Гетто внутри

Слэш
NC-17
В процессе
23
«Горячие работы» 70
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Макси, написано 107 страниц, 25 частей
Описание:
Белый парень из гетто, у которого из перспектив только тюрьма. Богатый мальчишка, режущий с тоски вены. Деспотичный отец, разноцветный Нью-Йорк, суровый Бронкс. Набор стереотипов. Вопрос лишь в том, что за трагедии скрыты за каждым из них.
Примечания автора:
Новые парни, новая история.
Визуалы в студию
https://c.radikal.ru/c36/2102/f4/e92971aed95e.jpg
https://b.radikal.ru/b33/2102/05/60a63bbfc517.jpg
Публикация на других ресурсах:
Разрешено в любом виде
Награды от читателей:
23 Нравится 70 Отзывы 7 В сборник Скачать

Часть 20

Настройки текста
      — Я сегодня знаешь, что поняла? — Лайла по-хозяйски грохнул свою сумку из белой кожи на стул и запрыгнула на койку в ноги Лесли, цокнув своими длинными каблуками. — Оказывается, это просто ахренительно — быть мной! На.       Яркая жестяная банка прилетела прямо в руки Лесли, и он всмотрелся в надпись на её боку. Энергетик, естественно. Со звериной дозой кофеина. Ай да Лайла.       — Чёрт, ты моя богиня.       — Я знаю. С Рождеством, дорогуша, — Лайла довольно хмыкнул, глядя, как Лесли вскрывает банку и подносит к губам, но уже через несколько секунд зашипела и схватила его за руку. — Так-так-так, всё, хорош. Трёх глотков достаточно, не хочу, чтобы твой рецидив был на моей совести.       Банка перекочевала назад в руки девушки, и та с наслаждением отпила из неё.       — Кайф...       С этим Лесли не мог не согласиться. Не прошло и часа после их телефонного разговора, как Лайла ворвалась в его белую палату словно тайфун, в своём пальто рождественских цветов, непонятно как миновав персонал, который никого кроме родственников пускать к Лесли не собирался. Но Лайла Брайс умела идти напролом. Опустошив банку наполовину, она довольно причмокнула, сдернула с шеи шарф и замахнулась им на Лесли.       — Убить тебя мало! Вот так умрешь, а я и не узнаю! Озвереть просто, Нолан, кокаинщик хренов, кто бы знал, а? Такой тихоня, а тут на тебе!       Лесли фыркнул, перехватывая шарф, метивший ему по лицу.       — Думаю, если бы умер, ты бы узнала. Не вся пресса у отца в кармане, что-то бы точно просочилось.       — Очень смешно, придурок. Где я и где пресса? — Лайла, замахнувшись последний раз, швырнула шарф на сумку и начала расстёгивать пальто. — В моей жизни есть только New York Times, и лишь в те дни, когда Down Jons лихорадит, а с ним и папу моего заодно. Так что... О чём я говорила? А! Мной быть очень круто, вот! Кто ещё сумел бы заставить этих ленивых засранцев с поста охраны поднять данные месячной давности?       — Так тебе удалось? — Лесли почти с трепетом смотрел, как рука Лайлы тянется к карману её пальто. Девушка усмехнулась.       — Естественно. Вот, — между её пальцев оказался зажат маленький клочок бумаги, сложенный вдвое.       Лесли взял его в руку, и записка с очень нужным ему номером телефона внезапно показалась страшно тяжёлой. А оно вообще кому было нужно? Джону это нужно? Зачем? Чувак потерял работу, рискует оказаться в тюрьме, потому что снова рядом с ним всплыла наркота. И что ему с того, что Лесли Нолан, из-за которого вся эта хрень произошла, бьётся в муках совести и хочет извиниться? Джону с этого что?       — Ну? Так и будешь пялиться как на конверт с сибирской язвой? — Лайла наклонилась вперёд, упираясь ладонями в простыню, и кивнула на бумажку в руке Лесли. — Звони уже.       Лесли закусил губу, внимательно прислушиваясь к импульсу боли, который подал мозг, едва острый край зуба вскрыл кожу, пуская кровь. Это было куда сложнее, чем казалось изначально. Тело тяжело опустилось на койку, и Лесли прикрыл лоб тыльной стороной ладони, тупо глядя в потолок.       — Не уверен, что это реально нужно.       — Тааак... Ну приехали, — волосы Лайлы взлетели яркой волной, и девушка деловито зачесала их назад, поправляя на груди блузку. — Добро пожаловать к доктору Брайс на сеанс терапии для буйнопомешанных, пациент Нолан, сеанс триста пятнадцать. Лес, ты дурак совсем, что ли? Ты же хочешь его, тебе это нужно!       — Да мало ли что мне нужно? Не обо мне речь. Твою мать... — одним рывком Лесли подорвался на кровати и оказался лицом к лицу с Лайлой, смотревшей на него с каким-то откровенным сочувствием. — И я не хочу его, я... Блять, я сам не знаю, что это, но сейчас не о том речь. Я подставил его. Сильно. И мне тошно от мысли, что он винит меня.       Лайла протянула руку и накрыла ладонь Лесли своей.       — Так тем более звони. Лес, — глаза девушки будто видели насквозь, прожигая дыру в самое сердце. — Вдруг ему это тоже нужно?       Пальцы вспотели, отдавая часть тепла несчастному листку с номером, скоро цифры на нём поплывёт и станут неразборчивыми. Лесли протянул руку и взял с тумбы у кровати свой новый телефон. Старый так удобно ложился в ладонь, так верно служил. Сейчас с ним было бы проще, намного проще.       Лайла, тяжело вздохнув, поднялась на ноги и потянулась к сумке, вынимая из неё кошелёк.       — Пойду-ка я пока до кофейного автомата прогуляюсь, — допив до конца энергетик, Лайла бросила пустую банку в урну и, дойдя до двери, обернулась к Лесли. — Звони давай.       Бывает такое, что надо набрать номер телефона, но от страха и нервов сводит пальцы. Лесли ждал подобного, когда в одной руке у него оказался телефон, а в другой — развёрнутая записка с номером. Но нет, ничего такого. Оказалось, в момент, когда всё, что ты можешь — это беспрепятственно совершить то, что хочешь, разум погружается в состояние, близкое к нирване. На ринге также. Есть ты, есть твой противник, и ты идёшь и укладываешь его в нокаут. Или он тебя. Но ни сомнений, ни страха в эту секунду не возникает. Вот и теперь Лесли твёрдой рукой набрал номер, чувствуя, как замедляется сердцебиение. Всё правильно.       — Да, — одно короткое слово на том конце связи, и внутри всё перевернулось, так что Лесли крепче вцепился в трубку и закрыл глаза. Всё, выпад сделан, отступать некуда.       — Джон... Привет, это я. Лесли.       Потребовалось до хрена сил, чтобы удержаться и не бросить трубку немедленно, не дожидаясь ответа. Лесли сжал челюсть, вслушиваясь в дыхание, шуршащее в динамике. Джон медлил с ответом, и за эти двенадцать секунд Лесли успел представить все те далёкие направления, куда его сейчас пошлют пешком и налегке.       — Ты ещё в больнице? Как оно? — на секунду Лесли почудилось, что голос Джона дрогнул, но это наверняка бред. Всё дело в том, что последнее, что можно было ожидать — это спокойный вопрос о здоровье. В горле вдруг стало очень сухо, и Лесли откашлялся. От положения сидя с прямой спиной быстро свело шею, но на это внимания уже не хватило.       — Я в порядке. Уже. Меня выписывают в понедельник. Отец заберёт, он сказал, ты больше у нас не работаешь, — Лесли сам не заметил, как ускорилась речь, на язык просились какие-то ненужные отвлечённые фразы, и пришлось резко затормозить, чтобы произнести, наконец, то, что нужно. — Джон, прости меня. Я очень виноват... Нет, я знаю, от слов ни хрена не легче, и своим "прости" я ничего не исправлю, но... Бля, я клянусь, я не хотел тебя подставлять! Не знаю, чем я думал. Мне очень жаль, правда!       И с каждым произнесённым словом всё сильнее закипала злость на себя, потому что ни одно дурацкое извинение не могло толком выразить всё, что хотелось сказать. Лесли замолчал, чувствуя, что в сознании тупо растёт вакуум, в который засасывает все его мысли. Нет, блин, всё не то. Всё ты не то говоришь.       Трубка в руке Лесли медленно и тяжело выдохнула, как будто Джон всё это время ждал, задержав дыхание.       — Расслабься. Могло быть намного хуже, однозначно. А так спасибо твоему отцу, что дал возможность тихо уйти.       Лесли напрягся.       — В каком смысле "тихо уйти"?       — Ну в прямом. Я типа сам увольняюсь, мне срок две недели с сохранением зарплаты, чтобы новую работу найти. Но я не стал ждать, ушёл сразу. Работы навалом, не пропаду. А Фишер без претензий, так что... Всё зашибись.       В трубке послышался смешок, но оттенок у него был настолько горький, что Лесли зажмурился. Чувство вины и волна тёплой тоскующей ласки наполнили его до самых кончиков пальцев, а губы онемели. Оставалось лишь хвататься за трубку и слушать. Джон снова вздохнул и заговорил чуть слышно, хрипло.       — Чувак, ты меня пиздец как напугал. Не знаю, что за хрень у тебя произошла, но не надо. Не стоит оно того.       Лесли вцепился зубами в свой кулак, чтобы не застонать. Господи, это было настолько невыносимо, что в глазах потемнело. И почему?! Почему так?! Что за жесть такая творится и как это всё объяснить Джону? Или не нужно объяснять...       Трубка кашлянула.       — Короче, мне тут идти уже надо. Я рад был тебя слышать. Держись там, чувак.       Лесли заторможенно угукнул в трубку, глядя прямо перед собой и ничего не видя.       — Спасибо, Джон.       — Бывай, — и звук в динамике исчез.       Лесли посмотрел на экран, где значился завершённый вызов, и чувствовал себя опустошённым. А ещё полным кретином. И что это было? Что ты сказал, что объяснил? Да ничего, промямлил что-то, как школьник в кабинете директора. Ещё бы сказал "я так больше не буду". Идиот.       Дверь в палату приоткрылась, и показалась голова Лайлы.       — Ты что, ещё не звонил?!       — Нет, я уже всё, — Лесли положил телефон на тумбу и уткнулся лицом в ладони. — Пиздец, какой я кретин...       — Ну бываешь иногда, да. Слушай, кофе — говно. Кофейная пыль и сахар, бррр, мерзость. Зато какао ничего, хочешь? — Лайла снова уселась в ногах Лесли и протянула ему коричневый пластиковый стаканчик, от которого пахло химическим шоколадом.       Лесли равнодушно посмотрел на напиток. От разговора с Джоном стало ещё дерьмовей, возникла масса вопросов, в первую очередь к себе. Да и к нему тоже. И мозг, не привыкший бездействовать, начал искать выход.       — Мне надо с ним поговорить.       Лайла замерла с поднесённым к губам какао.       — Ну звони ещё.       — Нет, — Лесли откинулся на подушку и, сложив ладони как для молитвы, провёл пальцами себе по горлу от ключицы к подбородку. — Это должна быть личная встреча.       Лайла помолчала, ожидая продолжения, которого не последовало, и пожала плечами.       — И? В чём проблема? Выпишут тебя, так и езжай.       Лесли покосился на подругу, продолжая скрести пальцами подбородок.       — Есть проблема. Я не знаю адреса. И в отличие от телефона его так легко не добыть.       — Легко! Нет, он говорит, легко! — Лайла фыркнула. — Ни черта это было нелегко, между прочим! Ну ладно... Если нет возможности узнать у посредников, спроси у первоисточника.       Девушка кивнула, поймав вопросительный взгляд Лесли.       — Вот-вот. Позвони Джону и спроси.       — Обалдела? Под каким видом я это спрошу, с чего вдруг?!       — Блин, цветы ему отправить хочешь, бухла в подарок! Я не знаю свидание назначь у него на кухне! Господи, Лесли. Ты можешь хоть обораться, что не хочешь его, но ведёшь ты себя сейчас как натуральная девочка-подросток. Нет, это невозможно.       Лайла резким движением выдернула из складок одеяла записку с номером, а другой рукой схватил из сумки свой телефон.       — Если все боксёры такие трусы, то ваш спорт сильно переоценивают, вот что я думаю, — палец с алым маникюром набрал на экране номер, и Лайла поднесла телефон к уху. — Что бы ты делал без меня, вообще не пони... Алло, добрый день, мистер Брукс? Это Шелли Олберт, помощница мистера Нолана. Да, здравствуйте. Дело в том, что в машине мистера Нолана остались ваши вещи, мне велено отправить их вам доставкой. А Синтия, секретарь, уехала на Рождество, и я не смогла узнать у неё ваш адрес. Вы мне не поможете? Вещи? Эээ, ну... Я не знаю, мне просто передали запечатанную коробку, я в неё не заглядывала.       Лесли, открыв рот, смотрел на Лайлу, которая вышагивала вдоль его койки, на ходу выдумывая всю эту дребедень и морщась от сосредоточенности. Внезапно она замерла.       — Да! Да, записываю. Ричмонд-роуд, тридцать один. Запиши, — последнее слово она прошептала одними губами, глядя на Лесли до жути округлившимися глазами и ткнула пальцем в свою сумку. — Да, Ричмонд-роуд, тридцать один, квартира 17-к.       Лесли, продолжая охреневать от происходящего, зарылся в сумку Лайлы, даже не понимая, что ищет, но когда его пальцы нащупали ручку, всё прояснилось. Краем мозг думая, почему нельзя было тупо записать адрес в свой телефон, он нацарапал его с обратной стороны записки, где был написан номер.       — Записала. Спасибо, мистер Брукс, всего вам доброго и с Рождеством! — Лайла сбросила звонок и с победным "есть" кинула телефон назад в сумку, изображая бросок баскетболиста. — Ну? И кто снова молодец?       — Ты сумасшедшая, — Лесли с откровенным восхищением посмотрел на подругу, а затем протянул руку и, поймав ладонь Лайлы в свою, прижался к ней губами. — Знаешь, будь я умнее, я бы сказал "выходи за меня".       Лайла со смехом обняла Лесли за шею и чмокнула в самую макушку.       — Ну, дорогой, я, конечно, очень тебя люблю... Но нет, — и, сделав изящный поворот вокруг себя, Лайла опустилась на койку с видом королевы. — Этим геморроем пусть твой Джонни-бой занимается.       Лесли и забыл, какого это, когда слезы выступают от смеха. И это невероятное ощущение, мать его.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Укажите сильные и слабые стороны работы
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык:
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты