Один год из жизни короля

Слэш
NC-17
В процессе
72
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Макси, написано 93 страницы, 22 части
Описание:

Дарий, вступив на престол, оказался не готов к интригам двора.
Желая сбросить напряжение и отвлечься, он вызывает мальчика для утех.
Но что, если его предпочтения в постели порицаются обществом? Король должен быть сильным и любить омег, а Дарий жаждет быть на их месте.
И что, если снятый им альфа окажется не просто мальчиком для развлечений?
Тем временем внутри государства зреет мятеж во главе с дядей короля.
Кольцо интриг сжимается и доверять король не может никому.
По заявке
Примечания автора:
Омегаверс скорее для антуража.
Работа написана по заявке:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
72 Нравится 67 Отзывы 43 В сборник Скачать

Глава 15

Настройки текста
Повсюду кишели бессмысленные люди, суетясь и бегая по замку, как муравьи по муравейнику. Король понимал своего далекого предка, решившего построить замок на вершине скалы. Он, как и Дарий, просто хотел чтобы его оставили в покое. Только в личных покоях он наконец остался один. Если раньше в приватную гостиную мог без стука зайти Аши, то теперь его никто не потревожит. Он должен работать. Дарий опустился в кресло, чувствуя себя глубоким стариком, прихватил со стола записи допроса и попытался сосредоточиться. Хвала богам, Мей заговорил раньше, чем дело дошло до применения силы. Вычурные с позолотой кресла раздражали, Дарий несколько раз уже просил заменить их, но в последний момент отменял приказ. Кресла — приданное папы, с ними он прибыл ко двору его отца, молодой и испуганный. Но все сложилось хорошо. Дарию нравилось думать, что его родители любили друг друга. Хоть они и не говорили это прямо, по крайней мере при Дарии, но за всю жизнь он не увидел ничего, что бы этому противоречило. У них все было хорошо. Король понял, что уже десять минут тупо смотрит на запись допроса, с трудом различая слова в вечерних сумерках. Судя по признаниям, Дарий скоро запятнает себя казнью омеги. Он кинул бумаги на стол и потер глаза, отгоняя мысль о том, как низко он опустился. Ежи застыл перед резными дверьми. Когда Мунор заговорил, Ежи понял, вот оно. Пелена спала. То, что он так долго искал, перед самым его носом. И скрытность легко объяснима. Что касается шрамов, теперь Ежи догадывался кто мог их оставить. Объяснимо все, кроме того, почему он так долго не замечал очевидного. То что произошло у гранного столба было очень личным. Такое не выносят на публику, не обнажают душу перед всеми. Ежи хотелось отвернуться, но вместо этого он смотрел во все глаза, впервые увидя в короле живого человека. И этот человек сливался в один образ с тем, к кому он приезжал каждую неделю. Идеально. Неудивительно, что Ежи несколько дней ходил как пришибленный. Король смог убедить общество во лжи Мунора. Но Ежи знал правду. И не знал, что с ней делать. О том, что Мунор казнен, шептались по углам всю неделю. Именно шептались. Ежи не знал, осознавал ли это сам Дарий, но король откровенно пугал. Тело родным так и не выдали. На запрос отца король ответил, что предателей скармливают собакам. Больше его не трогали. Родичи Мея, до сих пор ожидавшего решения в темнице, притихли, не смея беспокоить. В следующий раз Ежи увидел короля на четверговом обеде и поразился разительной перемене. Он смотрел на человека, медленно разваливающегося на части и это было страшно. Вроде ничего не происходило, король лишь ненадолго отрывал взгляд от тарелки, цепко оглядывая зал. Пил, смотря поверх бокала, выискивая врагов. Подданные старались есть, не привлекая к себе внимание и тихо переговаривались. Стоило королю обратить на них свой взор, как шепотки стихали. Молчание, повисшее в зале, давило. Мунор был его другом. И теперь вокруг короля одно сплошное ничего. И князья. Ежи король не удостаивал пристальным вниманием, видимо, после спасения, не спеша записывать в стан предателей. Отставив тарелку, Ежи положил локти на стол и, сложив руки, неотрывно наблюдал за Дарием. То, что он видел, ему очень не нравилось. Король напоминал человека, медленно уходящего под лед, который еще цепляется за жизнь, но сам выплыть уже не сможет. Сколько он так продержится, пока не свихнется? Ежи собирался кинуть трос. Поддержать, сказать, что он рядом и за него. Еле досидев до конца обеда Ежи и подошел со словами поддержки, но король, остановившимся взглядом смотрел сквозь него. Ежи понял, что не достучится, ему просто не верят. Именно тогда у него возникла безумная мысль признаться. Потому что тот живой человек, с котором Ежи общался ночью его бы услышал и поверил. Мысль зудела в голове, пока он не оказался перед самыми дверьми и тут решимость оставила его. Ежи стоял, не решаясь постучать, понимая, что обратного пути не будет. К тому же он не до конца был уверен в своей догадке. Возможно он окончательно сошел с ума, сам себя убедив в том, что его таинственный любовник — король. Есть только один способ проверить — спросить самого короля. Достаточно решиться. То, что собирался сделать Ежи попахивало безумием. Набравшись храбрости, он постучал. Ответа не было. Еще можно развернуться и уйти. Но оставить как есть — немыслимо. Глубоко вздохнув и пожелав себе не закончить этот день в темнице, он толкнул дверь. Король сидел в темноте, не зажигая свечей. Он перекатил голову по спинке кресла, не удосужившись ее поднять. Руки свисали с подлокотников, а в глазах читалось — не лезь. Что ж, Ежи знал, что будет сложно. — Чего тебе? — Я пришел поговорить. Кеннор мялся на пороге. Дарий выжидательно поднял брови. Пришел за наградой? Не то что бы король был в настроении милостиво одаривать, но маг свое получит, что бы не попросил. В разумных пределах, конечно. Кеннор набрал воздуха в грудь. — Я знаю, зачем вы ездите в лес, ваше величество. Дарий примерз к креслу. — Что? — надеясь, что ослышался, переспросил он. — Я знаю, как вы проводите ночи. — продолжал Кеннор, в упор смотря на короля, не давая возможности для иных толкований. — Я был с вами. Я служил вам. Я давал то, что вам нужно. Дарий понял что задыхается, дернул ворот на горле. Маг вежливо улыбался, всячески демонстрируя почтение. Ублюдок. — Ты бредишь, — одними губами прошептал король. — Иди проспись, Кеннор. — Я могу доказать, — маг поднял руку, указывая на грудь, обрисовывая в воздухе контуры тела. — У вас сосок иссечен. И все остальное. Вот значит как. Мощный альфа с мозолистыми руками, пришедший его уничтожить. Он выбрал правильное время. Явление Делиежа Кеннора добило Дария окончательно. Он сполз в кресле, прикрыв глаза, отгораживаясь от ситуации, запрокинул голову к потолку. Маг молчал. Он все уже сказал. Первая инстинктивная реакция — убить наглеца. Стереть само напоминание об охотничьем домике вместе с альфой, чтобы никто и никогда не узнал. Но нельзя. Кеннор — проводник воли Толиона. Повелитель будет очень недоволен, если с ним что-то случится. Вызывать недовольство Толиона — последние что хотел Дарий. Дарию было почти все равно что будет дальше. Шантаж? Хотя Толион может просто приказать. Тогда не Толион. На нем свет клином не сошелся. У каждого есть свои интересы. — Чего ты хочешь? — резко распрямляясь спросил Дарий. Он был готов. Кеннор настолько нагл, что провернул все это вместе с Аши, а теперь заявился сюда, уверенный, что Дарий не посмеет его тронуть. Думает, поймал и может требовать что угодно. Пусть так. Карте место. Дарий даст все, что бы он не потребовал, а потом найдет способ избавиться. Но потом. Сейчас важно договориться и заставить его молчать. Кеннор притворялся, льстил и трахал. Что же ему так необходимо? Маг пожал плечами. — Ничего. Я просто пришел сказать, что вам есть на кого положиться, что мне не все равно. Король был готов ко всему кроме этого. — Очень мило с твоей стороны, — протянул Дарий, лихорадочно соображая. — Ты ждешь, что я брошусь к тебе на шею, размазывая по щекам слезы радости? Маг покачал головой. — Не жду. Я лишь надеюсь, ваше величество, что вам станет легче. Вы можете всецело на меня рассчитывать. Я знаю, как важна поддержка в такие моменты. Король в бешенстве смотрел в светящеяся искренним сочувствием лицо мага. Либо Кеннор хитрее, чем он думал, либо... говорит правду? — Давно ты знаешь? Маг покачал головой, пытаясь что-то сказать, но Дарий перебил. — Как вы с Аши сговорились? Что он тебе пообещал? Альфа нахмурился. — Аши? Он тут не причем. — Если не Аши, то как ты оказался со мной? — последние слова дались королю с трудом. — В бордель поступил необычный запрос. Я заинтересовался. Что он несет? — Что ты вообще забыл в борделе? — глухо спросил Дарий. — Он мой. Иногда поебываю клиентов, чтобы не было скучно, — маг обезоруживающе улыбнулся и развел руками. Мысль о том что наследник княжеского рода держит бордель была такой неказистой, что легко вписалась в безумие последних дней. Не было ни плана, ни заговора. Простая случайность. А Кеннор продолжал: — Лучший в городе, между прочим. — Я знаю, — ответил Дарий, разглядывая потолок. Даже если он его узнал, что мешало магу просто промолчать? Раз уж он такой верноподданный, каким хочет казаться. То что происходило в охотничьем домике — величайшая драгоценность, принадлежавшая другому миру. Миру, где король был свободен в своих желаниях и получал тепло альфы. Теперь этот мир смяли и выкинули на помойку, как испорченный лист бумаги. Простить это Кеннору было сложно. Маг нерешительно приблизиться. — Я понимаю, вы можете мне не верить, но я не знал, — «кого ебу» легко читалось дальше, но маг вовремя прикусил язык, поняв, что это будет слишком. — Отойди, — бросил Дарий и Кеннор отступил, укоризненно смотря на него, будто Дарий не оправдал его надежд. Дарий дернул плечами, сбрасывая чужие ожидания. Решить все здесь и сейчас, не выпуская Кеннора из покоев, не представлялось возможным. Дарий мог лишь просить мага молчать, но этого Кеннор от него не дождется. Хотя раньше маг молчал. И сейчас он не пытается воспользоваться его слабостью и не требует ничего. Дарий не понимал что движет Кеннором. — Выйди, мне надо подумать, — приказал король, не смотря на него. Ежи вышел за дверь, понимая что лишился любовника и не получил доверия. Зачем он вообще потащился в личные покои короля? Зачем пришел со своими откровениями? Пожалел и хотел подставить плечо, честно ответил он себе. Вечно он не вовремя со своей жалостью. Нужно было в следующий раз спокойно поговорить в охотничьем домике, мягко и не про бордель и прочее. Хотя кого он обманывает, все закончилось бы так же. Вряд ли король вообще способен доверять. Едва за Кеннором закрылась дверь, Дарий вскочил с кресла, открыл окно и оперся о подоконник вдыхая ночной летний воздух. Сейчас по замку шел человек, имеющий влияние при дворе, который знал как король любит проводить ночи. Ему, в отличии от Аши-предателя, поверят быстро. Вспомнив как стоял перед ним на коленях, высунув язык, Дарий застонал и ударил кулаком по подоконнику. Пришла идея, простая, как все гениальное. Приказать схватить Кеннора, одеть блокаторы, свернуть шею и, не забыв снять блокирующие браслеты, выкинуть в ближайшую канаву. Толиону не нужно будет ничего объяснять. Просто несчастный случай, никак не связанный с Дарием. Мало ли проблем при управлении борделем? Буйному клиенту что-то не понравилось. И концов не найдут. Теплые руки на плечах и шепот «все хорошо». Если он убьет его сейчас, то будет жалеть всю оставшуюся жизнь и думать, а что если он никогда не представлял угрозы? Если Кеннор не враг? А если представляет, это будет уже второй, кто говорит о его нижней позиции в сексе. Жизнь мага или подмоченная репутация. Которая может стоить потери короны и жизни. Он напоминал сам себе маленького мальчика, который верит, что если закрыть глаза и представить что этого нет, проблема исчезнет. Кеннор будет молчать. Дарий был в этом почти уверен. Он исходил из поведения мага в постели. Но он так же не мог не признать что не разбирается в людях. С дядей он тоже тянул до последнего и во что это вылилось? Но отдать приказ было выше его сил. Оставалось лишь надеяться на добрую волю мага. Дарий усмехнулся и закрыл окно.
Примечания:
Конец первой части.
Господа, хоть моргните, норм - не норм?
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты