Просто временные трудности. Зов бездны.

Гет
NC-17
Завершён
6
автор
Размер:
90 страниц, 13 частей
Описание:
Хронологическое продолжение «Стать королевой» (https://ficbook.net/readfic/9618206), с другими героями в главных ролях. Истории о взрывной энергии, скандалах, страхе перед неизвестным, и, конечно, о любви, прилагаются.
Примечания автора:
Если вы не читали первую часть (https://ficbook.net/readfic/9618206), советую ознакомиться с этими главами, для раскрытия истории персонажей: Часть Дитя бездны 1-2, Королевская свадьба.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
6 Нравится 5 Отзывы 0 В сборник Скачать

Часть седьмая.

Настройки текста
      Пока на главном корабле Альянса решались важные вопросы, на соседнем корабле Флинн Фейривнд вовсю пытался справиться с утренним похмельем после очередной бурной пьянки. Ему уже откровенно надоело пить алкоголь, но по-другому справиться с трудностями он не мог. Вернее, с трудностью — она была у него одна и имела длинные острые уши. Во время их последней встречи, Андуин попросил отпустить все обиды, но он попросту не смог. Слишком свежи были события того вечера в памяти.       С другой стороны, увидев, что ей тоже плохо, он подумал: «Может, проблема всё-таки не во мне?» Он посмотрел в зеркало и удивился тому, как свежо выглядел, несмотря на то, что его голова вот-вот треснет. Решив сегодня не собирать волосы в тугой хвост, он просто пригладил их рукой. Затем погладил двухдневную щетину — он уже и забыл, зачем гладко побрился в прошлый раз. И вздохнул. Хотелось бы разобраться во всем, но… без Майяри этого не сделать, а она к разговору явно не была расположена. Он фальшиво улыбнулся своему отражению в зеркале, и ему стало чуть лучше.       Не выглядывая в окно каюты — утро было безоблачным и солнечным, он сразу же побежал наверх, минуя деревянную лестницу парой прыжков. Схватившись за верёвку, он начал спускаться вниз, но так и повис на ней, увидев, с какой славной командой ему сегодня придётся работать — гномка, ворген — уже в волчьем обличье медленно перебирал лапами, чтобы никого не обгонять, а во главе всего этого шла Майяри. Как он её увидел, сразу забыл, куда вообще шёл, что ему было нужно, хотелось подойти и сказать «Ни о чём больше думать не могу».       — Чего это вы повисли, капитан Фейрвинд? — подойдя поближе, спросила она.       — Мой корабль, что хочу, то и делаю! — буркнул он.       Вот и поприветствовали друг друга. Спрыгнув с верёвочной лестницы, он приземлился возле стола с картой, прямо напротив своей команды.       — Действительно разноШЁРСТНАЯ команда, — хихикнул он, на что ворген соскалил зубы, и Флинну стало не по себе, когда он поймал его взгляд, но потом тот засмеялся, и всё стало на свои места. Он хотел пошутить про рост гномки, но поймав на себе гневный взгляд Майяри, не стал, а сразу перешёл к делу: — Значит так. До острова плыть около суток. В это время из своих кают — ни ногой, особенно если начнёт штормить. Хотя я сомневаюсь, — он, зажмурившись, посмотрел на солнце. — Наша цель: примерно три мешка азерита. Больше можно, меньше — тоже, но нежелательно.       — Почему? — пропищала гномка.       — Сайрус мне жопу надерёт, вот почему.       — Я бы посмотрела, — ухмыльнулась Маяри.       — Да, а потом, — он пригрозил ей пальцем, — я надеру её вам, — и, хлопнув в ладоши, он продолжил: — Всё, хватит болтать, пора делом заниматься. Вперёд на корабль, берем курс на Йорундалль!

***

      Флинн никогда не высаживался на берег вместе с командой, эти несколько часов, которые они проводили на острове, он заполнял все нужные для Сайруса бумаги: где, кто, когда и что делал. Быть капитаном было весело — до тех пор, пока он не садился за бумажки, и выходил уже тогда, когда азерит был собран подчистую, пропуская всё самое интересное. Но сегодня что-то было не так. Он уже закончил, но его команда и торопиться не собиралась. Взойдя на палубу, Флинн заглянул в бинокль в поисках кого-нибудь. Корабль Орды либо уже отбыл, видимо успешно, либо ноги ордынцев тут вообще не было. Неужели, что-то случилось?       Дождь, ливший уже несколько часов, смыл все следы с земли, и определить, ступал ли на неё кто-то, было невозможно. Поэтому капитан шёл по дорожке из трупов животных, насекомых, и других обитателей острова. Помимо их мёртвых тел, из которых можно было добывать азерит, делать это можно было, просто достав кирку, и пройдя по острову в поисках камней. Видимо, его команда не искала лёгких путей. Он продвигался вглубь острова, держа ладонь у рукояти клинка, который был спрятан под плащом, и попутно повторял: «Ничего плохого не могло случиться, ничего плохого не могло случиться, ничего…» Так он и замер, потом пытался достать клинок, непонятно зачем, ведь врагов поблизости не было. Тот вылетел у него из рук и упал на землю, издав глухой звук. Упал он рядом с гномкой, которая была без сознания, как и вся остальная команда.       А без сознания ли они были? Флинн наклонился над ней и взял за маленькую ручку, чтобы замерить пульс. Она была вся измазана в крови, и тот, не почувствовав пульса, сразу отбросил её. Его кинуло в жар, как только он почувствовал кровь на своей руке, прежде чем он вообще мог подумать, что произошло.       Майяри, как ворген и гномка, не подавала признаков жизни. Флинн опустился на колени рядом с ней, и хотя тело всё ещё дрожало мелкой дробью, он осторожно взял её за подбородок, и наклонил голову. Кожа имела фиолетовый оттенок, а лицо, как и руки, тоже были вымазаны в крови, её — синей и тёмной, вперемешку с алой. «Не могла же она… нет, нет, нет», он не мог допустить мысли о том, что она могла сделать подобное. Да и что такого могло случиться, чтобы она с цепи сорвалась и убила своих товарищей? Какой стресс нужно испытать, чтобы… Он прислонил пальцы к её шее и почувствовал слабый пульс. Майяри была без сознания, хотя выглядело всё намного хуже. В руке она сжимала сигнальную ракету, наверное, выстрел хотела сделать, но не успела — что ещё раз доказывало её невиновность.       Ворген, уже в обличье человека, лежал спиной к небу с огромной раной в области живота. Она была сквозной, и у Флинна точно не оставалось сомнений, что это мог бы сделать ордынский меч. «Или щупальце», — вновь подумал он и потряс головой. Он не мог их всех бросить. В особенности, её.       Флинн устроил её поудобнее, чтобы, когда она очнётся, не сильно шокировать её происходящим. Если уложить девушку на камень в пещере — это удобно, конечно. В пещере хотя бы не было так сыро. Он сразу забыл все свои обиды на неё. Они стали совсем не важны, ведь она нуждалась в нём больше, чем кто-либо. А он без неё с ума сойдёт. От мысли, что она могла погибнуть, и в любой момент он мог остаться один, сжалось сердце.       «Это не самое худшее, что со мной случалось», пытался успокоить себя он, в то время как тащил мёртвые тела к пещере. Недалеко от неё росло большое ветвистое дерево, под плакучей кроной которого так и напрашивалось кого-нибудь похоронить. Гномку он закинул себе на спину, а мужчину просто тащил за ворот: они уже мертвы, и им всё равно, как с ними обращаются — Флинн знал это не понаслышке. Скинув тела в яму, он отряхнул руки, и посмотрел на них, как на чужие. Воспоминания начали одолевать его: когда он был пиратом, то творил что похуже, причём, по своей воле — грабежи, убийства, разбои, и прочие преступления. Да его руки были по локоть в крови! И эта ситуация ещё раз ему напомнила, что он никогда не сможет стать кем-то другим, как бы он не пытался исправиться — смерти следовали за ним по пятам, а в большинстве из них он был и сам виноват. И тут тоже — недоглядел.       Майяри приоткрыла глаза, когда он уже резкими рывками закидывал землю в яму. У неё не было сил, чтобы попытаться вспомнить, что же произошло, или как-то испугаться. Медленно и осторожно она добралась до дерева ползком и опёрлась спиной на его основание, оказавшись за спиной у Флинна.       Откинув лопату, и взяв горстку земли, он кинул её в братскую могилу:       — Земля к земле…       — Волна к волне… — прошептала Майяри, проделав то же самое. — Возвращайтесь к морю, возвращайтесь к волнам.       — Да упокоит море их души.       Изо всех сил Флинн пытался сопротивляться тем мыслям, что это сделала она. Правильным ему казалось взять вину на себя, и в голове он уже придумывал, что сказать Сайрусу — пока нёс Майяри на корабль. Голова у неё свисала вниз, словно шея совсем не могла её держать. Сначала она тихо засмеялась — от того, что выжила. Резко её смех перешёл в тихий и неконтролируемый плач. Она сжала зубы и зажмурила глаза, ей было больно. Но заплакала она от понимания того, что её могло не стать так быстро. Все её прошлые обиды почему-то мигом рассеялись.       Уложив её на кровать в каюте, Флинн ушёл за азеритом, его было чуть меньше, чем достаточно. Начало штормить, и только-только закинув мешки в трюм, он понял, что спать не ляжет вообще, пока они не доберутся до берегов Боралуса. Управлять кораблём было его страстью, но не когда всё шло наперекосяк, а волны с бешеной силой бились о борт. День не выпуская штурвал и компас из рук, он даже не мог отойти, чтобы проверить, как сейчас чувствует себя Майяри.       Она сама вышла ближе к тому моменту, когда уже можно было спускаться на берег, вернее сказать, выйти на пристани. Она несла уставшего Флинна, или он её — было не ясно, оба медленно поплели к конторе капитана порта.       — Присядь-ка тут, — убеждал Флинн. Майяри незачем было слушать его оправдательные речи перед Сайрусом, и он решил оставить её на время возле входа.       Она, конечно, не послушалась, и уселась на лестнице, совсем близко к ним, но так, чтобы её не заметили. Сайрус всегда громко разговаривал, но сейчас он просто кричал. Зарывшись лицом в колени, Майяри хотела сквозь землю провалиться. Она не могла вспомнить, что случилось тогда, будто её разум затуманился, когда… она сама не знала, в какой момент это могло случиться. Но то, что Флинн взял вину на себя, не могло её не тревожить. Теперь ему сильно попадало, а ей больше всего не хотелось именно этого. Хотя с другой стороны, она не могла не думать об этом только потому, что ей было приятно, что он не сбежал, не поддался страху. Значит, пришло время с ним поговорить.       — Понимаешь, что ты ответственен за исчезновение двух воинов?       — Да.       — И азерита они тоже собрали недостаточно.       — А что она могла сделать одна? — начал спорить Флинн, но тут же понял, что это было бессмысленно.       — Молчать! Ты капитан и ответственен за всё, что происходит на острове! Ещё один такой незадокументированный случай возможной смерти, и ты отправишься отсюда восвояси.       — Я вас понял.       Сайрус сказал ещё пару слов, которые Майяри не особо разобрала. Она хотела вернуться на своё место, но Флинн её уже увидел:       — Ты все слышала? Да, — вздохнул он, взглянув на неё. — Не бери это в голову.       — Пойдём, поедим что-нибудь вместе? — Майяри пыталась подбодрить его, но получалось худо. — Можешь поспать на моей удобной кровати.       — Я слишком устал, чтобы отказываться. Пошли.

***

      Майяри заваривала чай, сидя на стуле. Она приготовила две большие кружки. Если Флинн ещё не уснул, то с удовольствием его выпьет. Спать ему уже не особо хотелось, рывком он поднялся с кровати и присел на стул рядом. Спина к спине — теперь они даже не видели друг друга, и каждый будто боялся повернуться, чтобы столкнуться взглядом. Печаль после произошедшего снова начала давить на них сверху.       — Флинн? — тихо спросила Майяри.       — Да?       — Прости меня.       — За что ты извиняешься? — он нахмурил брови.       — Я доставила тебе немало проблем сегодня.       — Это была не ты, — с уверенностью ответил Флинн, скрестив руки.       — Ты хочешь в это верить? Я же не уверена ни в чем — эмоциях, себе, жизни, во всём…       Он первым повернулся, и положил руку на её предплечье. Майяри тихонько вздохнула. Затем погладил её плечи. Не видя его взгляда, она почувствовала только тепло его ладоней на своей коже, которого так не хватало в последнее время.       — Я не хочу, я и так в это верю.       Его ладони начали чуть массировать её шею и плечи. Затем он поправил её волосы. Закинув их за плечо, Флинн увидел пятна, которые ходили по гладкой румяной коже. Майяри всхлипнула, и содрогаясь всем телом, начала рыдать. Он встревожился, но всё что сделал — это крепко сжал её в объятиях. Так они просидели молча несколько минут, пока она не успокоилась. Вытерев лицо рукой, она, всё ещё смотря в стол, тихо сказала:       — Я люблю тебя. Но я причинила тебе столько боли… Я пыталась не замечать свои чувства, а свои подавить — мне самой было страшно.       — Даже это не дало мне тебя отпустить, — он развернул её к себе.       Заплаканная, с растёртыми красными глазами, она больше была похожа на дитя, чем на того, кто может причинить ему боль. Он погладил эльфийку по щеке, и она печально улыбнулась.       — И я люблю тебя. Хотя ты это знаешь, — улыбнувшись, сказал он.       — Смотри, чтобы не взял эти слова обратно, — она потянулась к повязке, намереваясь сегодня выложить ему всё.       Медленно сняв её, она моргнула несколько раз. Всё вокруг снова стало фиолетовых оттенков, но нигде не чувствовалось угрозы — сейчас всё было хорошо.       Флинн отшатнулся, посмотрев в её оранжевый глаз с кошачьим зрачком, будто увидел там что-то кошмарное. Затем он рывком приблизился к нему:       — Нет, я не боюсь, если ты так думаешь. Мне до УЖАСА интересно, как это произошло.       — Мне тоже, — она засмеялась и крепко обняла его. Это не та реакция, которую Майя ожидала, но она была самой лучшей.

***

      С тех пор Флинн так и остался жить в этом маленьком домике, уходя из него только в случае крайней надобности, или по работе. Каюта на «Храброй Арве» опустела. Зато, он был рад, что настали спокойные времена. А холодные вечера было приятнее проводить в компании любимой женщины, а не в обнимку с бутылкой. Он любил готовить им завтрак, иногда готовил и ужин — пока Майяри убирала беспорядок, или просто отдыхала после тяжёлого дня. Сегодня же она присоединилась к нему — обняв его сзади, после чего отстранившись, она забрала чан с яблоками и понесла его вниз, чтобы промыть их. Они собирались сделать пирог — всё, что нужно было, чтобы согреться вечером. Осталось только нарезать их, и аккуратно выложить, после чего отправить в печь.       В последнее время её начал покидать страх, но не до конца. Сейчас она боялась за весь мир, а не только за ближних, хотя обычно дела ей до этого не было. Шёпот древнего бога она старательно игнорировала, и он был раздосадован, пытаясь заинтересовать её новой информацией — но всё тщательно блокировалось Майяри. Часто думая о таких вещах в прошлом, её охватывали грусть и печаль. Она страдала и нередко вспоминала об этом. Но сейчас стало легче — в прошлом её уже давно нет, а держаться она стала за настоящее.       Существовала только одна проблема — Умбрий. Он попросил сопроводить Вириэлу в Вечноцветущий Дол, чтобы обе выучили новые практики медитации. Сколько времени на это уйдёт одному Свету известно, и в голове у Майяри прокрались сомнения, что он делает это для того, чтобы спровадить их куда-нибудь подальше во время военных действий с Ордой и Зандаларами, чтобы защитить. И зачем ему для неё так стараться? Вернее сказать, проблемой был не сам Умбрий, а то, как сказать Флинну о том, что ей нужно уехать на какое-то время.       Помыв яблоко одно за другим, она отвлеклась, мельком посмотрев на себя в зеркало. Ничего её теперь не пугало в своём отражении, да и плевать она хотела на то, что подумают другие — самое важное то, что Флинн принял это. Она даже вернула ему повязку. Улыбнувшись себе, она сразу почувствовала прилив сил, и прошла к лестнице, поднимаясь наверх.       Флинн стоял у окна — раскрытого нараспашку — оперевшись на подоконник локтями, выглядывал наружу. Вид у него был такой, будто раздумывал о чём-то важном, или просто отдыхал. Но всё было куда сложнее… Она отложила все свои дела и подошла к нему, увидев, что он погладил и отпустил птичку, которая принесла им письма, Майяри удивлённо вскинула брови вверх — кому нужно было что-то от них, да ещё и вечером? Флинн будто уже знал, что в его письме, и, торопясь, распечатал его, чтобы подтвердить свои догадки. Пробежавшись взглядом по строчкам, он поднял взгляд на Майяри и ждал, пока она закончит со своим. Вздохнув от облегчения — хотя Фейвинду так не показалось — Майяри протянула ему своё письмо подписью вверх. Оно было от Умбрия:       — Давай обменяемся, и прочитаем, что там написано, — предложила она.       Письмо, которое ей вручил Флинн, было от Матиаса. В нём он подробно описал, почему такой человек, как он, нужен ему сейчас — украсть посох из сокровищницы короля зандаларов сможет не каждый. А с последующим вступлением на службу в ряды Альянса — тем более.       — …Кул-тирас присоединился к нам в этой войне, обещая свою помощь, поэтому Вас, как капитана, хотят видеть в войске в первую очередь. Поэтому решите, что Вам сподручнее — вступить в разведку, или присоединиться к гвардии Альянса, — Майяри прочла это вслух и замерла на секунду. Его… просто выхватывают у него из рук. — Печать, подпись — всё как надо, — она пожала плечами.       — Как фамильярно, мы ведь с Шоу друзья, вроде, — почесал бороду Флинн. — Он конечно душный, но не настолько. Видимо случилось что-то серьёзное. Какой-то негодяй запер в замке кучу сокровищ, которые так соблазнительно блестят и так и напрашиваются на похищение!       Теперь ей не пришлось говорить, что скоро она уезжает — Флинн и сам это узнал, и подумал, что «из первых рук».       — «Тебе нужно научиться правильно распоряжаться своими силами. Ты — отличный вариант в поиске и устранении Н’зота. Но потеряй ты контроль над собой, ни я, ни Вириэла, уже ничем не сможем тебе помочь. Она сопроводит тебя до монастыря в Вечноцветущем Доле, и будет следить за твоими достижениями, отчитываясь передо мной. Не посрами имя эльфов Бездны перед королём Альянса». А он вообще в курсе, что мы с королем — друзья? — засмеялся Флинн.       — Это всё равно не даёт мне поблажки, — Майяри вернула его письмо. — Вижу, ты не особо удивлён.       — А ты тоже, — он улыбнулся. — И с чего он возлагает на тебя такие надежды?       — Мы с ним как-то связаны, но… — она не стала говорить своих догадок. — Я всё ещё не знаю. Видимо, всё дело в моей силе, но проблема в том, что я её мало контролирую.       Флинн отложил эти письма на подоконник, и захлопнул окно. В комнате снова стало тепло, а пламя свечей больше не дрожало от лёгкого ветерка. Он обнял Майяри и прикоснулся своим лбом к её. Ей он показался больше грустным, чем серьёзным.       — Давай сбежим, — предложил он, не колеблясь.       И на момент Майяри задумалась: «А что, если?»       Они бы и правда, смогли сбежать вместе, уплыть на корабле, например. Поселиться на маленьком островке и жить там только вдвоём, лишённые осуждающих взглядов. Или исследовать море по ту сторону Азерота, и жить на «Храброй Арве». Всё это было бальзамом на душу, пока она не вспомнила об остальных людях — Берит, Андуине, и их скором, или уже родившемся ребёнке, Умбрии и Вириэле, Орде и Альянсе…       Они все были важны — каждый из них — и позволить им умереть, пока они двое будут колесить по умирающей планете — это слишком.       — Это неправильно, — Флинн сказал это первым.       — Да, — она на секунду прикоснулась к его губам. — Когда мы с тобой разберёмся со всем этим, то обязательно сбежим и посмотрим весь мир! А пока… мы должны выполнить этот долг, чего бы это ни стоило.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты