I will give you a black rose

Слэш
PG-13
Закончен
10
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Драббл, 7 страниц, 1 часть
Описание:
...сигарета за сигаретой.
так проходит зима и лето,
так проходит весна и осень,
курить я бросил,но тебя бы
никогда не бросил.
Посвящение:
Vaengi
Примечания автора:
**Коллаж к работе:**
https://vk.com/wall-201235614_7
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
10 Нравится 1 Отзывы 6 В сборник Скачать

I fulfilled your wish

Настройки текста

«Я любил гулять по ночам. Когда лишь только месяц освещал мою дорогу, но появилось солнышко, которое будет освещать мою тропу. До самых последних дней, пока оно не угаснет.

***

05.05.2015г. 02:10 а.m.

Юнги, как обычно, сидел на траве в парке, куря шестую по счёту сигарету, о чем-то задумавшись. Наручные часы указывали второй час ночи, но Юнги не спешил идти домой. Ему по душе было сидеть ночью, проводя время в одиночестве, которую он не отталкивал, а любил. Юнги не был социофобом, просто не любил общество, предпочитая проводить время с самим собой. Он был слишком прямолинейным человеком, и его никогда не заботили чувства других людей, которые находились вокруг него, из-за чего окружающие люди, мягко говоря, недолюбливали его. Он всегда делал и говорил только то, что хочет он, а, если кто-то был недоволен, то путь ему был только один: «Нахер». Когда рука потянулась к карману, чтобы достать новую сигарету, так как та уже закончилась, над Юнги нависла тень, тем самым отвлекая его внимание. Подняв голову, Мин увидел перед собой парня, который, если его память не подводила, учился вместе с ним в школе. Сам Мин его не знал и не был с ним знаком, просто видел иногда на переменах, так как он был тем ещё шумной пародией сигнализации, который вечно смеялся, не закрывая рот хотя бы на секунду. Его даже можно было рассмешить просто показав ему палец. — А ты знал, что курить вредно? — без всякого стеснения смотря прямо его в глаза, спросил парень. Юнги посмотрел на парня злобно, нахмурив брови, из-за чего на лбу образовалась едва заметная складочка, но того, кажется, это вовсе не пугало. Наоборот, только притягивало. — Обойдусь и без твоих правильных наставлений, умник, — грубо ответил Юнги, доставая из другого кармана зажигалку и, чиркнув, зажёг сигарету, сразу же глубоко затягиваясь. — Это плохо для здоровья, — не унимался парень, скривив лицо смотря на сигарету, зажатую между двух пальцев. Юнги на замечание ничего не ответил, продолжая курить. Парень, похоже, не собирался уходить, тем самым раздражая Мина, оставаясь стоять возле него. И какого хрена он тут делает? Этот парень вообще время видел? Что он забыл в парке в два часа ночи? И какого хрена он тут его нервы на прочность проверяет? Ему что? Захотелось приключений ночью? О, а это идея. Переводя взгляд на парня, он ухмыльнулся, глубоко затягиваясь и, немного подумав, стоит ли это делать или нет, придвинулся ближе к парню, который навис перед ним, хватая того за шею, притягивая того ближе к себе, выдыхая дым прямо ему в лицо. Парень убрал руки со своей шеи, отходя на пару шагов, он закашлялся, начиная махать руками, желая рассеять дым, то закрывая, то открывая глаза, которые начали слезиться. — Это было грубо, — спокойно сказал парень едва заметно улыбаясь, часто хлопая ресницами, откинув голову вверх, смотря на небо. — У меня теперь глаза будут болеть. — А у меня из-за тебя уже голова болит, — недовольно цокнул Юнги, закатывая глаза. — Отстань от меня и съебись в закат. Достал уже. — Да? — наигранно удивившись, спросил тот и, немного постояв, сел рядом с Юнги. — Тогда я просто обязан составить тебе компанию. — Ты время видел? Уйди уже, боже мой, — сжав челюсть, сквозь зубы процедил Мин, стараясь контролировать себя и не разгневаться. Мин сам по себе очень спокойный человек, и восемь из десятерых позавидовал бы его терпению. Но, однако, этот парень, наверное, один из особенных или же избранных людей, ибо Юнги, за короткий промежуток времени, он почти уже вывел из себя. Парень с яркими глазами, с широкой улыбкой на лице, которую так и хотелось стереть с лица земли, смотрел на Юнги издевательски. Так, как будто не расценивал Юнги, как человека. А на деле, он просто хотел того выбесить. Он знал Юнги, так как они учились в параллельных классах, а вот знал ли Юнги его, неизвестно. — Меня Чон Хосок зовут, кстати, — представился он, на этот раз, улыбаясь искренне. — Надеюсь, мы никогда больше не увидимся, Чон Хосок. «Вот только, судьба на них готовила другие планы.»

***

15.08.2015г. 05:06 р.m.

— Юнги, брось ты уже эту дрянь, — немного повысив голос, сказал тому Хосок, с злым взглядом смотря на Юнги, который сидел на излюбленном подоконнике и, открыв окно, курил. — Мы же с тобой уже обсуждали. Не курить внутри помещения. Я домашнее задание из-за запаха делать не могу! — А я ничего не обещал, — выдохнув никотин из лёгких, ответил Юнги, поворачиваясь к Хосоку, у которого в глазах застыла злость и грусть. — Хосок, ты меня знаешь и то, что твои капризы выполнять я не буду, тоже. — Но количество сигарет, которых ты куришь в день, просто доведут тебя до могилы, — грустно сказал Хосок, зная, что тот его всё равно слушать не будет. — Прошу, сократи их количество, — попросил он, обнимая Юнги со спины, стараясь игнорировать противный запах, который забивался в лёгкие, вызывая сухость в глотке и лёгкую головную боль. Хосок с Юнги встречались уже три месяца. С той ночи в парке, Хосок на следующий день подошёл к Юнги и, не дав тому ничего сказать, да даже если бы и сказал, не выслушав его, провёл всю перемену в компании Юнги, не обращая внимания на ругательства второго. Потом, поняв, что Хосок от него не отстанет, Мин смирился. Вот только, легче от этого не стало, и Хосок его всё равно жутко раздражал. В первое время Юнги бесился из-за человека, который не желал оставлять его в покое, то и дело напоминая ему про вредность сигарет, когда он выходил на задний двор, чтобы покурить. Не первый раз он бегал за Хосоком, который отняв у него пачку, скрывался и бегал от него весь день. Приходилось смотреть в оба, и курить в спешке, ибо, не дай бог, придёт Хосок и отнимет у него его сокровище. Юнги не богатый, и каждый раз просить деньги у мамы, которая, конечно же, не знала о том, что его сын курит, было немного проблематично. Приходилось каждый раз придумывать какую-то дичь, чтобы взять деньги и купить новую пачку в другом районе. Чтобы наверняка никто не узнал и не доложил матери. И все бы ничего, когда в один прекрасный день, Хосок снова пришел на задний двор, чтобы забрать у него пачку. Хосок ловко, как будто в каких-то фильмах, стащил сигареты прямо с его рук, стоило Юнги достать её из кармана. Хосок, оказывается, всё время был там, и ожидал, когда тот достанет пачку, а потом свалить. На этот раз Юнги успел вовремя, и, схватив убегающего Хосока, припечатал того к стене, не давая тому ни малейшего шанса на побег. — Вот ты и попался, — победно улыбнувшись, гордо сказал Юнги, смотря тому в глаза. Хосок тяжело дышал, наверное из-за того, что был напуган, так как не знал, что с ним сделает Мин. Наверное, что-то ужасное, ведь и слепой бы заметил, каким Юнги бывал злым, когда Чон, забрав его «сокровище», убегал. Признаться, Хосоку казалось, что он от смерти бежит, когда Юнги, посылая кучу мата в его сторону, бежал за ним. Но Чон был быстрее, и, убрав ненавистную пачку в карман джинсов, прятался в кабинете. Юнги перестал улыбаться, но Хосока не отпустил, продолжая сдавливать того своим весом, уверенно смотря ему в глаза. Его хотелось прибить, реально, так как нервов он достаточно загубил. За полторы недели так точно. Мин удивлялся тому, насколько тот быстро бегает. Хотя, если посмотреть на его ноги, то вполне понятно. Но, больше он склонялся к тому, что Хосок просто пугался его, когда он бежал. И этот вариант ему казался самым верным, ибо Чону реально стоило бояться. Хотелось его ударить, он даже поднял руку, а Хосок закрыл глаза. И черт знает, как это произошло, когда Юнги подался вперёд и коснулся чужих губ. Очевидно, что Хосок такого не ожидал и замер, но Юнги его не винил, так как и сам не ожидал такого от себя. Почему-то вместо того, чтобы ударить того по лицу, Юнги захотелось коснуться этих губ, которые были приоткрыты и Хосок то и дело облизывал их, кусая нижнюю. Захотелось попробовать их на вкус, а он не из тех людей, которые боятся что-либо делать и отказываются от своих желаний. Но, Юнги ошибся, и ему надо было, нет, нужно было боятся, ведь не знал, что будет дальше. А дальше было то, что без Хосока он больше не мог.

***

06.07.2016г. 07:05 p.m.

Скинув тяжёлый рюкзак на пол в коридоре, Хосок, уставший за долгий учебный день, направился в спальню. На часах было всего лишь семь часов вечера, но Хосок устал так сильно, как будто он строил многоэтажное здание и, начав строительство сегодня, закончил к этому же вечеру. Сил на то, чтобы принять душ ив помине не было, как и приготовить ужин. С Юнги они встречались уже больше года, вместе жить они стали буквально недавно, полгода назад, когда они вместе поступили в университет. Родители на новость об их отношений отнеслись нейтрально. Они не стали травить или ругать, но и не поддержали. На решение Хосока переехать в другую квартиру, где они будут жить с Юнги вместе, только кивнули, никак не препятствуя планам сына, считая, что он сам в праве решать и строить дальнейшую жизнь уже самостоятельно. Хосок знал, что они недовольны и очень разочарованы, но и со своими чувствами он не мог ничего поделать, ведь он не выбирал кого ему любить, а сердце. В первое время после их с Юнги поцелуя, тот его избегал недели две на пять с плюсом, стараясь не попадаться на глаза и не сталкиваться с ним в коридоре. А тот, как будто специально, был везде. Хосоку уже начало казаться, что у него шизофрения, но оказалось, что это Юнги преследовал его, желая поговорить. Но в итоге, когда они наконец-то решились на разговор, то он закончился ещё одним долгим поцелуем, от которого Хосок чуть сознание не потерял. Проходя мимо кухни, Хосок остановился у проёма двери, смотря на то, как Юнги сидел на подоконнике, и курил. Он ненавидел эту привычку Юнги и каждый раз ругался с ним из-за этого. Если раньше Хосок мог терпеть, то сейчас нет. И дело не в том, что Хосок лез не в своё дело, давая ему наставления как надо жить. В последнее время, Юнги снова начал курит чуть ли не всю пачку. Он делал это ещё тогда, когда они только-только начали встречаться. Хосок тогда с трудом заставил того курить меньше, но полностью заставить отказаться от привычки не смог. Да и Юнги не хотел его слушать, а тут это бесполезно. — Я, наверное, скоро точно уйду от тебя, — делая глубокий вдох, обречённо сказал Чон, входя на кухню, уже без эмоций смотря на Мина. — У тебя пепельница почти полная, хотя ещё утром она была почти пустой, — констатировал он, подходя ближе, забирая пачку сигарет из его рук и сигарету. — Когда же ты наконец избавишься от этой дряни? — Отдай, — игнорируя замечания Хосока, в приказном тоне сказал Юнги, протянув руку. — Нет, — отрезал Чон, подходя к окну, выбрасывая пачку и недокуренную сигарету в окно. — Я сто раз тебе говорил не курить так много. Хотя бы не пол, мать его, пачки в день. Ты так сильно хочешь умереть что-ли? Если я тебе надоел и ты делаешь это специально, чтобы я ушёл, то так и скажи! — тяжело дыша, прокричал Хосок. — Только не губи своё здоровье. — Странно, — изогнув бровь, усмехнулся Юнги, поворачиваясь к Хосоку. — Вроде бы, курил я, а хуйню несёшь ты. Хватит мне мозг ебать, и убирайся с глаз моих, достал уже со своими истериками, — грубо кинул Мин, вставая с подоконника и, ничего больше не сказав Хосоку, вышел из кухни, задевая того в плечо. Хосок тяжело вздохнул, стараясь проконтролировать свои чувства и не расплакаться. В последнее время всегда так. Постоянные ссоры сделали Хосока слишком мягким и чувствительным и, он часто боялся, что из-за этих бесполезных ссор, он потеряет Юнги. А он не хотел его терять. Хосок любит Юнги. Очень сильно любит, буквально не может жить без него. И именно поэтому Хосок хотел, чтобы Юнги наконец избавился от этой привычки и бросил курить. И это не из-за того, что он не выносил запах табачного дыма, просто боялся за его здоровье. А здоровье Юнги ему было важнее всего. В ту ночь, уставший Хосок, который хотел спать, не сняв с себя форму, накинул на себя лёгкую ветровку и вышел на улицу. Но так и не вернулся домой в тот вечер.

***

30.10.2018г. 01:30 р.m.

Оказавшись у нужной могилы, Юнги положил руки в карманы, смотря на фото, что было на надгробном камне. Оттуда на него смотрел Хосок с яркой улыбкой на лице. Мин всегда помнил Хосока улыбающимся, ведь редко когда можно было увидеть, что он хмур. — Привет, — немного помешкав, тихо сказал Юнги, топая носком ботинка о землю, переводя дыхание. — Я очень долгое время не приходил к тебе, — немного подождав, добавил он, поднимая глаза. — И я надеюсь, что ты на меня не злишься Хотел бы Юнги услышать его голос снова, почувствовать прикосновение его теплых рук на своей вечно холодной шее, его дыхание на своей коже, от которого у него бегали мурашки, обнять его сильно, шепча на ухо, что он сильно любит его и готов на всё, ради его счастья. Вот только, такого уже никогда не будет. Ведь Хосока нет. В тот день, когда они снова поругались из-за очередного пустяка, Хосок вышел из квартиры, ничего не сказав Юнги, но так и не вернулся. В тот вечер Юнги прождал его в гостиной всю ночь, засыпая только под утро. А после, когда проснулся, Мин проверил квартиру, отмечая, что Хосока всё ещё нет. Парень его ждал целый день, постоянно смотря на настенные часы, но тот так и не возвращался и на телефонные звонки не отвечал. Когда на часах был четвертый час вечера, Юнги подумал, что он мог бы пойти к родителям. Порыскав в вещах Хосока, Юнги через пять минут наконец-то нашел номер его родителей. Вот только, позвонив, он услышал не самые приятные новости. Ох, лучше бы он просто ушёл, чем: «Вчера Хосока доставили в больницу, его сбила машина на перекрестке. Состояние критическое. Юнги не помнит, как он переоделся и, поймав такси, поехал в больницу, каждые пять секунд говоря водителю, чтобы тот ехал быстрее. Бросив водителю деньги за проезд, даже не взяв сдачи, Юнги быстро вылез из машины, и побежал внутрь, чуть ли не падая у лестницы и не сбивая с ног медсестру, которая куда-то торопилась, держа в руках поднос с какими-то приборами. Оказавшись у нужной двери, а именно у двери реанимационной, Юнги подошёл к родителям Хосока, которые пустым взглядом смотрели куда-то вперёд, а у его матери глаза были красные и опухшие. Его отец стоял рядом с женой, периодически спрашивая, в порядке ли она, то и дело смотря на белую дверь. Так же с ними была и старшая сестра Хосока, у которого вид был не лучше. Опухшее лицо, дорожки от слёз, которые высохли на щеках, руки и плечи у неё дрожали, и она постоянно шмыгала носом, сдерживаясь, чтобы снова не расплакаться. Но держалась, понимая, что, если она начнет плакать, то матери будет ещё больнее. — Что с ним? — сразу спросил Юнги, оказавшись возле его родителей. — Как он? С ним же всё хорошо? — навалил вопросами Мин, не получая никакого ответа. — Да ответьте вы наконец! — не сдержавшись, крикнул Юнги, когда тишина стала давить на его грудь и плечи. Крик разнёсся по всему коридору, привлекая внимание прохожих, но Юнги было плевать. Гораздо важнее было то, в каком состоянии сейчас Хосок. Его смысл жизни, без которого он умрёт, без которого жизнь потеряет все краски, становясь одним серым полотном. От осознания того, что его парню сейчас плохо, ему резко стало нечем дышать. Казалось, что он вот-вот потеряет сознание и рухнет на пол, так и не дождавшись врача, который известил бы их о состоянии Хосока. Уже посмотрев на физиономии родителей можно было понять, что дело плохо. Очень плохо. И ещё их молчание сильно настораживало Юнги, и в этой тишине можно было услышать громкий стук сердца Мина, которое билось со скоростью света, больно ударяясь об ребра. Сзади послышался звук открывшейся двери, и из палаты вышел врач. Родители встали со своих мест, без слов оказываясь близко к доктору, а в глазах у них была надежда на то, чтобы услышать, что с их единственным сыном всё хорошо. Сестра же осталась стоять на месте. — Доктор, что с ни… — хотел было спросить Юнги, но не договорил, застыв на месте подобно статуе, сквозь широкие плечи доктора смотря на то, как один из врачей, что находился возле кровати Хосока, накрывает его лицо белым одеялом, а второй отключает приборы. — Соболезную. Это слово, состоящее из девяти букв, снова и снова эхом доносилось в сознании Юнги, а крик его матери, словно пощёчина ударила по лицу. У Юнги в тот момент пропал голос. Он не мог ничего говорить, и тот крик, который застрял в груди, который хотел вырваться из глотки. От мерзкого кома в горле, стало больно. Хотелось кричать громко, сорвать себе голос и разорвать себе глотку. В голове сразу пронеслись воспоминания их последней встречи, в котором Юнги просто грубо послал его. Он наверняка был обижен и расстроен из-за этого. Стало мерзко от самого себя и от своего поведения. Ему стало тошно, хотелось выблевать из себя всё. Хотелось кричать, рвать на себе волосы, на стены лезть, сдирать с себя кожу, лишь бы не чувствовать это мерзкое чувство отвращения к себе и сбежать из этой реальности, в которой его Хосок умер. Юнги на ватных ногах вышел из здания, стараясь игнорировать душераздирающие вопли матери Хосока и громкие рыдания его сестры, которые разрывали сердце Юнги на части. Почти пять раз чудом не сваливаясь с лестницы, с трудом устояв на ногах, которые отказывались его держать. Но Юнги упрямо шёл к выходу, держась за стены. Оказавшись на улице, он поднял лицо вверх, смотря на то, как на небе сверкали молнии. Дождь собирается. Небо тоже сегодня будет оплакивать смерть Хосока. /// Юнги почувствовал, как по щеке скатывается капля, образуя мокрую дорожку. Подняв голову, Юнги посмотрел на тучи, которые сгущались на небе. Опять дождь. Опять небо будет плакать вместе с Юнги. — Хосок, я бросил курить, — сказал Мин, доставая из кармана пачку сигарет. — Это те, которые ты выбросил в тот день из окна. Я позже вышел, чтобы забрать их, так как идти в магазин желания не было, — проговорил он, садясь возле могилы, касаясь пальцами земли. — С того самого дня, я и забросил. Я взял пачку и, ожидая тебя в гостиной, смотрел на нее, борясь с желанием закурить из-за нервов, но я сдержался, — по-детски улыбнулся он, убирая помятую пачку обратно в карман. — Ты не подумай, что я какой-то сумасшедший, но эта пачка всегда теперь со мной. Я не знаю, как объяснить это тупое действие, правда. Но, пока она со мной, я чувствую, что я живой. В ответ он, конечно же, ничего не услышал. Ещё одна капля упала ему на лицо, и постепенно, дождь начал усиливаться. Куртка, которая раньше принадлежала Хосоку, начала мокнуть. — Помнишь, когда мы были в цветочном магазине, покупая букет для твоей мамы на её день рождение? — спросил он, вспоминая тот день, который он всё ещё ярко вспоминал. Он помнил, как они провели целый час, пытаясь подобрать красивый букет. — Тогда мы увидели джина на плакате, висящего на стене и мы начали шутить про это, загадывая желания. — сказал Юнги, доставая из кармана чёрную розу в стеклянной пробирке. Аккуратно достав её, Мин бросил её на могилу, слабо улыбаясь Хосоку на фотографии. — Я исполнил твоё желание. «— Хосок, теперь ты загадай желание.» «— Я хочу, чтобы ты подарил мне чёрную розу.»
Отношение автора к критике:
Не приветствую критику, не стоит писать о недостатках моей работы.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты