо развернулся, чтобы с чистой совестью уйти восвояси, и не возвращаться в эту проклятую столовую вплоть до завтрашнего завтрака, не ранее. Но не успел Тозиер толком опомниться, и понять, что вдруг произошло, как тут же был резко и потому внезапно придавлен к ближайшей стене, а взбешённый донельзя Каспбрак опалял его своим горячим дыханием, полностью заблокировав своим телом спасительный выход. Сдавленно охнув, Ричи поднимает расфокусированный злобный взгляд на Каспбрака, и так и замирает, едва ли не обмякая, придерживаемый его сильными руками: на него уставились мрачные, словно сама тьма, карие глаза противника. В расширившихся зрачках опасливо плескалось нечто такое странное, неизведанное, оттого и манящее, что Ричи невольно вздрогнул, сглотнув во рту вязкую слюну. Каспбрак напирает уверенно и твёрдо, а голос его становится куда более грубым и тихим настолько, что колеблется на грани зловещего шёпота: — Не кажется ли тебе, что ты слишком многое себе здесь позволяешь, Мальвина? — чётко и расчётливо, выделяя особой интонацией каждое слово, произносит Каспбрак. Он слегка, будто издеваясь, склоняет голову набок невольно толкаясь языком в свою щёку, и продолжает смотреть на Тозиера долго, внимательно. Ричи отчётливо чувствует, как собственное тело покрывается мурашками, а сердце бешено и громко бьётся о грудную клетку. Тозиер настолько растерялся, что даже отмер не сразу, кажется, впервые не зная, что ответить. Он даже забыл по привычке огрызнуться, настолько был выбит из колеи. А Каспбрак словно не замечал этой растерянности, продолжая настойчиво наступать: — Когда ты уже поймёшь, что здесь нужно быть послушным, чтобы не влипать в неприятности? Я вынужден тратить своё свободное время! А всё из-за чего?.. Из-за того, что кто-то не может держать свой длинный язык за зубами. — Каспбрак не кричал, а говорил спокойно, медленно и очень тихо, настойчиво всматриваясь в ошалелые глаза Тозиера. — Пусти, падла! — выкрикивает Ричи, наконец обретя дар речи, и дёргается в отчаянной попытке вырваться из уверенного захвата, но Каспбрак словно не слышит. — Поразительно, но даже меня ты сумел вывести из себя. Есть чем гордиться, верно, Тозиер? — Да пошёл ты! — О, я пойду. Но мой тебе совет — не приближайся ко мне, не говори со мной и даже не смей смотреть в мою сторону, потому что больше я тебя терпеть не намерен. — даже не дожидаясь ответа, Каспбрак сам отшатывается от Тозиера, да так поспешно, будто ему в один момент чересчур близкое присутствие новичка стало совершенно невыносимым. Он зачем-то оттряхивает свой костюм от невидимой грязи, чуть ослабляет узел своего галстука, порывисто выдыхая, и не глядя на Тозиера, уходит прочь.

***

Ричи отчаянно нёсся в свою комнату, не сбавляя быстрого шага ни на секунду. Перед глазами всё плыло, собственное уязвлённое сердце так и не прерывало своих быстрых отчётливых ударов, а на висках выступило несколько прозрачных капелек пота. Тозиер словно сбегал от настигающих его недавних воспоминаний, пытаясь выкинуть из головы произошедшее. Он всё не мог распознать своих чувств, но знал одно — теперь в этом идиотском пансионе у него появился самый настоящий враг, а уж из этого вряд ли можно вынести что-нибудь хорошее. — Ну, как прошло? — не церемонясь, задаёт интересующий сейчас всех вопрос Бен, требовательно глядя на Тозиера, а Ричи вдруг приходит в себя. Он так и не понял, когда успел добежать до комнаты номер «66», открыть дверь и переступить порог, но сейчас он окидывал рассеянным взглядом заинтересованные лица парней, надеясь, что со стороны выглядит не таким перепуганным и взбудораженным, как ощущалось. Ему ничего не оставалось, кроме как пересказать произошедшее в столовой, не забыв пожаловаться на то, что высокомерный придурок чуть ли не заставил его перемывать сотни тарелок! Отчего-то было стыдно рассказывать ребятам всю правду, будто Ричи проиграл своему противнику в какой-то невербальной схватке. Тозиер чувствовал себя униженным, оттого и обозлённым на Каспбрака. Чёрта с два он теперь от него отцепится! Достанет и выбесит так, что мало не покажется. Превратит его ныне спокойную жизнь в настоящий ад, ведь если Ричи таки смог раздразнить этого патлатого придурка, значит, испортить ему житьё не составит особого труда. Уж Ричи постарается!

***

Очередной день в этом поганом пансионе, как не удивительно, начался с воя сирены. Ричи даже показалось, что в этот раз она орала куда громче и истошнее, чем вчера. Тозиер привычно слышит добротный мат от Билла, раздражённое бурчание Стэна, очень тяжёлый и громкий вздох Бена, и видит, как Майк торопливо бежит в сторону ванной, на сей раз первым умудрившись занять свободное место. Оставшаяся четвёрка бегло между собой переглянулась, и все, словно по команде, подорвались со своих кроватей, побежав к дверям и стремясь занять для себя лучшее место. В этот раз Ричи прибыл третьим, что не могло не радовать, а вот Стэн, который ещё вчера был первым, сегодня пас задних, и от Уриса не укрылся тот странный взгляд, коим одарил его Билл. Пресекая на корню все его возможные похабные предложения, Стэн, опередив его, спешно говорит: — Нет, Билли, я ещё не готов плескаться с тобой в одной ванне. Денбро, который ещё секунду назад хотел что-то сказать, мигом обо всём позабыл, как только услышал, как именно назвал его Стэн. — Билли!?? — вскрикнул радостно Денбро. Он готов был закричать от переполнивших его эмоций, а Стэн, поняв, что ляпнул как всегда немного лишнего, поспешно покраснел, стыдливо опустив глаза в пол. — Либо я сошёл с ума и второй день подряд у меня слуховые галлюцинации, или мой Стэнни наконец-то начал таять!? — Билл не знал, куда деть свой восторженный взгляд. Он метался то к парням, ища в их жестах и действиях негласное подтверждение того, что они тоже это слышали, то к самому Урису, счастливо осматривая его. — Я просто не выспался, — оправдывается Стэн, но его слова прозвучали совсем уж неубедительно, если и вовсе не провально. — Не бери в голову! — Урис понимал, что попытки объясниться увенчаются феерическим фиаско, но просто молчать и краснеть из-за своей же неосмотрительности и невнимательности он не хотел. Дальнейшие его оправдания Билл даже не слушал, потому что всё это не имело никакого значения. Билли! Стэн впервые за столько лет так его назвал, и Денбро готов был взорваться от умиления и восторга. Хотелось сразу петь, танцевать, и даже наматывать ненавистные круги вокруг пансиона, потому что энергия, окрылённая светлым щемящим чувством под названием «любовь» — била через край. Билл чувствует непреодолимое желание чмокнуть Стэна! Ну хоть куда-нибудь, один разочек! Но понимает, что своим необдуманным, совершённым в порыве чувств и незыблемых эмоций действием, может разрушить всё то хрупкое и шаткое нечто, что так внезапно начало вырисовываться между ними. Он ещё до того, как его прозвали таким умилительным прозвищем, хотел пропустить вперёд себя Стэна, совершив, так сказать, благородный поступок и своим действием заработать ещё один плюсик в карму и сделать ещё один маленький шажочек на пути к расположению Уриса, но сейчас его планы резко поменялись. — Эй, кучеряшка! — в голосе слышится веселье и задор, — Хочешь, я уступлю тебе своё место? Стэн насупил брови, но отвечать не спешил. Быть вторым — заманчивое предложение, и Урис бы сразу же согласился, но он видел, как светлые глаза Денбро искрились азартом, а на губах играла лукавая усмешка, и подсознание Стэна верно сигналило ему о том, что тут что-то не так. — В чём подвох? — интересуется Урис, и ловит выразительный взгляд Тозиера, который выпучивает глаза и двигает бровями, молча призывая его соглашаться, но Стэнли мысленно отмахивается от него, вновь возвращаясь к Денбро, который, расплывшись в блаженной улыбке, готов был озвучить свои условия: — Ничего такого, просто одна ме-е-елкая просьбочка! — Билл захлопал глазками и был очарователен в своей наигранной невинности. Стэн, тем не менее, прищурился и заметно напрягся, явно предчувствуя в этой «ме-е-елкой просьбочке» тот самый подвох. Тем не менее, собственное любопытство дало о себе знать, ведь Урис, при всём своём недоверии к Денбро, произнёс: — Я слушаю. Лицо Билла сейчас засияло ещё ярче, и он едва ли не подпрыгнул, слишком много прекрасных чувств распирало его внутри. — Сущий пустяк, — он отмахивается, украдкой следя за реакцией Уриса, — Просто скажи это ещё раз! — Сказать что? — непонимающе отозвался Урис, понемногу начиная таки догадываться, к чему ведёт наглец. — Билли! Одно слово — пять букв, и место в очереди твоё! — Нет. — Ну пожалуйста! — Нет. — Ну Стэнни, ну кучеряшечка моя! — Нет. — Урис упрямо стоял на своём, не понимая самого себя. — Всего один разочек! Ну давай же! Билли! Так просто. Стэн фыркает, отворачиваясь от Денбро, потому что не в состоянии вынести его жалобный умоляющий взгляд. Тем не менее, Урис таки открывает рот, неловко произнося первую букву: — Б- Билл хочет сказать что-то ободряющее, поторопить, но в противовес своим желаниям замолкает, внимательно вслушиваясь. Стэн вздыхает, зажмуривается, и на одном дыхании выдаёт: — Билли! Ну всё, доволен? Место теперь моё? А Денбро в это время готовь распластаться прямо на этом полу, мечтательно уставившись в потолок и без умолку треща о радужных пони. Его персональный праздник начался раньше положенного. Он поспешно кивает Урису, прокручивая в голове такое любимое и нежное: «Билли» и мечтательно вздыхает. Когда-нибудь он будет слышать это прозвище каждый день, каждый час, каждую минуту, тогда, когда только пожелает. Но а сейчас он будет довольствоваться малым, весь оставшийся день ходя с глупой улыбкой. Выходящего из ванны Майка Бен встречает с таким облегчением и радостью, что и сам едва ли не вешается ему на шею. — Ну наконец-то! Уж думал, не вынесу! — жалуется Хэнском ничего не понимающему Майку, который явно не ожидал того, что в него так шустро вцепятся чужие пальцы, — Без тебя тут целая гейская драма развернулась. И пока Стэн спешно скользнул в ванную, укрываясь от любопытных, и одного влюблённого, взглядов, радостный и окрылённый донельзя Билл готов был пересказать во всех красках Майку всё то, что успело произойти за тот короткий промежуток времени, что он принимал душ. — Майки-вайки, ты не поверишь! — начал Билл, — Пока ты там плескался, тут такое произошло! — Денбро, которому явно не было чем заняться, ведь он оказался последним в очереди, просто необходимо было поделиться своими эмоциями, и бедный Майк был для этого просто идеальной жертвой. Ричи проводил Хэнлона сочувствующим взглядом, и снова опёрся о стену, устало прикрывая глаза. С таким адским режимом ну просто невозможно выспаться, ведь в десять не засыпается ну никак, а в шесть просыпается только благодаря сирене, но не избавляет от сонливости и абсолютнейшего отсутствия желания делать что-либо. Новый день только начался, а Ричи уже мечтал, чтобы он закончился.

***

Как оказалось, обучение в пансионе выматывало похлеще школьных уроков, о которых Ричи и думать забыл, как о страшном длительном сне. Мозг пух от огромного количества вдалбливаемой информации, и единственное занятие, на котором Тозиер хоть как-то отдыхал и расслаблялся — были лекции мисс Прейер, особенно после раздражающих гомофобных докладов мистера Никсона. Он без всяких угрызений совести клеветал на известных исторических личностей, менял даты и события в угоду себе, а никто в ответ даже и слова против не говорил. Тозиер выплёскивал своё раздражение на бумагу, рисуя на полях незамысловатые рисунки, лишь бы максимально абстрагироваться от уверенного бубнежа и не обращать внимания, просто не обращать, потому что оспорить хотелось почти всё, но Ричи ведь понимал, что ничем хорошим это не закончится, и мистер Никсон обязательно впаяет ему ещё одно наказание, с него не убудет, а второй день подряд дежурить в столовке не хотелось вот вообще. Тем более, когда это место вызывало какие-то странные, обжигающие и невыносимые воспоминания. Тозиер передёрнулся, и вернулся в мир реальный. Кто-то из воспитанников как раз дочитывал своё домашнее задание. Мисс Прейер одобрительно улыбнулась и кивнула, а Ричи со всем этим наказанием и придурком-Каспбраком забыл о том, что должен был самостоятельно проанализировать свою личность, выделить в себе положительные и негативные качества, обязательно указать о том, что ему нужно исправить, и, естественно, зачитать сей бред перед всеми. Впрочем, Тозиер очень надеялся, что звонок прозвенит раньше, чем его успеют вызвать. Так и случилось. Ричи на радостях уж было подумал, что ему повезло, и уже со спокойной душой вместе со всеми был готов покинуть кабинет, морально готовясь в двухчасовому киношному безумию, однако Бекка взмахнула рукой, призывая к себе всеобщее внимание. — Минуту, пожалуйста, — вежливо попросила она и сдержанно улыбнулась, — Все, кто не успел прочитать свои анализы, сделают это завтра. — она выразительно посмотрела на Ричи. — А сейчас я бы хотела распределить вас по парам для выполнения одного совместного проекта. Я назвала его «Обмен телами». — выдержав недолгую, но интригующую паузу, Бекка продолжила вдаваться в объяснения, — Вы должны будете изучить своего партнёра, перенять его поведение и продемонстрировать ему то, как вы видите его со стороны. Затем, каждый из вас должен написать небольшой доклад о своих впечатлениях и наблюдениях. Через неделю жду готовую работу. Ричи напрягся, как только услышал о том, что для выполнения этого задания ему нужна будет пара. Если есть в этом мире хоть капля справедливости, пусть ему снова повезёт! Он готов работать с кем угодно, только не с этим... А тем временем Бекка уже зачитывала фамилии парней, которые должны были составить пару. В основном, это были те, кто так или иначе соседствует друг с другом. Так Майка определили к Бену; Ричи, спасибо господи, к Стэну, а вот Биллу не повезло, ещё и как! — И последняя пара на сегодня: мистер Денбро и мистер Каспбрак. — закончила добродушно Бекка и оторвала взгляд от своего списка, осматривая аудиторию. — Мисс Прейер, а можно поменять пару? — испуганно спросил Билл, предварительно подняв руку. Перспектива сотрудничать с Каспбраком его ой как не устраивала. Никто не хотел с ним работать, никто! Бекка вскинула на него странный взгляд, но кивнула. — Главное, чтобы Вы добротно выполнили задание, — произнесла она, а Билл аж весь засветился! Он выполнит его лучше всех, пусть только не в паре с Каспбраком. Не успел Ричи толком порадоваться за друга и его новообретённую возможность улизнуть от возможности сотрудничества с патлатым придурком, как Билл выдал то, из-за чего глаза Тозиера полезли на лоб, волосы встали дыбом, скулы стремительно покраснели, а в голове крутились одни благие маты: — Отлично, тогда я поменяюсь с Ричи Тозиером. Необычайным усилием воли Ричи заставил себя промолчать, хотя хотелось громко заорать: «Пиздец блять, что!?», и встряхнуть Билла хорошенечко, чтобы мозги встали на место, а рот не молол такой откровенной херни. Пока Ричи, сказать прямо — охуевал от жизни, мисс Бекка даже не оспаривала решения своего ученика и согласилась, сделав в своём блокноте пометку, что теперь Ричи Тозиер будет работать вместе с Эдвардом Каспбраком, а Уильям Денбро примкнёт к Стэнли Урису. — Хорошо. На этом всё, можете быть свободны. Зашелестели тетради, все потянулись к выходу, а Ричи так и остался сидеть в ступоре, беспомощно переводя взгляд то на Билла, то на Стэна, то на чёртового Каспбрака, невозмутимости которого можно было только позавидовать. Тозиер мысленно отмахнулся от них всех, и готов был отстаивать себя и своё нежелание работать вместе с Каспбраком, но потом он наткнулся на Уриса, который уставился на него таким жалобным и умоляющим взглядом, что Тозиер наконец понял всё негодование Майка касательно этой парочки. Ричи вздохнул: тихо, порывисто, обречённо, но таки промолчал, подумав о том, что теперь эти двое должны ему по гроб жизни, если не больше. Едва Билл вышел в коридор, Ричи молниеносно вылетел за ним, а в его злющих глазах так и читалось: «Убить. Уничтожить. Испепелить.» — Я тебя ненавижу, Денбро! — раздражённо поделился ценной мыслью Ричи. А Билл даже спорить не стал, и мгновенно капитулировал, принимаясь вымаливать у Тозиера прощения: — Ну Ричиус, ну прости меня и мою душу грешную, но я бы его не вынес! — пожаловался Денбро, состроив печально глазки. — Думаешь, я вынесу!? — буркнул Ричи, уже буквально предвкушая то, как «чудесно» он сработается с Каспбраком. — У тебя уже опыт есть! — резонно отметил Билл, а Тозиер готов был его треснуть. — Ты же с ним поладил, вроде как. Больше всех с ним общаешься! — Поладил!? Общаюсь? — взъерепенился Ричи, — Да я его убить готов! Билл промолчав, виновато почесал затылок. — Ты меня подставил, кретин! — не унимался Тозиер, — И даже угрызений совести за это, блин, не испытываешь! — Неправда! — начал отнекиваться Денбро, — Мне тебя немного жалко… — «Немного»!? — Ну прости меня, Рич, прости! Всё, что хочешь для тебя сделаю! — горячо заверял его Билл, который ради уединения со Стэном готов был горы свернуть, да вверх дном весь пансион перевернуть. — Избавь меня от общества этого гандона! — Кхм. Кроме этого. Ричи раздражённо рыкнул и обиженно сложил руки на груди, окончательно разобидевшись на всех и вся: на Билла и его небывалую наглость, на Стэна и его вымаливающий взгляд, на молчание засранца-Каспбрака, который даже не потрудился сказать что-то «против», хотя вчера, вообще-то, вполне убедительно дал понять, что Тозиеру стоит держаться от него подальше. Да и что тут, Ричи обиделся даже на мисс Прейер, которая вот так просто позволила случиться всему этому безобразию. Это какое-то издевательство. Всемирный заговор, не иначе. Если после этого грёбаного проекта Стэн и Билл наконец не сойдутся — Ричи поубивает их обоих! Сначала стукнет лбами, заставит целоваться, а потом убьёт. Голубки хреновы! Будто и без них у Ричи проблем не хватало! Однако как бы долго и изощрённо не возмущался и не бесился Ричи — всё было уже решено, и он добровольно-принудительно оказался в паре с Каспбраком. Судьба скривилась в презренной усмешке. Хотелось ли ему послать всё к хренам? Да. Хотелось ли ему завыть от бессилия? Конечно. Сможет ли он как-то избежать этой нежелательной участи? Вот уж вряд-ли.
Примечания:
Главы не было неделю, а у меня такое ощущение, что целый месяц...

О, чуть не забыла: в начале звучали слова песни: Дайте танк (!) — Люди. Прекрасная песня, встреченная мною на просторах тиктока ^^
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты