Холодная Сказка

Джен
NC-21
Завершён
2
автор
Размер:
67 страниц, 9 частей
Описание:
Сила, блуждающая во тьме и, выйдя наружу, окрасилась в тёмный и обрушилась на Сибирскую Глушь. История поведает вам о бесстрашным охотнике, живущего в Сибирской Глуши, что, ради спасения народа его, отправился в нелёгкий путь, полон, как и разврата, так и боли, крови и... мертвецов.
Примечания автора:
Буду благодарен, если укажете на опечатки или ошибки. Я просто не очень внимательный и, бывает, увлекаюсь.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
2 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать

2.2 "- Мы несём потери, Генерал!"

Настройки текста
И шла пятёрка солдат по лесной тропе, вдоль озера, где ранее Пётр выслеживал Сороку. До перевалочного пункта и перехода в Медвежью Долину оставалось не больше получаса. Ведущим, понятное дело, был Николаус, а замыкающим — Полина. Солнце уже пряталось высокими горами, на небе можно было увидеть кучки ворон и их карканье очень бесило Николауса. Когда до лагеря оставалось сто шагов, то Николаус наткнулся на труп, это был мертвец Белого Хвоста, а умер он, судя по не замёрзшей крови, недавно. — Труп… — промолвил Николаус. — Разведчик? — спросил Левонтий, выходя к капитану. — Мы сотне шагах от лагеря, может лагеря… Левонтий, Пётр, Василий, осмотрите местность, Полина стой тут! — Николаус перевернул труп и увидел, что грудь трупа была разодран, но помимо больших и ужасающих царапин, он заметил и раны, но уже от пуль, — значит, на лагерь кто-то напал, они бежали, но потом были атакован волками, который… тут почти нет. Пётр отошёл от узкой тропы на двадцать шагов, где учуял запах гнили, а пройдя за голые кусты, обнаружил медведя, но мёртвого. У него было вспорото брюхо и раздавлена морда, будто его ударил кувалдой великан, внутренностей в не почти не было, шкура не снята, а значит это сделал какой-то зверь. Осмотрев землю рядом с трупом и, ничего не найдя, Пётр вернулся на узкую тропу. У тела того бедолаги уже собрался весь отряд. — И так, судари, дела плохи! Жалкие сибирские крысы будут ждать нас в лагере, но мы… — откашлялся Николаус — забьём из задницы свинцом да так, что они даже не заметят! Ха-ха! Двинули! И они двинули, но по пути, Николаус решил рассказать план атаки. — Так, господа — они засели за низкой елью, — Василий, я бы отправил тебя разведать местность, но твоя борода уже слишком ярка, поэтому пойдёт… Левонтий? — Хочешь, чтоб я проверил численность? — Да, доложишь мне кто где стоит и сколько их вообще… — Понял, — Левонтий, без лишних слов, отправился в сторону лагеря, через лес. Левонтий пролез под кустами, поднялся на высоких холм, где встретил наблюдающего, быстро отступил за кусты, и благо он был повернут к нему спиной. Стрелок не стал рисковать и, зная, что хруст снега обратит внимание, он кинул снежок в ноги наблюдающего. Тот повернулся, свесил со спины винтовки, но кричать не стал, только пристально посмотрел в сторону Левонтия. — Что ж делать? — прошептал Левонтий, но быстро вспомнил, что у него на поясе метательный ножи, с которыми он очень умело обращался. Наблюдатель всё так же смотрел, но, когда начал разворачиваться обратно, Левонтий, вздохнув, пустил нож, который вонзился в колено. Бандит упал в снег, а, чтобы он не закричал, Левонтий кинул в его морду небольшой камень, который оглушил дозорного. Затем разведчик рванул из укрытия и после неумелого пируэта, взмахнул топором, отрубил голову своей жертвы. Взглянув на обезглавленное тело, он облегчённо вздохнул, а потом аккуратно взобрался на холм. Бандитов было всего десять, не включая трупа позади, двое стоял прям у тропы, по которой шёл отряд, четверо сидели у костра, а остальные стояли у спуска на тропу, ведущую к проходу в Медвежью Долину. — Ага, довольно-таки много ублюдков, — промолвил он тихо. Увидев всех бандитов, он скрылся в лесу и вернулся к отряду. Николаус рассказывал, как когда-то воевал, но его перебил Левонтий. — Значит так, двое стоят у нашей тропы, четверо у тропы к проходу и столько же у костра, обмундирование такое себе, винтовка была только у дозорного, чья голова уже в снегу, — доложил солдат. — Их довольно много! Но… не беда! И не в таких передрягах бывал! Пётр, идёшь на холм, будешь отстреливать бандюгов, а мы в рукопашку справимся, ах да, Поилна, идёшь с ним. Всё, двинули! — Николаус сорвался, а за ним двинул Левонтий и Василий. Пётр отправился на холм, где сквозь густые голые кусты, он вылез к тому трупу дозорного. Свесив винтовку, он лёг на снег, вставил патрон и ждал, когда нападут остальные. Николаус, словно варвар, выбежал из кустов и снёс с ног одного из тех, кто стоял у тропы, второго же Левонтий рубанул своим топором. Четвёрка, что сидела у костра, вскочила с хватилась за своё оружие. Раздался выстрел и один бандит лёг, упав в костёр. Из-за спин Левония и Николауса выбежал Василий, который прыгнул на двоих варваров, а третьего Николаус пронзил саблей. Оставалось ещё четверо головорезов. Пётр передёрнул затвор, вставил патрон, а потом выстрелил. Пуля пробила ещё одну черепушку и отправила на тот свет ещё одного. Троица головорез побежала на троицу солдат и завязался бой, в котором Пётр не мог стрелять, ибо рисковал попасть в своих. Левонтий увернулся от рубящего удара сабли, сделав рывок в сторону головореза, после чего он вонзил топор ему в брюхо и уронил тело в снег, а там рубанул противника по голове. Васька не решался атаковать, из-за финтов противника, вечно путался, когда атака правдивая, а когда обманчивая, поэтому ему приходилось отступать. Но меткий Пётр заметил неуверенность Васи и осмелился выстрелить, иначе рыжий бы умер. Пуля, увы, не пронзила голову, а попала в туловище, но что-то смягчило ударную способность, поэтому Бандит лишь слегка ослаб, чем воспользовался Вася и, сделав выпад, рубанул его в бок. Николаус долго не шарился, быстро отправил того в ад, ударив ногой в живот, а потом свернув шею. — Легко и просто! — довольно промолвил Николаус, — а теперь, нужно сжечь трупы. — Если будем сжигать, — начал Пётр, спускаясь с холма — то дым будет виден всему краю, а это слишком много внимания, поэтому… — Предлагаю их закопать, как в старые добрые, — предложил Василий. — Ага, балда, у тебя есть лопата? Даже если есть, то… земля настолько холодная, что даже лопата ничего не сделает! — громко проговорил Капитан. — Давайте привяжем их к деревьям? — предложил Левонтий. — Во, Гений! Бери пример, балда рыжая, — не в обиду промолвил капитан — давайте, ищите верёвки. Когда верёвки нашли, то Пётр и Николаус принялись перетаскивать трупы в лес, а другие же осматривали местность и готовились к началу операции. Пётр, держа ноги трупа, тащил его, оставляя за собой след. Рядом же шёл Николаус, но труп тащил на своём плече. — Пётр, — внезапно обратился Капитан — как ты вообще тут оказался, в Белом Хвосте? А то я тебя раньше не видал, среди солдат. — Я и не солдат вовсе, официально я не в Белом Хвосте, я простой путник, а вызвался на задание, потому что мои интересы схожи с Толи. — Убить Сороку? Или перебить эту напасть… от культистов? — Изначально… моя цель была — это найти лекарство, чтобы предотвратить болезни в деревни, а потом выяснил, что эта болезнь вызвана тем, что Сорока сорвал сделку с демоном, а тот, походу, застрял тут и вызывает всё эту дичь, — Пётр кинул тело у дерева, а потом перевёл его в сидячее положение, после чего взял верёвку и обхватил её дерево, взяв труп. — Интересная история, — Капитан тоже скинул с себя труп, прислонил его к дереву и так же привязал, — а слышал, что ты приручил волка и ещё убил медведя, и где ж твой волк? — Белла отправилась искать его, а то что я убил медведя, то да, это правда, но не без помощи волка, — Пётр шёл за капитаном, который шёл в лагерь — есть вопрос, если разрешишь конечно… — Валяй… — Зачем ты носишь повязку, просто… в наших краях это не так уж и… обычно, — Повязка у меня от Толи, когда-то мы вместе были в одной передряге, на Кавказе, Левонтий там ещё был, он вообще эгоист ещё тот, но друг хороший, если ты какой-то левый человек и не любишь животных, то ты для не него кусок дерьма, — откашлялся капитан — так вот, как-то раз, столкнулись мы на Кавказе с небольшой бандой, служили там, в разведке, так банда та решила под себя подмять довольно большое селение, но нас нужно было убить. Толи влюбился в местную девицу, а потом, при набеге, обнаружил её мёртвой, а та, перед смертью отдала ему повязку, саму историю повязки я не знаю, но Толи, когда я спас ему жизнь, отдал повязку мне. — Кавказ, видел, что у него кинжал оттуда… — Да, от деда вроде бы, а чего, понравился? — Ну как сказать, кинжал так кинжал, — ответил Пётр, подходя к костру. У костра сидел Левонтий и слушал трески костра, смотрел в огненный цветок. Рядом сидел уставший Вася, видимо сильно перенервничал, когда получал устрашающие финты, Полина же возводила небольшие палатки. Среди отряда была полнейшая тишина. Николаус сел между Васей и Левонтием, а Пётр присел рядом с Левонтием и принялся чистить винтовку. *** Николай писал черновики к своей книге, иногда поглядывал на больных. На улице была ночь, вся деревня спала, но только Николай частично исполнял клятву Гиппократу. Взглянув очередной раз в конец лачуге, где лежала матушка Петра, он замер от страха, в его сердце резко ударил молот, он снял очки, вернее сказать кинул их в сторону, промассировал глаза, а потом уставился на то, что увидел. В конце лачуги стояла чёрная фигура, будто собранная из чёрного тумана, физической формы не было. Коля медленно опустил руку, открыл полку, достал пистолет и резко навёл его на чёрную фигуру. — Николай, — раздался низкий и хриплый голос — не стреляй, мальчик мой, будь выше этого! — Что ты такое? — дрожащим голосом спросил Николай. — Я? Ты прекрасно знаешь, кто я, я уже приходил к тебе, очень давно! Но сейчас не об этом! Если хочешь жить, хочешь, чтобы все твои друзья выжили, чтобы выжил Пётр, чтобы матушка его не умирала в агониях, сожги всех больных, а потом живи и жди, когда я приду, — фигура растворилась. Николай с пустыми глазами, вышел из дома, поджёг факел, потом вновь зашёл в дом и кинул факел на ковёр. Огонь внезапно вспыхнул и в следующий миг, дом уже полыхал и освещал половину деревни. Треск деревьев и крики больных, разносившиеся, казалось, по всему перекрёстку, разбудили местный народ. Те, взяв в руки, что попало, вышли на улицу, где быстро столпились вокруг горящей хижины, но та горела настолько сильно, что пытаться потушить её — было бы напрасной тратой времени и сил. Да, больные все сгорели, а Николай просто стоял не далеко и наблюдал. — Боже мой, кто ж это сделал? Кто ж ирод такой? Никита! — крикнул старейшина деревни, пуская слёзы. — Думаю, несчастный случай, — предположил Никита. — Николай… — прошептала Юлька, глядя на Колю. — Боже, Николай, нет, он бы не смог, — вымолвил старик. Николай, оглядев народ, скрылся в темноте. — Что ж, отправьте кого-то в Зимние Ключи, нужно сообщить Петру, что его Матушка скончалась… *** Отряд Петра всё также сидел вокруг костра, но на этот раз, он уже обсуждали, как ослабить силы врага. — Значит так, — начал Пётр — Иван дал мне снотворное, оно очень мощное и безвкусное, а так как у них общий котёл, из которого они едят все вместе, то нужно вылить весь флакон в котёл, те падут в очень крепкий сон, а мы проникнем под покровом ночи и убьём всех во сне, — докончил Пётр. — Как-то жестоко и бесчестно! — высказался Николаус. — Да, но нужно свести боевые действия к минимуму, иначе пострадает обычный люд, да и бойцы Белого Хвоста, а с этим флаконом, мы легко возьмём деревню, может быть, мы и сами её сможем взять, — Ладно, план, то есть, но, а кто подмешает снотворное? — спросил Николаус. — Это должен сделать тот, кто знает деревню — я её не знаю вообще, — Я знаю, — призвался Левонтий — я могу подмешать эту ересь, но мне нужно переодеться в их форму. — У бандиюгов есть своя форма? — удивился Николаус. — Нету, они ходят, как попало, а форма есть только у элитных, — поведал Васька. — А ты многое о них знаешь, Васька! — сказал Николаус. — Ладно, но на мне форма белого хвоста, нужно что-то другое. — Боже, сними белую накидку и всё, иди, — кинул умную мысль Пётр. — Что ж, ладно, — Левонтий скинул накидку и отправился. — Стой, — Пётр встал со шкур и, взяв винтовку, на которой уже был глушитель, сказал — я пойду с тобой, прикрою, если что. — Как пожелаешь, — Левонтий вышел на тропу к проходу и умеренным шагом отправился по ней. Пётр шёл за молчаливым парнем, который изредка поглядывал на ночное небо, заполненное сияющими звёздами. — Любишь тишину? — спросил Пётр, перешагивая толстую упавшую ветку. — Нет, не люблю большие компании, — ответил Левонтий. — А почему в армию пошёл? — Для собственной же выгоды, я вообще был в дворянской семье, но мой отец был слишком жадным, и я ушёл от родителей, отправился добровольцем на Кавказ, в качестве жандарма, а там встретил Толи и Николауса, оба, что удивило меня, были немецких кровей, ну мы сдружились, но потом судьба свела нас в Москве, где Толи предложили службу в Сибири, за довольно большую зарплату. Толи предложил и мне, а я согласился и вот, теперь я тут. — А командование вообще знало, что за дичь тут происходит? — Да, Император лично послал сюда несколько важных агентов, но они не смогли попасть в эту проклятую долину, только мы… Толи, Николаус, Иван и Я, за нами шёл ещё отряд важных агентов, но те бесследно пропали, будто их никогда и не было. — Вы шли через мраколесье? — Да, сюда ещё отправилась армия в две тысячи человек, но из этой армии, до нас дошли только три сотни, которые уже сгинули, воюя с Сорокой. — Откуда у Сороки столько людей? — Удивишься, но, когда он начинал свой путь, то заинтересовал многих главарей, которые обитали в других регионах, те заключили союз и хотели устроить что-то вроде революции, но Сорока, получив их людей, убили их всех, а потом столкнулся в битве с верными соратниками главарей, где потерял очень много людей. Солдаты уже подошли к проходу в долину, но они не стали выходить из леса, ибо ожидали засаду. Пётр, свесив винтовку, занял позицию за кустами и начал оглядывать поход, кусты, что были рядом и небольшие глыбы. — Вроде никого, — вымолвил Пётр, увидев, как Левонтий свободно проходит через проход, — ладно. Догнав Левонтия, Пётр скрылся на небольшом холме, напротив деревни. Между холмом и деревней было небольшое поле, сама деревья была окружена чисто колами, но в стенах была небольшая брешь, о которой Левонтий очень хорошо знал. Парень, пройдя через редкие ели, что находились у подножья крутой горы, подкрался к стене, где и была та самая брешь, она не охранялась, поэтому Левонтий легко пролез и попал прямо на территорию казарм, где бандиты только готовились к трапезе. Всего было три столика, на каждый помещалось по четырнадцать человек. Парня никто не заметил, не обращал на него внимание, подошёл к котлу, располагавшемуся в центре двора, но выливать флакон не стал, ибо рядом стояла кастрюля, в которую он всё и вылил и уже собирался отходить, но столкнулся с поваром. — И так, что эт мы тут делаем? А? — возмутился толстый повар — думаешь, что самый умный и самый важный! Иди сядь и жди, когда положат еду! — Повар ударил парня половником — иш какие! — Извините — извинился Левонтий, а потом отошёл, спрятался у стены, облокотился об стену и стал наблюдать, куда же повар отнесёт ту кастрюлю. Парень хотел знать, какую группу поразит снотворное и в какой казарме она будет спать, чтобы уверено прийти к ним ночь. — Что это за парень? — спросил один из бандюгов, смотря на повара. — Понятия не имею, кто-то из ваших, я же вас по лицам не помню, — толстяк поставил кастрюлю с супом и принялся заполнять миски. — Ну… он не из наших, я его первый раз вижу, — ответил он. — Мне то по чём знать, да и не думаю, что у тебя балбеса воровского, мозги такие, что могёшь ты любое лицо запомнить! — уверенно промолвил толстяк. — Толстячок, — серьёзно и с грозным видом, обратился тот бандит — я бы, на твоём месте, со мной так не разговаривал бы, а то мало ли, может как-то будешь лежать в своём котле, в похлёбке этой. — Ладно, я же не в серьёз, просто хотел почувствовать себя стариком, извините — дрожащим голосом выговорил повар, наполнив последнюю миску — приятного аппетита, судари! — Повар взял пустую кастрюлю и отправился за второй кастрюлей. Когда несколько головорезов поели, то вышли из-за скамьи и отправились в казарму, которая была прямо за их спинами, она же была прямо у входа в деревню. Левонтий, узнав всё, что хотел, скрылся в тени, а потом вылез через ту же брешь, однако, вылез он не один, за ним следил тот головорез. Он тоже пролез через брешь и остался незамеченным, пока не вышел на тропу. Пётр сразу заметил его, но стрелять не стал, а ждал, когда он выйдет из-за невысоких елей. Левонтий вышел и, увидев сигнал Петра, скрылся, пропустив бандюга. Раздался приглушённый выстрел. Бандит упал лишь на колени, ибо пуля попала в бок и то, была смягчена кожаным нагрудником, что таился под меховой курткой. — Сукин сын, — прошептал Пётр, передёрнув затвор. Вылет гильзы и раздался ещё один приглушённый выстрел, который окончательно прибил любопытного сударя. Левонтий спрятал труп под низкой елью, а потом отправился в лагерь, оставив Петра смотреть за обстановкой. Через пол часа к позиции Петра пришёл весь его отряд. Николаус сел за Петром, как и весь отряд. — И как же проникнем? — спросил Николаус. — Через брешь, она спрятана за стой линией из низкой ели, у правого подножья горы. — Ага, понял, ну… — вздохнул Николаус — пошли! Пётр оставайся тут, если нас обнаружат, будешь прикрывать. — Капитан, у меня не так ужи много патронов. — Сколько? — Пять, их не очень и хватит, если вас обнаружат. — Будем молиться, чтоб ты был очень меток! — с ухмылкой произнёс капитан, а потом рванул за линию елей, а за ним весь отряд. Первым пролез Николаус, он быстро прислонился к стене и принялся глазами бегать по территории, пытаясь найти кого-то, за ним пролез Левонтий, он тоже прислонился к стене за капитаном, затем пролез и Вася, который так же прислонился к стене. — Вон тот дом, — Левонтий указал на казармы, где должны были спать головорезы. — Ага, действуем тихо, берём ножи и вонзаем их в шею, но главное — бесшумно! — Капитан аккуратно пошёл в сторону казармы. Капитан занял позицию у двери, прислонился к стене, пропуская вперёд Левонтия. Парень тихо открыл дверь, пустив в дом холодный ветер. Сделав пару шагов, он встал у самой первой кровати справ и вонзил нож в шею. За Левонтием зашёл Вася, который сделал тоже самое, но уже слева. Затем зашла Полина, а потом и капитан. Убив все тринадцать человек, они тихонько вернулись к бреже и вылезли обратно. — Полин, отправляйся в крепость, доложи, что диверсия прошла успешно! — промолвил Пётр, увидев троицу. Троица успешно вышла на тропу, откуда весь отряд отправился обратно в лагерь. — Удивительно, — Левонтий уселся на шкуру — что всё прошло… так успешно! — А ты сомневался в нашем успехе? — Пётр сел рядом. — Ну больше да, чем нет, — ответил Левонтий. — Кстати, мертвецы очнулись? — спросил Николаус. — Ща посмотрим, — Вася ушёл в сторону, где Пётр и Николаус приковали трупов. Рыжий аккуратно подошёл к деревьям, держа в руках саблю, но был ошарашен, когда обнаружил лишь порванные верёвки и следы, которые уходили в разные стороны. Из одиннадцати трупов, привязанными осталось только три, они били окончательно мертвы, не двигались, но Васю больше пугало то, что ходячих трупов он не видел. — Ну твою ж матушку! — промолвил он дрожащим голосом. Вася повернулся и рванул назад в лагерь, но из-за ели вышел мертвец, но он рефлекторно рубанул его по голове, отправив лежать в снег. Солдат расслабился, забыл про ещё кучу таких же фриков, однако, за спиной послышались кучи звуков… хрустов снега. Обернувшись, Рыжий потерял дар речи окончательно, ибо узрел уже двоих мертвецов, но мужик не растерялся, рубанул правого по голове, а потом понял, что его лезвие застряло в черепе. Второй мертвец не стал терять зря оплошность живого и холодными зубами вонзился в его кисть. Вася хоть и убрал потом руку, но остался без оружия, а когда решил бежать, то обнаружил, что его уже окружили и, поняв, что ему уже конец, заорал во всю глотку. Крик услышал весь отряд, Пётр, схватив винтовку, побежал на помощь, а за ним Левонтий и Николаус. Раздался приглушённый выстрел, голова мертвеца разлетелась в щепки. Толпа мертвецов, полакомившись телом Васи, начала расходится и пытаться сожрать уже остатки отряда. Левонтий вновь сделал пируэт, вонзив топор прямо в левую часть шеи, но отрубить голову, увы, не удалось, а топор просто застрял, но он не растерялся и ударов ноги, откинул мертвеца к дереву, вынул топор и повторно рубанул по голове. Николаус, обнажив свою изящную и красивую золотую саблю и, взяв её в обе руки, взмахнул её, отрубив голову предпоследнему мертвецу. Последнего же застрелил Пётр. Труп Васи был ужасен, у него было вспорото брюхо, была пробита грудь, а рёбра торчали наружу, перегрызенная шея, оторвана нижняя челюсть, он лежала в паре шагов от трупа, оторвана правая рука, которую вообще не нашли, а снег был залит кровью, как и ель, что стояла рядом. — Боже… — Николаус склонил колено перед трупом и тяжко вздохнул, — ты не… заслужил такой смерти… — Думаю, — подошёл Левонтий — нужно проткнуть его мозг… — Левонтий… — начал Николаус, но резко замолчал, вспомнил о его характере — совсем забыл, ладно, — Капитан прикрыл веки солдата, а потом вонзил кинжал в голову, ранее замахнувшись — покойся с миром. Отряд вернулся, оставив труп Василия лежать в лесу. Троица присела у костра, она уже не была такой весёлой и разговорчивой. Они молча пялились в костёр и слушали его трески. — Вы знали Васю, как друга? — спросил Пётр, прервав тишину. — Вася, — начал Николаус — он был одним из первых, кто вступил в наши ряды, но всегда ходил в обычных стрелках — боялся большей ответственности, был капитаном, но при нём полёг отряд, после он не принимал отряды и вернулся в стрелки, семья его была убита бандюгами Сороки, осталась только дочурка, мелкая ещё совсем, — вздохнул капитан — как же ей объяснить терь? — а служить зачем пошёл та? — спросил Пётр опять. — он был тем ещё добряком, верил, что общая сила народа способна сразить всех и вся, поэтому считал, что каждый боец — на вес золота, каждый чего-то стоил, про себя он думал также, хорошим был человеком, жаль, нынче, добрые люди особо долго не живут… Прошло несколько часов. Левонтий стоял на стороже, Пётр и Капитан спали у костра. Вновь тишина, треск костра, который прерывает Белла, выходящая с узкой тропы, вместе с Белым Волком, который сразу кинулся к Петру. — Белла, что ты тут забыла? — вскочил Левонтий. — Толи с сотней солдат уже подходят к переходу, отправил меня, чтобы я вам доложила, — а ещё нужно было привести волка Петру. — Ясно, — Левонтий подошёл и слегка ударил капитана — вставай, Капитан, кавалерия прибыла! Пётр, встав, обнял Белого, получив небольшое облизывания лица. — Спасибо, Белла, — поблагодарил Пётр, встав со шкуры и взяв винтовку, — так что, кавалерия, говоришь… — Да, Петрушка ты, кавалерия, пойдём, ваша помощь пригодится. *** Толи стоял в Авангарде армии в сотню человек, среди которых было несколько пушек, для обстрела стен, дабы создать брешь в защите. Генерал вышел вперёд, сложил руки и ждал, когда выйдет дипломат. Да, у баднитов были дипломаты, но в основном выходил один из капитанов или из элитных бойцов. Вышел мужик средних лет, с зализанной причёской, но, а лицо было скрыто маской, виднелись только голубые глаза. Броня у него была уникальна — это значило, что он из приближённых Сороки. Мужчина, в сопровождении нескольких головорезов, подошёл к Толи, который вышел в центр поля. — И что ж, Генерал Толи хочет? — спросил элитник. — Мы знаем, что у вас не хватает солдат, пути снабжения перекрыта, а на всех тропах стоят наши люди, мы хотим, чтобы вы сдались! — гордо произнёс Толи. — Не много ли вы хотите, Генерал? С чего это мы должны сдать такую выгодную точку? У нас укрепления, у нас есть защита, так что, несмотря на то, что нас меньше, мы вполне может противостоять вам, а, даже если проиграем, то вы победите ценой всей этой сотни! — пригрозил элитник. — Для начала, как тебя звать? — спросил Толи. — Попрошу… Вождь Бексултан! — представился он. — Бексултан, неужели тебе настолько безразлична жизнь твоих людей? — Они знают на что идут, тем более… это война, а в войне редко что-то проходит мирно! — Ты даже не воевал, не смей так говорить. — Ладно, Генерал, не сдадим мы город, делайте что хотите! — Бексултан повернулся к Толи спиной. — Будь по-твоему, — Толи поднял ладонь, а потом сжал её в кулак. Раздался приглушённый выстрел — выстрел Петра. Пуля вонзилась в лопатку Вождя и вылетела, с другой стороны. После этого выстрела, авангард склонил колени и, по жесту Николауса, обстрелял сопровождение, дозорных на башнях и ворота. Бексултан сложил свои полномочья, сделав последний вздох. — Выводи артиллерию! — крикнул Толи, уходя за авангард. Артиллерию вытащили на поле. — Заряжай! Готовьсь! Пли! — крикнул Толи. Пушки выстрелили и пробили ворота. — Первый отряд, в атаку, второй за ним, занимаете таверну, что на холме, третий отряд берёт казармы, а первый должен держать перекрёсток, четвёртый присоединяется, когда все три точки взяты, вперёд! — прокричал Толи. Отряд из двадцать человек рванул из строя, вошёл через ворота, но был подвергнуть обстрелу. Капитан отряда получил пулю в голову, а потом отряд был повержен выстрелом артиллерии врага. За первым отрядом вошёл второй, в котором был Пётр. Парень занял позицию тележкой, откуда сделал меткий выстрел по наводчику, отобрав у противника огневую мощь. За вторым вошёл третий, который занял казармы и начал обстреливать оттуда главную площадь, а второй же взял на себя — укрепится перед площадью. Пробежав дальше по улице, один из солдат занял артиллерию, она была заряда ядром, поэтому парень решил выстрелит в центр площади, где отряд бандитов принял круговую оборону. Выстрел был хорошим, отряд размясило на куски. Оставалась только Ратуша, в которой засели остатки Бандитов, они ни в какую не хотели сдаваться, поэтому обстреливали группу Петра, словно воевали против тысячной армии. Когда вошёл четвёртый отряд, то он объединился со вторым. Парню помогли зарядить пушку, поэтому он вновь выстрелил в центр фасада двухэтажной ратуши. Ядро пробила стены, обвалив лицевой фасад здания, оставив бандитов почти что без укрытия. Стрелки начали выходить на площадь, одновременно обстреливая врага, но в один аккуратные действия всем надоели и некоторый солдаты, в том числе и Пётр, кинулись кромсать их холодным оружием, что удавалось куда эффективно! Пётр забежал в здание первым, рубанул одного, а второго унёс другой солдат, за которым ввалилась целая толпа. *** Пётр вышел из ратуши, где встретил Левонтия, Николауса, Толи и Беллу. — Пётр, — недовольно вздохнул Толи — у меня для тебя очень важные вести, но их тебе расскажет Белла. — Пойдём, отойдём, — промолвила девушка, направляясь в таверну. Сев за стойку, она налила самогона сначала себе, потом Петру, который тоже уселся рядом. — Так что за новость? — Пётр взял рюмку и пододвинул к себе. — В общем, прошлым вечером, когда вы совершали диверсию, твоя матушка… скончалась… Пётр замер, слегка опустил голову, тяжко вздохнул. Сквозь закрытые глаза полились слёзы, стекали они прямо в самогон, который он пить уже не собирался. — Она умерла… от болезни, так ведь? — спросил Пётр. — Нет, — Белла немного промолчав продолжила — лачуга, в которой её содержали, сгорела, вместе со всеми больными, а подозрение пало на твоего друга… Николая, — Нет, он бы не смог, она ему, как собственная мать, — тяжко вымолвил парень. — Соболезную тебе… целей ведь у тебя больше нету, значит и смысла находится здесь тоже, а это значит, что ты можешь вернуться домой, — Нужно убрать Сороку, освободить народ, да решить эту суету с демоном, так и найти того, кто поджёг лачугу… — злостно проговорил он. — Кстати, Николая так и не нашли, его видели у горящей лачуги, но он скрылся, за ним отправили пару человек, но те его так и не нашли. — Коля… ну как ты… так мог? …
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты