Другая история

Гет
NC-17
Завершён
15
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
13 страниц, 1 часть
Описание:
По страницам любви или сиквел к «Сказке длиною в любовь»
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
15 Нравится 8 Отзывы 1 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Ночь. Дождь барабанит по крыше, словно сотни маленьких метеоритов один за другим обрушиваются именно на этот дом. Вспышки молнии, словно череда фатальных выстрелов, мерцают в темноте, рассекая облака, деля небо на неровные островки, осколки... Сопровождаются гулкими, дробными очередями раскатов грома, ударяющих небосвод, будто артиллерийские канонады... Ей не спится. Добрые пони и плюшевые мишки сегодня герои чужих сновидений. Ныне в её детское сознание лезут пугающе жуткие образы, мысли путаются, разум теряется.                                   — Мама! Крик, буквально рассёкший тишину, словно отзывается эхом, ударяясь о стены комнаты.                                   — Ма-ма! Голос, кажется, вот-вот сорвётся. В горле пересохло, потрескавшиеся губки чуть потрясывало, а юное сердечко бешено колотилось, отдаваясь вибрациями в грудную клетку.                                   — Мам! Последняя лихорадочная попытка спасти ситуацию. Тишина. Юное тело плюхается обратно на кровать. Взбитое одеяло укутывает её, словно перья сотен гладких облаков. Страшно... Очень страшно... Кажется, она одна лежит под плачущим куполом небосвода. Кажется, тяжёлые капли дождя вот-вот разобьют стёкла мансардных окон. Внезапно дверь приоткрывается, и входит она. — Солнышко, иди ко мне, — подойдя к кроватке, она обнимает малышку, — мама рядом, всё хорошо. — Целует в лобик, спускается губами на носик, мокрые от слёзок щёчки, сухие уголочки губ и, наконец, подбородок, — мама рядом, всё хорошо, — целует в макушку. Она понятия не имеет, всё ли хорошо. Она не знает, что здесь происходило до её прихода. Не знает, который сейчас час и который это уже продолжается. Она знает лишь то, что так это оставлять нельзя, что что-то не так, что-то продолжает отчаянно разрывать её материнское сердце изнутри. — Зайчик, посмотри на меня, — крохотные, полные надежды, глазки недоверчиво устремляются в мамины, — идём вниз, попьём водички. — А Боби ? — Тихонько спрашивает малышка. — И Боби, — так же тихо добавляет мама, и девочка облегчённо выдыхает. В одной руке она крепко держит розового плюшевого зайчика, который является неотъемлемым компаньёном каждого шага малышки, а в другой по-детски уверенно  сжата мамина ладонь. — Вот с тобой мне не страшно, — улыбается девочка, спрыгивая с крайней ступеньки лестницы. Малышка залазит на стул, а игрушку сажает рядом, на краешек стола. — Что тебе снилось? — Наливая в стакан воду, спрашивает мама. — Я будто осталась одна, вы с папой куда-то подевались, — она шмыгнула носом, — вас нигде не было, и я была совсем одна. Мне было страшно, и что-то тут, слева, — она показала ручкой, — вот тут, начало сильно-сильно колотиться. Мне сначала показалось, что весь мой живот трясётся и... Мне было так страшно вас потерять. Мам? — Через несколько секунд молчания добавила девочка. — Мама ? — Господи... — тихо-тихо проговорила девушка. Она только хотела развернуться к столу и дать малышке попить, но услышанные слова, кажется, в тысячный раз повторялись в её сознании, отражались эхом обо всё, на что она переводила взгляд, и ударяли голову вновь и вновь. — Мам, всё хорошо? — Дрожащим голосом переспросила девочка. — Послушай, — она развернулась и поставила перед дочкой стакан воды, — мы с папой всегда будем с тобой. Всегда! — Чуть громче сказала та. — Слышишь ? Ты слышишь? — Это было похоже на отчаянную мольбу - она смотрела в глаза дочери так, будто стоя на коленях перед Всевышним, просила Его лишь об одном, лишь о единственном, лишь о том, чтобы всё было хорошо. Хорошо до конца. До крайнего вдоха и финального выдоха. —Ты всегда будешь с нами, — продолжала та, — не бойся, мы всегда будем вместе, — успокаивая дочь, она дважды повторяла всё произнесённое в голове, как бы подтверждая, и уверяя саму себя в сказанном. — Точно? — девочка говорила очень тихо и неуверенно. — Да... — Сказав это, она поцеловала девочку в макушку и крепко обняла со спины. — Ой, мам... — так же тихо добавила девочка спустя несколько секунд, — мне уже больно. — Прости, солнышко, просто мама очень сильно тебя любит, — ещё один поцелуй в щёчку, — и папа любит, — несколько слезинок тут же отчаянно сорвались с её ресниц, и она, не сумев скрыть это, тихонько шмыгнула носом. — Мам, ты, что плачешь ? — Девочка пыталась развернуться и увидеть лицо мамы. — Нет, — тихо-тихо ответила та, — я очень тебя люблю и всегда буду рядом, и папа тоже, — она поцеловала дочку в висок. — И я вас очень-очень сильно, — улыбнулась девочка и обняла маму. — А тебе было когда-нибудь страшно потерять папу? — внезапно спросила малютка. Резкий шум в ушах. Давление, кажется, тут же подскакивает, а перед глазами, словно вспышки стробоскопа, мерцает череда событий. Flashback — У тебя когда-нибудь был страх потери отношений? Flashback end Вспоминаю, как на лице сама собой появилась улыбка, когда речь зашла о Лёше, как бегал взгляд, и тяжело подбирались слова, когда отвечала на вопрос - мы не привыкли рассказывать всем что-то такое, что живёт лишь в нас двоих. Пелена перед глазами сгущается, и кажется, она отлично служит экраном для проектора воображения. Моргаю пару раз, а перед глазами, будто снимки плёночного фотоаппарата, одна за другой мелькают картинки воспоминаний. Flashbacks Его глаза устремляются в мои, а у меня и нет сил, желания и, очевидно, выбора препятствовать этой инициативе. Первый раз его рука касается моей талии. Лёгкие, будто заполняются сотнями бабочек, которые своими крылышками легко, но настойчиво продолжают цеплять, кажется, все возможные нервные окончания, спрятанные в моём организме. Первый раз его губы накрывают мои. Долгожданно. Страстно. И безумно чувственно. Первый раз просыпаюсь в его кровати. Воспоминания отзываются покалываниями по всему телу. На ключице след от прикосновения его губ, а на сердце тёплый отпечаток его чувств. Первое признание. Как двое подростков, неумело подбираем слова, чтобы описать чувства, которые по-настоящему  испытываем впервые, но уверены в них на миллион процентов. Что-то большее, чем милые парные тату, теперь навсегда оставлены на наших телах, что-то, что имеет своё исключительное значение лишь для нас двоих. Что изгибами движений иглы, умело описывает то, что спрятано у нас внутри. В это верим, это знаем и это чувствуем только мы двое. В этом и заключается всё волшебство, что однажды вошло в состав наших отношений, стало неотъемлемым компонентом нашей любви и течёт в наших жилах по сей день. Кольца на наших пальцах. По-настоящему, честно, с долгом и с чувствами всё было с самого начала. Это наши чувства, наша жизнь и наша любовь. Мы не отдали друг другу наши сердца - мы заполнили их друг другом. Flashbacks end В мыслях будто выстраивается хронологическая цепочка от первого взгляда до первого танца. Удивительно сильная энергия начинает согревать изнутри при понимании и осознании, что всё это правда, всё это по-настоящему,  всё это наша жизнь, а не представление на сцене Большого театра, занавес которого однажды закроется, всё это не самый трогательный фильм, и мы не на одном из рядов кинозала, это не рассказанная мамой на ночь выдуманная история, от неистины которой, с утра будет обидно до слёз. Это есть наша история. Это есть сами мы. Мы настоящие. Мы именно те, кем мечтали стать с детства, про кого читали сказки, будучи маленькими, кем бы восхищались будучи постарше, на кого бы равнялись и кем хотели бы стать. И мы ими стали. Мозаика наших чувств,  эмоций и ощущений, что мы оберегали всю жизнь, наконец, собралась и теперь хранится в наших сердцах. Моргаю пару раз. Вспоминаю, как переживала и переживаю по сей день, когда что-то случается не наилучшим образом. Словно ту самую мозаику что-то пытается разрушить изнутри. Да, я всегда кричу, что надо быть свободным, уверенным в себе человеком и лишь тогда, можно быть уверенным во взаимоотношениях. Безусловно это правда. Но разве, когда после необдуманно брошенного слова в адрес друг друга, какой-то глупой интонации или ещё какой ерунды, я сижу, закутавшись в одеяла, в сотый раз прокручивая всё, только что произошедшее, в голове, я думаю лишь о своём месте в обществе? Своей уверенности, позиции, своей, лишь на мой взгляд, верной точки зрения? В такие моменты кажется, что что-то внутри нас треснуло, пошло по швам, разорвалось, разломилось на две части, не стоящие абсолютно ничего без друг друга при всей своей уверенности, вольности и самодостаточности. Мы оба гордые, оба горды, что знаем и имеем дело с друг другом. Горды нашими отношениями, эмоциями, поступками. Горды нашей свободой, доверием, честностью. Горды любовью. Оба горды друг другом. И лишь из-за такой гордости, такой уверенности, что всё это не просто так, уверенности, что никто не виноват и уверенности в друг друге мы так переживаем напряжённые моменты. Мы, словно кусочки пазла, частички головоломки. Мы не владеем друг другом и не принадлежим друг другу. Мы созданы друг для друга и продолжаем создавать друг друга. Мы идеально подходим друг другу. Идеально до слёз радости после долгой разлуки. Идеально до хруста костей, когда обнимаемся при встрече или на прощание. Идеально, когда смотрим друг на друга. Идеально, когда безумно влюблённая пара смотрит на нас с самого, что ни на есть, забавного свадебного альбома. Идеально, когда не надо притворяться, строить из себя кого-то, пародировать или подражать кому-то. Мы настоящие. Наши чувства настоящие. Наша любовь настоящая. Идеально настоящая... Flashback — Страшно потерять человека, которого любишь... Это неприемлемо... Flashback end Вспоминаю, как губы будто онемели на этих словах. Было неприемлемо даже говорить о подобном. Flashback Командировка. Третий по счёту и сто третий по ощущениям город. За окном ночь. Номер едва подсвечивает тусклый лунный свет. Натягиваю повыше одеяло и пытаюсь успокоиться. Ощущаю вибрацию где-то рядом - очередное  сообщение от Лёши. Как можно быстрее печатаю заранее придуманный ответ и парой слов опровергаю его беспокойства о моём состоянии. Парой слов опровергаю его беспокойства о моём состоянии и со слезами на глазах нажимаю «отправить». После желаю спокойной ночи, отсекая все оставшиеся подозрения, и ставлю телефон на беззвучный. Делаю же хуже сама себе. Понимаю это, но не понимаю, что чувствую. Дрожь по всему телу тут же сменяется импульсами жара. Давление, то даёт в голову, то, опускаясь, словно ударяется о ступни.  Стенки номера плавно двигаются по кругу, свет луны то ослепляет, то тускнеет, что усложняет возможность ощущать что-то вокруг. Понятия не имею, из-за чего возможен такой эффект, но чувствую я себя неважно. То ли пустота и безысходность от длительной разлуки и невозможности увидеть, почувствовать и дотронуться до любимого человека, то ли переполненность эмоциями именно из-за этой невозможности. Прячу ладони в надетую на мне Лёшину толстовку и пытаюсь укутаться ею, как можно тактильнее. Тепло пробегает волнами по моему телу, а сердце, кажется, пропускает удар. Опять начинает потрясывать. Медленно вдыхаю лёгкий аромат его парфюма, впитавшийся в ткань. Кажется, я вдыхаю его любовь. Кажется, я дышу ей. Кажется, я дышу им. Становится страшно выдохнуть. Кажется, с выдохом исчезнет последняя возможность ощущать его рядом... Кажется, выдохнув, я потеряю единственную возможность чувствовать его рядом. Кажется, выдохнув, всё резко закончится. Всё и навсегда. Страшно... Страшно до слёз... Закрываю глаза, давая волю скопившимся на ресницах слезам. Flashback end Помню, как внутри что-то сжалось, когда я говорила о немыслимом плохом финале. Вспоминаю, как потом, дома, после съемок того самого выпуска, мы обнимались с порога, как вместе в кое-то веке пили чай, помню, как разворачивала фантик от конфеты, а Лёша сказал, что безумно сильно любит меня. Помню, как полночи целовались и засыпали в обнимку. Помню, как с утра проснулась в слезах от счастья, помню, как Лёша сильно-сильно меня обнимал, сцеловывал слёзы с моих щёк и нашёптывал на ухо разные приятности. — Солнышко, понимаешь... — начала было я. — А что это за ночные посиделки и без меня ? — Внезапно прозвучал чуть хриплый спросонья мужской голос. Увлёкшись мыслями, переживаниями и признаниями, они и не заметили, как на кухне появился её муж и её папа. — А-а-а... — блондинка неуверенно взяла инициативу в свои руки, — мы решили попить водички, — продолжила девушка, демонстрируя приподнятый полный воды стакан, налитый уже для себя. — Я вижу, — или ей показалось, или он сказал чуть строже. — Что-то случилось? Все возможные нотки серьёзности испарились, как не бывало, голос наоборот наполнился переживанием и беспокойством. — Всё в порядке ? — Да... — она приобняла дочь. — Пойдём спать, — она взяла ребёнка за ручку и двинулась в сторону лестницы, — я посижу с тобой. — А что случилось?  — Он приобнял возлюбленную сзади и тихонько спросил, абсолютно не понимая происходящее. — Ей приснился... приснилось... — голос начало потрясывать, — я... давай сверху... потом... — после его кивка она облегчённо выдохнула, словно радуясь тому, что у неё ещё есть крошечная возможность смолчать и рассказать о случившемся позже.                                   *** — Я тебя люблю. Всё будет хорошо, — дотронувшись губами до виска спящей дочери, она направилась в сторону спальни. Идя босыми ногами по паркету, всё тело покрывалось мурашками то ли от прохлады, то ли от волнения. Она старается как можно тише закрыть дверь в спальню, проходит на цыпочках к кровати, ложится под одеяло и тут же оказывается в объятьях мужа. — Уснула? Она кивнула в ответ. — А теперь ты мне расскажешь, что случилось, — повернувшись на бок, велел мужчина. — Лёш, — вдохнув по-больше воздуха, она попыталась начать, — она... ей приснилось, что мы пропали куда-то, что она осталась одна. Лёш, — она пыталась вырваться из любимых объятий, — я захожу к ней... там она зарёванная... эти глазки... мне стало так... страшно, Лёш, — всхлипы непроизвольно заставляли её делать паузу почти между каждым словом, — я смотрю на неё, а она плачет, она не может остановиться, — кажется, и от её нарастающей истерики будет нелегко отделаться, — я спрашиваю, что такое, а она смотрит на меня и плачет. Потом, когда мы спустились, она спросила, было ли мне страшно тебя потерять, сразу начали вспоминаться все эти переживания, — она пыталась жестикулировать, сопровождая поток эмоций, — было, Лёш... было... — кажется, вся её энергия мгновенно закончилась именно в этот миг, и она тут же рухнула в объятья любимого. Она пыталась прижаться как можно ближе к его телу. Настолько близко, насколько это попросту возможно. А когда возможное расстояние между ними было сокращено, она уткнулась в его грудь и заплакала. Он прижимал её хрупкое тёплое тельце к себе, а она упёршись в его торс, прятала ручки между их телами и продолжала нервно шмыгать носом. Он не останавливал ни её, ни её истерику. Он понимал, что этим эмоциям нужен выход. Именно такой. Она редко плакала. Редко плакала при нём. А когда плакала, позволяла себе выплеснуть все чувства наружу. Он провёл пальцем по её плечу, с которого спала бретелька, спустился ниже, его пальчики пробрались под маечку, чуть сжали её талию и заставили прижаться плотнее к его телу. — Спасибо, Лёш, – еле-еле сказала девушка. — За что? — он провёл пальцами по её волосам, очертил контур лица, большим пальцем вытер слёзки, собравшиеся под глазами, провёл пальцем по её губам. — За то, что нянчишься со мной, как с годовалым ребёнком, — возразила та, на что вмиг была перевёрнута на спину и прижата крупным телом возлюбленного. Девушка, кажется, не успела договорить, как её губы оказались в плену губ любимого. — Не смей впредь так говорить, – через несколько секунд добавил мужчина. — Но с каких пор тебе нравятся эти сентиментальные нежности и объятья? — Мне нравится обнимать тебя, а это совсем другое, — он коснулся её губ. Он приподнял её, снял с неё маечку и, аккуратно сложив, положил на прикроватную тумбочку со своей стороны. — Лёш... Зачем? — Неуверенно спросила девушка. — Если ты не замолчишь, — он, будто нарочно, понизил голос и продолжил чуть строже, — мы будем действовать по-другому. — Не надо, Лёш... пожалуйста, — она хотела потянуться за ночнушкой, — давай не сейчас. Он остановил её. — Единственное, что я готов повторять миллионы раз, это то, как сильно я тебя люблю, — он крепко прижал её тело к себе, а она и не могла препятствовать его действиям. Его рука прошлась по её бедру, поднялась выше вдоль талии, и он накрыл ладонью её грудь так, что под пальцами стучало её сердце. — Я люблю тебя, — сказал он, пытаясь разобрать её черты лица в темноте. — И я тебя, — она тут же быстро ответила, накрыв своей ладонью его руку. — Успокойся, Настюш. Всё хорошо и всё будет хорошо. — Он поцеловал её руку. — Мы вместе и мы справимся. Он лёг на спину, прижав девушку к себе. Перед тем, как уснуть в обнимку, они ещё долго признавались друг-другу в любви, беспредельном доверии и беззаветной верности.                                    *** 11:17 Солнце пробирается сквозь ряд окошек, озаряя помещение лёгким тёплым светом. В воздухе витает аромат свежего кофе. На сковородках жарятся блинчики. — Какой чай ты будешь? — Тот с ягодками, в жёлтой коробочке. — Доброе утро, дамы, — мужчина улыбнулся, зайдя на кухню,  — доброе утро, Боби, — он щёлкнул плюшевого зайца по кончику носа. — Как спалось? — Приобняв дочь со спины, он поцеловал её в щёчку. — Нормально, — продолжая по очереди очерчивать каждый шовчик на сервировочной салфетке, ответила девочка. — Доброе утро, Настюш, — расположив руки на талии супруги, шепнул ей на ухо. — Доброе, — так же тихо, чуть сонным голосом ответила девушка. Мужчина провёл губами по её шее, оставляя влажную дорожку. Прошёлся пальчиками по изгибу её талии и накрыл ладонями животик, — люблю тебя. — Я тебя тоже, — она развернулась и поцеловала мужа, — сейчас будем завтракать, — показательно сказала девушка чуть громче и поставила на стол тарелку с блинами. — Осторожно, они ещё горячие ! — Мам, а ты готовила, ну... для папы с самого начала ? — Развернувшись вполоборота, спросила девочка. — Ну... — задумалась блондинка, — не всё так просто, — улыбнулась та. — Раньше твоя мама по-другому готовилась к нашим, — мужчина наигранно кашлянул, — совместным встречам. Flashback Pov Настя Бóльшая часть всего содержимого моего гардероба, кажется, валяется на полу. На столе оставлена кружка недопитого кофе. На телефон еле слышно приходят уведомления. — Да хватит уже! — Ругаюсь в пол голоса. Лёша обещал заехать за мной в районе десяти. Я же уже не слежу за временем - пытаюсь как можно быстрее подобрать подходящий наряд. — Это какое-то странное... Это? — Держу перед собой очередное платье. — Что это вообще делает в моём гардеробе?! — Достаю что-то ещё, — это кажется слишком коротким. Натягиваю чёрное платьице. — Нееет! — Нервно вылетает из моих уст, — слишком длинное и вообще какое-то странное, — тут же принимаюсь стягивать его. Я чуть ли не психую, поэтому аккуратностью даже не пахнет. Натягиваю чёрное боди и супер обтягивающие брюки - беспроигрышный вариант. Направляюсь к зеркалу, подвожу брови, немного пудры и румян, алая помада. — Тааак...  — подвожу второй глаз. — Готово! — Несколько секунд любуюсь перед зеркалом, а на телефон поступает входящий. Тут же срываюсь к мобильному, — Лёша, — на выдохе читаю имя на экране. Flashback end — Ну я же хотела поразить твоего папу своей красотой, чтобы потом готовить завтраки, — смеётся блондинка, смотря на мужа. — И подавать десерты, — слегка усмехнувшись, добавил мужчина, переводя взгляд с глаз возлюбленной на чуть закусанную ею губу. Flashback 21:23 — Надо добавить по-больше шуток именно в адрес гостя, — продолжает блондинка, — чтоб он не стоял, как амёба! Поработайте над этим, – обратив внимание на, будто синхронный, кивок сотрудников, блондинка продолжила раздавать указания. — Насчёт тех рекламных предложений, секунду... — она опустила взгляд на экран айфона, — от Лёши, — констатирует факт про себя. Открывая непрочитанное сообщение,  закусывает губу, продолжая её чуть покусывать,  пробегая глазами по написанному, потом резко поднимает взгляд и продолжает речь, стараясь не обращать внимания на скапливающихся где-то внизу живота бабочек, — я не буду рекламировать насадки для мясорубки, капли для глаз или...  что-то вроде этого, — добавляет та, трясущимся голосом, потому что собравшиеся в животе бабочки, кажется, стремятся выпорхнуть наружу. — На сегодня всё, всем спасибо. — Всё в порядке? — Неуверенно уточняет один из работников. — Я же сказала, все свободны. До завтра! — Забирая телефон со стола и кладя его в сумочку, девушка останавливает все предстоящие попытки сотрудников узнать о её внезапной нервозности. Pov Настя Выхожу на парковку, взгляд сразу же устремляется на машину, не оборачиваясь, прямиком направляюсь к ней. Чувствую вибрацию где-то рядом, — ещё одно, — думаю про себя. Сажусь в салон. Открываю переписку. Ты видела, который час, Насть? Кто-то мне с утра заявлял, что будет дома не позже семи. У меня были кое-какие планы на тебя. Прочитала и не отвечаешь. Любопытно. Значит, дома поговорим по-другому. Резко поднимаю взгляд. Оглядываюсь, дабы  удостовериться, что никто на меня не смотрит. Пишу ответ, абсолютно забывая про нотки чего-то более интригующего, чем просто забота и волнение в его сообщениях. Я уже закончила. Сценарий шоу, между прочим,  вот-вот будет доведён до идеала. Можешь гордиться мной. Кидаю сумку на заднее сиденье. Завожу машину. На телефон поступает новое сообщение. Ты прекрасно понимаешь, что я тобой восхищён. Тебе не обязательно знать, что кто-то тобой гордится, для достижения желанного результата. Постарайся по-быстрее, дома я найду для тебя время, чтобы объяснить, как следует себя вести . Жду дома и горжусь тобой. Улыбаюсь. Я заеду в магазин, куплю что-нибудь вкусное и сразу домой. Целую. Нажимаю «отправить». Жду тебя. Выезжаю с парковки. Несмотря на нашу милую переписку, давление внизу живота нарастало с каждой новой волнующей мыслью, что так кротко, но неотступно, посещала моё сознание. — Почему он вмиг стал таким резким и... эти смены интонаций? Что он собрался со мной делать? — Я понимала, что в этих вопросах, в ответе на которые, могу догадаться, я сама скоро приму участие, были нотки кое-чего ещё, помимо чего-то неожиданного или волнующего. Остаток дороги до торгового центра я провела в своих мыслях. Те, безусловно, лишь подливали горючего в пожар из моих переживаний, наполненных предвкушением, что так отчаянно пытался опровергнуть разум. В супермаркете покупаю ягоды, бутылку вина и шоколадный пирог. — Выглядит вкусно, — думаю про себя, смотря на миленький тортик. На выходе решаю зайти в магазин нижнего белья. — То, что надо, — не скрывая улыбки, покидаю торговый центр. Подъезжаю к дому. Всё ещё побаиваюсь предстоящего, в то время, как низ живота буквально разрывается от любопытства и желания. Паркую машину. Выхожу. На ватных ногах прохожу до двери. Захожу вовнутрь. — Я дома, — торжественно объявляю чуть трясущимся голосом, ставя пакеты в прихожей. В ответ тишина, — потрясающе, — нервно пробегает в голове. Раскладываю покупки из супермаркета на кухне, после направляясь наверх. Захожу в нашу спальню, там тоже пусто, — не ну, он по-любому дома, хотя бы потому что его обувь и куртка в коридоре, — пытаюсь успокоить сама себя. — Что за прятки он тогда затеял? Пусть красная шапочка сама найдёт волка, чтоб он потом её ещё и съел, что за... — Переоденься пока, скоро я тобой займусь, — внезапный голос рассёк тишину и все мои прошлые переживания, взамен добавляя новых, ещё более интригующих... — Привет, Лёш, — выпалила я, выходящему из комнаты силуэту. Что ж, отправляюсь в душ. Надеваю новое белье. Поверх пижамные шортики и топ. Улыбаюсь очаровательной девушке в отражении зеркала и покидаю ванную. Захожу в спальню. Лёша уже там. — Ой... — что-то невнятное вылетает из моих уст от неожиданности. — Иди ко мне, — слегка улыбаясь, подзывает к кровати, — стоп, — останавливает в двух-трёх шагах от себя, — развернись, — повинуюсь. Бабочки в животе, будто зависли в невесомости, а потом резко плюхнулись вниз, когда я почувствовала его дыхание, опаляющее мою шею. — Ничего не хочешь мне рассказать? — Томный голос прямо над ухом. Молчу. — Не слышу, детка, — прикусывает мочку уха. Переступаю с ноги на ногу, пытаюсь собрать все частички самообладания - те, будто мотыльки, продолжают безнадёжно порхать крылышками, покидая мой организм. — Мне следует попробовать другие методы, чтобы заставить тебя говорить ? — Нет... — кратко вылетает из моих уст. Он разворачивает меня к себе лицом. Его скулы напрягаются, образуя чёткие линии. В глазах играют блики вожделения. Он чуть приподнимает бровь, — в таком случае, продолжай, — голос его низок и твёрд. Ловлю его взгляд. Кажется, ещё чуть-чуть, и перед глазами всё поплывёт - искорки желания и тянущее ощущение внизу живота берут верх над моими попытками контролировать ситуацию и её влияние на мой организм и чувствование нас  окружающего. — Я жду, — его голос напоминает о происходящем. — Поцелуй меня, — несмело вылетает из моих уст. Представляю, как тихо и беспомощно это звучало со стороны. Пару секунд он смотрит прямо мне в глаза. Мне же кажется, что проходит целая вечность. Его крепкие руки обнимают мою талию и подтягивают ближе к себе. Его губы накрывают мои, даруя чувственный, полный его власти поцелуй. Это был первый поцелуй за сегодняшний вечер. Pov Лёша Её робкий язычок застенчиво, но упрямо продолжает проситься в мой рот. Обнимая меня за шею, она царапает своими ноготками кожу. Хочет большего, но продолжает терпеливо ждать. Наши языки встречаются и сплетаются в едином танце. Танце чувств и желания. Резко отстраняюсь. Из её уст тут же вылетает стыдливый стон разочарования. Вновь поворачиваю её спиной ко мне. Прохожу пальчиками с обеих сторон талии до плеч, собирая ткань её маечки. Поглаживаю плечи. Подцепив бретельки, оголяю кожу и полностью стягиваю маечку. — Интересно, — томно выдыхаю, обводя пальцами кружево от плеч до ключиц, — что-то сладенькое на вечер говоришь, — усмехается. — Тебе нравится ? — Тихо-тихо, почти робко спрашивает. — Безусловно, — подцепливаю ткань сзади, — но, — делаю паузу, надавливая пальцами на застёжку, — без него ещё слаще. Flashback end — Давайте завтракать, — чуть смеясь, говорит девушка, подавая дочке кленовый сироп с края стола. — Спасибочки, — кивает. — Приятного аппетита, — иронично улыбаясь, мужчина опускает взгляд, складывая блинчик вдвое.
Примечания:
Ворнинг! По-прежнему не пытаемся обогнать паровозик течения жизни и рассматриваем Узенюк младшую, как олицетворение любви её родителей хохо 🤭 спасибо ❤

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Видеоблогеры"

Ещё по фэндому "Элджей"

Ещё по фэндому "Анастасия Ивлеева"

© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты